О мире, что отделен от войны тонкой линией

24 Мая 2018

Сегодня Минск снова стал площадкой для обсуждения больших проблем большой безопасности. В белорусской столице на форум "Минский диалог" собрались сотни экспертов из почти полусотни стран. И цель у них - найти пути к диалогу куда более глобальному, научиться находить взаимопонимание и компромисс. Но перед тем как рассказать, как прошел день на дискуссионной площадке, слово о мире, про который говорят в нашем городе.

За последние полвека на политической карте планеты произошли глобальные изменения. И со времен Хельсинских соглашений, определявших в прошлом правила сосуществования стран и систем, добавились новые вызовы. В условиях, когда все красные линии минувшего пройдены, в эпоху высоких технологий и безграничных угроз: террора, лживых новостей, киберпреступности, наркотрафика, экономических войн, - в эпоху бесконтрольной и не признающей никаких границ миграции нашему миру нужны новые гарантии для каждой человеческой жизни. О таком мире, что отделен от войны порой одной тонкой линией, - политический обозреватель Глеб Лавров.

Афганистан. Почти 40 лет непрерывной и открытой войны всех со всеми. Около двух десятков вовлеченных напрямую стран только в нынешней ее фазе. И лишь за прошедший год в официальных списках жертв 3438 погибших. Мужчин, женщин, стариков и 861 ребенок. Под красной линией.

Сирия. Всего-то 7 лет в основном гражданской войны. Правда, уже дольше, чем вся Вторая мировая. С десяток напрямую вовлеченных и гораздо больше скрыто участвующих государств по обе стороны. И лишь за прошедший год в списках жертв около 39 000 погибших. Мужчин, женщин, стариков и более 2 000 чьих-то детей. Все вычеркнуты красной линией.

Ирак. 15 лет иностранной агрессии, а потом гражданской войны, а потом войны с террористами. И постоянных бомбардировок. И то ли сотни, то ли тысячи, то ли десятки тысяч погибших только в прошлом году от бомб, пуль, голода, нехватки воды и медикаментов - и мужчин, и женщин, и стариков, и детей, и детей, и детей…. И все там давно уже одна сплошная красная...

И Йемен. Это красная линия. И Филиппины. Это красная линия. И далекая Мексика. И Египет. И Турция, да-да, Турция. И древняя Ливия. И самый молодой Южный Судан. И библейская Эфиопия. И самая населенная в Африке Нигерия, и не такие людные, к тому же еще обезлюдевшие Сомали и Эритрея. И взрывы, и выстрелы, и сожжения, и изнасилования, и похищения, и рабство, и убийство рабов. Это красные линии. Отблески.

И яркой вспышкой совсем рядом. Украина. Красная линия. Куда уж краснее.

И Швеция. 200 с чем-то лет без войны. А на той неделе почти 5 миллионов книг "А если война?". По книге в каждый аккуратный и уютный, недешевый, зачастую умный и в массе экологичный шведский дом. Потому что Швеция и еще треть мира прямо в эту самую секунду хоть где-нибудь хоть в какой-нибудь открытой войне. Некоторые все еще называют это балансом сил и подводят его, норовят подвести. Под красной линией.

И за этой линией, проведенной в эту самую минуту по контурной карте всего человечества, по контуру каждого человека, человеческой кровью если не я и не ты, то точно он. Кто-то нам близкий. Ближе некуда. Просто потому что… третьим будет. Представляешь, только поэтому.

Впрочем, для полутонов наш глобальный мир мал. В черно-белом остатке сегодня никто в нем не за кроваво-красной линией. Все те, кто еще не там, даже мы, даже ты, лишь самую чуточку перед… красной линией. Рядом с ней.

И осознание этого должно пройти красной нитью в новом диалоге о мире. Потому иного выбора ни у кого в мире нет. Или ты разговариваешь сегодня со всеми, или больше никогда и ни с кем. Раньше было: мыслю, следовательно, существую. Теперь еще: говорю, следовательно, живу. Об этом думают уже многие, об этом говорю я, Глеб Лавров, Агентство теленовостей. Это монолог. О жизненной важности диалога.


Сейчас читают

Рекомендуем

Предложи новость


*2+3 =


(Максимум символов: 3000)
Осталось символов

[ Добавить еще ]
*2+3 =