Новости
Новости экономики

Европейская комиссия запретила поставки белорусских семян лесных деревьев и саженцев

Новогодние праздники закончились, а елки остались. Вернее,  вопросы по экспорту ее семян. Швеция заинтересована в импорте такого товара, а мы, как оказывается, не заинтересованы его продавать.  С 1 января этого года европейская комиссия запретила поставки белорусских семян лесных деревьев и саженцев на свою территорию, так как с нашей стороны нет нужных сертификатов качества и других документов.  Хотя требования были названы несколько лет назад, а воз и ныне там. Ранее шведские компании самостоятельно готовили все документы. Складывается впечатление, что нашим лесхозам это нужно меньше всего. При этом скандинавская страна импортирует белорусские семена ели почти 60 лет. Треть лесов Швеции имеет белорусские корни. Поэтому тревоги вполне оправданы. Особенно если учесть, что Швеция один из крупнейших переработчиков древесины в мире. Взойдет ли новый белорусский лес в скандинавской стране, ждут ли его в ЕС и на каких условиях? Свое расследование провела Ксения Лебедева. В Швеции растут крупнейшие в Европе запасы леса, а это 1 % от мировых. Только промышленная его часть  - это 23 миллиона гектаров. Шведы свое достояние берегут, приумножают и знают, как на этом зарабатывать. Ко всему можно добавить, что это крупнейший переработчик древесины в мире - дерево, выращенное здесь, обладает высоким качеством.  Вырубка леса, штормы (на севере Европы они привычные гости)  - все это требует регулярно и в больших объемах высаживать молодые деревья.  Хвойные деревья в Швеции занимают 80 % от всего леса При этом ежегодно там вырубают 90 миллионов кубометров. Чтобы сохранить свой лес, шведы закупают семена здесь, в Глубокском районе Витебской области. Говорят, очень высокая схожесть по климату. Такая же непредсказуемая погода: 5 минут назад светило солнце, а вот сейчас метель. Впервые белорусскую семечку в свою землю шведы бросили 60 лет назад. Именно столько растет полноценная елка. В результате деревья проявили себя лучше отечественных. А главное - наши семена всходят поздней весной, в отличие от шведских,  значит,  можно не бояться, что ростки погибнут от мороза.  Из 500 килограммов шишек получают всего 1 % семян. Стандартный пакет - 5 килограммов. Глубокский опытный лесхоз  - крупнейший экспортер будущего для шведского леса из Беларуси. Здесь плоды собирают, перерабатывают и хранят в холодильнике.  Перерабатывают не только свое, но и шишки еще 20 предприятий республики - от оборудования зависит качество семян, здесь оно лучшее. Неурожайные годы и восстановление своих участков Если в 2015 году в скандинавскую страну могли продать 700 килограммов семян, в прошлом - всего 250. Причин для такого сокращения экспорта несколько - неурожайные годы и восстановление своих участков. Пять лет назад наш лес в прямом смысле подкосили буреломы, с 2017 по 2019 - короед. В прошлом году план по восстановлению нашего леса вырос на 10 тысяч гектаров и достиг 40. Кроме того, ежегодно мы должны  высаживать не менее 24 тысяч лесных культур. В этом году лес увеличат на 35 тысяч деревьев В Министерстве лесного хозяйства уверены, что в нашем лесу все под контролем, так как в первую очередь занимаемся сбором и заготовкой семян для собственных нужд. И только остатки реализуем на экспорт. Сколько в 5 килограммах семечек? Александр Сыропятко, главный лесничий Глубокского опытного лесхоза: "Если исходить из того, что 1000 семечек весит порядка 6 граммов, то в 5 кило 800 тысяч семечек".  Сколько вы на этом зарабатываете?  Александр Сыропятко, главный лесничий Глубокского опытного лесхоза: "Это коммерческая тайна. Мы давно очень работаем со шведами,  не хотелось бы разглашать конкретную стоимость семян".  Мы все же узнали о финансовой составляющей вопроса. Но расскажем об этом позже…   Бизнесмен из Швеции рассказал, что в 90-х годах прошлого века привозил в страну до 2 тонн белорусских семян ели, так как не хватало качественного генетического материала этой породы. Импорт в прошлом году  составил всего 200 кило. А с января текущего года он вообще остановлен. Генри Юнг даже прислал видеообращение в адрес нашего канала. Надежда на продление контрактов у него все же остается. Хенри Юнг, руководитель лесозаготовительной компании: "Ваши деревья растут гораздо лучше. Это для нас основные причины покупать ваши семена. Но сейчас у нас есть проблема. Швеция входит в ЕС. Европейская комиссия приняла решение, что с 1 января 2020 мы не имеем права импортировать из Беларуси  семена лесных деревьев и сами деревья, как и любая другая страна ЕС. Тем не менее, я надеюсь, что мы решим эту проблему вместе с вами. А после этого мы сможем продолжать вместе вести дела, так как мы это делали на протяжении 60 лет". В общем объеме импорта семян ели и саженцев доля белорусских составляет 60 % Конкуренцию нам сегодня может составить Прибалтика и Польша. По мнению Хенри, если мы хотим остаться в этом бизнесе, нужно подготовить необходимые документы и присоединиться к международным сельскохозяйственным кодам и схемам. И даже помощь свою предложил. Из-за климатического районирования наши семена подходят не всем, объясняет первый замминистра лесного хозяйства. Поэтому генетический материал ели покупает исключительно Швеция. Сколько в принципе Швеция закупает? Это большие объемы? Валентин Шатравко, первый замминистра лесного хозяйства Беларуси: "За последние 5 лет Швеция закупила порядка 2,5 тонны семян ели. Поскольку планировался запрет на семена с 2020 года, шведы закупились заранее - в прошлом году купили 700 килограммов. Что за запрет?  Запрет был с 2008 года, но для некоторых видов белорусской продукции разрешение продлили сначала до 2014, а затем по 2019 год.  Правели первые переговоры с ОЭСР, чтобы изучить возможность сертификации нашей схемы оборота семян в рамках ОЭСР. Это является первым шагом".  Едем на Двинскую экспериментальную базу Института леса.  Виктор Владимирович, расскажите, ради чего мы проехали 50 километров от Глубокого? Виктор Пискунович, главный лесничий Двинской экспериментальной лесной базы Института леса НАН Беларуси:  "Мы проехали ради того, чтобы посмотреть на объект,  единственный в Беларуси - это генетический банк ели европейской. Здесь находятся элитные деревья  из всех уголков Беларуси,  собранные из всех лесхозов, которые выращивались из саженцев,  начиная с 1984 года".  - Я обратила внимание, что здесь ели растут ровными рядами, чего не встретишь в обычном лесу. Для чего это?  Виктор Пискунович, главный лесничий Двинской экспериментальной лесной базы Института леса НАН Беларуси:  "Здесь происходят исследования, закладываются различные пробы, отбираются образцы, собираются черенки для выращивания плантаций второго поколения,  чтобы из этих елей уже вырастить привитый посадочный материал для создания семенных плантаций в лесхозах. Здесь мы собираем также и семена. Так как они с улучшенными наследственными качествами,  мы их используем для посева в своем хозяйстве. Излишки продаем лесхозам".  Семена тоже экспортируют, но не экспериментальные, а с обычных плантаций. Некоторые секреты мы все же узнали. Минутка занимательной арифметики:  Один килограмм белорусских еловых семян несколько лет назад стоил 200 евро. Т.е. за такой пакет шведы платили тысячу. При этом саженец в Евросоюзе стоил 65 евроцентов. Вспомним, что в 5 килограммах 800 тысяч семечек, а это потенциальные деревья, ведь лабораторная всхожесть 96 %. Саженцы, безусловно,  продавать выгоднее. Ведь пакет с условными елками можно продать за более чем 500 тысяч евро.  Сейчас активно развиваем выращивание посадочного материала с закрытой корневой системой. В Глубокском районе для этого есть 7 теплиц по 900 квадратов. Пока они пустые, но уже в апреле  все зазеленеет. Наши елки растут в Швеции лучше, чем местные. И наши селекционеры могут этим гордиться. Дмитрий Мирончик, Чрезвычайный и Полномочный Посол Беларуси в Швеции: "Я вельмі ўдзячны нашым леснікам. Вельмі прыемна ехаць праз шведскі лес і думаць, што ён мае беларускія карані. Беларусь і Швецыя -  паўночныя краіны,  багатыя на лясы. І гэта адбіваецца на нашых эканамічных адносінах. Дастаткова адзначыць, што прадукцыя дрэваперапрацоўкі і апрацоўкі  - гэта каля 30 % беларускага экспарту ў Швецыю".  Беларусь не готова тратить время и деньги на европейские сертификаты Кстати, добавленная стоимость  может быть одной из причин, почему пока экспорт семян ели мы не готовы увеличивать, а вместе с тем и тратить время и деньги на европейские сертификаты. Ведь год-два и они взойдут здесь, а продадут их по цене более привлекательной, но пока об этом говорить рано. Ведь для начала нужно отработать все технологические элементы и вырастить качественный посадочный материал, который соответствует самым высоким требованиям. От этого зависит и репутация хозяйств, поэтому с оценкой не торопятся. Но вот с документами в ЕС, наверно, лучше поторопиться, если план для развития есть. Ведь бюрократические процессы часто длятся дольше, чем вырастают деревья. 
26 Января 2020
Новогодние праздники закончились, а елки остались. Вернее,  вопросы по экспорту ее семян. Швеция заинтересована в импорте такого товара, а мы, как оказывается, не заинтересованы его продавать. 

С 1 января этого года европейская комиссия запретила поставки белорусских семян лесных деревьев и саженцев на свою территорию, так как с нашей стороны нет нужных сертификатов качества и других документов. 

Хотя требования были названы несколько лет назад, а воз и ныне там. Ранее шведские компании самостоятельно готовили все документы. Складывается впечатление, что нашим лесхозам это нужно меньше всего.

При этом скандинавская страна импортирует белорусские семена ели почти 60 лет. Треть лесов Швеции имеет белорусские корни. Поэтому тревоги вполне оправданы. Особенно если учесть, что Швеция один из крупнейших переработчиков древесины в мире.

Взойдет ли новый белорусский лес в скандинавской стране, ждут ли его в ЕС и на каких условиях? Свое расследование провела Ксения Лебедева.

В Швеции растут крупнейшие в Европе запасы леса, а это 1 % от мировых. Только промышленная его часть  - это 23 миллиона гектаров. Шведы свое достояние берегут, приумножают и знают, как на этом зарабатывать. Ко всему можно добавить, что это крупнейший переработчик древесины в мире - дерево, выращенное здесь, обладает высоким качеством. 

Вырубка леса, штормы (на севере Европы они привычные гости)  - все это требует регулярно и в больших объемах высаживать молодые деревья. 

Хвойные деревья в Швеции занимают 80 % от всего леса

При этом ежегодно там вырубают 90 миллионов кубометров. Чтобы сохранить свой лес, шведы закупают семена здесь, в Глубокском районе Витебской области. Говорят, очень высокая схожесть по климату. Такая же непредсказуемая погода: 5 минут назад светило солнце, а вот сейчас метель.

 Европейская комиссия запретила поставки белорусских семян лесных деревьев и саженцев

Впервые белорусскую семечку в свою землю шведы бросили 60 лет назад. Именно столько растет полноценная елка. В результате деревья проявили себя лучше отечественных. А главное - наши семена всходят поздней весной, в отличие от шведских,  значит,  можно не бояться, что ростки погибнут от мороза. 

Из 500 килограммов шишек получают всего 1 % семян. Стандартный пакет - 5 килограммов. Глубокский опытный лесхоз  - крупнейший экспортер будущего для шведского леса из Беларуси. Здесь плоды собирают, перерабатывают и хранят в холодильнике.  Перерабатывают не только свое, но и шишки еще 20 предприятий республики - от оборудования зависит качество семян, здесь оно лучшее.

Неурожайные годы и восстановление своих участков

Если в 2015 году в скандинавскую страну могли продать 700 килограммов семян, в прошлом - всего 250. Причин для такого сокращения экспорта несколько - неурожайные годы и восстановление своих участков. Пять лет назад наш лес в прямом смысле подкосили буреломы, с 2017 по 2019 - короед. В прошлом году план по восстановлению нашего леса вырос на 10 тысяч гектаров и достиг 40. Кроме того, ежегодно мы должны  высаживать не менее 24 тысяч лесных культур.

В этом году лес увеличат на 35 тысяч деревьев

В Министерстве лесного хозяйства уверены, что в нашем лесу все под контролем, так как в первую очередь занимаемся сбором и заготовкой семян для собственных нужд. И только остатки реализуем на экспорт.

Сколько в 5 килограммах семечек?

Александр Сыропятко, главный лесничий Глубокского опытного лесхоза: "Если исходить из того, что 1000 семечек весит порядка 6 граммов, то в 5 кило 800 тысяч семечек". 

Сколько вы на этом зарабатываете? 

Александр Сыропятко, главный лесничий Глубокского опытного лесхоза: "Это коммерческая тайна. Мы давно очень работаем со шведами,  не хотелось бы разглашать конкретную стоимость семян". 

Мы все же узнали о финансовой составляющей вопроса. Но расскажем об этом позже…  

Бизнесмен из Швеции рассказал, что в 90-х годах прошлого века привозил в страну до 2 тонн белорусских семян ели, так как не хватало качественного генетического материала этой породы. Импорт в прошлом году  составил всего 200 кило. А с января текущего года он вообще остановлен. Генри Юнг даже прислал видеообращение в адрес нашего канала. Надежда на продление контрактов у него все же остается.

Хенри Юнг, руководитель лесозаготовительной компании: "Ваши деревья растут гораздо лучше. Это для нас основные причины покупать ваши семена. Но сейчас у нас есть проблема. Швеция входит в ЕС. Европейская комиссия приняла решение, что с 1 января 2020 мы не имеем права импортировать из Беларуси  семена лесных деревьев и сами деревья, как и любая другая страна ЕС. Тем не менее, я надеюсь, что мы решим эту проблему вместе с вами. А после этого мы сможем продолжать вместе вести дела, так как мы это делали на протяжении 60 лет".

В общем объеме импорта семян ели и саженцев доля белорусских составляет 60 %

Конкуренцию нам сегодня может составить Прибалтика и Польша. По мнению Хенри, если мы хотим остаться в этом бизнесе, нужно подготовить необходимые документы и присоединиться к международным сельскохозяйственным кодам и схемам. И даже помощь свою предложил.

Из-за климатического районирования наши семена подходят не всем, объясняет первый замминистра лесного хозяйства. Поэтому генетический материал ели покупает исключительно Швеция.

Сколько в принципе Швеция закупает? Это большие объемы?

Валентин Шатравко, первый замминистра лесного хозяйства Беларуси: "За последние 5 лет Швеция закупила порядка 2,5 тонны семян ели. Поскольку планировался запрет на семена с 2020 года, шведы закупились заранее - в прошлом году купили 700 килограммов. Что за запрет?  Запрет был с 2008 года, но для некоторых видов белорусской продукции разрешение продлили сначала до 2014, а затем по 2019 год.  Правели первые переговоры с ОЭСР, чтобы изучить возможность сертификации нашей схемы оборота семян в рамках ОЭСР. Это является первым шагом". 

Едем на Двинскую экспериментальную базу Института леса. 

Виктор Владимирович, расскажите, ради чего мы проехали 50 километров от Глубокого?

Виктор Пискунович, главный лесничий Двинской экспериментальной лесной базы Института леса НАН Беларуси:  "Мы проехали ради того, чтобы посмотреть на объект,  единственный в Беларуси - это генетический банк ели европейской. Здесь находятся элитные деревья  из всех уголков Беларуси,  собранные из всех лесхозов, которые выращивались из саженцев,  начиная с 1984 года". 

- Я обратила внимание, что здесь ели растут ровными рядами, чего не встретишь в обычном лесу. Для чего это? 

Виктор Пискунович, главный лесничий Двинской экспериментальной лесной базы Института леса НАН Беларуси:  "Здесь происходят исследования, закладываются различные пробы, отбираются образцы, собираются черенки для выращивания плантаций второго поколения,  чтобы из этих елей уже вырастить привитый посадочный материал для создания семенных плантаций в лесхозах. Здесь мы собираем также и семена. Так как они с улучшенными наследственными качествами,  мы их используем для посева в своем хозяйстве. Излишки продаем лесхозам". 

Семена тоже экспортируют, но не экспериментальные, а с обычных плантаций.

Некоторые секреты мы все же узнали.

Минутка занимательной арифметики: 

Один килограмм белорусских еловых семян несколько лет назад стоил 200 евро. Т.е. за такой пакет шведы платили тысячу. При этом саженец в Евросоюзе стоил 65 евроцентов. Вспомним, что в 5 килограммах 800 тысяч семечек, а это потенциальные деревья, ведь лабораторная всхожесть 96 %. Саженцы, безусловно,  продавать выгоднее. Ведь пакет с условными елками можно продать за более чем 500 тысяч евро. 

Сейчас активно развиваем выращивание посадочного материала с закрытой корневой системой. В Глубокском районе для этого есть 7 теплиц по 900 квадратов. Пока они пустые, но уже в апреле  все зазеленеет.

Наши елки растут в Швеции лучше, чем местные. И наши селекционеры могут этим гордиться.

Дмитрий Мирончик, Чрезвычайный и Полномочный Посол Беларуси в Швеции: "Я вельмі ўдзячны нашым леснікам. Вельмі прыемна ехаць праз шведскі лес і думаць, што ён мае беларускія карані. Беларусь і Швецыя -  паўночныя краіны,  багатыя на лясы. І гэта адбіваецца на нашых эканамічных адносінах. Дастаткова адзначыць, што прадукцыя дрэваперапрацоўкі і апрацоўкі  - гэта каля 30 % беларускага экспарту ў Швецыю". 

Беларусь не готова тратить время и деньги на европейские сертификаты

Кстати, добавленная стоимость  может быть одной из причин, почему пока экспорт семян ели мы не готовы увеличивать, а вместе с тем и тратить время и деньги на европейские сертификаты. Ведь год-два и они взойдут здесь, а продадут их по цене более привлекательной, но пока об этом говорить рано. Ведь для начала нужно отработать все технологические элементы и вырастить качественный посадочный материал, который соответствует самым высоким требованиям. От этого зависит и репутация хозяйств, поэтому с оценкой не торопятся. Но вот с документами в ЕС, наверно, лучше поторопиться, если план для развития есть. Ведь бюрократические процессы часто длятся дольше, чем вырастают деревья. 

Подписывайтесь на наш канал в "Яндекс.Дзен", чтобы быть в курсе последних событий в Беларуси и мире

Загрузка...

Предложи новость


*2+3 =


(Максимум символов: 3000)
Осталось символов

[ Добавить еще ]
*2+3 =