Александр Федотович, здравствуйте!  Я ИП и более шести лет торгую одеждой белорусских производителей (на экспорт в частности). Бизнес белый. Не могу сказать, что живу на широкую ногу, но не жалуюсь. Интересует ваше мнение: стоило ли властям продлевать срок распродажи несертифицированного товара до 1 января 16 года? К чему эти уступки, ведь не наешься – не налижешься. А ипэшникам как я еще пол-года выживать в условиях неравной конкуренции, т.к. сами понимаете, в отпускную цену продукции закладываются все расходы, а они всегда выше, чем у серых продавцов.

Александр Федотович, здравствуйте!  Я ИП и более шести лет торгую одеждой белорусских производителей (на экспорт в частности). Бизнес белый. Не могу сказать, что живу на широкую ногу, но не жалуюсь. Интересует ваше мнение: стоило ли властям продлевать срок распродажи несертифицированного товара до 1 января 16 года? К чему эти уступки, ведь не наешься – не налижешься. А ипэшникам как я еще пол-года выживать в условиях неравной конкуренции, т.к. сами понимаете, в отпускную цену продукции закладываются все расходы, а они всегда выше, чем у серых продавцов.

По этому поводу была очень большая дискуссия. Проводился анализ и опрос. Дело в том, что  на момент установления срока до  1 марта, товарные запасы были  двухлетние. Так и получилось, когда подошли к этому сроку, реально проводили проверку на совершенно легальных оборотах по обуви. Все накопленные запасы составили достаточно большую величину. Поэтому и было принято компромиссное решение. Необходимо предоставить предпринимателям возможность реализовать остатки, высвободить капитал. С другой стороны - 30 тысяч рабочих мест - это тоже для нашей страны немало. К тому же принятое решение не такое уж и льготное. Поднимается ставка НДС с 1 июля, потом с октября, и чисто экономически к концу года индивидуальных предпринимателей останется совсем немного. По нашим оценкам, до 15 тысяч может перейти или в другие сферы или вообще прекратить свою деятельность. Что тоже имеет социальный аспект. 

Компромиссное решение было нужно, чтобы избежать серьезных социальных последствий. Тогда, когда подписывался Указ №222, под него попадало 61,5 тысячи человек, сейчас около 30 тысяч.  

 
Смотреть все выпуски

Архив online