"Только драйв и дозволенное хулиганство"

05.03.2016

"Сельская газета"

4 марта одной из самых популярных программ Первого Национального канала Белорусского радио "Радиофакт" исполнилось 25 лет.

"Доброе утро, уважаемые слушатели. С вами программа "Радиофакт". Сегодня в реку Свислочь запустили рыбу…" - так одним ранним утром началась передача на Белорусском радио. Уже через считаные часы после трансляции всю набережную буквально заполонили рыбаки. "Если "Радиофакт" сказал, значит, без улова не уйдем", - рассудили они. И все бы ничего, если бы то утро не выпало на первое апреля, день, когда радиофактовцы могли с чистой совестью позволить себе пошутить. Все остальное время - только правдивая информация и проверенные факты. Ведь программе доверяли и доверяют, как самой высокой инстанции.

Вместе с первыми ее ведущими, голоса которых узнают до сих пор, "Телерадионеделя" вспомнила, с чего начинался "Радиофакт", почему слушатели поженили ведущих Шевко и Швайко, как в прямом эфире уборщица решила вымыть пол, а молодой журналист на всю страну выдал: "Где кнопка?"

Понедельник, 4 марта 1991 года. В половине шестого утра ныне обозреватель "Сельской газеты", а тогда ведущий первого выпуска "Радиофакта" Александр Шевко стоял на остановке и ждал трамвай: "Сел почти в пустой вагон, а в висках так и стучит: что первым делом скажу радиослушателям? Потом вспомнил, что еще вчера записал на бумаге: "Всем доброе утро…" Так легко и непринужденно стартовала на Белорусском радио совершенно новая программа, лихо сломавшей стереотип о том, что в эфире должен говорить только профессиональный диктор, а выпуски непременно выходят в записи.

Пятерка молодых и амбициозных журналистов - Александр Шевко, Елена Швайко, Валерий Радуцкий, Александр Титовец и Инна Ясинская - стала напрямую общаться со слушателями. Рассказывали о самых сложных вещах простым, доступным языком, понятным не только искушенному жителю большого города, но и сельчанам. Возможно, такой подход и принес программе небывалую популярность.

- Мы стали первыми журналистами, которые вышли в прямой эфир, - вспоминает первый ведущий "Радиофакта", а ныне главный директор Главной дирекции производства радиопрограмм Белтелерадиокомпании Валерий Радуцкий. - Тогда ведь в стране ничего подобного не было. Нам же хотелось чего-то нового, хотелось уйти от "железобетона", шаблонной работы, когда в эфире все звучит по иерархии - экономика, село, спорт и "о погоде". Хотелось перемен... Поэтому сели, подумали и взяли час эфира.

Трудно представить, как все шестьдесят минут можно заполнить свежими и актуальными новостями… Но за такой правильно выстроенной, логически точной программой стояла колоссальная подготовка. Работа "на завтра" - для "Радиофакта" норма. Новости журналисты готовили под себя. В одной из комнат Дома радио находился телетайп, с помощью которого можно было отслеживать сообщения информагентства ТАСС. Их снимали, отдавали машинистке, а затем ими занимались сами ведущие. Информационный час разбивали на выпуск новостей по 5-6 минут. Ведь слушатель именно столько времени может концентрировать внимание. Эфир разбавляли шутками - часто в выпуске звучали миниатюры Геннадия Хазанова, музыкальные паузы.

- С нами активно сотрудничали известные музыканты, частыми гостями были "Песняры", "Сябры", - вспоминает Валерий Радуцкий. - Они приносили нам все премьерные песни. Позывные "Радиофакта", кстати, записывали в студии "Песняров".

Как думаете, во сколько начинался рабочий день у журналистов "утренней новостной бригады"? В четыре-пять утра! Когда страна еще самые сладкие сны, радиофактовцы уже в офисе Белорусского радио на Красной, 4 изучали сводки информационных агентств и те материалы, которые еще с вечера оставили для эфира коллеги-журналисты.

Александр Шевко до сих пор помнит свой распорядок дня в деталях: "Подъем в пять утра, работать начинали с шести, а задерживаться приходилось и до двенадцати ночи. Старались отыскать побольше "забойных" новостей. Готовили много критических материалов. А чтобы они звучали в более живой форме, приглашали в студию интересных собеседников, с которыми вели разговор в прямом эфире".

А вот Валерий Радуцкий мог позволить себе проснуться чуть позже - повезло, живет недалеко от Дома радио: "Но даже если мы засиживались на работе допоздна, все равно утром отлично себя чувствовали. Потому что был драйв: выходили в прямом эфире, сами нажимали на кнопки, знали, что нас слушают тысячи. И понимали: если что-то пойдет не так, всегда можно выкрутиться. Дозволялось эдакое правильное хулиганство".

А выкручиваться приходилось частенько. То пленка рвалась в самый неподходящий момент, то свет вырубался, то слово перепутаешь. Курьезные моменты были и в работе Александра Шевко: "У нас допускались две-три незначительные ошибки на час прямого эфира. Однако были и смешные моменты: как-то молодой ведущий своевременно не нажал на нужную кнопку и стал искать ее, при этом вслух на всю страну спрашивая: "А где кнопка?"

Идиллию же слушателей и Елены Швайко однажды нарушила нежданная гостья:

- Помню, сижу, начитываю новости, а в дверях студии появляется уборщица, которой именно в этот момент жизненно потребовалось вымыть кабинет, - стала без тени смущения натирать пол, звенеть ведром и стучать шваброй. Я же от смеха себя еле сдерживала. Но пол домыть дала. Затем гостья закрыла дверь и пошла. Подумала, видимо: "Сидит тут кто-то с утра, ну и что?"

Гости в студии всегда были желанными. Без них не обходилась ни одна программа. Министры или общественно-политические деятели, учителя, служащие, рабочие, сельчане - далеко не весь список героев-экспертов "Радиофакта". Елена Швайко вспоминает, что тогда чиновники сами шли на программу, без лишних уговоров: "Во-первых, выступить в эфире было престижно, во-вторых, можно высказать свою точку зрения. "На многих правительственных совещаниях часто ссылались на нашу программу, акцентировали внимание на поднятых нами проблемах. Гостем программы, кстати, был тогда еще депутат Верховного Совета БССР Александр Лукашенко. А однажды драматург Алексей Дударев, который жил напротив, пришел к нам в студию в тапочках - так спешил на эфир".

Обязательной была и обратная связь: в конце программы гость спускался вниз и отвечал на звонки слушателей. "Обращались к нам часто за помощью, - добавляет Елена Николаевна. - Мы и окна стеклили в деревнях, и крыши крыли, устраивали людей в санатории, помогали инвалидам". Позже, когда обращения не всегда удавалось рассмотреть в формате радиовыпуска, пришлось придумать программу "Общественная приемная".

Помимо звонков, на "Радиофакт" приходили целые мешки писем. Некоторые из них адресовали мужу и жене Шевко или Швайко. Откуда появилась такая байка? Все дело в том, что фамилии у обоих ведущих созвучные. В эфире происходило слияние букв, поэтому слушатели и думали, что Александр и Елена - супруги. На самом деле журналистов с похожими фамилиями связывали лишь эфир и крепкая дружба.

За всей легкостью и информационной насыщенностью программы скрывалась напряженная работа - от повышенного адреналина в крови до натертых мозолей от монтажа текстов на бабинах. Над каждой программой, помимо основных ведущих, трудилось более пятисот внештатных авторов. Информацию передавали не только собкоры по областям. Поступали сообщения из Лиды, Мозыря, Пинска и других городов и весей. Готовил радиосюжеты для программы и нынешний директор радио "Сталіца" Олег Михалевич.

- Никогда не забуду первый сюжет, который поручили подготовить. Мне, студенту-второкурснику, нужно было записать… представительницу древнейшей профессии. Понимал, что в "Юбилейку" не попаду. Поэтому нашел собеседницу в одном из общежитий университета. На интервью девушка согласилась, но с условиями: нужно было напоить ее кофе, достать сигареты и договориться, чтобы вахтер пропустила в общежитие на ночь. Сами понимаете, что на то время даже кофе был в страшном дефиците. Но через знакомых договорился, раздобыл напиток, и в итоге интервью состоялось.

- В эфир материал поставили?

- Конечно, помню, много звонков было. Все-таки тема деликатная.

Олег Михалевич припоминает и то, что часто в эфире практиковался диалог между корреспондентами и ведущими программы. Когда первые возвращались из интересных командировок, то тут же, с колес, рассказывали в прямом эфире о том, что удалось узнать. Кстати, сейчас практика таких диалогов снова возвращается в "Радиофакт". Третья смена ведущих, которая стоит у "руля" производства программы, старается ориентироваться на "золотое десятилетие". Максим Угляница, Павел Лазовик, Александр Шустер, Ольга Семашко, Елена Вахромеева умело делятся живой информацией, однако ориентируются на лучшие образцы того времени.

Руководитель творческой группы нынешнего "Радиофакта" Максим Угляница помнит, как сам еще школьником слушал программу: "Знал голоса всех ведущих. Конечно, тогда и подумать не мог, что стану вести программу. Посчитал, уже провел 730 эфиров, это 730 часов!

- Максим, как вы думаете, почему так долго живет "Радиофакт"?

- Во-первых, у людей всегда была жажда к новостям, а во-вторых, так уж сложилось, что слушатели доверяют сказанному в эфире Первого Национального канала Белорусского радио. В этом и есть успех программы.

...НА ЖУРФАКЕ нынешние студенты занимаются по учебнику Валерия Шеина "Радиовещание. Энциклопедический сборник". Одна из глав пособия посвящена программе "Радиофакт" как образцу наивысшего мастерства и профессионализма. Этот факт о "Радиофакте" рассказал Валерий Радуцкий. А потом на прощание признался: "Ну разве мы могли тогда об этом подумать…"

ОТ РЕДАКЦИИ

"Сельская газета" поздравляет коллектив "Радиофакта" с юбилеем и желает творческих успехов!

Татьяна БИЗЮК.