"Потерянный рай" Александра ЖДАНОВИЧА

22.02.2003
"Рэспубліка", 22 лютага 2003 г.


"Мирские" (по паспорту) имя и фамилия сегодняшнего гостя "Р" - Александра Ждановича - вряд ли известны и белорусским детям, и большинству их родителей. И первые, и вторые уверенно называют его Маляванычем - "главным телевизионным папой страны" из "Калыханкі". Правда, некоторые взрослые могли видеть Александра и на сцене Национального академического драматического театра имени М.Горького, где он играет главную роль в спектакле "Калигула".

- Для такой профессии это нормально: сегодня ты должен играть что-то наивное, отчасти легкое, завтра - весьма драматическое, глубокое. Хороший актер всегда пытается оправдать своего героя. Тот же Калигула не так уж прост: нельзя сказать, что он однозначное чудовище с клиническим уклоном. Это мятущийся, даже немного романтичный человек, столкнувшийся с жестокими жизненными обстоятельствами и пересмотревший всю шкалу ценностей не в лучшую для окружающих сторону. Невероятно тяжело было прочувствовать путь героя от юноши, тонко улавливающего ложь, до запутавшегося, очерствевшего душой зрелого мужчины.

- Тем не менее появление Маляваныча в образе Калигулы многих удивило...

- А меня нет! Это же разные вещи: вести детскую передачу и играть сложный драматический спектакль... В "Калыханцы" я уже более шести лет. И, говоря высокопарным языком, считаю, что участие в ней - своеобразная миссия. Маляваныча я ценю не меньше, чем серьезные работы. Конечно, каких-то высоких художественных открытий от этого образа я не жду, но все окупается детской любовью, осознанием того, что уже целое поколение белорусских малышей воспитывается на "Калыханцы". Именно Маляванычу они пишут письма, делятся своими радостями и горестями.

- И, конечно же, узнают на улице...

- Причем не только шестилетки. Как-то я спешил на электричку, жутко опаздывал. И тут по закону "бутерброда" останавливают меня два молоденьких милиционера. "Ваши документы?" И только после того, как они (на полном серьезе) выяснили, что я актер, работаю в театре, "раскололись". Просто хотели узнать: Маляваныч я или нет?
...Я, и правда, про детство очень много думаю. Все люди к чему-то стремятся, у каждого свои ценности. Но есть определенная область в человеческой душе, которая не заполняется ни количеством машин, ни положением, ни признанием, - своеобразный потерянный рай. Это и есть детство. Моя жизнь никогда не была такой наполненной, такой счастливой, как, допустим, тридцать лет назад. Наверное, какую-то долю инфантилизма я пронес через всю жизнь, поэтому работа в "Калыханцы" для меня - закономерность, награда даже.

- Помог ли телевизионный опыт в воспитании сыновей?

- Сложно однозначно ответить. Вообще, считаю, что в этом плане мне не все удалось. Сейчас они оба уже не дети и еще не взрослые. Им, соответственно, 14 и 16 лет. На родителей смотрят свысока, хотя, возможно, это юношеский максимализм, самозащита. Но в любом случае я вспоминаю о некоторых моментах воспитания и думаю, что нужно было сделать все не так. Вообще, первый ребенок появился слишком рано - мне не было и двадцати двух, думаю, как родитель я должен был приобрести гораздо больший жизненный опыт.

- Многие актеры вершиной своей карьеры видят роль Гамлета. А вы?

- Над ним я работал еще на студенческих подмостках, когда была возможность выбирать любые образы. Собственно говоря, и в Калигуле есть что-то от Гамлета. А мечтаю я о просто хороших спектаклях, неоднозначных. Кстати, с удовольствием сыграл бы Хлестакова, Дон-Кихота.

- У знаменитой "Спокойной ночи, малыши!" в основном женское лицо. Валентина Леонтьева и Татьяна Веденеева (милые тетя Валя и тетя Таня), добродушная Аня - дочь Никиты Михалкова, теперь вот Оксана Федорова - бывшая мисс Вселенная... Мужчины - ведущие детских передач - не приживаются на экране.

- На экране еще полбеды. Я считаю, что серьезный минус наших школ - практически поллое отсутствие учителей-мужчин. Хотя с экономической точки зрения понятно: сильный пол не может себе позволить мириться с крайне низкой зарплатой. К педагогам у нас вообще странное отношение, а ведь именно на этой профессии (помимо врача и священника) держится будущее нации. Да что тут рассуждать о том, какими вырастут наши дети, если взрослые в большинстве своем думают только о себе и о том, как прожить сегодня. Вспомним хотя бы наши дворы, превращенные в сплошные автостоянки и сплошь забитые камнем и асфальтом улицы. То же самое делается и на телевидении: ведь на пальцах одной руки можно перечислить все детские передачи. А для взрослых? По большому счету, смотреть (кроме "Культуры") не то что нечего, а даже вредно.
Я очень старался побольше читать сыновьям хорошей литературы. Ту же Астрид Линдгрен. Она поймала в своих книгах некий вечно живой образ детства - Карлсона, Пеппи, Эмиля. Все ее произведения безумно смешны, милы, умны, от них не пахнет нафталином, а главного героя ребенок всегда отождествляет с собой. Неужели эти литературные "уроки" ничего не дали? Ведь дети теперь читают в редких промежутках между компьютерными играми.

- Знаю, что вы увлекаетесь рисованием...

- Собственно говоря, мне все гда хотелось некоторой свободы, которую профессия актера не дает: на сцене ты читаешь чужой текст, играешь чужую жизнь и так далее. Так что на досуге стал рисовать: годам к сорока, может быть, и сделаю свою выставку.
В каком стиле пишу? Я бы назвал его романтическим абстракционизмом, это взгляд повзрослевшего ребенка на мир.
Вообще, все самое прекрасное в искусстве создано именно теми, кто сохранил в своем сердце частичку "потерянного рая". Еще Христос, когда его спросили о том, как попасть в Царствие небесное, ответил: "Будьте, как они", - и указал на играющих детей.

Анастасия ТЕЛЕШЕВА, "Р".