Михаил Козаков: "Ни одна картина последних лет меня так не достала"

08.04.2006
"Советская Белоруссия", 8 апреля 2006 г.


Актер и режиссер Михаил Козаков "Доктора Живаго" посмотрел одним из первых. Утверждает, что до сих пор под впечатлением... Полагаем, читателям "СБ" будет небезынтересно узнать мнение человека, хорошо знающего мир кино и известного своими язвительными выступлениями в прессе.

- Я начал смотреть эту картину в 4 часа дня и закончил в 4 утра - это бывает со мной, только когда я читаю какую-то особенно волнующую меня книгу. Я понимаю, что можно книгу отложить, лечь поспать, потом продолжить. Но не хочется этого делать. Так и теперь: я хочу знать, как будет дальше. Не "что", а "как". Не сюжет, который знаком всем читателям романа, а то, как будет развиваться внутренняя художественная тема фильма. И почему она так переворачивает меня сегодняшнего. Почему такое совпадение чувств.
Излишне говорить, как сложен для экранизации роман "Доктор Живаго", который и при чтении вызывает неоднозначные чувства. Сценарист Юрий Арабов сделал беспрецедентную по сложности работу. Адекватную по сложности и результативности работу сделал Александр Прошкин. И эта их работа меня поразила.
Прежде всего поразила тема фильма. Тема осмысления рока. Проклятия, которое висит над нашей страной, над всеми нами. И это, поверьте, не пафосное утверждение. В фильме есть один из ключевых диалогов. Он грустен и ироничен. Он о том, сколько проклятий тяготеет над детьми согрешивших людей: они прокляты до четырех поколений. Значит, от эпохи Петра - 200 лет под проклятием... А теперь еще и наши грехи - ибо все мы участвуем в преступлениях нашего века. Значит, еще 200 лет. Эта мысль в фильме не декларируется - она продолжается в художественных образах. Все это пропущено через попытку героя Олега Меньшикова - Юрия Андреевича Живаго - осознать этот мир. Как Гамлет пытался охватить умом грехи своего мира, так Юрий Живаго пытается понять истоки преступлений мира нашего. И ты, зритель, пытаешься вместе с ним. Так написан роман и так сделан фильм - ты проживаешь вместе с Юрием Живаго, как с Гамлетом и Мышкиным одновременно, всю эту историю.
Эту картину все время хочется цитировать - так выписан сценарий. При этом она необыкновенно чувственна. Все пропущено через кровоточащее сердце. Перед нами народ и страдающий, и необъяснимо жестокий. Эти люди легко уничтожают друг друга - идут бесконечные братоубийственные войны. Сцены гражданской войны показаны без конных атак, но чрезвычайно объемно... При том, что это не кинопродукция, а фильм для ТВ - он сделан на скудный телевизионный бюджет и в спринтерском телевизионном темпе. Но это полноценное кино, без поправок "на бедность". И Москва тех лет достоверна, и атмосфера поразительна, и фантастична работа художника Владимира Ермакова, который умер, так и не увидев готовый фильм...
Должен сказать, ни одна картина последних лет меня так не достала. Я теперь могу о ней говорить часами. И смотреть ее без конца. Меня просят: дай посмотреть кассету - не дам! Пойди и купи свою. Я хочу, чтобы она в любой момент была рядом. Чтобы можно было ее снова включить - для себя, для друзей, для вас. Так не хочется выпускать из рук книгу, которую любишь...