Леди Х из "Зоны"

20.11.2015

"Рэспублiка"

Год, два, три, пять - сколько живут телевизионные программы? В наше быстрое время они так часто приходят на смену друг другу, что порой не успеваешь запоминать названия. Вот с "Зоной Х" другая история: криминальные проекты у нас принято ругать и… смотреть. Эта программа на экранах уже пятнадцать лет, причем у нее всегда высокие рейтинги. В чем секрет ее долголетия? Может, все дело в одной из ведущих и руководителей проекта Виолетте Соколович?

- Виолетта, уверена, что у большинства людей, которые видят вас в "Зоне Х", возникает вопрос: "Что эта милая девушка делает в криминальной программе?"

- Это просто моя работа, интересная и увлекательная, которую тоже кто-то должен делать. Не разделяю профессии по гендерному признаку, женщины сейчас настолько сильные и умные, что могут успешно проявлять себя в любых сферах. Главное - опыт и мастерство, которое, смею уверить, у нас с коллегами есть. Думаю, поэтому нас и смотрят. Но есть в нашей жизни место и другим темам. Программа входит в структуру Агентства телевизионных новостей, которое занимается производством различного контента. Поэтому, если кому-то из нас хочется немного отдохнуть и отвлечься от убийств и афер, может поработать в других проектах, например "Актуальном интервью", "Наши"...

- Признайтесь, "криминал" внутри редакции есть, ведь не каждому мужчине нравится, когда им руководит женщина?

- Согласна, что женщина-руководитель не самый лучший вариант. Но я настолько гибкий человек, что моим сотрудникам со мной комфортно. Кстати, мальчиков и девочек у нас пятьдесят на пятьдесят. Приходится к каждому находить подход. Мне кажется, что руководитель должен прежде всего быть грамотным менеджером, психологом и администратором. Важно, чтобы в коллективе не было вражды, потому что это влияет на качество работы.

Когда пришла в журналистику, это было почти пятнадцать лет назад, пробовала и искала себя везде. В отделе криминальных новостей встретила очень хороших людей. Наша команда постепенно меняется, кто-то уходит, кто-то приходит, но в итоге здесь всегда аккумулируются приятные люди. Мы не просто коллеги, но и друзья по жизни.

- Многие девушки при виде крови падают в обморок, у вас она перед глазами чуть ли не каждый день.

- Знаете, у молодого врача, впервые увидевшего ребенка, которому срочно нужна помощь, наверное, трясутся руки, но он справляется. Учительница, перед которой предстают тридцать подростков, скорее всего, тоже переживает за свою работу. Но потом приходят опыт, знания, и ты уже совсем по-другому смотришь на это. Я принимаю каждую историю, но не пропускаю ее через себя, иначе это было бы очень больно, в том числе и моим близким людям.

- Вы - девушка смелая? Маньяки за каждым углом вам не мерещатся?

- Не мерещатся. Да, я смелая, даже прыгала с парашютом. А недавно стала на водные лыжи, этим спортом занимается мой сын, тренер предложил мастер-класс для родителей, и я согласилась. Возможно, выглядела глупо, но я это сделала.

- А в жизни вы такая же, как на экране: сталь в глазах, железо в голосе?

- В жизни я другая - мягкая, позитивная, это подтвердят коллеги. К слову, мы все сидим в одном кабинете, и я сторонник того, чтобы люди не отгораживались друг от друга ширмами или мониторами, считаю, что должен быть визуальный контакт. Он нужен не для того, чтобы следить за подчиненными, а чтобы общаться, помогать.

Что касается взгляда и голоса, то это, скорее, телевизионный имидж, продиктованный форматом программы. Вообще, я прошла очень хорошую школу. Огромное спасибо всем коллегам, начиная от Ксении Бахаревой и Кирилла Казакова и заканчивая теми, кто сегодня работает рядом. От каждого что-то впитываю, учусь, беру самое лучшее.

- Как думаете, в чем секрет "Зоны Х"?

- Наверное, в том, что мы никого не учим жизни. Всегда рассматриваем ситуацию с двух сторон, даем возможность высказаться и защите, и обвинению, а вывод предлагаем делать зрителям, они, замечу, у нас люди неглупые. Кстати, сотрудники отдела криминальных новостей, помимо профильного образования, обладают навыками юриспруденции - знание Уголовного кодекса и некоторых основ права обязательно в работе корреспондента программы "Зона Х". Признаюсь, сложно держать все эти годы зрителя у экрана. Нам приходится прикладывать массу усилий и возможностей как физических, так и технических. За 15 лет программа меняла формат, время эфира, форму, но неизменным оставалось высокое качество подготовки тем. В новом сезоне мы обновили утренние эфиры, сделали их тематическими. Пока изменили только утренний формат, но не останавливаемся на достигнутом. Вскоре порадуем наших зрителей совместным проектом с Министерством внутренних дел: серия фильмов "о вечном" - о преступлении и неизбежном наказании.

- А есть в "Зоне Х" какие-либо табу?

- Мы не показываем личные истории, типа муж с женой делят имущество, сражаются за ребенка. Нам часто звонят с такими ситуациями, но мы отказываем, так как не хотим встревать во взаимоотношения, полоскать грязное белье. Но если, скажем, семья обращается с просьбой привлечь внимание к жилищному вопросу, например, долгострою или строительным недоделкам, соглашаемся сделать сюжет, ведь в подобной ситуации могут оказаться многие. Одно время мы организовали "горячую линию" по жилищным вопросам, был просто шквал звонков. Координаты, контакты людей едва уместились в две папки. Много просьб было связано с автомошенничеством. Тоже откликались и на конкретных примерах объясняли, предостерегали тех, кто собирается приобрести машину. Хочется верить, что многим мы помогли.

- Герои ваших сюжетов зачастую асоциальные личности. Не звонят с угрозами, недовольствами?

- До решения суда присутствует презумпция невиновности, поэтому мы не вправе осуждать человека. Обычно не показываем лица подозреваемого и тем более не называем фамилий. Возможно, поэтому недовольных немного, значительно больше благодарных зрителей.

Наталья СТЕПУРО.