Как работает на Олимпиаде белорусское телевидение

17.08.2016 "СБ. Беларусь сегодня"

В Олимпийском Рио-де-Жанейро на двери белорусской студии в IBC (International Broadcasting Center) висят портреты всех наших медалистов нынешних Игр - своеобразная галерея славы. Пока их, увы, не так много - свободного места гораздо больше, чем оставшихся до закрытия Игр дней. Хотя было время, когда портреты спортивных героев приходилось клеить даже на стену, как в Пекине-2008, например.

По Рио журналисты снуют, как старательные муравьишки. Каждый на себе что-то тащит: мысли, разочарования, идеи для репортажей, тоску по дому… А операторы в довесок к внутреннему грузу навьючены еще и внешним - штативами и камерами. Колени подгибаются, на щеках небритость, в глазах – дикий блеск: у этой работы запах особый - пота и творческого духа. Саундтреком ко всему этому олимпийскому трэшу, кажется, вполне сгодилось бы что-нибудь из "Любэ": "Третьи сутки в пути - ветер, камни, дожди, все вперед и вперед, рота прет наша, прет…"

Пресс-центры газетчиков и телевизионщиков в Рио расположены рядом - в двух шагах друг от друга. Мы "квартируем" на обычной парковке (как у нас в любом гипермаркете, только слегка подмарафеченной и с телевизорам на столбах), а представителей TV загнали в огромный ангар, выделив для нужд каждой аккредитованной телекомпании отдельный катушок, размер которого варьируется в зависимости от амбиций, объема вещания и финансовой состоятельности.

С цифрой "4" на аккредитационной карте (пишущие журналисты) в отдел "2" (снимающие) - не пускают. Пропуск необходимо заказывать за сутки. Я прошу об этом руководителя телеканала "Беларусь 5" Александра Казюкевича, который на Олимпиадах уже съел собаку. В назначенное время встречаемся в специальном офисе и девушка-волонтер, торжественно улыбаясь, вручает мне пропуск на фамилию японца Имото Накачука.

- Из мелочей выстраивается целое, у них тут все так: Олимпиада казусов и недоразумений, - говорю я, пока работницы центра беспорядочно суетятся, пытаясь понять и исправить ошибку.

- Да, - кивает Саша, оставаясь эмоционально нейтральным. Спокойствие сфинкса - единственный метод выжить в этой мясорубке.

В Рио наших телевизионщиков 35 человек - это максимальное число за все время работы на Олимпийских играх. Время вещания тоже рекордное - никогда прежде не удавалось проворачивать такой объем. Пятый канал на время Игр стал круглосуточным. Второй вечерами тоже забит Олимпиадой под завязку. Не забывают про Игры и на "единичке": постоянные новости, актуальные интервью, олимпийские дневники - сплошной конвейер. Казюкевич вводит в курс дела:

- Свободная минутка у ребят редко бывает. Приблизительно около часа ночи по местному времени заканчиваем с оперативкой, творческие работники идут отдыхать - им в восемь утра снова в бой. А технический персонал, режиссерский, редакторская группа еще остаются завершить дела. Монтажеры вообще работают без графика, загружены постоянно. Расслабиться некогда.

На часах полдень, солнце в зените, ребята шуршат. Николай Стуло и оператор Александр Горбачев рванули на задание - пронеслись мимо, как вихрь, едва не сбив с ног. Саша Цвечковский, запыхавшись, ввалился в офис - только что отработал волейбол. Здесь вечное движение, потому что эфир нужно заполнять. На Олимпийском стадионе работает съемочная группа с Анной Эйсмонт, а ее брат Иван только что с выезда - барабанит по клавиатуре ноутбука. Забившись в уголок, пыхтит над сюжетом Павел Капуцкий. Костя Корниенко выставляет в студии свет - готовится запись очередного олимпийского дневника, ведущий Стас Липский уже в полной готовности: на огонек должен заглянуть бронзовый призер Джавид Гамзатов, накануне отличившийся на борцовском ковре. Все герои нынешних Игр неизменно приходят в студию на интервью и это, конечно, традиция нужная. Хотелось бы только, чтобы таких встреч было больше, но не выйдет же в самом деле Александр Баранов на борцовский ковер вместо Тимофея Дейниченко! Хотя, возможно, стоило бы попробовать. Мы продолжаем разговор с Александром Казюкевичем:

- Оценка работы журналистов всегда происходит на фоне эмоций от Игр, от результатов наших спортсменов. Если все грустно в секторах и на дорожках, то соответствующие настроения передаются и зрителям, и корреспондентам, и комментаторам. Поэтому в первые безмедальные дни по-доброму завидовали коллегам за стеной, которые время от времени нарушали тишину офиса своими громогласными криками торжества, празднуя очередной успех своих атлетов.

Коля Ходасевич за пультом режиссера с деловым видом жмет какие-то кнопочки, он похож на маэстро, приготовившегося сыграть ноктюрн: весельчак и балагур умеет, оказывается, быть серьезным и жить не футболом единым.

- Иногда бывает по четыре трансляции с участием наших спортсменов одновременно, - Казюкевич проводит для меня небольшую экскурсию по офисным просторам. - Устраиваем перекличку. Был сложный выбор, когда свой матч играл Владимир Самсонов и наши баскетболистки против сборной Бразилии. Всегда стараемся оперативно реагировать на все происходящее, моментально ориентироваться и ничего не упустить. Однако нужно понимать, что приоритеты у болельщиков разные и всегда найдется тот, кому не угодили.

- Талай бежит! - пронесся по офису клич и все, кто был не занят на производстве, рванули к "плазме" поболеть. Поохали, поахали, разошлись. Флюидов не жалели, а уж появится ли Алина в этой студии лично, зависит только от нее самой.

- На Играх система такая, что журналистов не пускают в автобусы к атлетам, а атлетам запрещен вход в зону журналистов. Поэтому мы арендуем автомобиль - это значительно расширяет нашу мобильность и позволяет оперативно доставить спортсменов в студию.

- Как по мне, быть за рулем в Рио - эти дикий стресс!

- Да, водят здесь так, как живут, а живут - как получается: отсутствие системы и полная анархия во всем. Транспортные олимпийские маршруты перекраиваются каждый день. А любимое занятие отвечающих за транспортное сообщение работников - двигать с места на место дорожные конусы: ребята получают от этого настоящий кайф, для них это, как шахматы…

Впрочем, что касается непосредственно телевизионной кухни, то бразильская национальная беспорядочность сюда не добралась. Начиная с Игр-2002 в Солт-Лейк-Сити за все олимпийское вещание отвечает OBS - Olympic Broadcasting Services: на время Олимпиады компания набирает для работы матерых профи со всего мира, которые сбоев практически не допускают.

- OBS и оргкомитет Rio-2016 - это две совершенно разные структуры: разные счета, заказы, оплата… OBS - это серьезно. О чем говорить, если американская компания NBS выкупила недавно права на олимпийские игры до 2032 года за 7,3 миллиарда долларов! Поэтому любой "косяк" в трансляции может вылиться в многомиллионные судебные иски.

- Слушай, а как вы сюда тащили весь этот груз: технику, плазмы…

- Начну с того, что 90 процентов техники, которую мы здесь используем - новая. Приобретение сделали специально под Олимпиаду. Заодно и боевое крещение. Общий вес вместе с кофрами - две с половиной тонны. Специальная грузовая компания все это сюда доставила, а монтировали уже сами - первая прилетевшая в Рио группа. Таким же образом и домой отправим.

Ребята дают "на гора" из Рио-де-Жанейро очень большое количество "продакшена" - суммарный объем вещания порядка 30-ти часов в сутки, не учитывая сюжетов, студийных съемок и новостей. За Игры, таким образом, набежит более 500 часов эфира. Что тут еще скажешь: мощно!

- Старик, погнали завтра на "Маракану", - говорит мне Коля Ходасевич, - там футбольный полуфинал: Бразилия - Гондурас!

Мы шутим, что хорошо бы присмотреть в этом матче паренька на правый фланг ФК "Ислочь" и рекомендовать его Виталию Жуковскому. Все разговоры так или иначе крутятся вокруг родины, обратный долгий путь на которую скоро предстоит. Но перед этим, конечно, хочется повесить на входную дверь выездного офиса наших телевизионщиков в Рио еще хотя бы парочку фотографий бравых белорусских олимпийцев.

Сергей КАНАШИЦ.