Елена Швайко: "Меня везде выдает мой голос"

12.09.2015

"Сельская газета"

К 90-летию Белорусского радио. 

Как Елена Швайко вместе с Владимиром Путиным определяли на границе, фальшивое ли золото на ее драгоценностях.

В этом году исполнилось 40 лет с того момента, как редактор дирекции информационного и общественно-политического вещания Первого национального канала Белорусского радио, ведущая авторских программ "Беларусь-Россия", "Белорусский путь" Елена Швайко впервые пришла со студенческой скамьи в Дом радио. Ее личный вклад в развитие журналистики отмечен Благодарностью Президента, четыре раза побеждала в конкурсе "Беларусь-Россия. Шаг в будущее" за лучшую программу по союзной тематике. И так сложилось, что место работы с того момента она не меняла никогда. К 90-летнему юбилею своего канала, который отпразднуют 15 ноября, ей действительно есть что вспомнить.

- Елена Николаевна, за столько лет работы на одном месте не замылился глаз, не было желания что-то поменять в профессиональной жизни?

- Соблазнов было очень много. Особенно в 1991 году, когда гремела наша программа "Радиофакт", поступали хорошие предложения устроиться на работу в другие СМИ. Но, скажу откровенно, я очень люблю радио. И не сказала бы, что здесь у профессионалов замыливается глаз. На радио, как нигде, чувствуется слово живое и слово мертвое. Бывает, такая сложная тема, что думаешь, как разобраться, а еще и выдать в эфир, чтобы слушатель сразу все уловил. Он не будет перематывать, перечитывать. На телевидении можно скрыться за видеорядом, а здесь, если не "догоняешь" в чем-то, слушатель это сразу заметит. Еще Петр I говорил: "Указую боярам в Думе говорить по ненаписанному, дабы дурь каждого видна была".

Когда пришла сюда в 1975 году, Дом радио был совсем другим. Сколько нашему поколению пришлось пережить за это время! Мы работали с большими наушниками, в студиях стояли огромные машины с бобинами с магнитной лентой. Помню, как резали ее ножницами, склеивали специальным раствором. До сих пор помню тот запах. Мне, девочке весом 44 килограмма, надо было таскать здоровый бобинный репортер с собой на интервью. А сейчас он чуть больше вашего диктофона. Компьютерные технологии, цифровое вещание… Мы и мечтать в те годы о таком не могли.

- Какой период работы был самым ярким?

- Пожалуй, каждый был по-своему хорош. Но в 1991 году, когда одна общественно-экономическая формация меняла другую, наша страна стала суверенной и независимой, для журналистики началось золотое время. Резко, в один день, изменилась она сама. Ты понял, что так, как раньше, думать и делать нельзя. У нас был настоящий творческий всплеск, появились новые программы, которые живут и сейчас.

- Эти программы с годами изменились. "Радиофакт" тоже стал другим...

- Да, эта программа сейчас абсолютно иная, но она остается востребованной. С ужасом вспоминаю пустые полки, как рабочие МТЗ вышли на улицу и мы шли вместе с ними. Страна бурлила, новое государство, новые названия. Все это отображалось в эфире. По сути, "Радиофакт" стоял у истоков создания президентской республики. Не пересчитать, сколько раз у нас выступал Александр Григорьевич Лукашенко. Он любил нашу программу, знал наших ведущих поименно.

Скажу так, традиции не утрачены. Было время, когда программа сдала свои позиции, но сейчас многое возвращается. Например, у нас была такая "фишка", как утренний звонок "Радиофакту" по какой-то насущной проблеме. Вернули ее, правда, тогда больше работали в прямом эфире, в гости чаще приходили чиновники. А сейчас иные обросли делами, надо писать письма, запросы, долго ждать встречи в студии. Если есть какая-то проблема, ведущий с журналистом ведут диалог, выясняют ключевые моменты.

Раньше в "Радиофакте" могли быть три-четыре детально разработанные темы. Сейчас стараемся дать больше информации, потому что жизнь стала сложнее, столько событий за день в стране происходит, что сложно подсчитать. Одна-две темы, как правило, идут с более глубоким анализом.

- Вы с таким восхищением отзывались о журналистике 90-х годов. А сейчас нет повода для восторгов?

- Журналистика во всем мире проходит странные стадии, "всемирная паутина" ее обезличила. Списать из интернета, что часто можно наблюдать сегодня, - это не журналистика, это констатация. Однако есть и прекрасные примеры. С удовольствием читаю наши республиканские издания.

- У вас есть авторский проект "Беларусь-Россия". Это рассказ о строительстве Союзного государства, событиях, которые в нем происходят. Есть мнение, что Союзное государство у нас только на бумаге. Как думаете, это так или нет?

- Оно реальное. Как-то у меня гостила племянница из Питера, и у нее случилась беда со здоровьем. Отвезли в больницу скорой помощи, тут же сделали операцию. Не думаю, что в России, где действует страховая медицина, сработали бы так же оперативно, но помощь обязательно оказали бы. Есть документы касательно подобных случаев, на которые можно сослаться. Кстати, союзные элементы работают у нас лучше, белорусы больше знают о деятельности Союзного государства. За Питер и Москву еще ручаюсь, а вот насчет тамошней глубинки нет, страна большая.

Мне всегда импонирует, когда к нам приезжают россияне и говорят, что здесь они, как дома. Это бытовой взгляд. Завязано все и на государственном уровне: политика, экономика, работают по совместным программам предприятия, ученые. И потом, чувствуете, какая сложная сейчас международная политика? А ведь Беларусь и Россия вместе, сильное у нас и военное сотрудничество. Да, возможно, многое еще на бумаге. Не все реализовано, но тот же Евразийский экономический союз многое перенял из опыта союзной интеграции.

- Вернемся к творчеству. "Беларусь-Россия", "Белорусский путь" - звучит официально. Как делаете так, чтобы тема наполнялась жизнью?

- В жизни идеология никогда не бывает искусственной. Она пронизывает ее везде. Когда в транспорте пожилому человеку уступают место, это идеология, воспитание. В программе "Белорусский путь" я поднимаю разные темы: культурное развитие, археологические находки в стране, реставрационные работы, молодежная и кадровая политика и многое другое. Последнюю программу делала о Дне белорусской письменности. Кажется, традиционный праздник, который проходит каждую осень. Но каждый не похож друг на друга, он отображает колорит того региона, где отмечается. В Щучине чувствуется близость к границе, это аккуратный маленький городок с западным шармом. На Дне белорусской письменности всегда такая необычная атмосфера, которую нельзя просто пафосно обозвать словами "патриотизм", "идеология". Народ ощущает свое единение. Люди смотрят какие-то театральные постановки, берут у тех же журналистов автографы. Литовцы, сербы и другие иностранцы, которые были у нас на празднике, высказывались о нем с восхищением и признавались, что в их странах есть подобные, но там нет такого внимания к литературному слову.

Программа "Беларускі шлях" образовалась перед вторыми выборами Президента и оказалась востребованной и в последующие годы, жизнь подбрасывала все новые темы.

- Ваши коллеги рассказали мне, что однажды вам довелось присутствовать при переговорах с участием Бориса Ельцина. А еще были знаменательные встречи?

- Однажды пришлось пообщаться и с Владимиром Путиным. Как-то на границе в Бресте за деньги Союзного государства запускали таможенный терминал для проверки на фальшивые паспорта, драгоценности. Там стоял огромный стеллаж, и пресса была по одну сторону, а высокопоставленные лица по другую. Родственники мне подарили украшения, привезенные из Турции, и захотелось протестировать этот терминал, подошла поближе. То самое журналистское любопытство. Положила свои сережки и цепочку на прибор и слышу, как Владимир Владимирович (он тогда был премьер-министром РФ) спрашивает: "Ну что, фальшивое золото?" А я говорю: "Да так, меди немного добавили… - а потом говорю: - Владимир Владимирович, а дайте-ка нам интервью о том, что вы здесь увидели". Он мне показался простым, доступным для обычных людей.

- Знаю, родом вы из деревни Загораны Вилейского района. Наверняка вам, сельской советской девчонке, журналистика казалась недосягаемой?

- Это действительно так. Я в детстве очень любила радио. Помню, как заслушивалась молодежной программой "Романтики", восхищалась интервью Татьяны Петровой. Журналист для меня был герой, и мне эта профессия казалась недосягаемой мечтой. А потом я поняла, что журналистику делают обычные ребята. Окончила школу с золотой медалью, но на филфак БГУ, как хотела поначалу, не поступила. Я была самоуверенной и думала, что обязательно напишу сочинение на "пятерку", но получила "четыре". Пришлось сдавать еще несколько экзаменов, но по баллам так и не прошла. В школьные годы я писала статьи в вилейскую районную газету "Шлях перамогі". А потом мне посоветовали поступать на журфак БГУ, ведь были публикации.

- Ваш голос сейчас узнаваем. Таким же радийным он был сразу?

- Нет, вначале претензии были. А потом выработалась своя манера. Помню, была на каком-то юбилее, стала говорить тост и слышу шепот: "Так это же ее голос!" Иногда просто говорят: "Где-то слышал я ваш голос".

- Видя со стороны, что журналистский хлеб не такой и сладкий (ненормированный график, командировки), ваша дочь тоже пошла по вашим стопам…

- Вообще, в семье к моему делу всегда относились с пониманием. Ребенка помогали растить родители мужа. Дочка, когда спорим, говорит: "Мама, ты меня воспитывала по телефону. Как воспитывала, так и получила" (улыбается. - Авт.). Когда начинался "Радиофакт", мы могли ночевать на радио. Помню времена, когда решался сложный вопрос на верхах, приходилось спать на газетных подшивках, чтобы утром объявить итог переговоров. Дочь говорила, что никогда не пойдет в журналистику. Сейчас она, конечно, не жалеет, у нее неплохо получается.

- Долго ли в советские годы пришлось учиться, чтобы попасть в прямой эфир?

- Сейчас с этим проще. Полгода поработаешь, и уже тебя допускают к прямому эфиру. А нас готовили как космонавтов. Первым выходом в свет стали прямые трансляции, посвященные 1 Мая. Ответственность огромная!

- На радио, как и на ТВ, начался новый сезон. Какие изменения ожидают ваши программы?

- Программа "Беларускі шлях" иногда посвящается одной теме, а иногда нескольким. Со временем я поняла, что второй вариант лучше. Хотя порой тема стоит того, чтобы о ней говорить все 25 минут эфирного времени. Строгой догмы нет, слово "формат" придумали для неудачников.

Концепция проекта "Беларусь-Россия" больше информационная. Но иногда хочется дать хорошее интервью, публицистическое размышление. Я постараюсь сделать блок аналитики. В эту субботу у меня будет интервью с главным редактором журнала "Роман-газета", которой мы зачитывались в советские времена. Юрий Козлов первый раз был у нас на Дне белорусской письменности и остался в большом восторге от страны, людей, атмосферы. Будет большой репортаж Светланы Башиловой о том, что на базе агрокомбината "Ждановичи" прошел Евразийский форум овощеводов. Сельский блок информации у нас часто звучит, поскольку Россия покупает нашу продукцию.

- Елена Николаевна, спасибо за интервью! И с наступающим днем рождения! (14 сентября. - Авт.)

Виктория КОРШУК.