Егор Хрусталев ("Беларусь 1"): "Все мои предки - простые сельские жители..."

26.07.2014
"Сельская газета", 26 июля 2014 г.

 
Что связывает народных артистов Михаила Боярского и Сергея Журавля, Александра Тихановича и Клару Новикову, Филиппа Киркорова и ректора БГУ Сергея Абламейко?
А также летчика-космонавта, дважды Героя Советского Союза Петра Климука и директора Парка высоких технологий Валерия Цепкало? А связывает их то, что они стали героями авторского ток-шоу Егора Хрусталева "Вечер трудного дня", которое выходит на "Беларусь 1". Известный телеведущий, а ранее заместитель генерального директора и генеральный продюсер Белтелерадиокомпании, генеральный продюсер ОНТ, программный директор телеканала СТС Егор Хрусталев знаком зрителям не понаслышке. Автор и ведущий первого ток-шоу на белорусском телевидении "Карамболь", программ "Все нормально, мама", "В джазе только девушки", ток-шоу "Выбор", создатель известных проектов ОНТ "Дороги и песни далекой войны", "Песня года Беларуси", мюзиклов "Павлинка" и "Батлейка" и т.д. сегодня в гостях у "ТелеРадиоНедели "СГ".

- Егор, вы недавно отметили день рождения. Как отпраздновали?
- Я и Александр Тиханович отмечали дни рождения в Витебске, во время "Славянского базара". Я спросил: "А можно как-то объединить наши дни рождения?" Александр Тиханович любезно согласился. Мы собрали гостей в одном из ресторанов Витебска. В основном - общих знакомых. Но многие знаменитости пришли именно по приглашению Александра: например, Борис Моисеев, Ирина Билык... Хотя все начиналось как-то спонтанно. Не ожидал, что мы соберемся после концерта, в одиннадцать часов вечера. Но зато потом до утра не могли угомониться. Все охотно пели заздравные песни. Боря Моисеев очень смешно шутил. Денис Дудинский привел в подарок... коня. Я до этого никогда на лошади не катался...

- Если не секрет, как вас заманили домой, в Минск, из Москвы?
- Меня не заманивали. Я сам хотел вернуться. Все время думал, что это произойдет, хоть работа в Москве была очень интересной. И, естественно, уровень дохода, по сравнению с Беларусью, там достаточно высокий. Я работал на СТС - наиболее прогрессивной телекомпании в России. Это единственный медиахолдинг, который котируется на международной бирже.
Проработал в Москве пять лет. Но поскольку моя деятельность была больше связана с бизнесом - продажей контента СТС за пределы РФ, то я очень скучал по телевизионному производству. И когда пришел к пониманию, что у меня не может быть творческого роста в Москве, решил вернуться домой.
И с таким удовольствием окунулся в работу над новым проектом! Мне кажется, что и зрителям передается мое настроение, потому что с азартом готовлюсь к программам, на себе таскаю оборудование, езжу за рулем во все командировки.

- А какой зрительской реакции ожидали, когда стартовал проект "Вечер трудного дня"?
- Ожидал в основном критических стрел, потому что сейчас очень сильна интернетная анонимность. Поливают грязью, кого хотят. Но больше всего боялся, что старт проекта пройдет незамеченным. Это, казалось самым страшным... Первые месяцы эфир был достаточно ровным, а потом несколько программ, в том числе с Владиславом Третьяком, памяти Элеоноры Езерской, показали очень высокий зрительский интерес.

- Вы провели много интервью. А какие из последних вас самого впечатлили?
- Поразили люди, которые не являются звездами эстрады. Например, в одном из первых интервью беседовал с космонавтом Петром Климуком. Он из людей уникальной породы, удивительной самоотверженности, преданности Родине, делу.
Меня очень удивила откровенная беседа с Александром Тихановичем. Я с ним по-новому познакомился.
Зрителей "Беларусь 1" и читателей вашей газеты, думаю, поразит передача с Еленой Спиридович. С ней увидите два интервью. Одно записано недавно на "Славянском базаре", а второе пятнадцать лет назад, на следующий день после получения ею звания заслуженной артистки Республики Беларусь.

- Егор, вы, профессионал, до сих пор готовитесь к интервью?
- Обязательно готовлюсь. Особенно, если разговор касается тем, которые требуют корректной постановки вопросов.
Опыт работы в Москве приучил меня к очень точному пониманию аудитории, настроенности на нее. Там за перетеканием зрителей, как и в большинстве стран, но, к сожалению, не в Беларуси, следят поминутно. Если, например, это происходит во время выпусков новостей или в больших шоу-проектах, авторы или теряют программу вообще, или лишаются премий. Потому что ясно видно, что на их сюжете зритель начал переключаться на другой канал. Очень важно знать, где аудитория может начать скучать. И в моей программе "Вечер трудного дня", большой, 26-минутной, мне понятно, на какой минуте человек может устать, поэтому готовлюсь к эфиру.

- Не думаете заняться обучением студентов Института журналистики БГУ?
- В Москве я преподавал телевизионное продюсирование в Институте телевидения и радио "Останкино". Когда на ОНТ работал, ко мне приходили студенты. Это благородное дело, но, к сожалению, семью им прокормить непросто.
Мой папа, в свое время вратарь минского "Динамо", затем тренер, а потом и директор стадиона "Динамо", говорил: "Если бы была возможность зарабатывать на жизнь преподаванием, я бы только детьми и занимался, тренировал их. Потому что это очень интересное дело".

- Ваши собеседники ведь не случайные гости в программе "Вечер трудного дня"?
- Конечно. Когда мы готовились к "Евровидению" и чемпионату мира по хоккею, выходили тематические программы. А также программы, где обсуждались инновационные процессы, борьба с какими-то явлениями, например, со спайсами, с коррупцией в разных странах.
Также я беру собеседников, которые интересны лично мне. Записал две программы, они пока еще не вышли в эфир: с Сергеем Минаевым, автором книги Духless, а также интервью с Тиной Канделаки. Как журналист и общественный деятель она очень интересный персонаж.

- Не собираетесь ли приглашать в "Вечер трудного дня" людей, которые связаны с деревней?
- Мы все связаны с деревней. У многих минчан родители - выходцы оттуда. Сейчас меня в этой теме увлекает следующее: я вижу самые прогрессивные примеры, когда сельскохозяйственные предприятия становятся очень успешными. Мой хороший знакомый руководит одним из крупнейших хозяйств по производству мяса птицы. Знаю, на каком европейском уровне там трудятся и какой уровень жизни обеспечивают работникам. И это в деревне. Я был очень поражен таким подходом к делу...
Сейчас, после работы в Москве, когда каждые выходные ездил домой - по восемьсот километров в одну сторону и обратно, - у меня изменилось понимание расстояний. Теперь кажется, что в Беларуси куда-то добраться - пустяки, да еще при таких замечательных дорогах. И вопрос качества жизни в городе или в небольшом отдалении от него становится все менее и менее проблематичным.
К слову, наши соседи в Прибалтике ездят на выходные и во время отпуска на хутора. Никто не стремится за границу, все пытаются развивать туризм на своей земле. Думаю, что и у нас ситуация должна измениться. В Беларуси же так здорово можно отдохнуть. И если бы я делал программу о деревне, то об этом хотел поговорить. Правда, у нас выходили выпуски о малом бизнесе, о придорожном сервисе. Мы говорили о том, почему люди, живущие в наших маленьких поселках и городах, не рискуют открывать придорожные кафе, как это происходит в Польше, Литве. Думал, что все дело в отсутствии деловой жилки. Но мы пришли к парадоксальному выводу: люди в сельской местности только в случае крайней нужды станут заниматься сферой обслуживания, а пока есть возможность существовать на доходы от привычного труда, и государство обеспечивает этой работой, выбирают привычный путь.

- Так значит, мы можем ждать от вас программ на сельские темы?
- Да. Но от меня быстрее можно ждать музыкальных программ, с которыми бы выезжали в небольшие города и местечки Беларуси. Горжусь, что я был одним из создателей "Музыкальных вечеров в Мирском замке". И, думаю, что-нибудь подобное представлю в ближайшее время.

- Егор, вы частый гость в сельской местности?
- Я живу в Ждановичах. Хотя там, конечно, не совсем деревенская жизнь.
У нас имеется домик на озере возле Вязыни Вилейского района. Но там живут в основном горожане. Это жизнь больше дачная, чем сельская.
Моя мама родилась в деревне, а все детство жила в поселке Татарка Осиповичского района. Когда я был маленьким, все время проводил у бабушки. Для меня это самое счастливое время. Поселок Татарка тогда хорошо развивался, поскольку там работало торфопредпритие. Имелись прекрасные футбольные поля. Мы с местными ребятами постоянно играли в футбол, придумывали какие-то безумные затеи с зарницами. И детские воспоминания у меня связаны именно с этим поселком.
В подростковом возрасте я и картошку сажал и собирал, и за плугом ходил, и за конем...

- Сегодня стало модно составлять генеалогическое древо, а вы хорошо знаете свой род?
- Знаю о своих родственниках до начала двадцатого века - о моих прабабушках и прадедушках. В роду нашем знати не было, все мои предки - простые сельские жители.

- А как познакомились ваши родители?
- Папа родился в Узбекистане, а его отец - из-под Иваново, а мама - из-под Саратова. Отец приехал играть в минское "Динамо", полюбил белорусскую девушку. Я был единственным ребенком в семье.

- Не росли ли вы в таком случае избалованным?
- По-своему был избалованным. Просто жили мы не очень богато. Это сейчас футболисты становятся миллионерами. А мой папа завершил спортивную карьеру и работал детским тренером. Зарплата у него была учительская. Потом он стал добиваться успехов именно как тренер и несколько лет проработал в Алжире. Тогда родители смогли купить автомобиль. Но к тому времени я уже был студентом...
Мама трудилась в Министерстве иностранных дел. Последние годы перед завершением трудовой деятельности работала в посольстве Беларуси в Литве. Сама из белорусской глубинки, а сделала неплохую карьеру!

- А ваши дети не пошли по вашим стопам?
- Пока пробуют. Дочь Мария учится в колледже, сейчас приехала на каникулы. Ее специализацию впоследствии можно связать и с телевидением. А сын Иван - еще школьник. Из предпочтений у него пока только компьютерные игры.

- Егор, а в какой профессии видели вас родители?
- Они мне дали свободу выбора. И когда надо было определяться с будущей профессией, родители работали за границей. Они предполагали, что я пойду по спортивной стезе. Приехали, а я уже журналист. В последнем классе школы вел программу "Крок".

- Как вы считаете, не хватает ли нашим белорусским каналам скандальности?
- Если искусно нагнетать скандальность, ничего из этого не выйдет. Даже в России или в Украине такие программы делать значительно проще, чем в Прибалтике, Финляндии, Норвегии. В маленьких и северных странах они хуже приживаются, чем в больших и южных. А у нас небольшая страна, где все очень внимательно относятся друг к другу. И если любят смотреть скандальные проекты, обсуждать их, то только так, чтобы не выносить на суд свою историю.
К тому же, зная изнутри, как делаются такого рода программы, скажу: очень морально тяжело тем людям, которые создают эти проекты. Потому что им приходится во многом обманывать своих участников. Они им говорят: "Вы придете на эфир, добьетесь правды". А на самом деле понимают, что им придется выставить человека в очень неприглядном свете. Когда я знаю, как снимаются такие программы, то смотрю такие проекты скрепя сердце.
Сейчас такой период на телевидении, когда нет точного понимания, в какую сторону идти. Нельзя просто заниматься ретрансляцией лучших образцов российского телевидения. Сейчас настал момент, из-за развития Интернета, когда завоевать зрителя можно только собственным производством, новостями, событиями. Ведь все равно местное событие важнее, только его надо делать таким же значимым и ярким. Не бояться делать полный шаг, полный замах...
А сейчас, к сожалению, происходит отход в другую сторону. Главное событие программы - появление звезды из России, Украины, а не талантливых людей Беларуси. Именно поэтому наши дарования стараются куда-то вырваться. Чтобы стать звездой, надо заблестеть в Москве, потому что здесь, дома, тебя ценить не будут. А такого нигде нет. Ни в Украине, ни в Польше, ни в Литве. Так что нам не хватает не скандальности, а самосознания и гордости за своих.

- Были ли случаи, когда вам помогала ваша известность?
- Да. В той ситуации, когда сотрудники ГАИ могли или оштрафовать, или предупредить, я отделывался устным предупреждением. Когда в самолете летаю, досмотр быстро прохожу. Меня знают и понимают, что я не террорист.

- Не только же работой заняты ваши мысли, но и увлечениями?
- Пишу песни. Есть новые музыкальные композиции, например, написанные для Ларисы Грибалевой. Еще мое увлечение - спорт. Люблю играть в теннис, в футбол. В Москве сражался за футбольную команду СТС. Играл в воротах, как и мой отец. Правда, прошлым летом пострадал, во время матча получил травму. Но все равно футбол доставляет мне большое удовольствие. С дочкой Машей занимаемся бегом, на велосипедах катаемся.
У меня много увлечений. Все, чем занимаюсь, всегда связано с музыкой, с телевидением.

- Егор, спасибо за встречу! Ждем от вас новых интересных проектов!

Вера ГНИЛОЗУБ, "СГ".