Анна Эйсмонт: "После победы нашей "молодежки" подпрыгивала на стуле в эфире"

16.12.2015 По сообщению offside.by

Ведущая программы "День спорта" на "Беларусь 1", корреспондент АТН, а также лицо проекта "Dinamo Inside" Анна Эйсмонт в беседе с Дмитрием Руто рассказала о своей работе в белорусском футболе, истории создания клубного проекта "бело-голубых", конкуренции, отношении к конфликту болельщиков и милиции, элементах шоу в спорте, ляпах в эфире и многом другом.

- Вы уже третий год подряд ведете церемонию "Звездный мяч". Каково быть в элите белорусского футбола?

- Прекрасно себя ощущаю. Единственное, во время проведения церемонии я не вижу эту элиту из-за света софитов. Особенно в последние годы, когда стали делать мероприятия на таких хороших площадках, где очень мощное освещение. И даже последний раз, когда вышла с Владимиром Николаевичем, поняла, что ничего не вижу, кроме фотокорреспондентов. Могла только догадываться по списку, кто вообще присутствовал. Я думаю, что далеко не все пришли, потому что потом мне сказали, что было приглашено около 500 человек вместе с болельщиками. Это солидная, конечно, компания. И мне как журналисту, а именно в этой роли я всегда себя позиционирую, было приятно там находиться.

Вообще, если честно, всегда хотела стать именно журналистом, не телеведущей. Конечно, когда-то другие мысли проскакивали, но случилось так, как случилось. Начинала я отнюдь не с того, что пришла на телевизионный кастинг. Как сейчас помню, в аудиторию в старом корпусе журфака БГУ пришел Павел Кореневский, присел на стол и говорит: "В молодежной редакции хотим сделать ток-шоу "Будни". Кто хочет попробовать?" Человек 30 минимум ломанулись на БТ. Но к первому выпуску ток-шоу осталось пару человек, и я была одной из них. Выбрала для себя футбольную тему, по-моему, она называлась приблизительно "Где сейчас белорусский футбол". И уже тогда, более 15 лет назад, поднималась эта тема. И именно тогда я познакомилась с Сергеем Боровским, с которого, в принципе, и началась моя журналистская карьера. Он был первым человеком, которого я пригласила на ток-шоу. Помню, как чуть ли не ногой открыла дверь в кабинете в бывшем здании Федерации футбола с вопросом: "Где здесь главный тренер сборной?". За столом сидел Сергей Боровский вместе с Леонидом Гараем и так скромно-скромно произнес: "Я главный тренер". Вот так все и начиналось.

- Зато сейчас, наверное, чувствуете себя в футболе как рыба в воде, многих знаете.

- Конечно же, я со многими знакома. И очень приятно, что практически все идут на контакт. Конечно, еще до декретного отпуска в качестве корреспондента Белтелерадиокомпании я общалась со многими спортсменами, футболистами, но последние три года очень узко и близко - с минским "Динамо". А как рыба в воде? Все равно до конца войти в футбольный мир невозможно, потому что, мне кажется, где-то на меня смотрят с оглядкой, я же все-таки журналист. Очень сложно и долго приходилось доказывать, что я могу выслушать, понять. И если где-то что-то говорится в приватной беседе, это не значит, что на следующий день эта информация появится на всеобщем обозрении. Я много чего знаю, но о многом молчу. Фактически я не имею права подвести людей.

- К девушкам-журналисткам в белорусском футболе до сих относятся настороженно?

- Сейчас ситуация изменилась. Когда я только появилась в эфире, стала ездить на съемки, то поначалу как-то оглядывались. Меня первое время даже представляли как манекенщицу. Первой ведущей новостей спорта стала Таня Герасимец, но она уехала за мужем в Санкт-Петербург. Спустя время руководство телеканала решило, что снова можно попробовать на роль ведущей девушку. И я стала одной из немногих, кому предложили попробовать себя в этой роли.

- Сейчас появляется очень много женских лиц в футбольных СМИ. С чем это связано?

- Во-первых, это стало модным. В принципе, почему бы и нет? Весь мир давно к этому пришел. Я и так удивлялась, как это у нас так долго все раскочегаривалось. Это должно было случиться раньше. Да, футбол и спорт в принципе - это мужской мир. Но никакой мужской мир немыслим без женщины. И это нормально. Однако должен быть какой-то баланс. Во всем мире девушки присутствуют в телевизионном спорте.

- И эти девушки включаются в различные рейтинги. Когда-то вас один интернет-портал включил в список самых сексуальных спортивных журналисток планеты.

- Потому что, наверное, это был белорусский сайт, подключили патриотизм (смеется). Но у меня с этим все в порядке, крышу не сносит от такого рейтинга.

- Девушка-ведущая спортивных программ - это в первую очередь лицо или компетентность? Зритель должен слушать или смотреть?

- Я считаю, что в идеале все должно присутствовать вместе. И почему чаще всего телеведущими становятся бывшие спортсменки? Меня, кстати, тоже всегда спрашивали, может, я бывшая спортсменка, гимнастка. Надо чувствовать и знать то, о чем рассказываешь, зрителя ведь не обманешь. Еще раз повторюсь: я никогда не была просто телеведущей. Страшно представить, сколько часов прямого эфира я провела, а они порой на 80-90% состояли из моего текста. Иногда эфиры следовали сразу же по окончании хоккейных, футбольных матчей. Сейчас все упростилось, чуть ли не телефон можно взять с собой в студию, поискать информацию в Интернете. А раньше все было намного сложнее: нужно было звонить в кабинет по внутренней связи.

Случались и практически критические ситуации: иногда у меня в суфлере было просто пустое поле, где обозначена тема. Но написать ничего было невозможно вплоть до последних секунд. Иногда даже прямо во время эфира в наушниках мне говорили счет, и я передавала его телезрителям. Может, сейчас, в век интернета, новостные выпуски никому не нужны. Но я, попадая в глубинку, иногда понимаю, что для многих новости по телевизору - чуть ли не единственный источник информации. И мне было бы самой стыдно выйти в эфир с неполноценной информацией.

- А что насчет оговорок и телеляпов?

- Честно признаюсь, пускай меня и будут высмеивать, но когда я еще не была телеведущей, делала закадровые новости, как-то произнесла фамилию БУффон. Был миллион фамилий, особенно иностранных, и поначалу некоторые вещи я переспрашивала, несколько раз уточняла, очень сильно занималась ударением в фамилиях спортсменов. Но, с другой стороны, сейчас ходят споры, что, может быть, не надо нам так привязываться к иностранному произношению либо вообще не париться на сей счет. Мы раньше сражались, сама хотела уже звонить на российские каналы и говорить, что не АзарЕнко, а АзАренко. А им хоть бы что, они до сих пор говорят Белоруссия. И мы злимся. Наши комментаторы могут спорить до хрипоты, в командировках у родственников спортсменов уточнять произношение, чтобы не было путаниц.

- Самый яркий пример - фамилия голландского футболиста: Кюйт, Каут или Кёйт.

- Это знаменитая история, когда Владимир Новицкий уточнил у кого-то из ближайших родственников футболиста, как все-таки правильно. Но, наверное, стоит уже просто адаптировать под себя. Тем не менее есть знаменитые фамилии, которые грех не знать.

- В "Динамо" тоже очень много иностранцев, фамилии и имена которых требуют уточнений.

- Например, ФатОс или ФАтос Бечирай. Я слушаю тех, кто с ним общается. Мы всегда ставили ударение на первый слог. Но со временем, когда становишься ближе к игрокам, называешь их несколько по-другому. В частности, не Мунир, а Муня. Это так нежно. Почему бы и нет? (смеется).

- Вы в "Динамо" уже своя?

- Это, наверное, надо спросить у клуба. Для меня они, конечно, все свои. Хочешь не хочешь, ты прирастешь корнями к "Динамо" за столько сезонов. И ребята меня уже воспринимают, особенно после того, как стала ездить с ними за границу. По сути, все исторические моменты прошли на моих глазах, два выхода в Лигу Европы... За все время работы с клубом ни разу не слышала что-то плохое от ребят. Возможно, потому что я придерживаюсь главной цели - не навредить команде, человеку. И даже если мне что-то очень хочется сделать с игроком, но у него нет желания или возможности, стараюсь войти в положение. Есть объективные причины, я все понимаю и как журналист, и по-человечески. Но я всегда неустанно повторяю ребятам: "Парни, доверяйте, это клубный проект. Я сейчас перед вами не как журналист".

На телевидении я беспристрастна. И сейчас, выйдя из декрета, потихонечку начинаю вкатываться в творческий процесс спортотдела Агентства телевизионных новостей, где тоже должна быть беспристрастной, объективной и относиться ко всем абсолютно одинаково. А в клубном проекте, конечно, у меня иногда просыпаются такие чуть ли не материнские чувства, особенно когда начинаешь поближе знакомиться с ребятами, с их семьями.

- Вспомните, как вы пришли в "Dinamo Inside", как вас туда приглашали?

- Я ехала за рулем, раздался телефонный звонок. Мне звонили ребята из tut.by, в частности Юра Михалевич. Мне сообщили, что руководство "Динамо" вышло на tut.by и захотело создать совместный проект. Так что рождение "Dinamo Inside" происходило без меня. Изначально, насколько мне известно, хотели создать телевизионный проект и чуть ли не в формате обзора матча или тура. Был бы проект чисто футбольный в классическом варианте.

Когда мне предложили быть ведущей, я прямо растерялась. Но когда сказали, что пока проект не будет выходить за рамки Интернета и будет содержать показ закулисья, я загорелась. Потому что обычный классический вариант на любом телеканале был. Я думала примерно неделю. Долго? Но это же очень ответственно, этого никто еще не делал. Но при первой встрече на tut.by с прошлым руководителем пресс-службы Олегом Соболевским была категорична: если делать, то делать так, как вижу это я, пусть и нескромно будет сказано. К счастью, все мнения совпали, мы решили все-таки отойти от сухих цифр статистики, показать, что футболисты - такие же люди. Ведь у нас принято ругать их, задаваться вопросом, за что они получают зарплату. Так вот, давайте, пожалуйста, покажем, как игроки зарабатывают деньги, покажем, что это действительно тяжелый труд. И еще одним условием моей работы было то, что творческую группу я буду подбирать сама. У меня в голове четко нарисовалось, как будет выглядеть эта программа. Все согласились с моими идеями, на том и порешили. Рискнули, попробовали, понравилось. И все пошло по накатанной. Никто тогда не думал о том, долгоиграющий это проект или нет, как и что получится. Но сегодня я его люблю, пока всем по душе то, что мы делаем.

- Вы довольны зрительской аудиторией и нынешним форматом?

- Я хочу отметить плюс нашего проекта: мы очень гибкие. Можем сделать и так, и эдак, каждый раз привносим что-то новенькое. Либо действуем по старой схеме. Футбольная жизнь клуба постоянно подкидывает нам идеи. И в этой ситуации главное - реализация, но мы не стремимся к легкому пути, не делаем все по стандартной схеме. Иногда программы требуют очень много и времени, и ресурсов, но ребята стойко держат удар, в том числе футболисты, они все понимают. Пока мы не знали отказов просто из-за того, что им не хочется сняться в программе.

- Плюс девушке-ведущей легче уговорить игрока.

- Не это главное. В "Динамо" уже все свои люди. Важно было добиться того, чтобы доверяли.

А по поводу просмотров? Тут больше скажут редакторы, но знаю, что бывают выпуски, рейтинг которых просто зашкаливает. И первые выпуски смотрело столько людей, сколько, может, за полгода на стадион не ходит. Например, выпуск про бокс отсмотрело около 60 тысяч человек. И тогда мы поняли, что есть смысл делать программу.

- А что касается конкуренции, особенно в последние годы, со стороны "Козел про футбол" и "БАТЭ on air"?

- Я конкуренции не веду. Считаю, что "Dinamo Inside" движется в своем направлении, он занял определенную нишу. И именно так, как мы делаем, больше никто не повторит. Это будет просто нелогично. И так как я, повторюсь, позиционирую себя как журналист, пытаюсь сделать программу с журналистскими ходами. Там, может, порой немного аналитики, немного лирики, какие-то режиссерские моменты. Эта программа с идеей, у нас никогда ничего просто так не снимается. Мы боремся за качество, а не количество.

- Приходилось ли в процессе съемок себя сдерживать, чтобы не высказывать личное мнение?

- В "Dinamo Inside", скорее всего, нет, потому что не было даже поводов, столкновений интересов внутри команды. Иногда у нас, творческой группы, может разыграться фантазия, и вот тогда нас могут немного придержать. Нам просто хочется иногда раскрутить футболистов на большее, но бывает, что некоторые вещи запрещают делать. Мы все понимаем. Понимаем и то, что рейтинг собирают скандалы, популярные темы, что-то запретное и тому подобное. Но мы не можем себе позволить подставить своих же ребят. И я стремлюсь показать, какие ребята есть на самом деле, что они веселые, с чувством юмора, каждый со своей изюминкой. Но можем одновременно где-то и по-доброму потроллить футболистов.

Яркий пример - съемки Олега Веретило в автошколе. Он никак не мог проехаться на "механике". Но ничего страшного, это все по-доброму. Я думаю, что он на нас не обиделся. Бывает такое, что мы не рассчитываем на грандиозный итог, а ребята сами раскрываются. Снимали на заправке футболистов - как они мыли машины! Холод собачий, темное время суток, а Булыга и Корытько так замечательно работали. И никто не сказал, что не будет делать то или иное во время съемки. Как правило, все на всё соглашаются.

- За три года все всегда шли на ваши условия?

- Бывало такое, что наш творческий полет прерывали, либо по времени не успевали, либо еще что-то. Но это нормальные моменты, рабочие ситуации. Но, еще раз скажу, как правило, удается все реализовать. Даже, казалось бы, было тяжело организовать боксерский поединок, но и футбольное, и хоккейное "Динамо" пошли навстречу, все пришли, все согласились. Мы волновались, как все пройдет, а когда на ринге появилась первая кровь, я чуть в обморок не упала, потому что подумала, что меня убьют за то, что мы покалечили кого-то. Конечно, боишься, чтобы герой программы не ушел с травмой. Вася Хомутовский, помню, сказал: "Да не вопрос, буду драться!" Были черлидеры, пришли важные персоны, Вова Копать и Сергей Штанюк были тренерами, рефери - бывший боксер, Паша Баранов комментировал. Все это удалось реализовать, потому что за долгие годы наработаны партнерские и дружеские отношения. И собрать всех - вообще не проблема. Единственное, я думала, что бой будет шуточным, не учла, что у спортсменов появится такой азарт. Они начали реально драться, боксировали в полную силу, профессионально. И такое отношение к делу - это круто.

- Вам тяжело сдерживать эмоции в эфире? Допустим, "Динамо" одерживает важную победу, вы можете закричать в камеру?

- Никто мне не запрещает проявлять эмоции, строгой цензуры нет. Но вот пока не доводилось. Хотя помню, как мы снимали программу в Праге, и еще до начала работы утопили мячик в реке. То есть представьте наше состояние: еще ничего не началось, а мяча уже нет. И мое искреннее удивление, где-то даже крики так и остались в эфире. Мне часто замечают, что я редко появляюсь в эфире, когда веду проект, но для меня главное - это показать самих футболистов, их эмоции, их переживания.

- Вам вообще интересно работать с нашими футболистами и в принципе в белорусском футболе?

- Конечно. Хотя я не единожды говорила, что уж очень странно себя некоторые ведут. Век спортсмена очень короткий, и какой бы ты матч ни провел, но пришли зрители, корреспонденты. Они делают свою работу, ты - свою, поэтому надо поговорить. Но бывает, что некоторые просто-напросто заявляют, что не хотят общаться. Нет видимых объективных причин для отказа, просто не хотят. Это нелогично и непрофессионально. Во всем мире люди себя грамотно продают в этом смысле. До 30 лет ты в топе, а потом уже все, о тебе начинают забывать. Потому и делают журналисты печальные репортажи о том, что кто-то работает на стройке, еще где-то.

- Кто ваш любимый футболист в "Динамо" и чемпионате Беларуси?

- Сложно сказать, потому что я не могу выделить одного. У мамы все дети любимые (смеется). Приятно просто пообщаться, где-то встретиться в неформальной обстановке. Были и смешные истории. Например, в ночном клубе встретила футболиста. Он так испугался, сделал огромные глаза, поднес палец к губам, и так как не совсем хорошо разговаривал на русском, сказал: "Я Каспер". Мол, я его не видела. Он единственное слово подобрал. Было очень смешно, ведь я тоже была не при исполнении. А потом, по прошествии времени, он понял, что все нормально, мы все живые люди. Я никогда не смешиваю личную жизнь и работу - это нереально. Но всегда уважение вызывают те ребята, которые идут на контакт, общаются, которые понимают тебя как журналиста и человека.

- Грубо говоря, чего добились белорусские футболисты, а воротят нос от микрофонов, не дают комментарии. А те же Бэкхем, Лэмпард - мировые звезды - с удовольствием отвечали на ваши вопросы.

- Тогда, после матча Беларусь - Англия, вообще получилась смешная история. Игроки выходили через микст-зону, я стояла немного в стороне от всех. Англичане останавливались только рядом с журналистами из своей страны, давали интервью. Проходит Бэкхем, и я закричала: "David, please one question". И тут он, проходя мимо, оказавшись в окружении стюардов, разворачивается и соглашается со мной пообщаться. Сразу меня шокировало то, что у него тоненький нежный голос. Я думала, что он более мужественный. Дэвид общими фразами ответил и собрался уходить. Но дальше было еще веселее. Вроде, приблизился к выходу, но у меня снова какой-то порыв и я кричу: "Please, оne photo". И он опять разворачивается и подходит ко мне. Из всей толпы я вышла, обошла ограждение (меня никто не останавливал, потому что сам игрок разрешил) и сфотографировалась с ним. Вот какой показатель профессионализма. Он уважает болельщиков и корреспондентов. Ему ничего, а мне весело вспомнить. А следом шел Лэмпард, тоже остановился, но на вопрос "как вам белорусские девушки" заулыбался и ушел, ничего не сказал (смеется).

- Повеселились вы и с Карлосом Тевесом после матча с Аргентиной, когда застали его прямо на поле.

- Это вообще был беспредел. Наверное, мне позволили это сделать, потому что это был товарищеский матч. И чтобы не ловить футболиста потом в подтрибунном помещении, стала за 15 минут до финального свистка на кромку поля. Думала, что пройдет мимо и не остановится. И постепенно, после окончания матча, с оператором пошли по полю, дошли чуть ли не до центрального круга, пока футболисты благодарили друг друга. Карлос, конечно, обалдел, но ответил на наши вопросы с удовольствием.

- Тяжело сейчас в подтрибунном помещении не крикнуть "One photo, please?"

- Нет, на самом деле. Вообще, у меня в жизни случалась настоящая череда неожиданных и приятных встреч. Например, в Москве, кода опаздывала на встречу, ловила такси. Понимала, что для того, чтобы как-то этот процесс ускорить, должна идти по улице с выставленной рукой. Остановился шикарный спортивный "Мерседес". Думаю: "Если там лицо кавказской национальности, коих много в Москве, ни за что не сяду, пусть даже опоздаю". Опустилось стекло и оттуда спросили, не подвезти ли меня. Увидела, что не кавказец (хотя я против них ничего не имею, просто стремно), не подозрительный молодой человек. Толком не рассмотрела лицо, но рискнула, села. И лишь через мгновение поняла, что оказалась в машине рядом с Гошей Куценко. Не было смысла делать вид, что не узнала его, и говорю: "Здравствуйте, Гоша". Он мне: "Здравствуйте. А вас как зовут?" "Аня". "Хорошо, Аня, вам куда?". Потом Гоша, кстати, спустя полтора месяца приезжал в Минск и пригласил меня на спектакль. Вот такое знакомство.

- Случайности неслучайны.

- Вот. Поэтому надо расслабиться и получать удовольствие. Ну что бы случилось, если бы Бэкхем на мою просьбу о фото не вернулся и ушел? Ну и что, ничего страшного. Я в этом плане не парюсь. Лучше иногда предложить, рискнуть. Правда, нормальный журналист должен всегда еще и стараться. Не бывает так, чтобы все тебе в руки шло, нужно проявлять инициативу.

- Через что вам случалось проходить?

- К счастью, никаких ужасов не было. Как-то все в жизни получалось. Но это во многом за счет того, что я много работаю. Со второго курса начала себя реализовывать: на "Радио РОКС", театральная рубрика, была в закулисье многих театров, потом появилась спортивная журналистка. Я кино люблю, театр, уважаю музыкантов. Я сама училась в музыкальной школе по классу балалайки. И сейчас на музыкантов смотрю как на богов - как они пишут музыку, создают мелодии. Это же космос. Кто-то так же смотрит на футболистов, как они носятся, как работают. Недавно в Испании сама побегала с Боровским, Иван Ивановичем Савостиковым, быстро выдохлась. А игроки по 90 минут выдерживают такой темп. Просто надо любить и уважать все профессии, и себя тоже, кстати.

Только нужно не забывать разделять жизнь и работу. В этой связи у меня есть история интересная. Я была на седьмом месяце беременности и с 30 на 31 декабря монтировала "Dinаmo Inside". Тогда как раз подписали Журавля, это была секретная информация, и мы дали честное пионерское, что до официального оглашения эти сведения никуда не просочатся. И 31 декабря вышла программа, где мы представляли нового главного тренера. Делала это все на седьмом месяце беременности, но получала огромное удовольствие. Я просто очень люблю свою работу.

- Вы чувствуете свою значимость для белорусского футбола?

- Нет, конечно. Какая моя значимость? Я не тренирую ребят, не провожу игры. Говорю о футболе, потому что это моя работа. Значимость - это когда ты вырастил футболиста, добился чего-то с командой, завоевал медали. Каждый делает свою работу, но значимость ты ощущаешь тогда, когда тебе доверяют, спрашивают о чем-то, советуются. Чем могу, тем помогу. Для меня самое трогательное - когда в работе присутствует человеческий момент. И я с этим особенно столкнулась, когда делала фильм о Руслане Салее. Это было нечто. Через какое-то время после трагедии на меня вышел покойный Сергей Олехнович и сказал, что я должна сделать фильм. Почему именно я? У нас же большая плеяда журналистов, хоккейных в том числе. Но Сергей сам писал книгу и предложил сделать фильм. И первое, что я попросила: я сделаю, но только если будет согласна семья Руслана. Олехнович мне через пару дней перезвонил и сказал, что семья согласна, если фильм буду делать я.

В итоге за пару месяцев я фактически одна сняла фильм. Неделю, наверное, морально готовилась ко встрече с семьей Руслана. Открываю дверь, а они как могут держатся, приглашают, мама на успокоительном, но рассказывала.. И я старалась сделать все так, чтобы было ощущение, что мы говорим о живом человеке. Создание фильма - это огромный жизненный опыт и, наверное, самая тяжелая работа, которую я когда-либо делала. Кстати, картина "Салей, которого мы не знали" в 2014 году была удостоена приза на Международном фестивале спортивных фильмов в номинации "Спорт и личность".

- При работе над "Dinamo Inside" и вообще в белорусском футболе вы прежде всего журналист или болельщик? Или удается это все совместить?

- Наверное, можно разделить этапы до динамовского проекта и после. И понятно, что когда сейчас я знаю нечто большее, то не совсем объективно отношусь ко всем командам. Естественно, я болею за "Динамо". Мне хочется, чтобы у ребят все было хорошо. Но я была и болельщицей. Иногда это и мешало, добавляло ненужной эмоциональности в эфире. Помню, когда наша "молодежка" вышла на чемпионат Европы, с молодыми Глебом и Жевновым, эмоции захлестывали. У нас на ушах стоял весь отдел. А мне нужно выходить в эфир. И тогда во время программы я даже подпрыгивала на стуле. Иногда очень сложно себя сдержать. И в работе с "Dinаmo Inside" я частенько бываю именно болельщицей, ведь тут и душа подключается. Я не отрабатываю контракт, никто нас не заставляет это делать. Это все идет изнутри. Есть тема, есть желание, и здорово, когда это все совпадает.

- Вы как-то говорили, что в еврокубках болеете за БАТЭ. А сейчас?

- Это было, наверное, давно, когда в еврокубки выходил только БАТЭ. В чемпионате есть соперники, тут уже каждый сам за себя. Но когда белорусский клуб в любом виде спорта выходит на евроарену, любой неравнодушный к белорусскому спорту человек будет переживать за представителей нашей страны. Каждому хочется, чтобы праздник большого футбола, большого хоккея продолжался как можно дольше. Не важно, кто играет, главное, что команда представляет белорусский футбол. Конечно, так как я сейчас тесно связана с "Динамо", я очень болею за "бело-голубых", в том числе и в еврокубках. Но это не значит, что я буду желать зла БАТЭ, тем более в Лиге чемпионов. Я болею за тех, кто сражается прямо сейчас за рубежом и своими действиями говорит, что есть такая страна - Беларусь.

- Когда в последний раз вы были на футбольных матчах в Беларуси как болельщик?

- Иногда на матчах "Динамо" могу сидеть на трибунах и болеть, когда мы снимаем программу. Ловила себя на мысли, что здорово просто сидеть на матче и наблюдать за игрой, потому что, как правило, во время соревнований я нахожусь по работе.

- Вы ощутили на себе все болельщицкие "прелести": досмотры, запреты?

- Я чаще всего прохожу через служебный вход, по аккредитации. Но наболевшую тему с досмотрами знаю. Я не думаю, что досматривают настолько дотошно, как об этом говорят.

- Но в человеческом плане вы на стороне болельщиков в этой теме?

- В большей степени да. Но, с другой стороны, хотелось бы сказать болельщикам, чтобы они помнили, как себя вести в публичном месте, на трибунах. Да, мы хотим выразить эмоции, но не надо переходить грань. Я сама на стороне того, чтобы можно было расслабиться и на футболе, и на хоккее. Но это нужна культура, нужно понимание со стороны всех. В любом случае, надо привлекать болельщиков на стадион, потому что без них скучно, без них это не футбол.

- Привлекать можно еще и через футбольные программы, которых у нас в стране практически нет.

- Создать спортивное ток-шоу, вроде как, и нетяжело, но в любом случае всегда должны быть персоны, которые готовы говорить. А вот с этим тоже проблемы. Спорт сейчас становится шоу, и спортивные ток-шоу также должны быть. Я смотрела на "Матч ТВ" жеребьевку чемпионата Европы, и по окончании, когда стало понятно, в какой группе оказалась Россия, было включение из студии, где находилось два дивана, четыре гостя, сидели представителя от футбола и Александр Гордон. Он просто телеведущий и публичная персона. И он говорит, что Россия в этой группе "попала в задницу". Не каждый возьмет на себя смелость рассуждать так смело и открыто. А Гордон может себе много чего позволить, он публичная персона...

- Спорт - это шоу, футбол - это шоу. У нас его создают в том числе и некоторыми популистскими методами, обещая раздеться после матча.

- Я понимаю, о чем вы (смеется). Каждому свое. Аня Бонд в этом органична. Я ее знаю очень давно, она всегда была очень эпатажна. И ей это идет, ничего плохого о ней не скажу.

Насчет себя я такой вариант даже никогда не рассматривала. Как правило, такие вещи происходят в Латинской Америке, где есть даже ведущие, которые раздеваются догола во время прогноза погоды. Там в этом плане все очень просто. И периодически всплывает, что за команду из шестого дивизиона какого-то чемпионата болеет какая-нибудь местная порно-звезда, стриптизерша, танцовщица, публичная персона, звезда реалити-шоу. И она утверждает, что как болельщица этой команды разденется, если футболисты тогда-то и тогда-то выиграют, того-то достигнут. И периодически у нас такие новости в дайджестах проскакивали, в конце, чтобы посмеяться. Но я никогда на себя не примеряла такое. Тем более мотивировать команду должно руководство клуба, тренер должен правильно выстроить работу. В данном случае, мне кажется, Аня просто громко заявила о себе, такой пиар-ход. А бывает такое, что без объявления, неожиданно выбегают на поле голыми - вот это круто (смеется).

- Сейчас, когда белорусский футбол ушел в отпуск, будет тяжело за его счет о себе напоминать.

- Ну почему? Я с 14 декабря вышла из декрета, стала вести программу "Арена" вместо Оли Барабанщиковой.

- Вы вышли из отпуска, рассказываете о спорте, но футбол все равно на первом месте?

- Футбол в принципе по набору информации в новостных спортивных выпусках практически всегда на первом месте. И мировой, и белорусский. Ты следишь за ним, рассказываешь, анализируешь. Он занимает большую часть.

- В связи с этим хочу закончить тем, с чего начали. Когда вы только пришли в журналистику, тема вашего первого ток-шоу была "Где сейчас белорусский футбол". По прошествии 15 лет предлагаю порассуждать на эту же тему.

- Я думаю, что сейчас на эту тему вообще не будут говорить, если делать ток-шоу. Либо это все скатится в обсуждение посещаемости. А, вообще, наш футбол двинулся вперед. У нас такие достижения: белорусские представители в Лиге Европы, в Лиге чемпионов, сборная добивается результатов. У нас растут ребята, уровень футбольных клубов (не всех, конечно, но многих) вполне себе неплох. Здорово, когда что-то появляется, движется. Мне кажется, что все стало как-то более профессионально. Открытость, возможность подсмотреть за кем-то, понять уровень футбола, соприкоснуться с этим видом спорта - все это доступно. Движение есть. Конечно, очень жалко, что в Минске нет стадиона. А те арены, которые есть в Бресте, Гродно, не все матчи могут принять. Ведь в областях, на периферии очень благодарная публика. Людям надо зрелище. И футбол нужно сделать таким. Чтобы люди стремились на него ходить, смотреть, следить за ним. Чтобы приятно было находиться внутри чаши, чтобы поход на футбол был как настоящий праздник.

- У нас в стране такое возможно?

- Конечно. Это везде возможно. Просто в первую очередь надо дать болельщикам соответствующие условия. Но и сами болельщики должны поработать для этого. И спортсмены должны понимать, что мы все делаем одно общее дело. И если вы хотите, чтобы вами и вашим видом спорта интересовались, нужно работать не только на поле, а своими интервью, своим примером давать толчок к популяризации.

Дмитрий РУТО.