Сергей Лебедев

09.02.2017

За что критикуют Содружество Независимых Государств и какие реформы назрели за четверть века существования объединения? Есть ли в СНГ инструменты влияния на экономические разногласия между странами? Об этом - глава Исполкома Содружества.

За что критикуют Содружество Независимых Государств и какие реформы назрели за четверть века существования объединения? Есть ли в СНГ инструменты влияния на экономические разногласия между странами? Об этом - глава Исполкома Содружества.

М. Марков: Сергей Николаевич, здравствуйте.

С. Лебедев: Добрый день.

М. Марков: 5 октября 2017 года будет уже 10 лет, как Вы в должности Исполнительного секретаря СНГ. Я не ошибаюсь?

С. Лебедев: Совершенно верно.

М. Марков: И как показала история, на этой должности Вы уже в 2 раза дольше, чем некоторые Ваши предшественники - Вы 5-й секретарь.

С. Лебедев: Наверное, да.

М. Марков: При этом и Коротченя, и Яров были по 5 лет, а Рушайло и Березовский и того меньше. Подводя итоги 25-летия, есть достижения, которыми СНГ, безусловно, может гордиться?

С. Лебедев: Мне представляется особенно важным то, что в эти переломные 90-е годы вследствие создания СНГ удалось предотвратить развитие сценария на постсоветском пространстве по балканскому формату.

М. Марков: То есть, трагического сценария?

С. Лебедев: Совершенно верно. Вы помните, какое было напряжение во многих республиках, в том же Таджикистане, на Южном Кавказе, в Молдавии? Но именно благодаря коллективным усилиям руководителей стран СНГ удалось остановить гражданскую войну в Таджикистане, достичь мира, удалось остановить Приднестровский конфликт, удалось остановить грузино-абхазскую войну, и долгое время до 2008 года в Абхазии стоял миротворческий контингент СНГ. Не все удалось решить, конечно же, полного удовлетворения у нас нет и не может быть, потому что многие проблемы остались нерешенными. Но в целом, оглядываясь на 25 лет, это не только мое мнение, к этому выводу пришли главы государств в прошлом году на саммите СНГ, мы можем с удовлетворением оглянуться на итоги нашего сотрудничества в рамках Содружества Независимых Государств.

М. Марков: То есть, хорошо, что СНГ состоялось?

С. Лебедев: Совершенно верно.

М. Марков: Но недавний Большой разговор с Президентом Беларуси...

С. Лебедев: Внимательно смотрел.

М. Марков: Наверняка, Вы обратили внимание, что было много самых различных тем и вопросов, которые звучали как от простых людей на улицах, так и от приглашенных журналистов и, естественно, от экспертов, находящихся в студии. Но что меня немного удивило, вопросов, связанных с СНГ, не звучало. Как Вы это прокомментируете?

С. Лебедев: Если бы эта была больная тема, то она, наверняка, была бы затронута. Значит, не все так уж и плохо, волнуют больше другие проблемы. Хотя мы реалисты, мы трезво оцениваем состояние дел. У нас проблем предостаточно, и мы знаем их и работаем над их решением.


Сергей Лебедев. Крупным планом


М. Марков: А какой для себя самый главный месседж Вы получили во время этого Большого разговора?

С. Лебедев: Мне понравился оптимистический настрой Президента на то, что все эти проблемы, которые сегодня есть, они временны. Самое главное, что и у руководства Беларуси, и у руководства России есть желание эти проблемы решить. Да, они есть, они, к сожалению, создают трудности в укреплении интеграционных связей, поддержании отношений дружбы, взаимопонимания. Но вот это оптимистическое утверждение Александра Григорьевича, что мы решим эти вопросы, обязательно решим, в этом у него никаких сомнений нет, вот это меня, честно говоря, порадовало. Это самый главный вывод. Поэтому я в будущее отношений России и Беларуси и Содружества Независимых Государств смотрю с оптимизмом.

М. Марков: Но у СНГ сегодня есть реальный экономический инструмент для того, чтобы вот эти проблемы, которые периодически возникают, разрешать? Скажу откровенно, нам белорусам уже немного поднадоели все эти "россельхознадзоровские" проблемки и, знаете, "газово-нефтяной краник", то он открывается, то закрывается, хочется какого-то позитива на постоянной основе. Есть такой инструмент?

С. Лебедев: У нас есть очень важный орган в этой сфере - это Экономический совет СНГ, который, в отличие от других органов, собирается 4 раза в год. Это совет на уровне вице-премьеров стран СНГ, ответственных за экономику, они 4 раза в год собираются и обсуждают актуальные вопросы экономического сотрудничества.

М. Марков: В том числе и проблемные вопросы, о которых мы говорили?

С. Лебедев: Конечно. В первую очередь проблемные вопросы. И там вырабатываются какие-то решения, которые бы способствовали реализации того или иного договора, соглашения которого, к сожалению, на данный момент пока не выполняются. Кроме того, есть Экономический суд СНГ.

М. Марков: А были уже прецеденты, когда вопросы решались именно в Экономическом суде?

С. Лебедев: Да, были прецеденты.

М. Марков: Решение суда обязательно к исполнению?

С. Лебедев: Все зависит от того, какое это решение. В основном Экономический суд выносит рекомендательные решения.

М. Марков: СНГ - 25 лет. И практически с самого первого дня создания ему многие предрекали историческое забвение. И я даже помню фразу второго президента Азербайджана Абульфаза Эльчибея, который говорил о том, что СНГ напоминает колхоз без прав, который неизбежно развалится. Так почему СНГ не развалился?

С. Лебедев: Пессимистических оценок хватает и сегодня. И сегодня многие предрекают скорый развал СНГ - после какого-нибудь спора между государствами тут же начинают хоронить. Причина тут налицо в том, что Содружество состоялось, оно существует, оно развивается и имеет перспективу, причина главная - то, что мы соседи, Богом обреченные жить рядом.

М. Марков: То есть, мы обречены быть вместе?

С. Лебедев: Квартиру, дачу можно поменять, ну, а как страну поменяешь. Не уедешь же от Украины никуда на другой край света, правильно? С соседями надо жить. И вот, если во главе государств стоят мудрые руководители, которые реально оценивают ситуацию и смотрят в будущее, а не живут только лишь сегодняшними интересами, а таких большинство, то они выстраивают отношения, находят способы решить существующие проблемы, даже самые острые. Состояние конфликта - оно противоестественное. Поэтому мое глубокое убеждение - это состояние мира, который нужно сохранять, поддерживать, беречь, укреплять. Кроме того, мы связаны тесными узами во всех сферах - в экономической, в гуманитарной, в человеческом измерении, потому что родственные связи сохранились после развала Советского Союза везде. И вот эти объективные причины - это гарантия того, что мы были, есть и будем вместе.

М. Марков: Но, Сергей Николаевич, согласитесь, ведь не всегда все зависит только от нас. Наверняка, знаете 1962 год, план Кеннеди о том, что, мягко говоря, можно и мирным путем помочь республикам Советского Союза разбежаться, просто нужно им показать, что жить раздельно лучше. Был такой план. В 2012 году уже Хиллари Клинтон заявляла о том, что нужно не допустить советизации вот этого региона, когда страны Восточной Европы и страны Средней Азии вновь хотят объединиться, чуть ли не второй Советский Союз, как она объясняла. На Ваш взгляд, почему нам не позволяют дружить на постсоветском пространстве?

С. Лебедев: Убеждение в том, что если мы будем отдельно строить свою жизнь, свое существование, то все будет лучше, никто не будет нами руководить из какого-то единого центра, из Москвы, разумеется, оно, к сожалению, в значительной степени и привело к развалу Советского Союза. Сейчас государства смогли найти алгоритмы и сосуществования, и самостоятельного развития, уважительного отношения друг к другу к самостоятельному пути развития. Это хорошо. Но с другой стороны, интеграция требует поиска каких-то совместных решений, разработки совместных программ. Почему? Жизнь показала и, по-моему, убедила очень многих в том, что сообща намного проще решать существующие проблемы и в экономической сфере, а сегодня еще и в военно-политической, легче отстаивать, защищать свою безопасность, свои внешнеполитические интересы. Это осознание того, что вместе мы сильнее, тоже является важным фактором, который способствует сохранению и укреплению СНГ.


Сергей Лебедев. Крупным планом


М. Марков: То, что вместе мы сильнее, как раз и может беспокоить тех, кто хотел бы видеть нас послабее?

С. Лебедев: Законы конкурентной борьбы на протяжении столетий, если не тысячелетий, определяли в значительной степени построение взаимоотношений государств.

М. Марков: И не только, и в человеческих коллективах тоже.

С. Лебедев: Да. И сегодня эти законы никто не отменял, они существуют. Естественно, у наших партнеров - оппонентов, конкурентов - всегда есть желание, чтобы соответственно оппонент или конкурент был слабее. Это желание сохраняется и, к сожалению, материализуется в конкретных действиях, вот это плохо. 

М. Марков: В 1991 году, когда проводились социологические опросы, речь шла о том, что подавляющее большинство жителей и Беларуси, и России не очень верили в будущее СНГ. В 1999 тех, кто верит, было уже чуть больше - около 50%. А буквально в декабре, накануне 25-летия СНГ, Институт социологии Академии наук совместно со Всероссийским центром изучения общественного мнения провели опрос и в Беларуси, и в России: почти 90% и белорусов, и россиян считают, что СНГ состоялось, более 85% верят в будущее СНГ и более 70% считают, что это будущее построено в первую очередь на экономике. Почему такая положительная тенденция наблюдается на протяжении 20 лет?

С. Лебедев: Я думаю, что и мир изменился, и люди изменились. Они стали более грамотными в оценке политической ситуации, они стали более грамотными в обещаниях, которые дают политики. Практически во всех странах СНГ в ходе предвыборных кампаний граждане стали меньше голосовать за популистов, которые раньше приходили к власти, а чем это заканчивалось, Вы знаете. К сожалению, несостоятельными оказались эти политики, которые обещали очень много, но выполнить ничего не смогли. И теперь я это могу подтвердить, поскольку много раз ездил и продолжаю бывать в странах СНГ в связи с проведением там выборов; я вижу, как требовательно и очень избирательно подходят граждане при выборе своих симпатий к тому или иному кандидату.

М. Марков: То есть электорат тоже поменялся?

С. Лебедев: Конечно. Они голосуют за власть, которая обеспечивает стабильность, благосостояние.

М. Марков: Вы возглавляете много лет миссию наблюдения СНГ?

С. Лебедев: Да.

М. Марков: На выборах работаете в том числе на территориях постсоветского пространства. Почему так разительно отличаются отчеты, которые готовит Ваша миссия, от тех отчетов, которые стандартно представляют из года в год, практически одни и те же, Ваши коллеги из ОБСЕ?

С. Лебедев: Меня, честно говоря, удивляли и удивляют подходы западных наблюдателей к наблюдению за выборами. Мы приезжаем в наши страны в качестве наблюдателей как друзья, как партнеры. И для нас главная задача - не найти какие-то недостатки и обвинять местные власти, избирательные органы в том, что выборы были недемократичные; для нас главное - обеспечить право граждан на свободное волеизъявление. Мы смотрим на соответствие законодательства страны общепризнанным международным нормам избирательного права. Кроме того, в ходе наблюдения мы очень тактично, вежливо, не вмешиваясь во внутренние дела, стараемся помочь в организации избирательного процесса. То есть если мы где-то заметили недостатки, мы не ждем дня после выборов, чтобы потом обвинять, мы уже на стадии выявления того или иного недостатка, недоработки по-дружески, по-товарищески говорим нашим коллегам в этой стране, ответственным за избирательный процесс, что здесь нужна небольшая коррекция.

М. Марков: Можно ли говорить о том, что у Вас немного разные цели с Вашими коллегами, и о том, что критерии, по которым оцениваются те или иные выборы, не совсем выработаны?

С. Лебедев: Совершенно верно. Мы предлагали неоднократно западным партнерам вместе выработать такие единые критерии. Они, к сожалению, не идут на это.

М. Марков: До сих пор этого и нет.

С. Лебедев: Нет, так нам и не удалось.

М. Марков: Если вернуться к СНГ, наверное, говоря о Вашей организации, в любом случае невозможно не затронуть и ряд негативных факторов. На территории СНГ за все годы существования были и вооруженные конфликты?

С. Лебедев: Да, были, к сожалению.


Сергей Лебедев. Крупным планом


М. Марков: К сожалению. Были и цветные революции в отдельных странах; торговые войны в разное время между Россией и Грузией, и Молдавией, и Украиной, и Беларусью тоже имели место быть; наконец, вот эта аббревиатура, которая иногда используется, СНГ-2 - Содружество Непризнанных Государств, то есть когда мы говорим о Южной Осетии, Абхазии, Нагорном Карабахе или Приднестровье. О чем говорят негативные моменты в деятельности СНГ: о слабости организации или о том, что в принципе она должна трансформироваться и адаптироваться к ситуации, которая, естественно, на протяжении 25 лет меняется?

С. Лебедев: Я бы не сказал о слабости, я бы сказал о несовершенстве организации. Буквально на последнем заседании Совета глав государств в Бишкеке в прошлом году высказывалось сожаление, что Содружество Независимых Государств не смогло проявить себя в урегулировании многих конфликтов, в частности, проблемы Нагорного Карабаха. Более того, в прошлом году, Вы знаете, было обострение конфликта, печальное очень, к сожалению. Но с другой стороны, я хотел бы сказать: когда обвиняют нас, что мы устраняемся от решений бездействием, это не совсем так. В качестве примера хочу привести активное участие, например, Беларуси, руководства Беларуси в урегулировании ситуации в Украине. Президент Беларуси выступил с инициативой провести на минской площадке переговоры, и удалось собрать лидеров ведущих государств.

М. Марков: Фактически это и прекратило гражданскую войну, позволило сохранить десятки тысяч жизней.

С. Лебедев: Да. Именно Минск стал той площадкой, на которой продолжаются до сих пор регулярные заседания контактной группы. И мы очень надеемся, что эта площадка принесет плоды в этих переговорах.

М. Марков: Вы затронули тему Украины. Вы же много лет жили в Украине?

С. Лебедев: Да, 10 лет.

М. Марков: Вы учились в Черниговском политехе и получали там первое высшее образование. То есть украинский менталитет Вы знаете?

С. Лебедев: Знаю, жена - украинка.

М. Марков: Тем более. Почему именно сейчас, на Ваш взгляд, произошло вот это обострение?

С. Лебедев: Оно не было неожиданным. На протяжении многих лет, начиная с распада Советского Союза, там подпитывались националистические настроения. Во-вторых, конечно же, внешнее влияние сыграло огромную роль - и события на Майдане в 2013-2014 годах показали, насколько активным было вмешательство внешних сил в развитие конфликта. Я глубоко убежден, если бы этого вмешательства не было, киевское руководство справилось бы с этим. Надеюсь, что эти проблемы, которые приходится сегодня решать народу Украины, будут решены мирным путем с учетом интересов народа Украины - я хочу подчеркнуть, всех жителей Украины: и востока, и запада, - и что Украина останется участником Содружества Независимых Государств.

М. Марков: Есть все-таки надежда, что останется, несмотря на то что они вроде как подняли вопрос о выходе из СНГ?

С. Лебедев: Самое главное сейчас - это остановить кровопролитие и урегулировать ситуацию на востоке Украины. Если это произойдет, то, я думаю, сама жизнь подскажет руководству Украины необходимость возвращения к активному сотрудничеству в рамках СНГ.

М. Марков: Вот этот лимит цветных революций на территории постсоветского пространства - исчерпан? Хотя скажу откровенно, мне хочется верить, что вот эта ситуация в Украине, которая произошла, и плюс ситуация в Северной Африке и на Ближнем Востоке выработала определенный иммунитет к цветным революциям.

С. Лебедев: Иммунитет - это дело временное. К этому состоянию можно привести любую страну, если приложить усилия - бросить огромные силы, деньги. Поэтому никогда не говори "никогда", известное выражение. Здесь то же самое, мне кажется, потому что та или иная революция, обострение в той или иной стране заставляет задуматься соседей. Но время проходит, что-то забывается, и, к сожалению, уроки прошлого не всегда учат. Поэтому я бы категорично не стал утверждать, что лимит исчерпан.

М. Марков: Я знаю, что 2 года Вы работали представителем службы внешней разведки в США.

С. Лебедев: Работал, да.

М. Марков: С нынешним президентом Трампом, который на то время был просто бизнесменом, Вы общались в тот период?

С. Лебедев: Нет, я его никогда не видел, честно скажу.

М. Марков: Прошло уже несколько месяцев после выборов, уже инаугурация состоялась, и в то же время это как в разговорах о погоде: чуть ли не половина общений в мире, можно говорить, начинается с вопроса: "Ну, как тебе Трамп?" Сергей Николаевич, как Вам Трамп?

С. Лебедев: Мне представляется, что это яркая личность, он знает, чего он хочет. Я бы воздержался от некоторых категоричных оценок, которые сейчас звучат в адрес Трампа. Это успешный бизнесмен.

М. Марков: Это уже показатель.

С. Лебедев: Да. Он прагматик, это видно. Он неглупый, он был избран в соответствии с американской избирательной системой. И этот выбор надо уважать и выстраивать с ним отношения как с прагматиком. Конечно же, мое глубокое убеждение, что в первую очередь он будет отстаивать интересы Америки, Соединенных Штатов Америки, это факт.

М. Марков: Это его прямая обязанность.

С. Лебедев: Да. И поэтому из этого надо исходить, и не надо строить иллюзий, что будет какой-то резкий разворот.


Сергей Лебедев. Крупным планом


М. Марков: Вот эта санкционная риторика, которая наблюдалась на протяжении многих лет в отношении России и в свое время в отношении Беларуси, на Ваш взгляд, она претерпит изменения?

С. Лебедев: Я надеюсь на это.

М. Марков: Развал Советского Союза Вы лично воспринимаете как глобальную катастрофу, изменившую мир, или как возможность для многих государств на суверенитет и самообразование?

С. Лебедев: В тот период я, как и многие другие, в какой-то степени заблуждался, думал, что новая форма сохранит нашу общность, историческую, гуманитарную общность народов бывшего Советского Союза, государство будет развиваться, как самостоятельное государство, но мы все равно останемся вместе. И создатели СНГ тоже, кстати, мыслили так: они думали, что будет единая валюта, единая армия, единая внешняя политика и так далее.

М. Марков: То есть, они изначально тоже заблуждались?

С. Лебедев: Я, честно говоря, не очень верю в заблуждения. Хотя этого нельзя исключать. Спустя некоторое время, когда было видно, что мы расходимся, и когда начались кровавые конфликты, я стал воспринимать это как трагедию народов Советского Союза. И это чувство у меня сохранилось до сих пор. К счастью, мы нашли в рамках Содружества Независимых Государств новые форматы и взаимодействия, и сосуществования, которые позволили, во-первых, остановить конфликты, во-вторых, дать возможность нашим народам развиваться по тому пути, который они выбрали. Поэтому полностью поддерживаю слова о том, что тот, кто не сожалеет о распаде Советского Союза, тот человек без сердца, а тот, кто хочет или думает о его восстановлении, тот человек без головы. Потому что восстановить сегодня Советский Союз невозможно. Мы можем и, видимо, будем идти независимым путем, все народы стран Содружества Независимого Государства, но очень важно сохранить общность наших государств, это очень важно. Я много лет проработал в Западной Европе. И вот в 1977 или 1978 году я выезжал по служебным делам из Западной Германии, из Бонна, во Францию, Бельгию, я пересекал границу с вагончиками, где проверяли пограничники, таможенники, и были знаменитые вагонные змейки для того, чтобы автомобиль не прорвался. Государства, враждовавшие на протяжении столетий, нашли силу воли, нашли мудрость для того, чтобы создать Европейский союз - ликвидировать границы, создать единую валюту, проводить единую экономическую политику. Мы же, столетиями жившие в одном государстве, почему-то разошлись, создали столько трудностей для народов наших стран. У нас больше оснований быть вместе, понимаете, чем у них.

М. Марков: Но с другой стороны, сейчас в Западной Европе идут центробежные силы. Brexit уже сам за себя говорит. Наверное, трудно предсказать, как это будет дальше в Европе, хотелось бы, чтобы у нас этого не было. Вот эти центробежные силы, на Ваш взгляд, они у нас закончились или все-таки мы должны их не допустить?

С. Лебедев: Мы должны их не допустить. Я хочу повториться - никогда не говори "никогда". Поэтому говорить, что они закончились, я бы не рискнул.

М. Марков: Сергей Николаевич, вот если откровенно, есть два образования: СНГ - возглавляет исполком организации генерал армии, бывший руководитель службы внешней разведки, Союзное государство - Григорий Алексеевич Рапота, тоже генерал, тоже служил во внешней разведке. На Ваш взгляд, это совпадение или воинская дисциплина бывших разведчиков крайне необходима и укрепляет союзные организации?

С. Лебедев: В данном случае это чистое совпадение конечно. Хотя работа в разведке - это огромная жизненная и профессиональная школа, это раз. Во-вторых, в разведку отбирали людей из всего Советского Союза, отбор очень тщательный, жесткий, и поэтому, естественно, туда попадали лучшие люди, аналитики прекрасные, люди с характером, с выдержкой, умеющие быстро и четко оценивать ситуацию, принимать решения - вдумчивые, выдержанные, надежные.


Сергей Лебедев. Крупным планом


М. Марков: О Вас еще говорят, что Вы обладаете уникальной способностью запоминать большие объемы информации. Вы можете на примере продемонстрировать это? Что бы я хотел, наверное, услышать? Может быть, приведу примеры исторические, наверняка, Вы о них знаете. Тот же Юлий Цезарь или Александр Македонский, они знали по именам и в лицо десятки тысяч своих солдат, как и Суворов. Тот же Сократ знал 20 тысяч своих земляков по Афинам. И говорят о Наполеоне, что, когда его закрыли на гауптвахте, он в течение короткого времени выучил огромный трактат Римского права и потом всю жизнь его декламировал. Как у Вас эта способность проявлялась?

С. Лебедев: Пример очень простой. Мне сейчас необходимо общаться с президентами 11 стран СНГ. 11 премьеров, 11 министров иностранных дел, 11 послов стран СНГ в Минске, соответственно, 11 послов стран СНГ в Москве. Я должен знать имена и отчества всех этих людей. Я хорошо знаю и без запинки говорю Козидавлат Коимдодович Коимдодов, Ергали Булегенович Булегенов или бывший премьер Кыргызстана Жанторо Жолдошевич Сатыбалдиев и так далее. Вы согласитесь, что неприятно, когда, называя тебя, вдруг путают имя и отчество. Я с очень большим уважением отношусь к моим партнерам по беседам в Средней Азии, естественно, тут ошибаться нельзя. Ну и потом то, что я там родился и вырос, это, конечно, помогает мне.

М. Марков: О Вас, как в песнях, говорят, что Вы вышли родом из народа. Ваша мать Нина Яковлевна была простым бухгалтером, отец Николай Иванович был простым водителем. Если продолжать эту песню, есть ли человек, который может сказать, что Сергей Николаевич свой парень для него? У Вас есть друзья?

С. Лебедев: Конечно, и много друзей. И в Москве, и за ее пределами, у меня остались друзья и в Украине, в Узбекистане, в Казахстане, в Сибири мои бывшие одноклассники, с которыми я поддерживаю до сих пор контакты. Но больше всего, конечно, друзей из службы внешней разведки. А как без друзей?

М. Марков: Сергей Николаевич, если чуть-чуть коснуться, если позволите, Вашей семьи. Вы с женой вместе 40 лет.

С. Лебедев: Честно скажу - 48.

М. Марков: Почти 50. Замечательно.

С. Лебедев: С 1969 года.

М. Марков: У Вас два сына и четверо внуков.

С. Лебедев: Совершенно верно.

М. Марков: Ваше воинское звание - генерал армии. Какое бы звание, на Ваш взгляд, заслуживала Ваша жена?

С. Лебедев: В военной среде, Вы знаете, жена всегда выше на одно звание, чем муж.

М. Марков: На одну ступень как минимум. Маршал?

С. Лебедев: Да. Поэтому она маршал.

М. Марков: А Ваши сыновья пошли по Вашим стопам?

С. Лебедев: Нет, они не пошли по моим стопам.

М. Марков: А чем они занимаются?

С. Лебедев: В основном экономикой.


Сергей Лебедев. Крупным планом


М. Марков: Узбекистан, Украина, профессионально Вы состоялись в России. Из этих трех стран которую бы Вы назвали родной, Родиной?

С. Лебедев: Это трудный вопрос, откровенно скажу. Конечно же, большую часть жизни я прожил в России, то есть 40 лет я все-таки на российской земле, и, естественно, Россия - это Родина № 1, и Узбекистан - это Родина, где я родился, а Украина - я ее просто полюбил. Я не могу не сказать и про Беларусь. С Беларусью меня очень многое связывает: будучи студентом Черниговского института, я был направлен на производственную практику на Гомсельмаш" и определенное время там поработал, полюбил белорусское Полесье, купался в Соже со своими сокурсниками. Это было мое первое знакомство с Беларусью. А потом, работая в Германии, я ежегодно на поезде все равно проезжал через Беларусь. И вот я смотрел на белорусские леса, поля, пейзажи, такая красивая страна Беларусь, цветущая. И даже не это главное. В Бресте меняли колесные пары, и поезд стоял 2 часа. Первый раз я еще не рискнул, побоялся, а второй раз мы быстро выскочили с семьей (я, жена и двое детей), взяли такси, поехали в Брестскую крепость и успели за эти 2 часа, пока меняли колесные пары, побывать в Брестской крепости, преклониться перед монументом, перед павшими. Почему для меня это было важно? Беларусь, и особенно стела при пересечении границы, которую видно еще с польской территории, она для нас - для тех, кто работал в Германии и кто каждый год возвращался в Советский Союз, символизировала Родину. И вот мы смотрели в окно и ждали, когда появится эта стела. Вот стела появилась на белорусской земле - советская территория, это Родина. Поэтому Беларусь в советское время и сейчас воспринимаю как частичку моей большой Родины.

М. Марков: Сергей Николаевич, спасибо за то, что Вы пришли сегодня, нашли время для нас. И я очень рассчитываю, что наша встреча не последняя.

С. Лебедев: Спасибо.

Комментарии


Авторизуйтесь

Смотрите также

30.03.2017  |  Крупным планом
23.03.2017  |  Крупным планом
16.03.2017  |  Крупным планом
02.03.2017  |  Крупным планом
23.02.2017  |  Крупным планом
02.02.2017  |  Крупным планом
19.01.2017  |  Крупным планом
12.01.2017  |  Крупным планом
29.12.2016  |  Крупным планом