Игорь Шуневич

01.12.2016

Большое интервью министра внутренних дел. О чести мундира, принципиальной позиции по аварии с участием сотрудника ГАИ, информационных выпадах против милиции и новых инициативах МВД.

Большое интервью министра внутренних дел. О чести мундира, принципиальной позиции по аварии с участием сотрудника ГАИ, информационных выпадах против милиции и новых инициативах МВД.


М. Марков: Игорь Анатольевич, здравствуйте.

И. Шуневич: Здравствуйте.

М. Марков: Заканчивается календарный год, впереди событие, которое бывает 1 раз в 100 лет, - столетие белорусской милиции. С чем Министерство внутренних дел будет встречать это событие и каковы предварительные итоги года?

И. Шуневич: Как бы это банально ни звучало, мы будем встречать праздник со своим народом, поскольку милиция является частью народа. Органы внутренних дел, милиция на протяжении 100 лет принимали участие не только в становлении государственности, но и обеспечении безопасности граждан. Сегодня их роль не менее значима, а может быть, даже и более. Сегодня криминогенная ситуация в стране находится под нашим контролем, контроль осуществляется эффективно, количество зарегистрированных преступлений за истекший период этого года уменьшилось практически на 2,5%.

М. Марков: Это по отношению к прошлому году за тот же период?

И. Шуневич: К аналогичному периоду прошлого года. Эта тенденция наблюдается нами уже на протяжении нескольких лет. Количество особо тяжких преступлений также значительно уменьшилось, почти на 12%. Раскрываемость тяжких и особо тяжких преступлений увеличилась на 3% и составляет сегодня практически 90%. Но я не могу не сказать и о каких-то тревожных симптомах. Мы не смогли переломить ситуацию с хулиганствами, с мошенничеством, с экономическими преступлениями, которые продолжают расти. Ту же ситуацию – восходящую - можно обозначить и по линии наркоконтроля. Здесь я бы назвал 2 основных вектора развития этой ситуации. Первый - это то, что мы убедились в том, что на страну была совершена экспансия, в определенном смысле атака международных синдикатов по производству наркотиков. Они посчитали нашу страну не только страной-транзитером, но и страной-рынком, который может потреблять определенное количество этих наркотиков. Поэтому была совершена экспансия, которую мы своевременно не смогли прочувствовать. Но мы очень быстро среагировали на эту ситуацию, законодательно среагировали, оперативно и смогли ее сегодня переломить. Второе - то, что мы получили достаточный на сегодня инструментарий для борьбы с этим злом, вопрос только в эффективности нашей деятельности. Сегодня, на мой взгляд, эффективность адекватна той угрозе, которая исходит от наркорынка.

М. Марков: Те показатели, которые Вы обозначили, они Вас как министра устраивают?

И. Шуневич: Нет. Но я убежден в том, что у нас есть очень много резервов, именно в системе Министерства внутренних дел, которые будут эффективно позволять влиять на ситуацию криминогенную. Мы эти резервы знаем и уже сегодня фактически реализуем.


Игорь Шуневич. Крупным планом


М. Марков: Вы как министр сформулируйте, пожалуйста, основные приоритеты, которые сегодня есть в работе милиции.

И. Шуневич: Основной задачей в целом правоохранительной системы в стране, в частности, органов внутренних дел, является сохранение этой тенденции, которая сегодня наметилась, того уровня безопасности, который сегодня обеспечен государству.

М. Марков: То есть тенденция на снижение роста преступлений?

И. Шуневич: На снижение роста преступности, на фиксацию каких-то положительных наших достижений, результатов и на то, чтобы мы не скатились где-то по какому-то направлению так, как это произошло с наркотиками. Чтобы мы могли в большей степени работать на превенцию каких-то негативных явлений, это та же профилактика.


"Мы все очень хорошо знаем свои права, но очень часто забываем о своих обязанностях"


М. Марков: Спасибо, что, скажем так, не поддались модным веяниям и не инициировали переименование милиции в полицию. Наверное, в Беларуси это очень серьезно сказалось бы на имидже в первую очередь Вашего ведомства. Но в последнее время, наверное, Вы и сами это видите и чувствуете, идет определенная волна, направленная на дискредитацию милиции, появляются новые статьи, и всегда это независимые интернет-ресурсы. Совсем недавно они вернулись к информации, что в Беларуси полицейское государство, только на том основании, что на 100 000 жителей у нас приходится 1 500 милиционеров. На самом деле эти данные действительно такие?

И. Шуневич: Штатная численность органов внутренних дел, тех, кто задействован в охране порядка, в раскрытии преступлений, профилактике, выявлении, поддержании общественного порядка, - 405 сотрудников, не 1 500, на 100 000 граждан. Эта цифра сопоставима со многими числовыми показателями полицейских в Европе, при том что у нас есть свой план оптимизации ведомства. И мы полагаем, что мы со временем сможем меньшими силами обеспечивать общественную безопасность.

М. Марков: Вот этой численности достаточно для того, чтобы сдерживать преступность?

И. Шуневич: Ответ на этот вопрос очевиден.

М. Марков: То есть достаточно с учетом тенденции?

И. Шуневич: Да.

М. Марков: В случае если понадобится не допустить хаоса на улице, если, допустим, активному меньшинству вдруг захочется этот хаос устроить, этих сил будет достаточно, чтобы предотвратить этот хаос?

И. Шуневич: Сегодня каких-либо предпосылок, чтобы это случилось, нет. Протестное настроение этой группы, о которой Вы говорите, позволяет сделать вывод о том, что силы правопорядка сегодняшним своим состоянием актуальным способны предотвратить любую угрозу, которая может исходить. Но я еще раз подчеркиваю: мы исповедуем очень простой принцип, опять же не нами придуманный, - лучше меньше, да лучше.

М. Марков: Я люблю одно выражение Оскара Уайльда, перефразирую: я слышал столько клеветы в адрес Вашего ведомства, что не сомневаюсь, оно работает эффективно. Но все-таки, кому эта волна может быть выгодна?

И. Шуневич: Анализируя опыт практически всех цветных революций, которые случались когда-либо в новейшей истории, можно сделать простой вывод: все они начинались с дискредитации власти, наиболее сильных ее ветвей. Я считаю, что в Республике Беларусь Министерство внутренних дел является одним из самых сильных аргументов власти поддержания правопорядка и в целом государственности в стране. И мне кажется, что здесь пытаются разыграть тот же сценарий.

М. Марков: То есть принцип такой: сначала поставить на колени правоохранителей, как это в буквальном смысле происходило, потом на колени поставить власть?

И. Шуневич: Вполне вероятно, именно в такой последовательности и предполагается реализация этого замысла или умысла. Предполагалось уже не раз, кстати говоря. Удивляюсь, как они наступают на те же грабли опять.

М. Марков: Методика не меняется.

И. Шуневич: Дай Бог, чтоб и дальше они продолжали наступать на них, пока им лоб не расшибет. Но мне кажется, что Вы абсолютно правы в том, что эта аналогия вполне уместна.

М. Марков: Я, правда, не помню случая, когда бы милиция применяла такие серьезные средства…

И. Шуневич: Крайние меры.

М. Марков: Водометы хотя бы, для того, чтобы разгонять протестующих.

И. Шуневич: Мне кажется, достаточно того, что мы видим по телевизору, как это делают наши коллеги в Европе.

М. Марков: Они не стесняются.

И. Шуневич: Может быть, этого достаточно для тех, кто у нас хочет что-то замутить, извините за такой сленг. Но водометы у нас есть.

М. Марков: Игорь Анатольевич, я согласен, они должны быть, хотя бы если не для использования, то для превентивного устрашения. Но все-таки, если мы говорим о том, что наши соседи используют их спокойно по любому поводу…

И. Шуневич: И не только водометы. Вы видите, что используют и служебных животных, и различные спецсредства очень активно, слезоточивый газ, резиновые пули и так далее, электрошоковые устройства.


Игорь Шуневич. Крупным планом


М. Марков: Не представляю себе ситуацию, чтобы в Америке гражданин, которого останавливает полицейский, начинал вдруг вместо того, чтобы выполнять его требования, снимать полицейского на мобильный телефон. У нас настолько либеральное законодательство?

И. Шуневич: Дело в том, что мы все, я и себя причисляю, очень хорошо знаем свои права, но очень часто забываем о своих обязанностях. Это одна сторона медали. Вторая - то, что никто, конечно же, не будет иллюстрировать, демонстрировать в средствах массовой информации ежедневно ту массу положительных примеров работы внутренних дел, это никому не интересно. Когда сотрудник внутренних дел помогает человеку, что в этом интересного?

М. Марков: Но согласитесь, что эти ролики стали появляться в Сети, и появляться все чаще.

И. Шуневич: Хочу еще раз сказать, что по каждому случаю появления компрометирующей информации мы проводим проверки. Допустим, по возбужденным уголовным делам в отношении сотрудников. Я могу сказать, что в этом году возбуждено 123 уголовных дела в отношении наших сотрудников. 70% из этого массива выявленных преступлений - это выявленные преступления нашими же сотрудниками, сотрудниками собственной безопасности.

М. Марков: Мы про это можем даже не знать?

И. Шуневич: Естественно, Вы можете об этом не знать. Реагируя на то, о чем Вы сказали, на появление этой информации, существует определенная группа людей, которые этим занимаются. И в какой-то степени мы, наверное, должны быть им благодарны за конструктивную критику, за нормальный творческий подход и за желание помочь нам, всем нам, в том числе руководству Министерства внутренних дел, работать более чистыми руками, скажем так образно, с меньшим количеством нарушений. Но лично по моей оценке, во многом и зачастую эти люди действуют с абсолютно иными целями и задачами.

М. Марков: Вы хотите сказать, что идет передергивание иногда?

И. Шуневич: Безусловно. Идет передергивание, подтасовка фактов и откровенная ложь. Вы сказали фразу относительно нашей работы, есть и другая, не менее известная фраза одного мыслителя, который говорил, что с того времени, когда появился печатный станок, в типографской краске поселился дьявол. Я могу перефразировать: с того времени, как появился компьютер, в медиапространстве появилась такая информация.

М. Марков: Есть информационные поводы, к сожалению, которые, встречаясь с Вами, мы не можем не затронуть. Особенно, когда они очень свежие.

И. Шуневич: Безусловно.


"Я не могу защищать сотрудников, которые не должны находиться в органах внутренних дел"


М. Марков: Знаю, что 12 мая Вы уволили начальника Первомайского РУВД Витебска. У Вас была интересная цитата: "Я не могу защищать сотрудников, которые не должны находиться в органах внутренних дел. Я об этом говорил всегда. Человек, который сел за руль в состоянии алкогольного опьянения, если он в погонах - это сразу гражданский человек". Ситуация последних дней - это Барановичский ГОВД, исполняющий обязанности начальника ГАИ. Этот жесткий подход в ущерб чести мундира, он обоснован?

И. Шуневич: Более чем. Ни один сотрудник, который был уличен в нарушении дисциплины, выразившейся в нахождении в состоянии алкогольного опьянения не только за рулем, но и на служебном месте либо в служебное время, либо в форме, не остался служить в органах внутренних дел. Такого прецедента нет и не будет.

М. Марков: Я не поленился накануне интервью посмотреть статистику. За 6 лет, что меня поразило, было только 5 подобных случаев такого циничного нарушения закона сотрудниками МВД.

И. Шуневич: 5 случаев - это те случаи, когда сотрудники внутренних дел находились за рулем и совершили преступления.

М. Марков: Да.

И. Шуневич: Но есть еще те случаи, когда они находились за рулем, не совершая преступления, просто были нами уличены в этом. Есть сотрудники, которые совершали другие преступления. Поэтому у меня нет большого оптимизма в этом смысле. Много это или мало? На мой взгляд, каждый случай, который порочит нашу честь, честь системы - для системы это очень весомый случай, это очень серьезно, это удар, как говорится, под дых системе. Это позор всему офицерскому корпусу, всему офицерскому собранию Министерства внутренних дел, и в частности службе ГАИ в данном случае.

М. Марков: То есть, мы говорим о том, что фактически один такой конкретный случай может пустить имидж под откос?

И. Шуневич: Он во сто крат нивелирует все хорошее, что мы делаем, это однозначно.

М. Марков: Вроде бы люди работают много лет на этих должностях. И в то же время система подбора кадров, не только подбора, но и, скажем так, аттестации, она имеет отношение к подобным случаям?

И. Шуневич: Безусловно.


2.jpg


М. Марков: Я хорошо помню пример, когда в Грузии несколько лет назад решили изжить коррупцию в органах внутренних дел, они буквально за несколько дней на 85% поменяли кадровый состав, а за сутки уволили 15 тысяч дорожных полицейских и изменили систему кадровой работы. Какие инновации у Вас есть, которые позволяют рассчитывать, что в дальнейшем подобных ситуаций будет меньше?

И. Шуневич: Сегодня мы хотим и уже выстраиваем систему отбора, основанную на раннем воспитании наших будущих сотрудников. Вы знаете, что в стране очень много специализированных кадетских классов. У нас сегодня уже функционирует первый милицейский лицей. А с точки зрения внутренних механизмов, могу сказать, что уже ныне упомянутая служба ГАИ сегодня приказом министра подвергнута практически сплошным порядком исследованию с помощью так называемого детектора лжи, то есть полиграфа. Каждый сотрудник, который будет приближаться к продлению контракта, пройдет эту процедуру. Сегодня уже практически 700 человек таким образом проверили.

М. Марков: И как результат?

И. Шуневич: 1/3 из них эту процедуру не прошла, с ними контракт не будет продлен.

М. Марков: Но, насколько я знаю, прохождение полиграфа - это процедура добровольная.

И. Шуневич: Это точно.

М. Марков: Человек может отказаться от ее прохождения?

И. Шуневич: Безусловно.

М. Марков: Ваш взгляд говорит о том, что это не очень хорошо будет для него.

И. Шуневич: Безусловно. Либо ты отказался от полиграфа, либо ты его не прошел - итог будет один, контракт с таким человеком мы не продлим.

М. Марков: Но ведь мы говорим о том, что полиграф, хоть это и достаточно надежно с точки зрения процента вероятности - 95-98 %, но всегда остается вероятность, что человек ни в чем не виноват, но сам себя оговорил в результате разговора с экспертом.

И. Шуневич: Я готов пожертвовать этой частью процентов.

М. Марков: Жестко.

И. Шуневич: Может быть.

М. Марков: Вероятность обмануть полиграф есть?

И. Шуневич: Прецеденты мне не известны.

М. Марков: Готовясь к интервью, взял на себя смелость, попросил Ваших сотрудников, но я попытался обмануть полиграф.

И. Шуневич: Получилось?

М. Марков: К сожалению, нет. Давайте посмотрим. Я не думал, что это настолько сложная процедура с точки зрения количества датчиков, которые вешаются. И то мне сказали, что часть датчиков использована не была.


Эксперт: Итак, я стартую. Сейчас я буду задавать вопрос, на какой улице Вы живете, и буду предоставлять варианты ответа. Отвечать «нет». Вы живете на улице Минска?

М. Марков: Нет.

Эксперт: Вы живете на улице Фрунзе?

М. Марков: Нет.

Эксперт: Вы живете на улице Московской?

М. Марков: Нет.

Эксперт: Вы живете на улице Логойский тракт?

М. Марков: Нет.

Эксперт: Однозначно, у Вас что-то связано либо с Фрунзе, либо с Логойским трактом.

М. Марков: Интересно. Правильно.

Эксперт: Потому что очень хорошо среагировали, плюс еще вербаликой Вы среагировали на улицу Фрунзе. У Вас произошло задумывание, затаивание дыхания, потом Вы что-то вспомнили об этой улице, потом только дали ответ. На Логойский тракт Вы дали ответ четче. Что связано с Логойским трактом?

М. Марков: На Логойском тракте я живу, а на Фрунзе я вырос, все детство провел.


М. Марков: Не удалось, причем даже на простых вещах. Чем обоснована такая жесткость все-таки? Для того чтобы максимально защитить ведомство от таких людей?

И. Шуневич: Цена ошибки очень высока. Цена ошибки - это жизни, это здоровье, это судьбы наших граждан.

М. Марков: Если возвращаться не просто к кадровой системе, а в целом к кадрам Министерства внутренних дел. Знаете, есть такое расхожее мнение, что женщины при выполнении обязанностей, в том числе воинских или обязанностей службы в органах внутренних дел, свою работу выполняют более скрупулезно и более качественно, это не в обиду милиционерам-мужчинам. Даже на улицах появляется все больше сотрудниц в милицейской форме. Но я слышал, что в МВД есть некие боевые спецподразделения, в которых служат исключительно женщины. Вы можете этот слух прокомментировать, это правда?

И. Шуневич: Не вижу оснований, чтобы скрывать, раз уж информация циркулирует такая. Да, действительно, у нас есть немногочисленные подразделения, где служат исключительно барышни, специально подобранные, обученные, соответствующие определенным требованиям - в первую очередь физическая и моральная устойчивость и возможности выполнять задачи. Кстати говоря, иногда задачи более сложные они выполняют, чем мужчины со спецподготовкой.


"В наркоконтроле создано подразделение интернет-разведки, киберразведки, основная задача которого - это выявление сетей, распространителей, новых сайтов, интернет-магазинов и своевременное блокирование их работы"


М. Марков: Мы начали говорить в свое время о спайсах, та ситуация, которая едва не захлестнула Беларусь. И, наверно, можно говорить, что Ваши достаточно своевременные действия стали определенным спасением, это мое мнение. Вопрос в другом. На Ваш взгляд, те действия, которые были предприняты, те нормативные акты, которые были приняты по контролю за распространением спайсов, они достаточны сегодня? Или необходимо говорить об их ужесточении?

И. Шуневич: Актуальная ситуация такова, что Министерство внутренних дел обладает всем необходимым набором инструментов для влияния на ситуацию. Изменения законодательства не требуется. К слову говоря, одна из наших инициатив сегодня - это передача опыта построения правовой системы, системы реагирования на появление новых наркотиков. И эта система принята. Фактически опыт Беларуси становится сегодня мировым опытом в этой части. Выстроенная система оперативного реагирования на появление новых видов спайсов, наркотиков настолько революционна, что к ней присматриваются даже многие зарубежные страны. Конечно, мы не сможем в ближайшее время гарантировать, что мы полностью все каналы перекрыли или перекроем и избавим наше общество от этого зла. Безусловно, этого не будет, никаких иллюзий у нас на этот счет нет.

М. Марков: Т.е. даже такие жесткие сроки -  25 или 15 лет?

И. Шуневич: Конечно. Но если бы все было только в жесткости мер наказания, то мир бы победил эту беду давно уже.

М. Марков: А что за новое подразделение, которое создано недавно - подразделение интернет-разведки наркоконтроля?

И. Шуневич: Да, в наркоконтроле создано подразделение интернет-разведки, киберразведки, основная задача которого - это выявление сетей, распространителей, новых сайтов, интернет-магазинов и своевременное блокирование их работы.

М. Марков: Неужели через интернет-магазины пытаются это распространять? Это же самоубийство, в принципе это же для всеобщего обозрения.

И. Шуневич: Это самый распространенный способ сегодня доведения наркотиков до потребителя. 

М. Марков: А есть какие-то цифры количества магазинов, которые, будем так говорить, грохнули в этом году?

И. Шуневич: Речь идет о десятках таких интернет-магазинов.

М. Марков: МВД подготовило законопроект, который ужесточит ответственность за публичную демонстрацию нацистской символики, в том числе и за татуировки в виде свастики, и за приветствия национал-социалистические. Да?

И. Шуневич: Так точно.

М. Марков: Какова судьба этого проекта?

И. Шуневич: Проект прошел внутригосударственное согласование, находится в Совете Министров. Я думаю, что на ближайшей сессии он будет рассмотрен.

М. Марков: Неужели эти символы имеют прямое отношение к криминалу?

И. Шуневич: Мы считаем, что это проявление крайнего противоправного поведения.

М. Марков: Сознательное?

И. Шуневич: Сознательное, умышленное. Министерство внутренних дел фиксирует целый ряд преступных деяний, связанных с такими проявлениями. И, как правило, просто демонстрация либо наличие этой символики сопровождается прочими противоправными действиями, зачастую тяжкими преступлениями.

М. Марков: Тату-салоны будут нести ответственность за подобные вещи? Ведь фактически они будут сознательно наносить такие татуировки.

И. Шуневич: Я очень надеюсь на то, что да.


"В отношении кого-то постороннего да, мы, наверное, бдительны, а в отношении себя беспечны"


М. Марков: Вы, наверное, помните высказывание «Вор должен сидеть в тюрьме»?

И. Шуневич: Безусловно, это классика.

М. Марков: В 90-е годы в Беларуси проблема воров в законе эффективными методами была решена. Последнее время заговорили о том, что в связи с открытостью границ с Россией тема вновь становится актуальной. Прокомментируйте эти слухи. Это действительно так?

И. Шуневич: Сегодня нам известно о 6 ворах в законе белорусского происхождения. Все они были коронованы за границей, на нашей территории права короноваться они не имеют. Трое из них находятся в местах лишения свободы, двое - за границей (носа сюда не показывают): один - за границей, а один барражирует между Беларусью и Турцией, наездами бывает здесь. Один находится под превентивным надзором в Слуцке. Я не думаю, что эта ситуация должна заботить наших граждан настолько, чтобы излишний интерес либо панику проявлять какую-то, безусловно, нет. Она находится под оперативным контролем главного управления по борьбе с преступностью и коррупцией, в достаточно жесткой профессиональной форме эта работа проводится повсеместно и ежедневно.


Игорь Шуневич. Крупным планом


М. Марков: Игорь Анатольевич, мое личное мнение, как бы эффективно ни работала правоохранительная система, но безопасность общества во многом зависит от поведения самих граждан. Вы как министр можете аргументированно высказать мнение: белорусские граждане скорее беспечны или же бдительны?

И. Шуневич: В отношении кого-то постороннего да, мы, наверное, бдительны, а в отношении себя беспечны. Какая-то доля пренебрежительного отношения к безопасности, к своей собственной безопасности, действительно, присутствует у наших граждан. Во многом это стало возможным вследствие той ситуации, которая в государстве давно уже сложилась, - спокойствие, благополучие.

М. Марков: То есть мы уже привыкли к спокойствию?

И. Шуневич: Да. Которое, в общем-то, не ценится, и сравнивать не с чем, по сути дела. Все говорят, что у нас стабильность и хорошо, и спокойно, но все считают это должным, все считают, что это было, есть и будет, и с ними не случится никогда ничего плохого. Но я хотел бы сказать, что все случается в первый раз, с каждым. Когда общаешься с потерпевшими, все говорят, что даже не могли себе представить, что это случится. Я бы посоветовал почаще представлять, что это может случиться.

М. Марков: Вот, допустим, в Германии, если ты садишься за руль пьяный, соседи обязательно тебя сдадут. Я видел, российское телевидение показывало эксперимент, когда пьяная девушка давала ключи мужчинам и просила помочь ей завести машину или помочь ей сесть в машину - и при этом ей все помогли. Может быть, есть все же необходимость насаждать вот это отношение: видишь ты противоправное действие - доложи?

И. Шуневич: Имею глубокое внутреннее убеждение: все хорошее нужно насаждать.

М. Марков: Насаждать?

И. Шуневич: Так точно.

М. Марков: То есть убеждение не всегда срабатывает?

И. Шуневич: К сожалению, редко. Иногда нужно принуждать людей к правопослушному и правильному поведению, к соблюдению норм морали и образа жизни и так далее. Увы и ах, но такова реальность сегодня.

М. Марков: Игорь Анатольевич, спасибо, что Вы сегодня согласились на этот нелегкий разговор. Я чувствую, что он был нелегким и для Вас, и, наверное, для меня в том числе.

И. Шуневич: Вам спасибо.

Комментарии


Авторизуйтесь

Смотрите также

30.03.2017  |  Крупным планом
23.03.2017  |  Крупным планом
16.03.2017  |  Крупным планом
02.03.2017  |  Крупным планом
23.02.2017  |  Крупным планом
09.02.2017  |  Крупным планом
02.02.2017  |  Крупным планом
19.01.2017  |  Крупным планом
12.01.2017  |  Крупным планом