Георгий Маргвелашвили

23.02.2017

Первое интервью Президента Грузии белорусскому телевидению накануне визита в Минск!

Первое интервью Президента Грузии белорусскому телевидению накануне визита в Минск!

М. Марков: Георгий Теймуразович, в связи с предстоящим визитом в Республику Беларусь мне бы хотелось основные вопросы, конечно же, посвятить теме взаимных отношений Республики Беларусь и Грузии. Вы, наверно, сами заметили, что, начиная с 2015 года, то есть за последние 2 года, произошла активизация: наш Глава государства Александр Григорьевич был в Грузии, в прошлом году открыто долгожданное белорусское посольство в Грузии, и вот Вы уже приезжаете в нашу страну. С чем Вы связываете такую активизацию отношений?

Г. Маргвелашвили: Да, я очень активно готовлюсь к поездке в Беларусь, потому что, как Вы правильно заметили, начиная с 2015 года, отношения между нашими странами, отношения, которые имеют огромный и очень интересный потенциал, обрели новый импульс. Естественно, что новый импульс этим отношениям дал визит Александра Григорьевича в Грузию. Потому что та открытость, которая есть у Александра Григорьевича, та концентрация на конкретные вопросы, которые решаемы и которые будут действовать во благо и грузинского, и белорусского народов - это все было активировано в 2015 году. И, естественно, отношения между нашими странами на уровне межправительственных структур и на уровне двусторонних отношений уже активизировались. Кроме этого, начались и более активные бизнес-процессы. Мы имеем возможность более активно знакомиться с белорусской продукцией. Все эти вопросы приобрели новый импульс, новую энергию, и я очень рад, что эти процессы продвигаются вперед, я очень рад, что отношения не только между лидерами стран и правительством, но и между народами будут приобретать более активный формат. В этом-то и заказ наших народов (и белорусского, и грузинского народа), чтобы все возможности, которые существуют у наших людей, у наших граждан были бы воплощены в жизнь, и правительство, и лидеры стран создавали бы эти форматы, эти возможности.

М. Марков: Наш Президент четко обозначил, что между Грузией и Беларусью политических противоречий нет вообще. И основой отношений станут в первую очередь торгово-экономические связи. Если немножко затронуть эту тему. На Ваш взгляд, мы в любом случае и торговали раньше, и будем торговать, но на чем будут сделаны основные акценты: на активизации этой торговли и достижении более высокого уровня товарооборота или речь может идти о создании совместных сборочных производств, например, на территории Грузии?

Г. Маргвелашвили: Ну, у нас уже существуют разные форматы. Существуют чисто белорусские компании, белорусско-грузинские компании. Я уверен, что и в Беларуси и грузинские бизнесмены, и совместные предприятия будут развиваться. Возможности, естественно, существовали и будут существовать. Однако и правительство, и политические связи, которые мы углубляем, создают больше возможности для того, чтобы показывать и бизнесменам двух стран, и другим организациям, какие реально существуют форматы. Когда приезжал Александр Григорьевич, с ним вместе были представители и бизнес-кругов. В этом аспекте на уровне политиков мы не стимулируем конкретные бизнес-проекты, а мы стимулируем атмосферу, мы стимулируем возможности. И возможности, я уверяю, существуют большие, однако они еще не до конца востребованы. Если мы посмотрим на наш товарооборот, Беларусь - 11-й по величине партнер Грузии по торговле. Я уверен, что эту цифру мы сможем улучшить и увеличить, и то, что отношения между нашими государствами будут углубляться, это будет стимулировать и бизнес.

М. Марков: У вас основные партнеры - это страны-соседи: Турция, Азербайджан, те, с которыми вы соседствуете непосредственно. Расстояние, которое между нами, 3 000 километров. Оно не повлияет на эти взаимоотношения?

Г. Маргвелашвили: Мы торгуем не только с Турцией и Азербайджаном. Мы торгуем фактически со всем миром. У нас свободная торговля с Европой, Вы знаете. Но, кроме того, мы активно торгуем и акцентируем наши экономические процессы, кстати, на общие рынки, потому что и Беларусь разрабатывает очень китайский рынок, и Грузия очень активно старается разработать торговые отношения с Китаем. Так что у нас торговля идет фактически по всем направлениям. Главное, чтобы продукция была востребована и были заинтересованы компании. И мы эту тенденцию, кстати, и видим. Потому что уже существуют некоторые продукты, например, минеральные воды, вина, которыми очень заинтересовались наши белорусские партнеры. В Беларуси помнят и грузинские продукты, и то, что Грузия поставляла во время Советского Союза. Вот я думаю, что в этом аспекте 3 000 километров не составляют проблем. Особенно для Грузии, которая развивает свою геополитическую функцию именно как транзитная страна, именно как страна, которая соединяет Азию и Европу, соединяет через торговые пути. И в этом аспекте мы очень активны. В этом направлении мы надеемся на больший товарооборот с Беларусью.


Георгий Маргвелашвили. Крупным планом


М. Марков: На самом деле у нас есть очень много схожего. Потому что и Беларусь, так же как и Грузия, является таким определенным логистическим хабом между Китаем и Евросоюзом. И мы, находясь в центре, могли бы, конечно, быть очень полезны друг другу, потому что вот эта логистика, когда транспортный узел, логистический узел Грузия и Беларусь… Такая же совместная деятельность именно в этом направлении также была бы полезной.

Г. Маргвелашвили: Естественно. Я надеюсь, что в этом направлении мы будем думать, мы будем развивать возможности. Сейчас мы начинаем с двустороннего товарооборота, с двустороннего обмена опытом. Например, Грузия, так же как и Беларусь, очень активно развивает свое сельскохозяйственное направление экономики. У нас, к сожалению, после распада Советского Союза очень плачевный опыт по направлению сельского хозяйства. То, что вы смогли сохранить и развить, приумножить в направлении сельского хозяйства, к сожалению, в Грузии этого не произошло. И в течение фактически двух десятков лет наша сельскохозяйственная промышленность разваливалась. И только вот сейчас мы начинаем развивать активно сельскохозяйственные процессы на селе. И в этом аспекте меня тоже очень интересует белорусский опыт. В Беларуси это не был просто спонтанный бизнес-процесс. Это был процесс, в который было включено государство, где государство активно помогало развитию сельского хозяйства. И Грузия в этом аспекте имеет огромный потенциал и огромные возможности. И когда я встречаюсь со своими белорусскими друзьями, я всегда стараюсь обсуждать эти вопросы по направлению сельского хозяйства. Но также мы активно развиваем туризм. И в этом аспекте мы тоже можем активно и сотрудничать, и возобновлять старые контакты.

М. Марков: Рост туризма в этом году уже составил 30 %. На 30 % белорусов больше приехало. И действительно Грузия привлекает. У вас очень красивая земля, такого гостеприимства еще надо поискать. Это как личное впечатление, так и мнения людей, которые приехали из Грузии.

Г. Маргвелашвили: Спасибо. Это огромный комплимент для нас.

М. Марков: Господин президент, но вот прошла выставка национальная в Тбилиси буквально недавно. И вот тот интерес, который мы почувствовали к белорусской продукции по итогам выставки, он действительно ощутим. Более того, уже в Тбилиси открыто несколько магазинов, которые продают белорусскую мясо-молочную продукцию.

Г. Маргвелашвили: Это очень популярно, да.

М. Марков: Сами бизнесмены говорят, что они такого внимания или такого интереса к белорусским молочным и мясным продуктам не ожидали, нужно расширять бизнес. На Ваш взгляд, это с чем может быть связано? С тем, что у вас подобного рода продукты не производятся в силу географических каких-то причин, или потому, что белорусская продукция качественная, и она по определению может быть востребована.

Г. Маргвелашвили: Я думаю и качество, а также и тот опыт, который, например, у вас есть по направлению к грузинским винам и минеральным водам и…

М. Марков: Прекрасно.

Г. Маргвелашвили: …и тот факт, что мы имели эти экономические связи, связи, которые, к сожалению, были оборваны. Тот факт, что мы восстанавливаем эти связи и даем возможности бизнесу развиваться уже по протоптанным направлениям, которые существуют и в Грузии, и в Беларуси, исходя из нашего прошлого опыта. Я думаю, это прекрасно. К сожалению, я возвращаюсь к проблеме, которая у нас существует по направлению сельского хозяйства - мы импортируем очень много. И мы в этом направлении будем перенимать и ваш опыт, и опыт прогрессивного развития сельского хозяйства. Существует также опыт, который у нас есть с прошлого, когда мы употребляли эти продукты, когда был общий рынок...

М. Марков: Когда были в одной стране.

Г. Маргвелашвили: Да. Вот это и влияет, я думаю. Ну и, конечно, качество, которое востребовано.

М. Марков: Я знаю, что Вы живете за городом.

Г. Маргвелашвили: Да.

М. Марков: Наверняка, тоже иногда любите, как и наш Президент, заниматься… Выращиваете что-нибудь?

Г. Маргвелашвили: Вот Александр Григорьевич мне подарил картошку, которую я посеял, белорусскую картошку. Я вырастил, но не такую хорошую. Я потом видел его фото в "Фейсбуке". У него такие большие мешки и картошка большая. У меня так хорошо не вышло. Но когда я занимаюсь сельским хозяйством!

М. Марков: Все-таки иногда сами руками что-то делаете?

Г. Маргвелашвили: Ну, всегда сам делаю.


Георгий Маргвелашвили. Крупным планом


М. Марков: Георгий Теймуразович, но вот тот факт, что Грузия - у нее вектор более прозападный, вы вышли из состава СНГ в 2009 году, у вас сейчас фактически решен вопрос по безвизовому режиму с Евросоюзом. Беларусь в свою очередь как была, так и остается в составе СНГ, более того, мы члены Союзного государства. То, что у нас несколько различные векторы во внешней политике, оно не станет препятствием для развития именно двусторонних отношений?

Г. Маргвелашвили: До сих пор я не наблюдал, чтобы это было проблемой. Исходя из того, что и Грузия, и Беларусь уважают и территориальную целостность, и независимость, и суверенитет друг друга, исходя из этого, думают о том, как построить двусторонние отношения. Ведь то, что Грузия активно интегрируется в Евросоюз, это никак не противоречит тому, чтобы иметь хорошие отношения с Беларусью, и иметь добрососедские отношения, основываясь на многих предпосылках. Мы говорили, например, мы обсуждали вопросы экономики и бизнеса, и они логичны в том аспекте, что, с одной стороны, мы даем возможность белорусам, которые инвестируют в Грузию, возможность выхода на европейский рынок, а с другой стороны, белорусы дают нам возможность интегрироваться в другие рынки и другие возможности. Так что мы смотрим на различия по этим направлениям как на возможности, которые мы должны и открывать друг другу, и давать возможности этим приумножать благосостояния наших народов. В этом аспекте мы, я думаю, так синергично работаем по всем направлениям, как и в политическом направлении, как и по направлению экономики, культуры и сближения народов.

М. Марков: Мне посчастливилось в 2013 году присутствовать здесь, в Грузии, во время президентской избирательной кампании, более того, на финальной стадии, когда Вы встречались уже с журналистами. Мы были в этом зале и видели, насколько свободно Вы общаетесь с любой категорией журналистов, причем общаетесь как на английском языке, так и на русском, в зависимости от того, как вопросы Вам задавали. Но тогда, именно во время этой встречи, Вы озвучили, если позволите, процитирую: "Грузия продолжит последовательную политику по нормализации отношений с Российской Федерацией. В частности, по восстановлению экономических, культурных и гуманитарных связей". Это было в 2013 году, а буквально 7 февраля Вы сказали, что отношения с Россией находятся в режиме стратегического терпения. Поскольку мы члены Союзного государства с Россией, не могли бы Вы расшифровать эту формулировку - "стратегическое терпение"?

Г. Маргвелашвили: Да, мы начали стратегию рациональных отношений с Россией, которые свели бы к минимуму напряженный тон отношений между государствами. В этом контексте мы решили, что имеет смысл говорить о тех вопросах, где у нас нет больших, так сказать, разногласий. И эти вопросы, как Вы процитировали, культурные, гуманитарные вопросы, вопросы торговли. И мы создали в 2013 году как раз пражский формат, где мы с российской стороной говорим об этих вопросах по направлению углубления торговли, культурно-экономических связей. И этот процесс, кстати, имеет свои позитивные результаты, потому что грузинская продукция вернулась на российский рынок, российские бизнесмены инвестируют в Грузию, российские туристы очень активно приезжают в Грузию. И этому культурно-экономическому аспекту мы рады. Однако, начиная с 2014 года, российская политика, с одной стороны, которая была ориентирована на стабильные отношения в аспекте культурно-экономического направления, с другой стороны, мы видим процессы в оккупированных территориях Абхазии и Южной Осетии, где фактически идет процесс углубления исторически неправомерного разрыва. И этот процесс идет вразрез с теми тенденциями, о которых я говорил раньше и говорю сейчас. И смысл мне, честно, не понятен, потому что я не понимаю, зачем углублять политические разногласия между странами, которые стараются нормализировать обстановку. Рациональный подход и подход стратегического терпения как раз зиждутся вот на этом принципе, что мы думаем, что в какой-то момент диалог с российскими политиками будет основан как раз на интересах Грузии и России, на интересах региона, а не на основе политической конфронтации. Очень трудно, конечно, ждать этого момента, очень трудно ждать осмысления того, что нужно и признать Грузию, и принять Грузию, и понять Грузию и, исходя из этого, строить отношения. Я думаю, что, в конце концов, российские политики это поймут и будут уважать суверенитет нашей страны, и тогда мы построим добрососедские отношения.

М. Марков: Мне очень нравится еще одна Ваша цитата: "Грузин очень интересуют СМИ и политика. Они любят СМИ и ненавидят политиков". Вот почему так, люди устают от громких обещаний политиков или все-таки есть какие-то другие причины?

Г. Маргвелашвили: Реально наш демократический процесс как раз основан на том, что грузины очень заинтересованы политикой. Быть заинтересованным политикой подразумевает интересоваться в современном обществе как раз СМИ. Они смотрят телевизор, они читают газеты, эта заинтересованность фактически гарант нашего демократического развития. Люди очень активно обсуждают политику. Они очень активно обсуждают политиков. Они имеют активный подход и предложения ко всему, начиная с того, как я одет, какие фразы я должен употреблять, заканчивая глобальными политическими и геополитическими решениями. Они будут давать совет в очень такой естественной для грузин эмоциональной форме. Я рад тому, что наши граждане так активно обсуждают и политику, и политиков. И, естественно, в этом аспекте они предпочитают быть на стороне журналиста, который задает вопросы, и, так сказать, представляет аргументы, потому что это как бы их голос в эфире. Да, это реально так, люди очень любят и СМИ, и журналистов.

М. Марков: В 1998 году вышла в свет Ваша книга "Руководство по проведению предвыборной кампании". Правда, удивился. Почему? Я ознакомился с Вашей биографией. Я пытался найти, почему Вы решили написать эту книгу? Потому что Вы занимались альпинизмом, Вы были ректором вуза много лет, были министром образования некоторое время, 8 месяцев примерно. И потом вот 1998 год. Вам 29 лет. И Вы вместе с американцем Джозефом …

Г. Маргвелашвили: Табертом.

М. Марков: Табертом написали эту книгу. А буквально через полтора десятка лет Вы уже сами баллотируетесь в президенты. Вам, когда Вы уже участвовали в избирательной кампании, собственная книга помогла?

Г. Маргвелашвили: Мы это писали, естественно, не для себя. Мы писали для политических партий Грузии, чтобы они более активно развивали свою политическую программу. И, естественно, во время моей предвыборной кампании я не был начальником штаба, я не формулировал избирательный процесс. Однако, естественно, помогла, потому что во время избирательной кампании ты концентрируешься специфически на тех людей, на тех избирателей, которые, во-первых, собираются за тебя голосовать, и ты думаешь, как сохранить этих людей, не сказать что-то такого, что они не приемлют. Но главным образом ты концентрируешься на избирателях, которые еще не решили по какому направлению голосовать…

М. Марков: Мягкий электорат так называемый.

Г. Маргвелашвили: Да. И, естественно, вот этот аспект, что сейчас я говорю не для тех, которые меня критикуют и меня не будут избирать, и реально не для тех, которые за меня будут голосовать, а я говорю для тех людей, которых я должен убедить. Это всегда было во время избирательной кампании, в тех месседжах, в тех посылах, которые я делаю. Я думал об этих людях. Когда я выступал на митингах, я визуально представлял этих людей, которые слушают меня с вопросом проголосовать или не проголосовать. Да, это был интересный процесс, интересная была гонка. Однако что интересного в президентстве? Когда ты становишься президентом, ты уже не президент тех, которые за тебя проголосовали, ты президент всех избирателей, даже тех, которые не пошли голосовать. Так что вот это было еще более интересно уже после того, как ты выиграл избирательную гонку, как переформулировать свои подходы и уже думать не только о тех людях, которые с тобой согласны, но думать и о тех людях, которые с тобой не согласны и тебя не приемлют.


Крупным планом


М. Марков: Вот эти 8 месяцев, пока Вы были министром образования. Я знаю, что в Грузии именно в Ваш период и во многом благодаря Вам произошли очень серьезные реформы в образовании. Причем реформы, на которые можно равняться: выросли зарплаты учителей, появился такой список определенных специальностей, по которым высшее образование можно получать бесплатно, появились бесплатные школьные автобусы. Я почему задаю этот вопрос? В Беларуси очень много копий сломано насчет образования, какой должна быть система. И мы тоже некоторое время искали свой подход в этом направлении. На Ваш взгляд, вот те преобразования, которые произошли у вас, их достаточно для того, чтобы вырастить молодое поколение или все-таки реформы должны быть продолжены?

Г. Маргвелашвили: Их, естественно, недостаточно. Первые 8 месяцев я был министром образования. Это в принципе очень малый срок. И главная концентрация была по направлению обеспечения возможностей для образования. Потому что то, о чем мы говорили: повысить зарплату учителям, физически дать возможность детям, чтобы они зимой и в трудных районах ходили в школу…

М. Марков: Чтобы у всех были равные возможности начальные, имеется в виду.

Г. Маргвелашвили: Естественно, естественно. Также мы сделали бесплатные учебники. Это было первой задачей. Главное было обеспечить какие-то общие возможности для всех. Однако это все-таки только первый шаг. И этот первый шаг не обеспечивает уровень образования, то есть, качество образования. Он обеспечивает возможность образования. И да, по этому направлению я, естественно, не успел. Только 18 факультетов тогда были бесплатными, я бы сделал еще намного больше, потому что мы должны давать возможность людям вливаться в образовательную систему. Это опять же не обеспечивает качество. Однако оно обеспечивает ваше конституционное право на образование. И реформу, естественно, нужно продолжать. Нужно продолжать по обоим направлениям: и по направлению обеспечения возможностей, и по направлению обеспечения качества. И в этом аспекте, я думаю, нам еще очень много нужно сделать.

М. Марков: Ведущая партия в стране называется "Грузинская мечта". А как бы Вы сами охарактеризовали, что же на самом деле такое грузинская мечта, но в понятии "мечта грузина"?

Г. Маргвелашвили: Для меня вопрос очень простой. Это целостность моей страны, которая сейчас нарушена. А дальше уже все решаемо. Дальше уже все вызовы, которые существуют у народа, у государства, у экономики, они решаемы.

М. Марков: Но вот выход из СНГ в 2009 году он тоже был обусловлен во многом этой причиной?

Г. Маргвелашвили: СНГ могло бы развиваться. Однако предпосылки и смысл любого союза, государства основаны на каких-то и возможностях, и на каких-то гарантиях, которые этот союз предоставляет своим членам. И сначала же, к сожалению, СНГ не смогло решить главные проблемы, которые существовали у независимых стран развалившегося Советского Союза. А в чем были наши проблемы? Проблемы были в том, что разорвались стабильные экономические связи, и связи, которые обуславливали функционирование экономики, связи, которые обуславливали более или менее хотя и распавшийся, но какой-то рынок, хотя бы какой-то экономический процесс. Это включает все: и энергетику, и торговые пути, и экономические отношения между республиками. Это было разрублено, разрушено. И СНГ не дало решения этой проблемы. Ведь страны строят свою стратегию и политику исходя из того, выгодно или невыгодно им быть в неких союзах. Вот, например, сейчас углубление наших отношений с Европейским союзом и углубление торговых отношений с Европейским союзом - это абсолютно рационально, потому что это самый большой рынок. Имея свободную торговлю с Европой, значит, что мы выходим на самый большой финансовых ресурсов рынок мира. Это для нас рациональный выбор. И никто нас не будет наказывать, если мы не будем заинтересованы в ЕС. И так далее. Так что СНГ не решило проблем, которые должны были быть решены.

М. Марков: Георгий Теймуразович, за тот период, пока мы готовились к встрече с Вами, произошли вот эти события, связанные с безвизовым режимом с Евросоюзом. Это, конечно, глобальное событие и по меркам историческим, и по меркам мировым в целом. Вы сами как оцениваете, это решение создает для Грузии в первую очередь возможности или с этим могут быть связаны и проблемы, например, как это произошло в Прибалтике, когда открытые границы привели к волне трудовой эмиграции в Европу? С этой проблемой, Вы предполагаете, что столкнется Грузия?

Г. Маргвелашвили: Я не думаю. Потому что та проблема, которую Вы упоминаете, она, к сожалению, уже материализовалась в Грузии, материализовалась во время развала Советского Союза.

М. Марков: То есть вот за эти 25 лет?

Г. Маргвелашвили: Намного раньше. В начале 90-ых, когда уже экономический процесс был очень проблемный. Главным образом тогда люди уехали, и, к сожалению, возвращения интенсивного пока не наблюдается, хотя некоторые семьи возвращаются. Но главная волна была тогда, когда был пик экономических проблем. Так что я не думаю, что будет волна выезда. Я даже надеюсь наоборот. Вот те люди, которые уехали, у которых нет возможностей приехать, потому что если они приедут, они уже обратно не смогут вернуться… Я думаю, наоборот, у большой части грузин, которые живут в эмиграции, исходя из экономических проблем, уже будет возможность возвращаться в Грузию, а потом уже беспроблемно выезжать обратно в Европу, исходя из того, что уже будет безвизовый режим. Этот процесс даст нам возможность реально материализовать наши уже существующие форматы. Ведь мы часть Болонского процесса по образованию, мы часть экономического процесса через нашу свободную торговлю. Эти форматы работают, основываясь уже не на правительственных решениях, а на конкретных бизнесменах, на конкретных учителях, на конкретных профессорах, которые будут выезжать и возвращаться. Так что я думаю, что это будет позитивный процесс.


Георгий Маргвелашвили. Крупным планом


М. Марков: Ну, вот Вы буквально затронули тему Болонского процесса. У нас сейчас в Беларуси этот Болонский процесс, он иногда, знаете, как притча во языцех. Одни его горячо поддерживают, другие просто не понимают, что это, третьи горячо отвергают. Вы сторонник Болонского процесса?

Г. Маргвелашвили: Да.

М. Марков: Он дает образованию плюс?

Г. Маргвелашвили: Он - большая возможность для отношений. Отношений, которые должны строиться между университетами Европы. Смысл Болонского процесса в том, что индивидуальность европейских университетов не должна быть затронута. То есть, Европа, которая является культурой, основанной как раз на университетах, университетах, которые были по всей Европе, начиная со средних веков, вот эти университеты с одной стороны, должны сохранить свою индивидуальность и не терять своего индивидуального лица, но с другой стороны, должна быть большая возможность обмениваться студентами, профессорами, обмениваться разными курсами, понимать язык друг друга и дать возможность для интенсивного обмена, но не теряя лица индивидуальности.

М. Марков: Знаете, когда приезжаешь в Грузию (а я люблю сюда приезжать), мне всегда нравятся тосты и легенды, которые рассказывают здесь. И вот одна легенда, которую действительно хочется рассказать. Это о том, когда Бог раздавал землю, грузины не стали стоять в очереди, они пошли и устроили шикарное застолье. И когда Бог спросил, почему вы не захотели стоять в очереди, они сказали, а мы решили просто выпить за Бога и за всех людей на земле. И пригласили к столу. И вот Бог настолько хорошо посидел с грузинами, что потом отдал им землю, которую оставлял для себя. У вас прекрасные люди, и у вас очень красивая земля.

Г. Маргвелашвили: И мы не любим стоять в очереди.

М. Марков: Я просто хочу пожелать Вам, чтобы на этой земле всегда был мир. И спасибо за эту встречу, спасибо за этот разговор.

Г. Маргвелашвили: Всегда рад и Вам, и белорусам в Грузии. И не только я, но и наш народ вас и любит, и надеется на более интенсивные отношения.

М. Марков: Мы тоже надеемся, и мы Вас ждем в гости.

Комментарии


Авторизуйтесь

Смотрите также

30.03.2017  |  Крупным планом
23.03.2017  |  Крупным планом
16.03.2017  |  Крупным планом
02.03.2017  |  Крупным планом
09.02.2017  |  Крупным планом
02.02.2017  |  Крупным планом
19.01.2017  |  Крупным планом
12.01.2017  |  Крупным планом
29.12.2016  |  Крупным планом