Екатерина Дулова

29.12.2016

В Беларуси завершается Год культуры. Большой разговор с сенатором и ректором Академии музыки Екатериной Дуловой.


М. Марков: Екатерина Николаевна, здравствуйте! Год культуры завершается, если говорить чиновничьим языком, многие ответственные за эту сферу могут выдохнуть свободно уже. Что лично для Вас как для ректора и как для человека значил этот год, чем отличался от предыдущего?

Е. Дулова: Я думаю, что в 2017-ом Год культуры не закончится. И говорить, что культура имеет некие шлагбаумы - там начинается и вот там заканчивается, не верно. Мы жили в настроении Года культуры, не забывали события, которые были до него. Я надеюсь, 2017 год принесет нам много нового.

М. Марков: Нельзя сказать, что мы вошли в этот год без культуры.

Е. Дулова: Ни в коем случае!

М. Марков: В этом году было только хорошее?

Е. Дулова: Было разное. Если иметь в виду уходы выдающихся деятелей культуры, безусловно, были грустные события. В данном случае я говорю, конечно же, о Сергее Кортесе, которого мы потеряли в этом году, о Ростиславе Янковском. Этот ряд можно продолжать. Утраты невосполнимы! Если говорить о хорошем, конечно, мы стремились обобщить и понять это хорошее.


Екатерина Дулова. Крупным планом


М. Марков: Вы участвовали в наших проектах. Агентство теленовостей снимало 10-серийный фильм "Они пели за Родину". Этот фильм в начале года получил спецпремию Главы государства. Практически в каждой серии Вы так или иначе упоминали ансамбль имени Александрова. И вот такая драма под самый конец високосного года. Это был шок для Вас?

Е. Дулова: Это был шок. Говорить о том, что это утрата… Вероятно, так мы и должны сказать. Потому что никто не заменит их. Будут растить новых. Новый ансамбль Александрова появится. Но мы все прекрасно знаем, что такое реанимация. Поэтому для нас, людей, не связанных с военными событиями, не связанных напрямую с такими трагическими событиями, потрясением является, что безоружные люди вдруг лишаются возможности свое замечательное искусство и талант раскрывать на этой земле.


"Наследственность в музыке - это замечательное явление"


М. Марков: Вы родились в семье музыкантов, родились в Минске, куда переехали родители в 1959 году. И отец, и мать преподавали. Причем, преподавали в Академии музыки.

Е. Дулова: Тогда она называлась консерваторией.

М. Марков: То есть в той, которую Вы сейчас возглавляете?

Е. Дулова: Совершенно верно.

М. Марков: Известные композиторы, уникальные композиторы того времени были постоянными гостями в Вашей семье. Можно ли говорить, что Ваша судьба была предрешена?

Е. Дулова: Я в прямом смысле выросла в музыке. Репетиции папиного струнного квартета происходили и у нас дома. Если не было возможности меня оставить с кем-то, папа брал меня на репетиции к друзьям и на те концертные площадки, которые были предоставлены. Мама абсолютно также вела себя. Если ей надо было идти на телевидение (она вела передачу "Вечера камерной музыки") или на лекции, я тихо где-то сидела рядом. Я прекрасно знала репертуар оперного театра, потому что мама была членом его художественного совета.

М. Марков: Наследственность в музыке - это нормальное явление?

Е. Дулова: Это замечательное явление. На мой взгляд, самая органичная из передаваемых посредственно. Во-первых, здесь есть эмоции, а во-вторых, есть то явление, которое мы называем мастерством. Ремесло, когда оно передается, его видишь воочию. Я на сегодняшний день, говоря со своим супругом, пришла к выводу, вероятно, мы бы ничего другого своим детям и не могли предложить, как вот и мои родители мне. Потому что мы ничего другого и не видели, и не умеем.

М. Марков: Вы действительно с супругом знакомы с 1-го класса? С 7 лет?

Е. Дулова: Да. Он помнит даже, как меня привезли на вступительные экзамены, я спала, папа принес меня туда на руках. Я в машине уснула. Я вот этого момента сама не помню. Дальше 11 лет в школе вместе.

М. Марков: Растил Вас?

Е. Дулова: Да.

М. Марков: У Вас в трудовой книжке одна единственная запись "Академия музыки". Это правда?

Е. Дулова: Это правда. Только там, наверное, сначала была запись "Консерватория музыки". Уж не помню точно, как менялись названия. С 1989 года после аспирантуры я приехала на работу уже кандидатом наук. Другой записи нет.

М. Марков: Ваш супруг - пианист. Он, насколько я знаю, много лет играл в филармоническом ансамбле современной музыки "Классик-Авангард". Сегодня он возглавляет кафедру в Вашей Академии музыки. Вот то, что Вы, по сути, являетесь начальником для него, не является камнем преткновения в семье?

Е. Дулова: Я думаю, что нет. Потому что общение абсолютно органичное и спокойное у нас. С юридической точки зрения он напрямую не находится в моем подчинении. Хотя, как Вы понимаете, в подчинении ректора находятся абсолютно все. Если говорить о взаимоотношениях и взаимопонимании, то где-то ему проще, потому что я растолкую непосредственно информацию, а где-то, напротив, получается так, что я не успеваю поставить его в известность о том, что произошло или какой документ подготовлен к исполнению. И он с некоторым раздражением иногда воспринимает это, ставит перед фактом, что он эту информацию узнал не от меня.

М. Марков: Дома все-таки кто начальник?

Е. Дулова: Вы знаете, не успели как-то расставить роли, потому что все очень заняты.

М. Марков: Вы успели ко всему прочему воспитать еще двух сыновей, несмотря на огромную занятость. И оба они связали себя с музыкой. Один играет на виолончели, другой - на скрипке. В одном интервью Вы как-то обозначили, что воспитывали детей без запретов и нравоучений. А в другом сказали, чтобы заниматься музыкой, детей нужно заставлять. Вы в этом противоречия не видите?

Е. Дулова: Маленькому ребенку хочется бегать, хочется играть в футбол, хочется заниматься тем, что его развлекает. Заниматься профессионально на музыкальном инструменте - это тяжело, это огромный труд. Поэтому родители, понимая, что перед ними талантливый человек, а мы с супругом это прекрасно понимали, потому что у обоих детей удивительный абсолютный слух, которым даже мы с ним не обладаем, мы понимали, что это наша обязанность - не упустить такой талант. Поэтому здесь нужно проследить, чтобы ребенок этим занимался и выполнил то минимальное задание, которое ему дано. А вот, что называется без запретов, то я, например, совершенно не терплю, когда родители в категорической форме разговаривают с детьми. Я всегда предпочитаю поговорить и прийти к выводу с ним вместе.


Екатерина Дулова. Крупным планом


М. Марков: Они вот сегодня не в претензии к Вам, что их детство прошло с музыкой, а не со спортом?

Е. Дулова: Нет. Был даже такой момент, удивительно, что об этом спросили. Они оба уже совершенно взрослые люди. Я как-то спросила у них похожее, но, конечно, говорили не о том, что они были лишены спорта. Они были лишены меня. Я все-таки занималась наукой и работой. И представьте, от двух взрослых мужчин я услышала фразу: "Мама, мы тебе признательны за то, что ты булавкой не прицепила нас к своей юбке, что мы сами понимали, как нужно двигаться, как нужно развиваться в жизни". Поэтому сегодня они самостоятельные люди.


"Загубить талант - это преступление против личности!"


М. Марков: Если говорить об одаренных детях. Что страшнее, на Ваш взгляд, - не разглядеть талант или потом загубить молодое дарование?

Е. Дулова: И то, и другое страшно. Я бы не разделяла. По степени нанесения увечья они оба сравнимы. Но не разглядеть талант можно по неведению, так скажем. Например, человек не имеет никакого отношения к музыке, не знает, что у него ребенок столь талантлив. Должны случиться какие-то события, которые позволят вдруг встретить ему на пути человека, который скажет, что его ребенок таков. А загубить - это, если хотите, преступление против личности! Из моего опыта, самое интересное не малыш, который содержит массу неожиданностей, и Вы с невероятной гордостью начинаете его показывать, а самое интересное то, как он будет раскрываться. И я как ректор наблюдаю удивительные вещи. Даже взрослый человек, который поступает к нам, вдруг из гадкого утенка превращается в лебедя на 5-м курсе. Мы не можем поверить, что это так. И тут я понимаю, что божественный дар, как цветок, требует ухода и вот такого раскрытия.

М. Марков: Сегодня, на Ваш взгляд, насколько остро стоит проблема духовности у молодых людей? Я не зря задаю этот вопрос. Все говорят, что Интернет заменил для детей и книги, и общение, и что количество лайков является мерилом определенного счастья. У Ваших студентов эти проблемы Вы наблюдаете?

Е. Дулова: Я думаю, что в ряде случаев это есть. Не будем обольщаться, не все гении. Есть люди одаренные и талантливые, есть хорошие и крепкие музыканты, которые будут востребованы в любом случае. Мы их не выпускаем в никуда. Об их духовной составляющей… Ну, как от Интернета уйти? Все равно он есть. Я бы сказала, что акценты несколько сместились. Сегодня культурная среда доступна оттуда. Доступно, например, роскошное исполнение музыки, которую мы не могли услышать в зале, просто потому, что этот артист к нам не приезжал. Оркестр американский или какой-то европейский, который сегодня сюда не приедет, но который можно там, в Интернете, услышать. В этом смысле пребывание там никоим образом не наносит вреда растущему человеку. Если говорить о минусах… Конечно, мусора там полно.

М. Марков: Недавняя история. Фото девушки в нижнем белье на площади Победы, потом дрифт на машине там же. На Ваш взгляд, почему стало возможно подобное глумление над нашими ценностями?

Е. Дулова: Может быть, это прозвучит тривиально, может быть, банально, но я считаю, что в этом виноваты взрослые.

М. Марков: Родители или преподаватели?

Е. Дулова: Вот эта пара. Потому что человек вырос без культуры. Он не понимает реальных духовных ценностей. Ему никто об этом не сказал.


Екатерина Дулова. Крупным планом


М. Марков: Вы сенатор, Вы участвуете в обсуждении и принятии законопроектов. Сейчас на рассмотрении законопроект относительно реакции государства на нацистскую символику, на проявление нацистских символов и приветствий. Если бы это зависело только от Вас, как бы Вы поступили в отношении этого законопроекта, который бы поставил эти проявления вне закона?

Е. Дулова: Я не вижу ничего предосудительного, чтобы сделать именно так.

М. Марков: Ограничить. Запретить.

Е. Дулова: В том числе и вещи, которые ведут к разрушению личности. Вот о чем мы говорим.

М. Марков: Если мы говорим о роли интеллигенции. Ведь у нас ее много. Она всегда считалась хранителем этой ценности. Почему тогда подобные факты начали случаться достаточно часто? Наша родная интеллигенция, многочисленные союзы и свободные художники молчат.

Е. Дулова: О молчании я бы задумалась. Сразу скажу, что это не есть хорошо. Но есть факты, факты истории, подтверждающие, что в ряде случаев интеллигентный человек может быть растерян, не очень мотивирован, замкнут в своем круге художественного творчества. И может быть, даже этого не замечает. К сожалению. Может быть, это специфика творческой личности - уходить в себя и наблюдать через окно.

М. Марков: Вы, с одной стороны, сенатор - государственный человек. С другой стороны - ребенок культуры, музыковед.

Е. Дулова: Профессор, читаю лекции.

М. Марков: Как Ваша среда восприняла закон о тунеядстве? В Вашей среде в первую очередь большое количество свободных художников.

Е. Дулова: Я обратила внимание, что есть большое число людей абсолютно случайных, без всяких оснований требующих себе такой сертификат. Что касается настоящих свободных художников, для них получение такого документа, если государство предъявляет сегодня такие требования, получение такого сертификата не составляет никакой проблемы. Более того, я знаю таких "обиженных". Они в ряде случаев недостойны даже рассказывать о себе как о творческой личности. Потому что там еще ничего нет вообще творческого! Начиная от основ образования, заканчивая общей культурой.


"Мы готовим хороших музыкантов. Мы знаем, как это делать"


М. Марков: В 2013 году в одном из интервью Вы сказали, что реформы в образовании проходят очень активно. Век рационального наступает, и музыкальное образование нуждается в защите.

Е. Дулова: Я это и сейчас готова произнести очень громко. Потому что нам есть что потерять. Я считаю, что наше художественное образование, наследовавшее лучшие традиции советского образования, выдерживает все бури и штормы, которые проходят в этой среде. Мы готовим хороших музыкантов. Мы знаем, как это делать. Они очень востребованы в своей стране и, что для меня сейчас становится настоящей проблемой, они востребованы и за рубежом.

М. Марков: Это проблема?

Е. Дулова: Да. В силу того что они прекрасно подготовлены. Такой системы начального и среднего образования нет ни в одной стране.


Екатерина Дулова. Крупным планом


М. Марков: Мы можем говорить об утечке музыкальных талантов?

Е. Дулова: Не побоюсь этого слова и неоднократно об этом говорила, у нас их просто воруют в ряде случаев. И профессора европейских вузов. Поскольку столь подготовленных для последующей профессиональной деятельности музыкантов и исполнителей у них нет. Талантливый человек ищет пространство. Это люди мира.

М. Марков: Несколько лет назад Вы восхищались приобретением Академии музыки - скрипкой Андреа Гварнери. Сегодня она в каком состоянии? Молчит? Под замком? Выдается только на мероприятия?

Е. Дулова: Выдается на конкурсы, на большие проекты тем, кто заслужил этого, и проблемы пока нет. Время от времени, когда проводятся фестивали, участвует Спиваков, например… Он спрашивает про нее, просит показать. Каждый раз ее берет, играет, получает колоссальное удовольствие. Он ее мгновенно чувствует. У него скрипка Страдивари, конечно, у нас Гварнери. Но все-таки… Она, безусловно, свое дело делает. У нас немало дорогостоящих инструментов и других, которые предназначены для больших побед.

М. Марков: В следующем году консерваторскому зданию - 60 лет.

Е. Дулова: Да. Его классический стиль, высота, красота. Там хрусталь, там бронза, настоящее дерево, настоящий мрамор. В такой среде музыкант и должен воспитываться. Мы хотели попасть в экскурсионную городскую программу Старого города. Чтобы экскурсантов проводили к нам со стороны гостиницы "Европа".

М. Марков: Можно из окна консерваторского здания здороваться с посетителями отеля. Жильцы никогда не жаловались на то, что музыка мешает спать?

Е. Дулова: Нет, тут счастье большое. Мы так расположены удачно, что жилой дом в отдалении. Там уже жители привыкли. Отель и его номера тоже изолированы таким образом, что звук идет вглубь двора, а там, по сути, ничего нет.

М. Марков: А мечта о маленьком музыкальном дворике…

Е. Дулова: Была. И она остается. Мы хотим и пристройку там сделать. У нас не хватает учебных залов. Изменился и контингент студентов.

М. Марков: Каково Ваше отношение к рок-направлению и к эстраде?

Е. Дулова: Вы знаете, оно всегда было адекватным. Мы любим хорошую музыку. Я сама очень люблю Beatles, Queen, я очень люблю джаз. Такого рода ряд можно продолжать.

М. Марков: Конкурс "Евровидение". Не скажу, что мы мучимся. Но мы хотим увидеть исполнителя с национальной идентичностью, поющего красивую песню на белорусском языке. Мы ее не можем найти.

Е. Дулова: Формат этот изначально не вирирует национальное. Единственное явление там, о котором я говорю с внутренней теплотой, - это АВВА. Но это было много лет назад. Если отвернетесь сегодня от экрана, то в английском языке вы не услышите, кто перед вами, пока не увидите титры. То ли это Латвия, то ли Финляндия, то ли Мальта… Если есть этноконтекст, другая культура узконациональное может не воспринять, не понять.

М. Марков: Оперные певцы на конкурсе из той же области?

Е. Дулова: Это будет попытка вписаться в формат. Но это не формат.


Екатерина Дулова. Крупным планом


М. Марков: В течение нескольких лет на телеканалах с успехом прошли документальные фильмы Белтелерадиокомпании, АТН "Радзівілы", "Шляхта", "Слуцкія паясы"… На Ваш взгляд, какие еще белорусские темы могли бы найти такое отражение?

Е. Дулова: Я задумываюсь, что нам необходимо какое-то обоснование национальной культуры сквозь призму ее исторической идентичности, того множества культур, которые ее питали, которые сформировали ее такой уникальной. Сюда входят и личности, наша межпограничное существование, многоязыковая среда, которая была присуща этой стране. В начале ХХ века было четыре государственных языка здесь. Сам факт исторического становления и формирования культуры из множества, ее современный облик - это невероятно увлекательно.

М. Марков: Мы все время просим у Союза писателей сотворить что-то похожее на "Войну и мир". У Союза композиторов - шедевр, какой-то шлягер для эстрады. А вообще что для этого нужно мастеру - госзаказ или прессинг определенный?

Е. Дулова: Как говорится, в комфортных условиях он не творит.


"Блиц для Екатерины Дуловой"


М. Марков: Любимый музыкальный жанр у Вас есть?

Е. Дулова: Да, безусловно, это музыкальный театр оперы и балета.

М. Марков: Когда последний раз садились за музыкальный инструмент?

Е. Дулова: Буквально вчера, в собственном кабинете готовилась к лекции. Я играю на рояле.

М. Марков: Так ли принципиально наслаждаться музыкой в концертном зале? Или можно через наушники?

Е. Дулова: Принципиально живое исполнение, потому что ничто не сравнится с эмоцией, которая идет от восприятия музыки живьем.

М. Марков: Такие произведения, как "Полет шмеля", "Времена года", "Танец маленьких лебедей", - это уже попса или еще классика?

Е. Дулова: Нет, это хорошая классическая музыка, несмотря на то что она звучит во всех гаджетах и в каких угодно вариантах. Напротив, это подчеркивает ее вечность, незыблемость.

М. Марков: А что Вам ближе? Какое название – Академия музыки или классическое?

Е. Дулова: Конечно, название Консерватория музыки. И у нас даже есть решение совета о том, чтобы нам вернуться к своему историческому названию.

М. Марков: Это Ваша воля? Вы будете просить об этом?

Е. Дулова: Мы будем об этом просить.

М. Марков: Многие музыканты стараются заявить о себе через соцсети. На Ваш взгляд, это высокому искусству необходимо?

Е. Дулова: Ну, это ему не мешает. Другое дело - это, конечно, масштабность аудитории, и она все-таки огромна, если имеете в виду соцсети. А иногда, я не буду скрывать, мы, предположим, маленького юного таланта нашли именно тогда, когда получили именно информацию…

М. Марков: То есть иногда это инструмент?

Е. Дулова: Иногда да.


Екатерина Дулова. Крупным планом


М. Марков: Сегодня искусством, высоким искусством можно заработать на хлеб с маслом?

Е. Дулова: Безусловно.

М. Марков: Это зависит от таланта?

Е. Дулова: Это зависит от таланта, это зависит от ситуации, в которую ты попал, и насколько ты сам динамичный и приспособленный к жизни. Как в любой другой сфере деятельности.

М. Марков: Вопрос к Вам как к хрупкой женщине: а чем Вы сильны?

Е. Дулова: Я сильна тем, что я верующий человек, я православный человек. Приобщение к вере, пребывание в храме - для меня это колоссальная живительная среда. Я знаю, что такое поющая душа.

М. Марков: Вы мама двух сыновей, но ни разу не были в декретном отпуске. Это действительно так?

Е. Дулова: Это так. Бабушки, дедушки и супруг, о котором мы говорили, мы так организовывали свою работу. Я работала исключительно с утра, он работал во второй половине дня. И нам удавалось поэтому.

М. Марков: А теперь откровенно, Вы поете в душе?

Е. Дулова: Я пою, передвигаясь по квартире, это точно.

М. Марков: В этом году Вы избраны в Совет Республики от города Минска. А зачем Вам это было нужно?

Е. Дулова: Мне показалось, что пребывание в городской среде, пребывание в самом центре культурной жизни будет в высшей степени полезно для меня как для личности и для тех людей, которые за меня голосовали.

М. Марков: Екатерина Николаевна, что бы Вы пожелали нашим телезрителям и нашей стране в следующем году?

Е. Дулова: Безусловно, нашей стране я бы пожелала экономической стабильности, устойчивости и процветания. Если говорить о конкретном человеке, то, конечно, прожить и следующий год без глубочайших сердечных потрясений, обрести душевное спокойствие и равновесие, добиться исполнения тех желаний, которые казались несбыточными. Я очень признательна за целый ряд вопросов, которые Вы мне задали. Я тоже осознала, что в моей жизни это произошло - многие мечты, многие мысли мои реализовались. Я хочу пожелать и молодым людям, и тем, кто сегодня сомневается, чтобы Новый год эти сомнения отсек, чтобы встретился человек, чтобы пришли обстоятельства, чтобы сложилась ситуация, при которой все его душевные, человеческие и иные качества раскрылись с колоссальной целесообразностью и мощью.

М. Марков: Екатерина Николаевна, поскольку лучше Вас я не скажу, поэтому я бы хотел, чтобы все те мечты, о которых Вы сказали или намекнули, или просто подумали в ходе нашей встречи, чтобы они обязательно сбылись. С наступающим Новым годом! Удачи Вам в следующем году!

Е. Дулова: Спасибо!


В Беларуси завершается Год культуры. Большой разговор с сенатором и ректором Академии музыки Екатериной Дуловой.


М. Марков: Екатерина Николаевна, здравствуйте! Год культуры завершается, если говорить чиновничьим языком, многие ответственные за эту сферу могут выдохнуть свободно уже. Что лично для Вас как для ректора и как для человека значил этот год, чем отличался от предыдущего?

Е. Дулова: Я думаю, что в 2017-ом Год культуры не закончится. И говорить, что культура имеет некие шлагбаумы - там начинается и вот там заканчивается, не верно. Мы жили в настроении Года культуры, не забывали события, которые были до него. Я надеюсь, 2017 год принесет нам много нового.

М. Марков: Нельзя сказать, что мы вошли в этот год без культуры.

Е. Дулова: Ни в коем случае!

М. Марков: В этом году было только хорошее?

Е. Дулова: Было разное. Если иметь в виду уходы выдающихся деятелей культуры, безусловно, были грустные события. В данном случае я говорю, конечно же, о Сергее Кортесе, которого мы потеряли в этом году, о Ростиславе Янковском. Этот ряд можно продолжать. Утраты невосполнимы! Если говорить о хорошем, конечно, мы стремились обобщить и понять это хорошее.


Екатерина Дулова. Крупным планом


М. Марков: Вы участвовали в наших проектах. Агентство теленовостей снимало 10-серийный фильм "Они пели за Родину". Этот фильм в начале года получил спецпремию Главы государства. Практически в каждой серии Вы так или иначе упоминали ансамбль имени Александрова. И вот такая драма под самый конец високосного года. Это был шок для Вас?

Е. Дулова: Это был шок. Говорить о том, что это утрата… Вероятно, так мы и должны сказать. Потому что никто не заменит их. Будут растить новых. Новый ансамбль Александрова появится. Но мы все прекрасно знаем, что такое реанимация. Поэтому для нас, людей, не связанных с военными событиями, не связанных напрямую с такими трагическими событиями, потрясением является, что безоружные люди вдруг лишаются возможности свое замечательное искусство и талант раскрывать на этой земле.


"Наследственность в музыке - это замечательное явление"


М. Марков: Вы родились в семье музыкантов, родились в Минске, куда переехали родители в 1959 году. И отец, и мать преподавали. Причем, преподавали в Академии музыки.

Е. Дулова: Тогда она называлась консерваторией.

М. Марков: То есть в той, которую Вы сейчас возглавляете?

Е. Дулова: Совершенно верно.

М. Марков: Известные композиторы, уникальные композиторы того времени были постоянными гостями в Вашей семье. Можно ли говорить, что Ваша судьба была предрешена?

Е. Дулова: Я в прямом смысле выросла в музыке. Репетиции папиного струнного квартета происходили и у нас дома. Если не было возможности меня оставить с кем-то, папа брал меня на репетиции к друзьям и на те концертные площадки, которые были предоставлены. Мама абсолютно также вела себя. Если ей надо было идти на телевидение (она вела передачу "Вечера камерной музыки") или на лекции, я тихо где-то сидела рядом. Я прекрасно знала репертуар оперного театра, потому что мама была членом его художественного совета.

М. Марков: Наследственность в музыке - это нормальное явление?

Е. Дулова: Это замечательное явление. На мой взгляд, самая органичная из передаваемых посредственно. Во-первых, здесь есть эмоции, а во-вторых, есть то явление, которое мы называем мастерством. Ремесло, когда оно передается, его видишь воочию. Я на сегодняшний день, говоря со своим супругом, пришла к выводу, вероятно, мы бы ничего другого своим детям и не могли предложить, как вот и мои родители мне. Потому что мы ничего другого и не видели, и не умеем.

М. Марков: Вы действительно с супругом знакомы с 1-го класса? С 7 лет?

Е. Дулова: Да. Он помнит даже, как меня привезли на вступительные экзамены, я спала, папа принес меня туда на руках. Я в машине уснула. Я вот этого момента сама не помню. Дальше 11 лет в школе вместе.

М. Марков: Растил Вас?

Е. Дулова: Да.

М. Марков: У Вас в трудовой книжке одна единственная запись "Академия музыки". Это правда?

Е. Дулова: Это правда. Только там, наверное, сначала была запись "Консерватория музыки". Уж не помню точно, как менялись названия. С 1989 года после аспирантуры я приехала на работу уже кандидатом наук. Другой записи нет.

М. Марков: Ваш супруг - пианист. Он, насколько я знаю, много лет играл в филармоническом ансамбле современной музыки "Классик-Авангард". Сегодня он возглавляет кафедру в Вашей Академии музыки. Вот то, что Вы, по сути, являетесь начальником для него, не является камнем преткновения в семье?

Е. Дулова: Я думаю, что нет. Потому что общение абсолютно органичное и спокойное у нас. С юридической точки зрения он напрямую не находится в моем подчинении. Хотя, как Вы понимаете, в подчинении ректора находятся абсолютно все. Если говорить о взаимоотношениях и взаимопонимании, то где-то ему проще, потому что я растолкую непосредственно информацию, а где-то, напротив, получается так, что я не успеваю поставить его в известность о том, что произошло или какой документ подготовлен к исполнению. И он с некоторым раздражением иногда воспринимает это, ставит перед фактом, что он эту информацию узнал не от меня.

М. Марков: Дома все-таки кто начальник?

Е. Дулова: Вы знаете, не успели как-то расставить роли, потому что все очень заняты.

М. Марков: Вы успели ко всему прочему воспитать еще двух сыновей, несмотря на огромную занятость. И оба они связали себя с музыкой. Один играет на виолончели, другой - на скрипке. В одном интервью Вы как-то обозначили, что воспитывали детей без запретов и нравоучений. А в другом сказали, чтобы заниматься музыкой, детей нужно заставлять. Вы в этом противоречия не видите?

Е. Дулова: Маленькому ребенку хочется бегать, хочется играть в футбол, хочется заниматься тем, что его развлекает. Заниматься профессионально на музыкальном инструменте - это тяжело, это огромный труд. Поэтому родители, понимая, что перед ними талантливый человек, а мы с супругом это прекрасно понимали, потому что у обоих детей удивительный абсолютный слух, которым даже мы с ним не обладаем, мы понимали, что это наша обязанность - не упустить такой талант. Поэтому здесь нужно проследить, чтобы ребенок этим занимался и выполнил то минимальное задание, которое ему дано. А вот, что называется без запретов, то я, например, совершенно не терплю, когда родители в категорической форме разговаривают с детьми. Я всегда предпочитаю поговорить и прийти к выводу с ним вместе.


Екатерина Дулова. Крупным планом


М. Марков: Они вот сегодня не в претензии к Вам, что их детство прошло с музыкой, а не со спортом?

Е. Дулова: Нет. Был даже такой момент, удивительно, что об этом спросили. Они оба уже совершенно взрослые люди. Я как-то спросила у них похожее, но, конечно, говорили не о том, что они были лишены спорта. Они были лишены меня. Я все-таки занималась наукой и работой. И представьте, от двух взрослых мужчин я услышала фразу: "Мама, мы тебе признательны за то, что ты булавкой не прицепила нас к своей юбке, что мы сами понимали, как нужно двигаться, как нужно развиваться в жизни". Поэтому сегодня они самостоятельные люди.


"Загубить талант - это преступление против личности!"


М. Марков: Если говорить об одаренных детях. Что страшнее, на Ваш взгляд, - не разглядеть талант или потом загубить молодое дарование?

Е. Дулова: И то, и другое страшно. Я бы не разделяла. По степени нанесения увечья они оба сравнимы. Но не разглядеть талант можно по неведению, так скажем. Например, человек не имеет никакого отношения к музыке, не знает, что у него ребенок столь талантлив. Должны случиться какие-то события, которые позволят вдруг встретить ему на пути человека, который скажет, что его ребенок таков. А загубить - это, если хотите, преступление против личности! Из моего опыта, самое интересное не малыш, который содержит массу неожиданностей, и Вы с невероятной гордостью начинаете его показывать, а самое интересное то, как он будет раскрываться. И я как ректор наблюдаю удивительные вещи. Даже взрослый человек, который поступает к нам, вдруг из гадкого утенка превращается в лебедя на 5-м курсе. Мы не можем поверить, что это так. И тут я понимаю, что божественный дар, как цветок, требует ухода и вот такого раскрытия.

М. Марков: Сегодня, на Ваш взгляд, насколько остро стоит проблема духовности у молодых людей? Я не зря задаю этот вопрос. Все говорят, что Интернет заменил для детей и книги, и общение, и что количество лайков является мерилом определенного счастья. У Ваших студентов эти проблемы Вы наблюдаете?

Е. Дулова: Я думаю, что в ряде случаев это есть. Не будем обольщаться, не все гении. Есть люди одаренные и талантливые, есть хорошие и крепкие музыканты, которые будут востребованы в любом случае. Мы их не выпускаем в никуда. Об их духовной составляющей… Ну, как от Интернета уйти? Все равно он есть. Я бы сказала, что акценты несколько сместились. Сегодня культурная среда доступна оттуда. Доступно, например, роскошное исполнение музыки, которую мы не могли услышать в зале, просто потому, что этот артист к нам не приезжал. Оркестр американский или какой-то европейский, который сегодня сюда не приедет, но который можно там, в Интернете, услышать. В этом смысле пребывание там никоим образом не наносит вреда растущему человеку. Если говорить о минусах… Конечно, мусора там полно.

М. Марков: Недавняя история. Фото девушки в нижнем белье на площади Победы, потом дрифт на машине там же. На Ваш взгляд, почему стало возможно подобное глумление над нашими ценностями?

Е. Дулова: Может быть, это прозвучит тривиально, может быть, банально, но я считаю, что в этом виноваты взрослые.

М. Марков: Родители или преподаватели?

Е. Дулова: Вот эта пара. Потому что человек вырос без культуры. Он не понимает реальных духовных ценностей. Ему никто об этом не сказал.


Екатерина Дулова. Крупным планом


М. Марков: Вы сенатор, Вы участвуете в обсуждении и принятии законопроектов. Сейчас на рассмотрении законопроект относительно реакции государства на нацистскую символику, на проявление нацистских символов и приветствий. Если бы это зависело только от Вас, как бы Вы поступили в отношении этого законопроекта, который бы поставил эти проявления вне закона?

Е. Дулова: Я не вижу ничего предосудительного, чтобы сделать именно так.

М. Марков: Ограничить. Запретить.

Е. Дулова: В том числе и вещи, которые ведут к разрушению личности. Вот о чем мы говорим.

М. Марков: Если мы говорим о роли интеллигенции. Ведь у нас ее много. Она всегда считалась хранителем этой ценности. Почему тогда подобные факты начали случаться достаточно часто? Наша родная интеллигенция, многочисленные союзы и свободные художники молчат.

Е. Дулова: О молчании я бы задумалась. Сразу скажу, что это не есть хорошо. Но есть факты, факты истории, подтверждающие, что в ряде случаев интеллигентный человек может быть растерян, не очень мотивирован, замкнут в своем круге художественного творчества. И может быть, даже этого не замечает. К сожалению. Может быть, это специфика творческой личности - уходить в себя и наблюдать через окно.

М. Марков: Вы, с одной стороны, сенатор - государственный человек. С другой стороны - ребенок культуры, музыковед.

Е. Дулова: Профессор, читаю лекции.

М. Марков: Как Ваша среда восприняла закон о тунеядстве? В Вашей среде в первую очередь большое количество свободных художников.

Е. Дулова: Я обратила внимание, что есть большое число людей абсолютно случайных, без всяких оснований требующих себе такой сертификат. Что касается настоящих свободных художников, для них получение такого документа, если государство предъявляет сегодня такие требования, получение такого сертификата не составляет никакой проблемы. Более того, я знаю таких "обиженных". Они в ряде случаев недостойны даже рассказывать о себе как о творческой личности. Потому что там еще ничего нет вообще творческого! Начиная от основ образования, заканчивая общей культурой.


"Мы готовим хороших музыкантов. Мы знаем, как это делать"


М. Марков: В 2013 году в одном из интервью Вы сказали, что реформы в образовании проходят очень активно. Век рационального наступает, и музыкальное образование нуждается в защите.

Е. Дулова: Я это и сейчас готова произнести очень громко. Потому что нам есть что потерять. Я считаю, что наше художественное образование, наследовавшее лучшие традиции советского образования, выдерживает все бури и штормы, которые проходят в этой среде. Мы готовим хороших музыкантов. Мы знаем, как это делать. Они очень востребованы в своей стране и, что для меня сейчас становится настоящей проблемой, они востребованы и за рубежом.

М. Марков: Это проблема?

Е. Дулова: Да. В силу того что они прекрасно подготовлены. Такой системы начального и среднего образования нет ни в одной стране.


Екатерина Дулова. Крупным планом


М. Марков: Мы можем говорить об утечке музыкальных талантов?

Е. Дулова: Не побоюсь этого слова и неоднократно об этом говорила, у нас их просто воруют в ряде случаев. И профессора европейских вузов. Поскольку столь подготовленных для последующей профессиональной деятельности музыкантов и исполнителей у них нет. Талантливый человек ищет пространство. Это люди мира.

М. Марков: Несколько лет назад Вы восхищались приобретением Академии музыки - скрипкой Андреа Гварнери. Сегодня она в каком состоянии? Молчит? Под замком? Выдается только на мероприятия?

Е. Дулова: Выдается на конкурсы, на большие проекты тем, кто заслужил этого, и проблемы пока нет. Время от времени, когда проводятся фестивали, участвует Спиваков, например… Он спрашивает про нее, просит показать. Каждый раз ее берет, играет, получает колоссальное удовольствие. Он ее мгновенно чувствует. У него скрипка Страдивари, конечно, у нас Гварнери. Но все-таки… Она, безусловно, свое дело делает. У нас немало дорогостоящих инструментов и других, которые предназначены для больших побед.

М. Марков: В следующем году консерваторскому зданию - 60 лет.

Е. Дулова: Да. Его классический стиль, высота, красота. Там хрусталь, там бронза, настоящее дерево, настоящий мрамор. В такой среде музыкант и должен воспитываться. Мы хотели попасть в экскурсионную городскую программу Старого города. Чтобы экскурсантов проводили к нам со стороны гостиницы "Европа".

М. Марков: Можно из окна консерваторского здания здороваться с посетителями отеля. Жильцы никогда не жаловались на то, что музыка мешает спать?

Е. Дулова: Нет, тут счастье большое. Мы так расположены удачно, что жилой дом в отдалении. Там уже жители привыкли. Отель и его номера тоже изолированы таким образом, что звук идет вглубь двора, а там, по сути, ничего нет.

М. Марков: А мечта о маленьком музыкальном дворике…

Е. Дулова: Была. И она остается. Мы хотим и пристройку там сделать. У нас не хватает учебных залов. Изменился и контингент студентов.

М. Марков: Каково Ваше отношение к рок-направлению и к эстраде?

Е. Дулова: Вы знаете, оно всегда было адекватным. Мы любим хорошую музыку. Я сама очень люблю Beatles, Queen, я очень люблю джаз. Такого рода ряд можно продолжать.

М. Марков: Конкурс "Евровидение". Не скажу, что мы мучимся. Но мы хотим увидеть исполнителя с национальной идентичностью, поющего красивую песню на белорусском языке. Мы ее не можем найти.

Е. Дулова: Формат этот изначально не вирирует национальное. Единственное явление там, о котором я говорю с внутренней теплотой, - это АВВА. Но это было много лет назад. Если отвернетесь сегодня от экрана, то в английском языке вы не услышите, кто перед вами, пока не увидите титры. То ли это Латвия, то ли Финляндия, то ли Мальта… Если есть этноконтекст, другая культура узконациональное может не воспринять, не понять.

М. Марков: Оперные певцы на конкурсе из той же области?

Е. Дулова: Это будет попытка вписаться в формат. Но это не формат.


Екатерина Дулова. Крупным планом


М. Марков: В течение нескольких лет на телеканалах с успехом прошли документальные фильмы Белтелерадиокомпании, АТН "Радзівілы", "Шляхта", "Слуцкія паясы"… На Ваш взгляд, какие еще белорусские темы могли бы найти такое отражение?

Е. Дулова: Я задумываюсь, что нам необходимо какое-то обоснование национальной культуры сквозь призму ее исторической идентичности, того множества культур, которые ее питали, которые сформировали ее такой уникальной. Сюда входят и личности, наша межпограничное существование, многоязыковая среда, которая была присуща этой стране. В начале ХХ века было четыре государственных языка здесь. Сам факт исторического становления и формирования культуры из множества, ее современный облик - это невероятно увлекательно.

М. Марков: Мы все время просим у Союза писателей сотворить что-то похожее на "Войну и мир". У Союза композиторов - шедевр, какой-то шлягер для эстрады. А вообще что для этого нужно мастеру - госзаказ или прессинг определенный?

Е. Дулова: Как говорится, в комфортных условиях он не творит.


"Блиц для Екатерины Дуловой"


М. Марков: Любимый музыкальный жанр у Вас есть?

Е. Дулова: Да, безусловно, это музыкальный театр оперы и балета.

М. Марков: Когда последний раз садились за музыкальный инструмент?

Е. Дулова: Буквально вчера, в собственном кабинете готовилась к лекции. Я играю на рояле.

М. Марков: Так ли принципиально наслаждаться музыкой в концертном зале? Или можно через наушники?

Е. Дулова: Принципиально живое исполнение, потому что ничто не сравнится с эмоцией, которая идет от восприятия музыки живьем.

М. Марков: Такие произведения, как "Полет шмеля", "Времена года", "Танец маленьких лебедей", - это уже попса или еще классика?

Е. Дулова: Нет, это хорошая классическая музыка, несмотря на то что она звучит во всех гаджетах и в каких угодно вариантах. Напротив, это подчеркивает ее вечность, незыблемость.

М. Марков: А что Вам ближе? Какое название – Академия музыки или классическое?

Е. Дулова: Конечно, название Консерватория музыки. И у нас даже есть решение совета о том, чтобы нам вернуться к своему историческому названию.

М. Марков: Это Ваша воля? Вы будете просить об этом?

Е. Дулова: Мы будем об этом просить.

М. Марков: Многие музыканты стараются заявить о себе через соцсети. На Ваш взгляд, это высокому искусству необходимо?

Е. Дулова: Ну, это ему не мешает. Другое дело - это, конечно, масштабность аудитории, и она все-таки огромна, если имеете в виду соцсети. А иногда, я не буду скрывать, мы, предположим, маленького юного таланта нашли именно тогда, когда получили именно информацию…

М. Марков: То есть иногда это инструмент?

Е. Дулова: Иногда да.


Екатерина Дулова. Крупным планом


М. Марков: Сегодня искусством, высоким искусством можно заработать на хлеб с маслом?

Е. Дулова: Безусловно.

М. Марков: Это зависит от таланта?

Е. Дулова: Это зависит от таланта, это зависит от ситуации, в которую ты попал, и насколько ты сам динамичный и приспособленный к жизни. Как в любой другой сфере деятельности.

М. Марков: Вопрос к Вам как к хрупкой женщине: а чем Вы сильны?

Е. Дулова: Я сильна тем, что я верующий человек, я православный человек. Приобщение к вере, пребывание в храме - для меня это колоссальная живительная среда. Я знаю, что такое поющая душа.

М. Марков: Вы мама двух сыновей, но ни разу не были в декретном отпуске. Это действительно так?

Е. Дулова: Это так. Бабушки, дедушки и супруг, о котором мы говорили, мы так организовывали свою работу. Я работала исключительно с утра, он работал во второй половине дня. И нам удавалось поэтому.

М. Марков: А теперь откровенно, Вы поете в душе?

Е. Дулова: Я пою, передвигаясь по квартире, это точно.

М. Марков: В этом году Вы избраны в Совет Республики от города Минска. А зачем Вам это было нужно?

Е. Дулова: Мне показалось, что пребывание в городской среде, пребывание в самом центре культурной жизни будет в высшей степени полезно для меня как для личности и для тех людей, которые за меня голосовали.

М. Марков: Екатерина Николаевна, что бы Вы пожелали нашим телезрителям и нашей стране в следующем году?

Е. Дулова: Безусловно, нашей стране я бы пожелала экономической стабильности, устойчивости и процветания. Если говорить о конкретном человеке, то, конечно, прожить и следующий год без глубочайших сердечных потрясений, обрести душевное спокойствие и равновесие, добиться исполнения тех желаний, которые казались несбыточными. Я очень признательна за целый ряд вопросов, которые Вы мне задали. Я тоже осознала, что в моей жизни это произошло - многие мечты, многие мысли мои реализовались. Я хочу пожелать и молодым людям, и тем, кто сегодня сомневается, чтобы Новый год эти сомнения отсек, чтобы встретился человек, чтобы пришли обстоятельства, чтобы сложилась ситуация, при которой все его душевные, человеческие и иные качества раскрылись с колоссальной целесообразностью и мощью.

М. Марков: Екатерина Николаевна, поскольку лучше Вас я не скажу, поэтому я бы хотел, чтобы все те мечты, о которых Вы сказали или намекнули, или просто подумали в ходе нашей встречи, чтобы они обязательно сбылись. С наступающим Новым годом! Удачи Вам в следующем году!

Е. Дулова: Спасибо!


Комментарии


Авторизуйтесь

Смотрите также

30.03.2017  |  Крупным планом
23.03.2017  |  Крупным планом
16.03.2017  |  Крупным планом
02.03.2017  |  Крупным планом
23.02.2017  |  Крупным планом
09.02.2017  |  Крупным планом
02.02.2017  |  Крупным планом
19.01.2017  |  Крупным планом
12.01.2017  |  Крупным планом