Архив онлайн-конференций

Онлайн-конференция с представителями Белорусского Общества Красного Креста

Онлайн-конференция с представителями Белорусского Общества Красного Креста
Везде для каждого. Таков лозунг Международного комитета Красного Креста - организации, которая свыше 150 лет оказывает гуманитарную помощь пострадавшим в вооруженных конфликтах из принципа нейтральности и беспристрастности. Белорусское Общество Красного Креста существует 95 лет. За свою долгую историю сотрудники организации спасли тысячи жизней. Не остаются они равнодушными к чужим бедам и сегодня. 

О разносторонней деятельности БОКК, новых проектах и инициативах рассказали гости онлайн-конференции: 
  • Русаков Дмитрий Васильевич, начальник отдела по реагированию на чрезвычайные ситуации и розыску 
  • Арефьева Ольга Евгеньевна, начальник отдела по организационно-методической работе и привлечению ресурсов. 

12.05.2017

Фото


Вопросы конференции


Здравствуйте! Если честно, для меня общество Красного креста больше ассоциируется с помощью в военное и послевоенное время. Медсестры в белых халатах с крестом на рукаве. В Беларуси, к счастью, ничего такого нет. Уже как 72 года… Чем же занимается ваша организация у нас?
Ольга (Неизвестно)

Ольга Арефьева: Вопрос интересный и обширный. Организация действительно начала действовать в военное время, это далекий 1859 год, когда был создан Красный Крест. Тогда помощь в первую очередь оказывалась на поле боя. Затем функции организации менялись, помощь на поле боя осталась, конечно. Красный Крест в Беларуси появился в 1867 году, тогда это было тоже связано с войной, с деятельностью сестер милосердия. 

Дальше функции добавлялись, и теперь это выполнение очень разных социальных задач, которые актуальны для государства. Это помощь одиноким людям, инвалидам, людям, страдающим различными заболеваниями, жертвам чрезвычайных ситуаций - различным категориям граждан. Для того чтобы такая помощь была возможна, у нас сейчас создана большая сеть по всей стране, мы стараемся охватить не только большие города, где возможностей помощи больше, но и очень отдаленные регионы.

Добрый день! За какой конкретно помощью к вам можно обратиться? Как вы выбираете, кому помогать?
Марина (Неизвестно)

Дмитрий Русаков: Наша миссия - помогать наиболее нуждающимся категориям граждан. Что это значит? Тем, кому хуже всех, мы приходим на помощь. Мы не выбираем, мы лишь определяем степень нуждаемости этого человека. Когда человек к нам приходит, мы спрашиваем, какая у него проблема, какие есть пути решения, какая у него зарплата и какие средства к существованию. На основании этой информации принимаем решение, или наша районная организация… Хотя на районном, местном уровне, там, где действительно оказывается помощь, как правило, один председатель, который и решает, рассматривая судьбу и нуждаемость каждого.

Ведущая: А много людей обращается? С улицы приходят или через другие организации?

Дмитрий Русаков: По-разному происходит. Если это зима и холодно, то бездомные к нам приходят за едой, одеждой. Когда начался кризис в Украине в 2014 году, большое количество людей - вынужденных переселенцев - приходили к нам в офисы. Все зависит от ситуации. К нам приходит много людей и за помощью, и чтобы помогать. Приносят одежду, вещи, помочь нам, помочь другим.

Добрый день! Расскажите, пожалуйста, как можно стать вашим волонтером и что будет входить в обязанности?
Алина (Неизвестно)

Ольга Арефьева: Чтобы стать волонтером, нужно сделать несколько нехитрых действий. Сначала заполнить анкету на сайте Белорусского Общества Красного Креста, если нет доступа в Интернет, можно сделать это в районных организациях, о которых Дмитрий уже говорил, на сегодня их 160, и они все указаны в раздел "Контакты" на нашем сайте. Ориентируйтесь по вашему месту жительства. Приходите, там вам расскажут, как стать волонтером, помогут заполнить анкету. В дальнейшем наши волонтеры должны быть осведомлены о деятельности Красного Креста, для чего проходят вводный курс. Там им рассказывают о направлениях и принципах работы организации. После чего потенциальный волонтер решает, интересно ему это или нет. Если решение положительное, то дальше он уже занимается выбранным направлением (будь то помощь при чрезвычайных ситуациях,  помощь пожилому человеку, либо просветительская работа, участие в акциях, во время которых мы рассказываем о своей деятельности) и находится в постоянном контакте с председателем районной организации либо с лидером волонтерского движения. 

Дмитрий Русаков: Не стоит пугаться, что для оказания помощи нужно иметь специализированное образование. Мы всему научим, чтобы вы смогли помогать решать социально значимые проблемы. Если говорить про волонтеров чрезвычайных ситуаций, то знаний нужно чуть больше. Обучение для волонтера ЧС проходит все время, пока он волонтер. Он переходит на различные уровни, получая определенные специализации. Базовый курс - для оказания первой медицинской и первой психологической помощи.

Очень важно знание принципов и знание движения Красного Креста, потому что важно, чтобы человек принимал те начала, по которым мы работаем, и осознанно строил свою деятельность. А дальше уже пошла специализация - поиск в лесу, работа с оборудованием, работа с собаками. Человек выбирает направление, и мы его дальше обучаем. Основываясь на опыте Обществ Красного Креста в других странах наше обучение - самый большой стимул для волонтеров, оно дорого стоит.

Ведущая: В представлении обывателя волонтеры чуть ли не все свое свободное время посвящают волонтерству. В целом, без катаклизмов, в рабочей обстановке какова занятость волонтера?

Дмитрий Русаков: Это выбор волонтера, его свободы.

Ольга Арефьева: Мы никогда не говорим, что человек должен приходить к нам, к примеру, 8 часов в неделю. Когда у человека получается это сделать, есть желание сейчас помочь, чтобы это было для него комфортно, тогда он и приходит.

Ведущая: Обычно, когда люди приходят в новую организацию у них много энергии, они одухотворенные. Впоследствии эта энергия спадает. Вы это замечаете по своей организации?

Дмитрий Русаков: Мы тоже с этим работаем. Мы заботимся о своих волонтерах - они наш самый важный ресурс. У нас есть комплекс мероприятий, который поддерживает психоэмоциональное состоянии волонтеров. Когда человек работает по психосоциальной поддержке больных туберкулезом, например, там не видно героизма, потому что с одним пациентом работает один волонтер. Мы помогаем волонтеру справиться с выгоранием, когда он пропускает все через себя, с монотонностью его очень важной и очень нужной работы. В ЧС мы заботимся о том, чтобы волонтеры могли снять стресс, увидев что-то страшное в чрезвычайной ситуации.  

Здравствуйте! Знаю, что у вас есть и четвероногие помощники. Может ли любой владелец участвовать в программах помощи с питомцем, всего лишь изъявив желание?
Карина (Неизвестно)

Дмитрий Русаков: Попробовать может каждый, конечно. Нужно прийти к нам на тестирование. Показать себя и своего питомца.

Ведущая: Собака должна быть обучена?

Дмитрий Русаков: Нет, она должна иметь базовый курс послушания, а дальше уже специализация. У нас их две - поиск и спасение людей и доготерапия. Доготерапия в основном ориентирована на детей как курсы реабилитации для ребят с ограниченными возможностями и показывает высокую эффективность. У деток с ДЦП наблюдается положительная динамика уже через месяц занятий с собакой. Собака не лечит, она помогает ребенку интегрироваться в среду, помогает общению, раскрытию и принятию этого мира.

Ведущая: А в таком случае, сколько собак надо тренировать?

Дмитрий Русаков: Базовая тренировка для доготерапии - полгода, и постоянная поддержка, и постоянные ретренинги, которые должны проводиться и с собакой, и с хозяином. Это два волонтера, которые работают в паре и должны вместе знать и уметь делать правильные вещи.

Ведущая: По породам предпочтения есть?

Дмитрий Русаков: Абсолютно нет. Когда мы начинали, были только лабрадоры. Я владелец лабрадора, у Оли тоже лабрадор. Но потом мы начали принимать всех собак, тестировать их. У нас питбули есть, которые занимаются с детками. Дети показывают любовь к своим питомцам, рисуют их, и на рисунках узнаешь этих собак. Поэтому, действительно, нет ограничений. Но нужно понимать, что собака должна подходить. Если общий курс есть, то надо смотреть, может, у нее какие-то особенности есть, может конфликтность какая-то.

Такие отряды у нас работают в Минске и Гродно. Мы надеемся расшириться на всю Беларусь. Нужны энтузиасты, в первую очередь, специалисты по доготерапии, специалисты-кинологи, волонтеры. 

Вы оказываете помощь на дому. Что она в себя включает? Подскажите, пожалуйста, каким категориям граждан оказывается помощь? Это на безвозмездной или платной основе? Как ее можно получить?
Галина (Неизвестно)

Ольга Арефьева: Это очень давнее направление деятельности. С него начался Красный Крест на территории Беларуси. На данный момент такая служба сестер милосердия тоже существует, оказывает помощь на дому самым нуждающимся категориям, это в основном одиноко проживающие пожилые граждане и инвалиды. Это те, кто ограничен в подвижности, у кого есть какое-то тяжелое заболевание и за кем некому присмотреть - нет родственника, нет сиделки. В таком случае людям помогают наши сестры милосердия. Сейчас их около 150, у каждой где-то до 10 подопечных. Несложно подсчитать, что около 1500 человек охвачено нашей службой сестер милосердия. Помощь оказывается, начиная от социально-бытовой, например, купить продукты, до медицинской. Наши сестры милосердия - профессиональные медработники, они могут и какую-то медицинскую манипуляцию произвести, инъекцию ввести, но все, конечно, по назначению врача.

Ведущая: Следующая часть вопроса - на безвозмездной или платной основе и как можно ее получить?

Ольга Арефьева: Вся помощь в Красном Кресте осуществляется исключительно на безвозмездной основе. Это один из принципов нашей деятельности. Помощь можно получить, обратившись в нашу районную организацию по месту жительства. По возможностям организации, конечно. Понятно, что всем-всем-всем мы не можем оказать помощь, как бы этого ни хотелось. Но по возможности, конечно, сестра милосердия будет приходить к самым нуждающимся.

Ведущая: У вас на сайте можно оформить заявку и стать волонтером, а также можно стать членом Белорусского Общества Красного Креста. Давайте разграничим эти понятия. Волонтер - это одно, член Общества Красного Креста - другое. Что это значит? Волонтер - это по зову сердца, а участник?

Ольга Арефьева: Член - наверное, тоже по зову сердца больше, конечно, но действительно Вы можете одновременно быть и волонтером, и членом. Члены нашей организации, как и любой общественной организации, сдают членские взносы раз в год.

Ведущая: Я посмотрела,  2 с чем-то рубля, по-моему…

Ольга Арефьева: Да, на данный момент это 1 процент от базовой величины. Но тем не менее сумма, которая аккумулируется (а у нас более 1 млн 300 тыс членов), позволяет помочь очень многим.

Дмитрий Русаков: И что самое важное. Это не просто два рубля, которые идут на помощь. Часть денег идет на помощь, а часть идет на привлечение дополнительного финансирования, поиска новых направлений финансирования. И если мы говорим здесь и сейчас, каждые два рубля, которые вы сдали, стали шестью рублями, на которые мы помогли.

Ведущая: Хорошо. Какие обязанности или поручения у члена общества Красного Креста? Волонтер-то понятно. А член что делает? Сдал деньги и все?

Ольга Арефьева: Он должен придерживаться принципов нашей деятельности. В то же время у члена есть определенные права. Например, он может активно участвовать в деятельности нашей организации, может предложить какую-то идею, направление для дальнейшего развития. Т. е. это наш активный деятель. Он имеет право получать информацию о Красном Кресте. 

Скажите, за чей счет существует Красный Крест? Это какие-то добровольные пожертвования или взносы каких-то структур?
Сергей (Неизвестно)

Ведущая: Про добровольные пожертвованиях мы уже услышали. А вот организации, какие-то структуры (коммерческие, некоммерческие) жертвуют взносы Белорусскому Красному Кресту?

Дмитрий Русаков: Конечно, жертвуют. Как и граждане, дополнительно через копилки, когда они не являются членами нашей организации. Люди видят копилку Красного Креста и делают пожертвование. Так же поступают и коммерческие организации, наши партнерские организации, с которыми мы работаем. У нас есть как разовые акции, когда нам просто помогают с памперсами, с закупками, так и долгосрочные проекты с крупными компаниями, когда они поддерживают в целом наше направление. Например, наши программы по чрезвычайным ситуациям. И это я говорю не про международных доноров, я говорю про белорусские компании, которые помогают внутри страны. Если мы в своей деятельности выходим за пределы нашей страны, там у нас есть наши партнеры - Красные Кресты, Красные Полумесяцы в разных странах. Со многими из них у нас партнерские соглашения, и на основании которых мы ведем совместные проекты. Где-то они нам финансово помогают, где-то мы им помогаем своей экспертизой, где-то своими руками, своими силами. Есть также внешние доноры. Как мы все знаем, это Программа развития ООН, Программа развития Европейской комиссии.

Ведущая: Т. е. с этими наднациональными органами вы тоже довольно тесно сотрудничаете?

Ольга Арефьева: Да.

Ведущая: А насколько в нашей стране, например, в процентном соотношении, инвестиции в Белорусское общество Красного Креста идут от организаций и от частных лиц?

Дмитрий Русаков: Если я не ошибаюсь, около 60-ти процентов, или даже больше, привлекают крупные партнерские коммерческие организации.

Знаю, что вы оказали огромную поддержку переселенцам из Украины. Скажите, в чем, в первую очередь, она заключалась и есть ли необходимость помогать этим людям сейчас?
Мария (Неизвестно)

Дмитрий Русаков: В 2014 году помогали всем: питание, медицина, одежда, проживание, работа (люди ехали на месяц к нам и не знали, что конфликт будет так долго длиться). Тогда мы работали на удовлетворение первичных нужд, когда человеку нужно просто спасти и сохранить свою жизнь и здоровье. А сейчас уже ситуация изменилась. Кто-то интегрировался в общество. Вообще въехало 160 тысяч. К нам обратились 65 тысяч. Мы сейчас работаем с 7 тысячами человек. Это те люди, которые испытывают хроническую нуждаемость прямо сейчас. Это беременные, кормящие матери, многодетные семьи, неполные семьи, где много деток - один родитель, пенсионеры. Потому что эти люди не могут себя содержать. Они получают социальную пенсию, надо еще что-то. Вот здесь мы приходим на помощь. И здесь очень показательное оказание помощи - один миллиард неденоминированных рублей нам пожертвовали белорусы. Это очень большие деньги, которые мы в первую очередь расходовали на медицину (онкология, операции), последствия войны, когда приезжали сюда с какими-то ранениями. В общей сложности, привлекая помощь уже иностранных партнеров, мы на данный момент вышли на цифру в три миллиона долларов, на которую мы оказали помощь вынужденным переселенцам. Сейчас по Украине работает довольно четко слаженная система, которая состоит из Красного Креста, из государственных органов, из международных организаций - мы все работаем над одной проблемой. Что-то решает государство, какие-то социальные нужды, оплату каких-то услуг помогает решить Красный Крест, международные организации помогают нам в привлечении ресурсов для оказания помощи. На этой неделе начат очередной этап выдачи ваучеров семи тысячам человек, которые остро нуждаются. Эти ваучеры они могут расходовать на еду, медикаменты, разумеется, кроме алкоголя, табака…

Ведущая: Я так понимаю, что большую часть вынужденных переселенцев у нас составляют украинцы, а из других стран к вам обращались?

Дмитрий Русаков: Да, здесь мы говорим не о вынужденных переселенцах, а скорее беженцах. Люди приезжают из Сирии, из Афганистана. Получают статус беженца, у нас есть целевые программы, мы привлекаем также помощь наших международных партнеров, населения, для оказания помощи этой категории. В чем еще разница? Если мы говорим об Украине, то это люди, близкие нам менталитетом, характером, языком. А если этот человек жил в Сирии, то он приехал в другую социокультурную среду, ему уже сложнее здесь адаптироваться.

Ольга Арефьева: Им нужна совершенно другая помощь, это и курсы русского языка, которые есть возможность пройти, что важно для дальнейшего трудоустройства. Помощь, в трудоустройстве, поиск жилья, гуманитарный набор. Мы пытаемся первое время помочь таким людям, которые приехали из другого мира и которым здесь очень сложно адаптироваться.

Может ли ваша организация отказать в помощи и, если да, то по каким причинам?
Вадим (Неизвестно)

Дмитрий Русаков: Мы помогаем наиболее нуждающимся людям и не обеспечиваем какую-то поддержку людей, которые находятся в среднем достатке и хотят улучшить свою ситуацию. Это не наша задача. На подобные просьбы мы отвечаем отказом. То же касается переселенцев, если человек начал справляться с проблемой, получил работу - все в его руках… И вы знаете, эти люди не обижаются, они понимают, что кто-то нуждается больше них.

Ольга Арефьева: Есть такой принцип в международном движении Красного Креста и Красного Полумесяца: "Мы можем научить вас ловить рыбу, мы дадим вам удочку, но рыбу ловите сами". Мы не помогаем всю жизнь, чтобы не развивать в людях паразитизм. Человек должен понимать, что, безусловно, мы готовы ему помочь на каком-то сложном этапе, но дальше он должен пытаться что-то делать сам. Пытаться интегрироваться, работать и так далее.

В вашей деятельности есть такой пункт, как реагирование на чрезвычайные ситуации. Скажите, пожалуйста, что это подразумевает? И разве это входит в ваши функции?
Анастасия (Неизвестно)

Дмитрий Русаков: Да, это входит в наши функции. Изначально Красный Крест концентрировал свою деятельность на оказании помощи раненым, позже на оказании помощи пострадавшим от чрезвычайных ситуаций. В Беларуси мы также работаем в этой области. Мы вспомогательный механизм для государственной системы предупреждения и ликвидации чрезвычайных ситуаций. Основной наш партнер - МЧС. На каждом уровне для каждого из нас есть четкие задачи. У нас есть отряды быстрого реагирования на чрезвычайные ситуации и по розыску. Это обученные, укомплектованные, экипированные и, самое главное, застрахованные волонтеры. Да, мы заботимся о волонтерах, это наша ответственность. В первую очередь мы принимаем участие в ликвидации последствий снежных штормов, затоплений и подтоплений, бурь, ураганов. Волонтеры выходят и работают по оказанию помощи населению.

Сейчас мы переходим на новый уровень сотрудничества, когда будем пробовать наших потенциальных волонтеров в составе боевых подразделений расчетов МЧС. У них будут несколько иные задачи, нежели у спасателей, но они постоянно будут рядом, будут дежурить.

На сегодняшний день мы проводим большую работу по информированию населения, по повышению безопасности.

Буквально вчера мы подали заявку, чтобы готовить полноценные отряды для реагирования на чрезвычайные ситуации на территории других стран. Наши эксперты и специалисты работали в Киеве во время Майдана, работали в Беслане. Теперь у нас появились специалисты, которые могут работать по всему миру.

Скажите, пожалуйста, как вы взаимодействуете с государственными структурами? Охотно ли к вам идут на встречу?
Олег (Неизвестно)

Ольга Арефьева: Со дня основания мы тесно сотрудничаем с государственными структурами. И в каждом направлении нашей деятельности нас поддерживает какое-то министерство, ведомство. У нас заключены соглашения с большинством министерств. Как уже говорил Дмитрий, у нас есть вспомогательная роль: с государством мы обсуждаем, где мы можем быть нужными.

Дмитрий Русаков: Мы в чем-то даже поднимаем социальную проблематику, показывая направления, по которым требуется вмешательство государственных служб. Так, например, начинали работать по оказанию помощи автомобилистам в зимнее время, и пошел резонанс. И уже этой зимой  наша работа фактически не была нужна, потому что ГАИ и дорожные службы оперативно решали все проблемы. Т.е. мы увидели и обозначили проблему, а государство начало ее решать. Идет двусторонняя работа: просят помощи как у нас, там и мы показываем определенные нерешенные вопросы. 

Знаю, что вы помогаете предотвращать трафик по продаже людей. Расскажите подробнее об этой сфере деятельности Красного Креста. Неужели для Беларуси это все еще актуально?
Дарья (Неизвестно)

Дмитрий Русаков: Это актуально для любой страны на постсоветском пространстве, где-то в большой мере, где-то в меньшей. Я был в других странах, в тех же странах Африки, трафик, конечно,  - очень острая проблематика. И все же. Выезжают люди на работу. Не всегда проверяют работодателей, где-то их завлекают обманным путем. Мы ведем профилактическую работу, объясняем уязвимым категориям (студентам вузов, которые в перспективе могут работать за границей, людям тех специальностей, которые могут попасть за границу на работу), чем это может обернуться. Когда люди попадают в беду, работаем и по оказанию помощи пострадавшим - жертвам работорговли, трафика. Тут и психо-социальная поддержка, психологическое линейное консультирование, социальная помощь. Человеку очень тяжело. Он травмирован. Эта деятельность включена как направление для подготовки кадров отдела по реагированию на ЧС.

Ведущая: Можете ли вы сказать о какой-нибудь объективной или субъективной динамике повышения или понижения трафика?

Дмитрий Русаков: Это зависит от той общей работы, которую делаем мы, госорганы и другие наши партнерские организации, от ситуации в стране и за рубежом. Где-то становится лучше, туда активизируется выезд. И тут надо работать на опережение. Когда мы видели развитие внешнего туризма, подключение большого количества специалистов в туриндустрии, мы очень тесно работали с учебными учреждениями, которые готовят специалистов по туризму. Сейчас мы видим, что люди уезжают работать в IT-сферу. Мы обращаем внимание в эту область.

Красный Крест - организация международная. Какое место занимает белорусский филиал в этой структуре? Каким образом вы взаимодействуете внутри организации и может ли белорусский Красный Крест вносить свои предложения?
Анна (Неизвестно)
Ольга Арефьева: Мы уже говорили, что существует международное движение Красного Креста и Красного Полумесяца. В него входят 3 основные части - Международный комитет Красного Креста (его основная деятельность - помощь жертвам вооруженных конфликтов), Международная федерация Общества Красного Креста и Красного Полумесяца (помощь жертвам чрезвычайных ситуаций) и координация деятельности национальных обществ. Белорусское Общество Красного Креста относится к нацобществам. Кроме нас работают еще 189 таких обществ по всему миру. Можно сказать, что Красный Крест представлен везде. Приезжаешь в любую страну и видишь там Красный Крест. Безусловно, мы взаимодействуем между собой. У нас нет какой-нибудь соподчиненности. Это линейная организация работы. В то же время мы постоянно сотрудничаем, обсуждаем актуальные вопросы. Отвечая на вопрос, скажу, что Белорусское Общество Красного Креста может внести свои предложения, рассказать о нашей деятельности, возможно, инновационных подходах. Обмен опытом в нашем движении - это очень актуально. Мы берем то лучшее, что есть у каждого. Республика Беларусь, представленная на уровне госорганов, тоже может в рамках международного движения высказывать свою позицию и влиять на деятельность движения.

Ведущая: Хотелось бы прояснить такой вопрос. Белорусское Общество Красного Креста...  У нас есть Международный комитет Красного Креста и Красного Полумесяца. Красный Полумесяц откуда появился? Они идут плечом к плечу.

Ольга Арефьева: Это 2 эмблемы, которые абсолютно одинаково используются. В большинстве мусульманских государств используется красный полумесяц, так сложилось исторически. И важно понимать, что в этой символике движения Красного Креста и Красного Полумесяца нет никаких контекстов. Ни крест, ни полумесяц не несут религиозных подтекстов. Сейчас уже существует эмблема красный кристалл. Но все знаки имеют равные права и равные обязанности.
У Красного Креста есть утвержденный перечень направлений, в которых организация развивается. Но насколько он консервативен? Могут ли по инициативе членов Общества появляться новые направления? Спасибо!
Анна (Неизвестно)
Ольга Арефьева: Он консервативен, наверное, только в плане помощи нуждающимся. В прошлом году мы немного изменили стратегию развития общества. Она принимается на каждые пять лет, и мы добавили два новых направления. Это адвокация интересов нуждающихся, мобилизация сообщества, а также обучение и информированность населения. Адвокация интересов и мобилизация сообщества - это помощь людям в защите их интересов и прав, но мы лишь сопровождаем их в этой работе. У нас есть инициативные группы, они состоят в основном из пожилых людей по всей стране. Очень часто пожилые люди готовы быть не только получателями помощи, они с радостью готовы ее отдавать. Так функционируют  группы  по здоровому образу жизни, например, сейчас активно увлекаются люди скандинавской ходьбой. Мы завезли палки для ходьбы, и в сельской местности это становится трендом, люди ходят. Обучение информирования, вся профилактическая деятельность - очень важный компонент нашей деятельности, который имеет долгосрочный эффект. Обучить и волонтеров, и население безопасному поведению, рассказать, что такое Красный Крест, чем он занимается.

Дмитрий Русаков: Мы берем всегда все самое лучшее снизу. И когда мы понимаем, что это работает в районе, переносим опыт на область и так далее. Наша основная сила - это волонтеры, они родоначальники идей и новшеств, которые могут сделать нашу помощь эффективнее, лучше и масштабнее.
С какими странами у нас сложились более тесные связи? Каким странам мы оказываем наибольшую поддержку?
Елена (Неизвестно)

Ольга Арефьева: Мы общаемся со странами-соседками. Около 30 соглашений о сотрудничестве заключено. В основном это другие национальные общества Красного Креста, международный комитет, международная федерация, швейцарский Красный Крест, исландский, американский, австрийский, - очень много у нас партнеров, с которыми мы постоянно обмениваемся опытом, методическими наработками о том, как помочь в жизненной трудной ситуации.

Дмитрий Русаков: Если брать близлежащие организации, есть контакт наших областных подразделений, наших волонтерских инициатив с такими же инициативами из других стран. Мы очень тесные отношения поддерживаем с ПЧС Украины, есть отряды в Минске и Киеве, которые активно общаются и дружат. И Витебский отряд ПЧС общается с нашими литовскими коллегами.  Такая вот трансграничная дружба и взаимопомощь. Что касается российского Красного Креста, то мы там начинаем работать по первой помощи, по психосоциальной поддержке, обучению. И выступаем в роли тренеров и экспертов для них, потому что у нас опыта в этом больше. А они привлекают нас к каким-то своим мероприятиям. Еще Белорусское Общество Красного Креста становится площадкой по обмену опытом, мы любим у себя собирать национальные общества. И 25 июля соберем всех уже в 6-й Международной школе по чрезвычайным ситуациям. В прошлом мероприятии принимало участие 10 стран, в том числе Азербайджан, Норвегия, Дания. В этом году мы надеемся на еще больше количество стран-участниц.

Ведущая: А где же вы собираетесь?

Дмитрий Русаков: Эта встреча пройдет на уникальной площадке - "Светлая роща" - это самый большой в Восточной Европе учебно-методический полигон, лучше всего оснащенный, на котором можно отрабатывать максимальное количество чрезвычайных ситуаций. Наши партнеры готовы предоставить его нам на эти 5 дней, чтобы мы могли провести мероприятие, а они смогли провести свою экспертизу, потому что, кто как не спасатели, которые все время на переднем крае, могут рассказать, как действовать в той или иной ситуации, чтобы мы могли из опыта других национальных обществ взять что-то для себя.

Ведущая: Cпасибо Вам большое за такую емкую, содержательную беседу. Я думаю у вас есть возможность обратиться к зрителям, которые смотрят нас сейчас или посмотрят на попозже. Агитируйте!

Дмитрий Русаков: Я только хочу сказать: будьте в безопасности, берегите себя и своих близких. Если у вас есть возможность, если у вас есть зов сердца, мы будем рады вас видеть среди наших волонтеров.

Ольга Арефьева: Я бы хотела сказать спасибо всем, кто оказывает нам помощь в качестве волонтера, члена общества, жертвователя. Спасибо вам большое - ваш вклад очень важен для нас и для помощи нуждающимся. 

Есть ли какое-то мобильное приложение у вашей организации?
Полина (Неизвестно)

Дмитрий Русаков: Мобильных приложений много и разных. Есть по профилактике ВИЧ-инфекций. Проблема острая. Не всегда удобно искать информацию по разным источникам, тут все в одном приложении. Есть наше совместное с МЧС приложение "Помощь рядом". Приложение "Первая помощь". Очень нужное и очень важное. Человек, который оказывает первую помощь, находится в  стрессовой ситуации, а у приложения можно спрашивать, что делать. Это приложение может говорить ему, как поступить в данной конкретной ситуации. Мы постарались сделать его максимально интерактивным и дружелюбным.

Ведущая: Приложение подсказывает что делать при оказании первой помощи?

Дмитрий Русаков: Приложение у него спрашивает, что случилось, и конкретно отвечает на поставленные вопросы: да, нет. Очень просто. 25 секунд - самый длинный ответ. Потом после вызова неотложной помощи, телефон кладется рядом, человек производит манипуляции и получает подсказки-советы, что делать дальше. Это приложение является составной частью приложения "Помощь рядом", в котором собраны полезные советы на разные случаи: от удара током до укуса змеи. Но если вдруг к нам снова придет "Хавьер", то в этом приложении у всех пользователей появится еще одна опция, которая на данный момент закрыта, - это интерактивная карта, на которой видно, кому нужна помощь и добровольцы, готовые помочь. Таким образом можно координировать их работу, чтобы помощь была более оперативной и эффективной.

Ольга Арефьева: Я бы посоветовала почаще заходить на сайт Красного Креста. Это уже не про мобильные приложения, а про современные технологии. У нас там размещен дистанционный обучающий курс. Все очень просто, надо зарегистрироваться: логин, пароль, буквально три секунды, и можно пройти курсы по таким направлениям, как "Международной гуманитарное право", "Вводный курс волонтера", а также "Фандрайзинг" о привлечении ресурсов, "Профилактика ВИЧ-инфекций". Все курсы адаптированы под мобильные устройства, поэтому можно читать  их и на смартфоне.

Красный Крест пропагандирует безвозмездное донорство. Скажите, в чем заключается это донорство и так ли необходимо оно для Беларуси?
Екатерина (Неизвестно)
Дмитрий Русаков: Крови никогда не бывает достаточно. Никогда не бывает кровь лишней, не бывают лишними компоненты крови. Люди болеют, это нужно и важно… В 6-й больнице Минска проходит одно из наших мероприятий - это новая инициатива наших волонтеров. Они работают с людьми на улице, раздают им пластиковые карточки с надписью "Нам нужна кровь, в этом есть потребность", объясняют значимость донорства, предлагают заполнить анкету. Если люди оставляют свои данные, волонтеры поддерживают с ними коммуникацию. Если они проводят такое мероприятие в День донора, то готовы проводить желающих до места, где можно сдать кровь. У нас реализуется ряд совместных с  медицинскими учреждениями проектов по этой проблематике. Да,  есть платное донорство, но мы пропагандируем бесплатное, и видим в этом нашу миссию. 

Смотреть еще