Архив онлайн-конференций

Онлайн-конференция с писательницей Натальей Батраковой

Онлайн-конференция с писательницей Натальей Батраковой

11 ноября онлайн-гостиную Белтелерадиокомпании посетила известная белорусская писательница Наталья Батракова. Совсем недавно состоялась презентация долгожданной для читателей книги "Миг бесконечности 2". 

11.11.2016

Вопросы конференции


Смогла ли бы Наталья,  Отбросив строй наглядный,   Названий книг, цитат своих,   Назвать всю серию изданий   Во имени и словом под одним?
Артур Чумасов (Минск)

Думаю, рановато мне еще задавать такой вопрос, потому что полное собрание сочинений, видимо, когда я буду уже далеко на пенсии, и мне придет что-то в голову, я тогда подумаю, как это все назвать. Я пока не собираюсь останавливаться, тем более, что ждут окончания "Мига бесконечности". 

Если бы Вам довелось встретиться с представителем другой планеты, какой вопрос Вы бы ему задали? Спасибо
Юлия Мазурина (г.Минск)

Я бы спросила: "А есть ли у них любовь?"

Уважаемая Наталья Николаевна! Постоянное чувство влюбленности, привязанности, нежности, тепла и доброты - необходимое условие для написания Ваших произведений. У Вас получается все эти чувства испытывать к одному человеку? Либо на разных этапах написания того или иного романа и привязаности могут меняться?
Михаил (д. Кричево)

Что касается лично меня, то есть какие-то стабильные вещи, сложившиеся. Опять же любовь… Любовь – это все-таки величина постоянная. Она живет глубоко в сердце. Она не всегда выставляется напоказ. Время фейерверков, всего остального, оно уже как-то осталось в прошлом, а чувство влюбленности – да, это, по-моему, абсолютно нормальное состояние для любой женщины, как и какой-то легкий флирт, просто кому-то улыбнуться. Но мне, скажем, и этого совершенно не нужно искать, потому что, когда я работаю над книгой, я влюблена в своих героев. Я живу этими образами, в того же Вадима Ладышева. Я тоже смотрю глазами Кати, а Катя живет во мне. Оно само по себе происходит. 

Настолько я вживаюсь в эти образы, которые придумала, в те чувства, которые проживают мои герои. Большое количество даже стихотворений пишется именно под впечатлением этой параллельной жизни, когда я туда попадаю, для меня в действительности она реальная.

Ведущая: Здесь был, наверное, более личный вопрос, есть ли у Вас постоянные отношения?

Н. Батракова: Я могу сказать, что я столько лет замужем, у меня дети, внуки… Поэтому здесь у меня как-то все довольно стабильно. А все остальное… Я не люблю заглядывать – вот есть и есть. А там, за этими стеночками, которые мы с вами вокруг себя выстраиваем, что-то всегда нежное, тайное может быть, оно живет… Все хорошо…

Наталья, у меня такой вопрос к Вам, - существует ли некая миссия у Вас как у Автора и Женщины, Человека? Что является самым важным посылом Вашим читателям, то что важно лично для Вас, и что важно для Вас сказать в книгах людям. Спасибо!
Валерия Фоминова (Неизвестно)

Вот совершенно нетипичный вопрос: одновременно глубокий и одновременно… Я, наверное, только недавно стала задумываться, есть ли какое-то предназначение, почему это я вдруг в возрасте решила писать книги? Поначалу я ни о чем таком не думала вообще. Это было такое увлечение, которое переросло на сегодняшний момент уже в дело и, более того, это и коммерческий проект. Но поначалу это было только увлечение, и ни о какой миссии или о чем-то еще не задумывалась… Было желание что-то написать, а потом скромно спрятаться куда-нибудь, дать почитать. И это желание, чтобы тебя читали, читали, читали… Но, что будут большие тиражи и уже 100-тысячные и перешагнули эту планку, я уже дальше не считаю,  не задумывалась. И, опять же, я не лукавлю. Чтобы читали хочется, этого хочется автору начинающему, или автору уже с багажом, знаменитому. Но в то  время, у меня таких мыслей не было. И точно так же у меня не было мыслей, что же я должна такого принести. Это, наверное, уже опять пришло с опытом. Когда я приступила к книге "Миг бесконечности", основываясь на каких-то откликах предыдущих романов (изначально я чисто интуитивно темы какие-то поднимала в первом романе. Во втором я уже четко знала, что хочу показать студенческую жизнь, темы отцов и детей в том поколении, потом, спустя, через поколение). То есть у меня были какие-то такие вот мысли, но когда я приступила к книге "Миг бесконечности", я уже поняла, какие темы я должна открыть. 

Бесконечность любви

Передо мной две книги, но я перед собой четко поставила задачу, что все-таки тема: женщина - материнство. Вот это вот желание стать мамой, вот это вот желание иметь ребенка - это заложено природой, здесь не надо глубоко копать, это просто заложено природой. Далее, насколько эта женщина сильная характером, принципиальная,  до последнего она сражается за жизнь еще не рожденного ребенка. Тем более у меня на глазах был пример, когда моя очень хорошая подруга еще с детского сада, у нее была похожая ситуация, когда ей все врачи говорили, что ей нельзя рожать. Но она сразу стояла твердо на своем. И вот на ее пути попалась женщина-врач, которая давным-давно на пенсии, ее просто вызвали на подмогу, которая сказала: "Деточка моя, ты должна сама своим сердцем все решить. Сколько лет я сижу в этом кабинете, я видела ситуации, когда у абсолютно здоровых женщин рождаются больные детки. И поэтому, как чувствуешь сама – так и поступай". 

Нужно слушать себя и надеяться на лучшее. И вот она родила здоровую девочку, теперь моя крестница. И она слушала только себя… Мимо такого эпизода, особенно в жизни с твоим близким человеком невозможно пройти. А самое главное я поняла, что, когда заканчивается книга, да, я мучаю героев, я мучаю читателя: кто-то плачет, переживаниями, кто-то проецирует все на себя, кто-то вспоминает свою жизнь, но, тем не менее, к концу вот этот свет в окошке -  он есть. Люди должны верить, что он есть. Да, тяжело сейчас, но нужно идти, нужно ждать, надеяться до последнего, и все оно сложится. 

Наши библейские заповеди – это самое основное. И, наверное, все мои книги, они добрые. Мне не раз говорили, откуда такие люди бывают? Вот бывают, они незаметные, они интеллигентные, красивые, очень образованные. Они будут с тобою очень аккуратно себя вести – ты ничего не чувствуешь, ты открыт всему миру, но до тех пор, пока ты этому человеку не перешел дорогу. Вот если ты перешел ему дорогу - это уже что-то начинается… Но, тем не менее, всегда есть добро, всегда есть свет. И, наверное, вот здесь показательная история, которая случилась на одной из встреч с читателями, я ее часто вспоминаю, потому что она меня потрясла. Это было в Михановичской районной библиотеке, в конце встречи, когда я подписывала книги, меня попросили задержаться, сказали что со мной хочет поговорить женщина после операции. Вот она подходит, ее даже кто-то поддерживает, и, улыбаясь, она мне говорит: "Вы мне спасли жизнь, ваши книги спасли мне жизнь!". И уже дальше она рассказала историю, что она лежала в больнице, у нее проблемы с сердцем, ей надо было делать операцию, она говорила, что так устала от своей болезни, что ей уже было все равно… И врачи тоже не решались, потому что это должно быть желание двоих: золотые руки хирурга и желание больного жить. Когда все это совпадает, тогда, конечно, и успех будет. 

"И здесь мне принесли одну вашу книгу, вторую… Я пошла к доктору и начала теребить, когда мне уже операцию сделают. Я хочу влюбиться", - сказала она.  Значит жить хочется. Наверное, одно такое признание дороже всех членских билетов, всех премий. Наверное, человек поверил в это чистое, светлое, доброе - ему захотелось любить. Вот это для меня самое важное,  важнее, чем тиражи.    

Наталья, в Ваших книгах есть все: любовь, ненависть, интрига. Их хочется читать запоем, не отвлекаясь на посторонние дела. Однако читаем мы Ваши книги быстрее, чем Вы их пишете, перечитывая по несколько раз в ожидании продолжения. Откуда Вы черпаете идеи? Возможно, из собственной жизни?
Ольга (Минск, Матусевича, 54-165 тел. +375298531602)
Конечно, из собственной жизни, в том числе. Моя первая книга «Площадь согласия», мои однокурсники,  студенты, говорят «мы слышим и видим  тебя, ты была точно такая же». И во второй книге-продолжении это тоже была бы ты, ели бы на тебе Батраков не женился. От этого нельзя отречься, т.к. это свой очень богатый опыт, и конечно, я могу писать не обращаясь ни к кому. Тем более, я реалистка. 
Я очень аккуратно, осторожно, мистически отношусь к каким-то моментам, которые ты можешь себе «накаркать». Это тоже было в моей жизни. Когда в том же Киеве мы останавливались, всегда в одной и той же гостинице, всегда были номера люкс. И здесь вдруг после того, как вышла книга, в которой написано, что героям говорят, что ни одного свободного номера, т.к. сразу три международные конференции проходят. Я это написала в книге, спустя полгода я приехала и администратор озвучила, что у них три конференции и нет ни одного свободного номера. 
Хотя были и трагические истории, когда я фантазировала не очень хорошее, и меня, потом загоняла жизнь. Сейчас я перешла к тому, что, если своего опыта не хватает, я пользуюсь опытом людей, которые меня окружают.
Спасибо за потрясающие книги, книги про нас, обыкновенных белорусских женщин. От начала до конца все Ваши книги читаются одним залпом, вместе с героинями проживаешь их жизнь. Удачи Вам, Наталья и творческих успехов. С нетерпением ждем новинок. Вопрос задам простой - когда в вашей книге будет сюжет женщины из Могилева с описанием мест Могилева. Когда бываю в Минске около площади Победы - вспоминаю о Вашей книге
Елена (Могилев)
Могилев – это мои земляки. Белыничи, где я выросла и родилась. Я была  провинциальная девочка, отличница. Меня об этом много спрашивают. Во всех моих книгах присутствует Минск – это город, в котором я живу с 20-ти лет. Он для меня уже более, чем родной. Но, тем не менее, я понимаю, что это все Беларусь и поэтому какие-то вкрапления, упоминания наших белорусских мест, которые я тоже люблю - Ошмяны, Островец, пусть промелькнут, но для кого-то это уже ближе, привязка к нашей реалии, к нашей земле. Поэтому будет Могилев, я исправлюсь (смеется).
На сколько я про вас читала, вы не профессиональный писатель, у вас техническое образование. Скажите, как в своей жизни вы совмещаете ваших два мира: реальный и тот, который вы сами творите?
Галина (Неизвестно)

Я инженер по образованию, инженер-транспортник. Пока работала, много было дополнительных курсов. Есть реальный мир, это понятно, есть какая-то граница, реальное - это то, чем ты живешь до того, как переходишь в это зазеркалье (смеется). Но что касается профессии, работы, было время, когда я пыталась изо всех сил совмещать. Что-то делаешь ночью, что-то днем, и переключаться мне помогал музыка. У меня был свой любимый диск, когда я ехала на работу, я ставила одну композицию, когда я ехала обратно, наоборот, успокаивающую, чтобы потом придти и переключиться на другой режим работы, к своим героям. Но приходилось жертвовать сном и от этого страдали самые близкие: вместо того, чтобы посмотреть вместе какой-то фильм, почаевничать и поговорить, ты закрываешься в кабинете. И, конечно, сон. Я по три-пять часов спала. Это длилось несколько лет, пока не довела себя до больницы. Мне врачи сказали, что пришло время, когда нужно выбирать к чему ты более склонна. 

Я сделала выбор. 

Сейчас работа у меня на втором плане. Это уже полставки и совершенно другая активность, а писательство - это основная деятельность. Этот выбор я сделала после того, как оказалось, что книги нужны, их читают, они переиздаются, люди требуют, чтобы я писала дальше. Здесь уже такое чувство ответственности. Я должна делать это. Мир у нас материальный. На кусочек хлеба я сумею заработать. 

Наталья, откуда вы черпаете образы ваших героев? Относитесь ли вы к окружающим как к "типажам" и набору качеств для ваших будущих персонажей? Объясню подоплеку последнего вопроса: читая интервью многих писателей, именно к таким выводам о их работе прихожу (а работа как известно и на личность накладывает отпечаток).
Антон (Минск)

Да. Меня часто спрашивают, а есть ли прототипы ваших героев? Я совершенно искренне говорю, что все вы, кого я вижу, с кем я общаюсь. 

Дело в том, что после того как я начала писать, у меня иначе мозг стал работать.

Одно из полушарий кроме того, что продумывает постоянно сюжет, включено в параллельную реальность, там еще есть некое записывающее устройство, которое как бы сканирует, записывает и записывает непроизвольно независимо от меня. Почему? Когда начинаешь выписывать ту или иную сюжетную линию, того или иного героя, или второстепенного или главного, оттуда эти записи появляются, как файлы скрытые. Они тут же раз-раз-раз. И более того,  из-за моих же героев и работы над книгами я научилась анализу. Иногда бывает, что в какой-то компании тихонечко смотришь, запоминаешь. В стороночку отойдешь и ведешь себя неприметно. Какая-то внутренняя работа идет сама по себе и, конечно, у каждого человека свое, иногда это может быть фраза, это может быть улыбка, это может быть какой-то совершенно неожиданный поворот. Затем он выскакивает сам по себе. Ты все это видишь, и это куда-то в пассив складывается, и в определенный момент этот пассив раз и выскочил. Мне кажется, абсолютно любую фантазию нужно с чего-то собрать, и ее будешь собирать из какой-то реальности. 

Здравствуйте! Наталья! Бывают ли случаи в Вашей жизни, когда Вы удаляете кого-то из своего окружения? Что это Вам даёт? И и как в этом случае трактовать такое изречение: "Посмотрите на того, кто появился рядом с вами, внимательно. Он - это одно из ваших "Я".Аму Мом.
Вера (Слоним)

Бывает. Но это было, наверное, пару раз в жизни. Я очень долго, наверное, помогала, терпела, но потом оказывалось… Любому человеку, с которым я близко начинала общаться, особенно по молодости – сейчас с возрастом мы все, наверное, стали осторожнее – сразу давала 100 баллов. А дальше уже, общаясь с человеком, понимаешь, что идеальных людей нет. И затем эти баллы как-то отминусовывались или добавлялись, но каждый человек – это особая индивидуальность, у каждого своя правда, которая с твоей правдой может не совпадать. И в каких-то обстоятельствах человек может какой-то неблаговидный поступоксовершить, но если человек осознал, извинился, совершенно искренне переживает, это может быть очень больно и это невозможно как-то простить и забыть, но, во всяком случае, такому человеку всегда нужно протянуть руку. Но были иногда такие ситуации, когда я просто понимала, что меня ничего с этим человеком связать не может.

Я человек не скандальный, я крайне редко ругаюсь, особенно выясняя с кем-то какие-то отношения, я просто тихонько уходила и закрывала за собой двери.

А что касается новых знакомств, то с возрастом к ним относишься гораздо осторожнее, но опять же есть у меня такая примета - если день рождения человека совпадает или близок по датам с кем-то очень мне близким, я уже знаю, что этот человек появился в моей жизни не случайно. 

Насколько отличается сюжет от реальной жизни...некоторые моменты в книгах невероятно излагаются (ИДЕАЛИЗИРУЮТСЯ) - во взаимоотношениях, в стечении обстоятельств... Если жизнь испытывает человека, то какая награда за это?
Светлана (Минск, Беларусь, Червякова, 3-27)

А если жизнь испытывает человека… Я не могу назвать себя верующим человеком и дальше, но я знаю, что что-то есть…и какой-то суд все-таки будет, и одно знаю, что поступки изначально должны руководствоваться какими-то добрыми помыслами, а тем более, если ты проходишь через страдания, через испытания. 

Одно знаю: чем больше ты добра и света несешь, даже если приходится проходить через страдания, через испытания, а тем более если ты знаешь во имя чего, до последнего ты не ломаешься - все воздастся. Тебя жизнь может так согнуть в бараний рог, но ты все равно будешь пытаться выпрямиться. Я очень уважаю таких людей. Я очень уважаю людей, которые не теряют чувства, что надо жить. Наверное, и в этом тоже есть счастье – в преодолении.   

Шаноўная Наталля Мікалаеўна! Уявіце сабе: на пачатку дваццаць другога стагоддзя рыхтуецца рэкордная па дальнасці і працягласці часу касмічная экспедыцыя, у склад якой уключаны беларускі астранаўт. Як будзе называцца Ваша кніга, якую Вы асабіста параіце ўключыць у склад бібліятэкі гэтага касмічнага лайнера? Дзякуй за адказ)
Даніленка Любоў Іванаўна (г. Мінск)

Ту книгу, которую я бы рекомендовала взять в эту библиотеку, основываясь на нашем, белорусском, - это "Каласы пад сярпом тваім" Короткевича. А что касается именно моей книги, мне очень сложно сказать. Они у меня все любимые. Конечно, самая любимая – та, над которой ты сейчас работаешь. Те, которые я начинала, они, может быть, в чем-то слабее, а в чем-то сильнее. В эмоциях они сильнее, потому что я еще не знала, как писать, а эмоцию я уже полностью там выплеснула. Здесь я уже учусь, как писать, я стараюсь эту эмоцию контролировать. Что касается себя, это всегда очень сложно.

Уважаемая Наталья!!! Прочитала книги на одном дыхании)) Сопереживаю главным героям, потому как сама натура впечатлительная, романтичная с богатым воображением)) Мне финал книги видится таким: Катя и Вадим встречаются в Германии, он находит сына и все вместе возвращаются в Минск, а точнее, на дачу под Минском. Уважаю Катю Проскурину за сильный характер, я бы не смогла так долго мучиться и не сообщить Латышеву о своей беременности))) Судя по описанию событий, связанных с нашей доблестной медициной на всех ее уровнях, у Вас были прекрасные консультанты из этой сферы деятельности)) У меня вопрос: образы главных героев - Кати и Вадима, а также их ближайшего окружения - образы собирательные, вымышленные, или все-таки прототипы знакомых Вам людей? Спасибо заранее))
Людмила Захаревич (г. Борисов)

Спасибо. Что касается медицины и всех аспектов. Вообще я очень благодарна, низкий поклон профессору Ладышеву-отцу. Я действительно очень благодарна медикам за то, что я живу, потому что я когда-то родилась на свет, как говорила бабушка, слабенькая, дохленькая, мхом поросшая и вообще… И долгое время даже не надеялись на то, что выживу, это все благодаря медикам. Потом была куча болячек. В общем, все осталось в прошлом, но я одно знаю: раз вот так меня вытянули, значит, действительно что-то я должна в этой жизни сделать. Это первое. А во-вторых, у меня чувство благодарности к медицине и именно к людям в медицине, которые как профессор Ладышев. Я не знаю, какое будет следующее поколение, но мое поколение (50 ближе к 60-ти) – это действительно… те врачи, с которыми я дружу, с которыми я общаюсь, которые из той, старой, школы, для них, действительно, всегда главным было, чтобы больной выздоровел. Т. е. денежные знаки и прочее раньше, в советской системе, особенно и не практиковалось, это было совершенно другое. Люди действительно, может, даже идеализировали свою роль, свою профессию. И сейчас меня консультируют по любому медицинскому вопросу. Что далеко ходить: начинается вторая часть, когда человек находится в реанимации, и весь процесс искусственной вентиляции легких я выписала так, как я представляла, и так как я общаюсь с медиками и описывала штрихами, вроде было правильно. Мне предложили приехать в реанимацию и дальше шаг за шагом показали весь процесс. Я поняла, что совершенно все неправильно описала. Я им очень благодарна, помощь просто неоценимая: диагнозы, консультации. Тем более что я пишу не научную книгу и даже не научно-популярную, я это все пишу глазами обывателя. Я должна дать все доступно, понятно, где-то будут эти термины встречаться, когда врачи между собой разговаривают. Когда я первый раз оказалась в среде медиков, я была в шоке, какие циничные люди, а для них это работа, и здесь нужно себя ограждать, потому что можно сгореть раньше времени. Я им очень благодарна, надеюсь, что мы будем только на консультациях с ними встречаться. 

Миг бесконечности-2

  

И я уже говорила, что у главных героев прототипов нет, что это собирательные образы, я их собираю, но они для меня как живые. Когда  я редактировала предыдущий роман, то довела себя до такого состояния, что мне хотелось им позвонить и сказать: "Хватит, что же вы делаете?!" Я живу в этом, в том, что сочинила. И я знаю, где появится слеза, потому что сама плакала на этих страницах. Это собирательные образы с очень и очень многих людей, и это море какие-то флюиды, наверное, излучает. Потому что главное - выписать героя или героиню такими, чтобы они были понятными.

Наталья, спасибо Вам за душевность, искренность, правдивость Ваших романов. Давно в плену. Жду новое повествование, как родного человека из дальней дороги.Еще большее наслаждение получаю от стихов, если грустно на душе - читаю, если хочется прыгать от счастья - читаю,если ищу собеседника - нахожу в Ваших стихах. Что Вам ближе - стихи или проза? Где больший простор для вдохновения?Глупо спрашивать у родителей, кто из детей более любим, но все же?Для меня стихи - это сиюминутное настроение, а проза - отрезок жизни.
Цвирко Светлана (г. Столбцы,ул.Маяковского, д. 6.)

Я с собой захватила сборник стихов с диском, где я полностью начитала "Экстрасистолы любви", но я не думала, что будет вопрос о стихах. Мне очень приятно. 

Экстасистолы любви

А что ближе, трудно сказать. Я больше все-таки прозаик. Я позиционирую себя как прозаик, я уделяю этому больше времени, а стихи – это любовь, это полет. Это выплеск эмоциональный, обычно он короткий и может произойти через некоторое время, может, даже через год, что-то такое вдруг вырвалось из пережитого. Или из фантазии. Но да, это что-то короткое, сильное по эмоциям, а проза – это кропотливая работа, где тот же выплеск растягивается. И мне тоже нравится вот это действо растягивать, переживать с героями каждую эмоцию, каждое движение, каждое слово. Я это все переживаю сама. И что ближе – это очень сложно сказать. Одно могу сказать: есть периоды, когда из тебя стихи выплескиваются, а есть периоды, когда ты сидишь в прозе настолько глубоко, что эта эмоция уже не выстреливает. 

Кстати, по поводу "Экстрасистолы любви. Монолог женщины". Это стихи исключительно о любви, стихи разных периодов, которые собраны один за другим. Это действительно монолог женщины в абсолютно разных состояниях: когда у нее агония, ничего нету - нет вдохновения, нет чувства любви, и потом просыпается надежда, она ждет, звонок, и дальше это все понеслось. Опять же такую книгу невозможно написать ни по заказу – никак. Наверное, такое действительно собираю из жизни, как случается с тобой. Но за стихи отдельное спасибо. 

Почему стихи начали издаваться? Когда я была школьницей, у меня был блокнот, куда я записывала понравившиеся стихи. И когда на встречах женщины в возрасте подходят ко мне и подносят для автографа блокнотик такой же, я вижу выписанное свое стихотворение, и тогда я поняла, что пусть это не совершенно, пусть это не высокий слог, но если это кому-то близко (потому что да, я пишу эмоции), оно нужно. Очень многим в первую очередь желаю эмоций и чтобы он сказал: "Это про меня".

Уважаемая Наталья,Думаю, Вы согласитесь, что в душе каждого взрослого человека живет маленький ребенок. А дети, как известно, большие мечтатели. О чем мечтает ребенок в Вашей душе?
Вероника (Минск)

Я не знаю. Честно говоря, я быстро проскочила детство, меня все так оберегали от всяких болезней и от всего, я рано научилась читать, в библиотеку пошла еще до школы и литературу для старших классов я осилила уже в классе четвертом-пятом. Я всегда была очень правильная, и ребенок во мне был такой зажатый. И родителям (может, потому что я так тяжело далась да и мама у меня строгая была) меня нужно было, как первомайский транспарант нести. Наверное, ребенок у меня очень быстро повзрослел, и я, например, никогда не смогу писать книги для детей, потому что я сама повзрослела очень быстро. Я очень мало помню это свое состояние, а с теми же детьми нужно быть на одной волне и нужно быть даже больше ребенком, чем взрослым. Но, вспоминая ту маленькую девочку или девочку-мечтательницу, которая читала, собирала стихи, пыталась в детстве что-то сама рифмовать, далеко в небо смотрела, конечно, она мечтала о принце, как и все девочки. Поначалу да, а потом становилась самостоятельной – жизнь меняется. думала: я сама найду этого принца и вообще, если он на белом коне, и я буду на белом коне. Сказка меняется, как и насколько мы взрослеем. Наверное, все-таки этот ребенок мечтал о большой, светлой и чистой любви.

Ведущая: И она была и есть.

Н. Батракова: Да. Это просто великое счастье, редчайшее счастье – любовь. У меня иногда спрашивают, как вернуть, я говорю: "Сохраните! Просто изо всех сил пытайтесь это чувство сохранить". Потому что оно никем не управляемое, оно приходит неизвестно откуда и может точно так же уйти. Это нужно беречь.

Отношения между людьми в обществе стали жестче или время заставляет людей быть такими, хотя раньше они были другими?
Жанна Богович (Пинск)

Да, отношения становятся жестче, но я все равно верю, что это больше показное. Нам не хватает времени ни на что. Мы живем такой интенсивной, наполненной событиями, действиями жизнью.

 Надо иногда просто остановиться, задуматься, кому-то позвонить, кого-то выслушать.

 Может поэтому мы жестче. Опять же с возрастом понимаешь, что надо позволять себе эту роскошь. Может потому, что мы еще разбрасываемся. Мы пытаемся все ухватить, все успеть, поэтому появляется некая поверхностность во всем. Кто-то целенаправленно жестко поступает, а кто-то, может быть, из-за этой спешки тоже может показаться жестким. Хотя на самом деле человек внутри какой был, такой и остался – он мягкий, добрый, тихо плачет себе в подушку. Мы все покрываемся какой-то капсулой, оно все где-то внутри. Рано или поздно оно все равно прорывает. Я не знаю, что с этим делать. Не хочется поверхностности, мне нужно работать, писать книгу, с кем-то встречаешься меньше. Себе иногда надо позволять эту роскошь – вовремя сказать кому-то нет. Встречаться с тем, к кому тянется душа. Если просят помощи, ее нужно оказать, но дальше своего внимания излишнего не навязывать. В себе надо что-то разбирать. Нужно прислушиваться к себе, делать, что хочется самому. Скорости сейчас сумасшедшие, из-за этого мы кажемся себе другими. На самом деле внутри все осталось. Не надо разочаровываться так. 

Здравствуйте, Наталья. Эмоции и переживания ваших персонажей имеют какое-нибудь отношение к вашим личным? Вы проживаете похожие ситуации и ретранслируете их в ваших героев? Заранее спасибо за ответ.
Екатерина (Минск)

Я уже, по сути, ответила на этот вопрос. Безусловно, я не могу от этого отрешиться. Конечно, да. Где-то мои фразы проскакивают, безусловно.  

Кто для вас самый главный критик? К чьим советам вы прислушиваетесь?
Валентина (Неизвестно)

Наверно, сейчас самым главным критиком становишься сам к себе. Иногда самокритика очень развита, даже чересчур. У меня была ошибка, когда одну из книг я отдала в печать, потому что все очень ждали-ждали, но я чувствовала, что не все сделала, что могу. Книга вышла, исправлять поздно. Сейчас я до последнего держу рукопись, не отдаю в издательство. У меня есть круг доверенных лиц, которым даю читать. От них я прошу, чтобы они делали пометки. Это даже не критика. Помечайте, что вам непонятно, что вам показалось живым, естественным, а что наоборот, где нужно дополнить. Благодаря мужчинам я переписывала сцены драки. Они позвонили и сказали, что это за драка такая. А я не знаю, как надо, не дралась. Могу только смоделировать, вспоминая начертательную геометрию. Очень помогают эти люди.

Главный критик – я сама для себя. 

Я отдаю эту рукопись, когда действительно понимаю, что ничего не могу сделать. Я более чем кто знаю сильные и слабые места и об этом помню. Я не считаю критикой фразу типа "ниже плинтуса" и прочее. Это основывается исключительно на личных эмоциях, пристрастиях. Кто-то не читает такую литературу. Не всем же читать Батракову. Кто-то любит Паустовского, кто-то читает историческую прозу. Каждый выбирает для себя. Но мне никогда не позволит мое внутреннее уважительное отношение к чему-либо жестко или грязно навешивать ярлыки. Это внутреннее воспитание и культура. 

Здравствуйте! С огромным удовольствием и интересом читаю Ваши книги. Нужно ли Ваше разрешение на приобретение новой книги библиотеками? Очень жду встречи с новой книгой. Благодарю Вас за прекрасные и чистые истории жизни людей. Успехов Вам в творчестве!
Татьяна (г. Минск)

Нет, конечно. Я же не сама издаю, издает издательство. Обращайтесь в издательство, книжные магазины. Покупайте, я буду только рада. Я езжу по библиотекам, очень многие библиотекари делают свои буктрейлеры, у людей это творчество, им нравится. Они берут какие-то фразы. Конечно, я не против этого. Мне совершенно не нравится, что есть аудиоверсия всех романов, книги в свободном доступе в Интернете. 

Я против всего пиратского. 

Это труд, нужно согласовывать с автором. Если чисто для своего круга – пожалуйста.  

Дорогая Наталья Николаевна. Хочу задать сразу несколько родственных вопросов. Кем для Вас являются герои второго плана? Это среда, фон для главных персонажей или важные участники, без которых рассказанная история не может быть такой полной и интересной. Делите ли вы вообще своих героев на главных и второстепенных? Нужны ли, на ваш взгляд, нынешнему поколению читателей многолинейные сюжетные произведения? Или чем проще, тем лучше? Спасибо.
Лилия Хлебородова (Пинск )

Вы сами этой фразой и ответили. Герои второго плана - это среда, фон для главных персонажей. В то же время они важные участники. Без них история не будет полной, она не дойдет до какой-то глубины. Многолинейные сюжеты нужны, нужны толстые книги. Издательства их не любят. У них есть даже заказ - коротенькое, 9 максимум 10 авторских листов. Что кирпичи никто покупать не будет, это никому не интересно. Нет, интересно. Вот эти кирпичи – 528 страниц. Люди читают, перечитывают и ждут. Почему - потому что многолинейность позволяет узнать себя пусть не в главном герое, может во второстепенном. Ему покажется, что вот оно мое, я в таком же положении. И если история написана очень вкусно по эмоциям…. эмоциональный накал в чем-то сильнее словесного, потому что можно написать очень красивое предложение, длинное, оно будет по структуре идеальное, по всем правилам русского языка, но предложение, во-первых, ты в нем запутаешься, а во-вторых, оно будет мертвое. Оно не зацепит. Просто напросто не зацепит, хотя оно будет идеальное. И точно также в книге, можно написать идеально выстроенную правильную книгу, но если она…  благодаря второстепенным героям, или чему-то еще не копнет глубоко, не вызовет эмоцию, то такую книгу, если даже дочитают, то спокойно вернут обратно на полку и забудут. А вот та, которая у тебя внутри все перевернула, вот к такой книге ты будешь возвращаться. 

Доброго дня! Я уже видела вашу книгу "Миг бесконечности 2" в Интернете. В принципе, и читаю уже. Это пиратство, или вам все же что-то платят за размещение в общем доступе. Скажите, как вы к относитесь к пиратству и боритесь ли с ним?
Марина (Неизвестно)

Я отношусь отрицательно. Это нелегально. В интернете права принадлежат мне и издательству, которое книги издало. И ни с кем ни одного документа, что это кто-то может размещать, мы не подписывали и не заключали. И если набрать в любом поисковике Батракова, то первая подсказка, которая выскакивает - это "скачать бесплатно". Я абсолютно против этого. Более того, я очень реально представляю, сколько стоит вот этот труд. И скажем, мне повезло, меня издают в книгах. А ведь многие люди даже книгу не могут издать. И в то же время, хочется популярности. Это труд. Человек отрывал от работы, от семьи, от детей и,  конечно, он должен за свой труд получить. Это не какие-то баснословные гонорары. 

У нас даже с друзьями в семье такое отношение. Дружба дружбой, но работа работой. Если что-то  абсолютно по-дружески - это одно. Но если я хочу нанять, то не за спасибо. Потому что это основная работа. Ты можешь проконсультировать меня бесплатно. Но если ты это делаешь, то я тебе за это заплачу. Я очень уважительно отношусь к любому труду будь то фильм или спектакль, песня, что угодно. Это труд людей. И тем более в интернете... или какие-то платные ресурсы... Больших денег это не стоит. Но человек какие-то деньги получит и за это время он сможет еще одно произведение создать. 

Представьте начинающий писатель. Он талантливый. У него уже семья, у него дети. И здесь хочешь не хочешь ему придется делать выбор. Он писательство отложит в сторону и ему придется об этом забыть. А ведь гениальный был бы писатель. У меня все программы компьютера оригинальные. Я их покупаю. Я вот эту халяву терпеть не могу. 

Спасибо за ваши книги. А вопрос такой. Герои сталкиваются с изменой, поэтому ищут и находят новую любовь. А вы не хотели бы взглянуть на проблему глубже? Ведь у того, кому изменяют и у того, кто изменяет, ярко начинает проявляться травма предательства. Да, новая любовь на некоторое время ререкроет всё собой, но не вылеченная травма все равно даст о себе знать и произойдет новое предательство. Вы не думали привлечь к работе над книгой психолога? Ведь очень хочется, что бы ваши герои были счастливы не временно, а постоянно)
Юлия (Минск)
Так могут спрашивать только психологи. Я не думала привлекать к работе психолога. Что касается темы предательства и травмы, постсиндром может преследовать долго. Я говорила любовь нужно беречь, ведь ее можно убить. Должно пройти время, и здесь спасительный бальзам - это какая-то другая любовь, влюбленность. Все зависит от человека. Кто-то может броситься в это сразу, а кто-то замкнется. И будет себя излечивать сам и очень долго. Человек не будет позволять себе новых чувств, будет этого бояться. 
Одно я знаю точно, что рано или поздно, никто не знает когда, любовь опять наступит.
Это не прогнозируемо. Есть один психотерапевт с которым я знакома, которая брала мои книги с собой в отпуск. «Ты знаешь, сначала читала сюжет, потом искала, где  ты не права психологически. И не нашла», сказала она мне. Я из тех людей, которые не пойдут к психологам, потому, что я буду сама с собой долго разговаривать, и мои книги позволяют мне выговориться. Люди, читая их, говорят - как у психолога побывали. Потому, что прочитала, вспомнила свое, посмотрела под другим углом и в чем-то стало спокойнее, а в чем-то наоборот. И фраза «хочется, что бы ваши герои были счастливы не временно, а постоянно» - ничего постоянного не бывает. 
Часто спрашивают, а вы счастливы? Я боюсь об этом всегда говорить. Потому что есть действительно какие-то вещи, которые нужно держать в себе. Но, к сожалению,  часто человек, в погоне за каким-то новым счастьем, за новыми  эмоциями, перестает ценить то счастье, которое есть вокруг него. Он начинает его ценить тогда когда, если образно представить, есть какой-то домик, он выстроен, но человеку хочется наружу, он все время удирает, удирает, удирает, а тут раз, и какой-то кирпичик из этого домика вытянули, и дом потихоньку стал рушиться, человек  сразу возвращается и думает: "Боже, как я несчастлив!". Все почему? Потому что какой-то кирпичик, который привычен и который ты перестал ценить, оказывается, играл очень важную роль в этом счастье.
Наталья! Спасибо Вам за то, что Вы такая у нас есть! Вопрос мой прост: В чем заключается "Миг бесконечности" для Вас в Вашей жизни? Спасибо.
Лариса Савчик (Минск)

Вот я пока еще не ответила себе на этот вопрос. Я может быть еще не сформулировала, вот когда я закончу эти две части, я думаю и для себя сформулирую этот ответ. А пока я еще в поиске. 

Скажите, кто принимает участие в художественном оформлении ваших книг?
Виктория (Смолевичи)

Ну, во-первых я сама. Например, во всех белорусских изданиях я всегда участвовала. Это очень важно. У меня, конечно, это на уровне идеи – что я хочу видеть. Дальше… я уже не художник. Но это очень важно. Например, в одном издании потрясающая обложка, ребята ее придумавшие – рекламисты. Они помимо изданий занимаются еще и рекламой. Мне нужен человек, который может продолжить мое слово на уровне зарисовок. Мне важно, чтобы картинка, образ были созвучны тому, что я пишу. Вот возьмем изображение на обложке. Это фотография, это не фотошоп. Это тот же Минск. Это проспект Победителей, снятый через автомобильное стекло. Художник должен был поймать этот взгляд, который должен передавать состояние героини. Это отражение. Отражение облаков. Открою секрет: на фото я сижу за стеклом машины, и машину специально крутили и искали отражение, чтобы создать такой эффект. Эти ребята –художники, помимо всего прочего. Они видят мир другими глазами.

Я сейчас зачитаю одно стихотворение. Вот почему я решила, что именно Таня Дольская - мой человек и должна оформлять мой сборник.

А знаешь, в том своя есть прелесть -

Нам никогда не быть вдвоем.

Не станем шаркать по бульвару

Под теплым проливным дождем

И не дождемся наших внуков,

С тобой не вырастим детей

Ворчать не станем друг на друга,

Забыв о нежности речей.

Ругая немощность и старость,

Не будем чахнуть на глазах

Моих морщин ты не увидишь

И я – твой последний тяжкий шаг.

Мы в нашей памяти навечно

Юны и счастливы с тобой.

Ты никогда не прикоснешься

Ко мне иссохшею рукой.

О как друг друга мы любили.

Есть жизнь за что благодарить.

И прошептать с последним вздохом:

Как жаль! Ведь все могло бы быть.

И вот, когда к этому стихотворению - такие одуванчики! Иллюстрация. Вот они одуванчики. Последний порыв ветра и ничего не осталось. И все - я поняла, что это мой человек. То есть у меня слово – а у нее вот эти вот образы. 

Добры дзень! Даруйце) А калі запіс "Онлайн-конференции с писательницей Натальей Батраковой" з'явіцца ў архіве?Спадзяюся, сувязь неаднабаковая?
Любоў Іванаўна Даніленка (г. Мінск)
Запіс і тэкст на сайце.

Смотреть еще