Архив онлайн-конференций

Онлайн-конференция с организаторами и участниками фестиваля "Наш Грюнвальд — 2017"

Онлайн-конференция с организаторами и участниками  фестиваля "Наш Грюнвальд — 2017"

15 июля 1410 года произошла битва, которая изменила ход истории в Европе. Объединенные силы Королевства Польского и Великого Княжества Литовского разгромили Тевтонский орден. В этом году белорусы отмечают 607-ю годовщину победы под Грюнвальдом. О подробностях той битвы и о том, как ее реконструируют в наши дни, расскажут гости онлайн-конференции 20 июля в 12:00.

Гости: Любовь Рубинова - представитель оргкомитета Международного фестиваля средневековой культуры и музыки "Наш Грюнвальд - 2017", Игорь Усенко - ведущий конного турнира на фестивале "Наш Грюнвальд - 2017", Евгений Петропавловский - руководитель клуба исторической реконструкции "Люцерн".

20.07.2017

Фото


Вопросы конференции


во-первых, спасибо вам огромное за такой славный фестиваль! Приезжаем каждый год всем приходом и деток привозим. Дорогие организаторы, низкий поклон вам, добродушия и сил нести такие проекты!а во-вторых, хотели уточнить, можно ли будет на вашем фестивале обучиться игре на старинных инструментах? Доченька очень хочет попробовать поиграть на волынке, а вот школ музыкальных с таким уклоном нет.. Получится ли? Спасибо!!
Лариса Леонидовна (Неизвестно)

Любовь Рубинова: Спасибо большое, очень приятно. Что касается музыкальных инструментов, у нас два дня будет работать театрально-музыкальная площадка возле кафе «Дудутки». На ней будут выступать артисты в акустике – не главная сцена, а более интерактивная площадка. Наши артисты все очень хорошие ребята, можно в индивидуальном порядке или с моей помощью подойти и попросить попробовать поиграть. Так что, Лариса Леонидовна, обращайтесь, мы Вам поможем. Асфальтированная площадка у кафе, с 11:30 до 16:00 два дня там будет такое театрализованное действо.

На сколько дорогие у вас женские костюмы, если шить или покупать? Можно ли прямо на фестивале его арендовать для участия?
Ольга (Неизвестно)

Любовь Рубинова: Вопрос неоднозначный. Нужно четко понимать, для чего вам нужен костюм. Девушки в рыцарских клубах есть, и они самостоятельно шьют себе костюмы.

Игорь Усенко: Здесь мы говорим о том, что девушка показывает себя во всем блеске: и шьет, и варит, и ухаживает.

Евгений Петропавловский: Вы же не будете просить в аренду мою рубашку. Нас периодически просят дать какие-то костюмы на съемки каких-нибудь там фильмов, для создания антуража. И мы идем на это, но смысл участия в таких фестивалях для реконструкторов, для людей, которые занимаются историей в таких клубах, это как раз таки шанс показать и выставить то, что они сделали за какой-то определенный период. Это как экзамен, как почетное мероприятие. То есть мы проявляем себя, и нам все-таки более важно мнение людей, которые находятся в теме. У нас своя тусовка реконструкторов, мы давно друг друга знаем. Конечно, произвести впечатление на обычного зрителя, это тоже важно, но мы живем своей обособленной жизнью, в своем обособленном обществе, хотя и являемся обычными людьми. То есть, по улицам в исторических костюмах мы не ходим. Мы их одеваем на фестивали. Костюмы стоят дорого, я сразу скажу. Вы должны понимать, что костюмы делаются исключительно из натуральных тканей: лен, шерсть, шелк, бархат, кожа, плюс украшения. Если мы говорим про качественные украшения, то это не латунь и не медь. Это может быть серебро, бронза. Это уже показатель статуса. Вы должны понять, что на одном костюме может быть около 70 пуговиц. Это может быть какой-то венец - бронзовый, латунный, посеребренный и так далее.

Игорь Усенко: Например, в костюме Cote d’Armes во Франции вышиты лилии. Там только одних лилий на 600 долларов вышито. Потому что там написано: знамя, усыпанное золотыми лилиями. И надо усыпать костюм. Реже сделаешь – уже не усыпанный. И вот эти все пуговицы, башмаки, шнурки, перстни, кинжал, меч.

Евгений Петропавловский: Я вам так скажу. Если не вкладывать деньги в это хобби и увлечение, а просто собирать, то, думаю, что за 5-10 лет можно и не одну машину купить себе. И это мы не говорим еще про затраты трудочасов, потому что действительно это все делается вручную. У нас почему-то только недавно появилась тенденция ценить ручную работу. Только последние пару лет у нас идет такой ажиотаж к хэнд-мейду. А нашему клубу уже 20 лет, и другим клубам примерно столько же. И вот на протяжении 20 лет люди приходят туда и все делают вручную. Конечно, есть более простые костюмы. Простой костюм имеется в виду по статусу. Можно сделать костюм по статусу какой-нибудь зажиточной горожанки, жены какого-нибудь там барона, герцога, маркиза и т.д., можно сделать крестьянский костюм. Но вы должны понимать, что крестьянский костюм по стоимости может не особенно отличаться от какого-либо дорогого, потому что там идет больше какая-нибудь грубая шерсть, домотканый лен. А где его взять? Его надо сделать вручную. И я всем людям, которые приходят к нам в клуб, объясняю, что вы должны с уважением относиться к этому, поскольку люди все свои силы и энергию вкладывают в это изделие. Поэтому его стоимость может быть и бесценна.

Любовь Рубинова: На месте у нас пункта проката не планируется. Будет фото-зона, в которой какие-то женские элементы и аксессуары можно будет померить. Но и наверное все равно какие-то девушки-клубники продают какие-то вещи, которые они когда то носили.

Евгений Петропавловский : Надо искать на сайтах, которые называются, скажем, «Историческая барахолка» и т. д., где люди постоянно выкидывают какие-то вещи. Некоторые занимаются реконструкцией всю жизнь, а некоторые занимаются и уходят. Дети, семья, работа, еще какие-то проблемы уводят людей из этого направления. Поэтому найти костюм можно, это не проблема, но лично вам я могу посоветовать – приходите и сшейте. На самом деле, это не так страшно, у нас же целый коллектив, штат девушек.

Ведущая: А сколько костюмов, нарядов везет с собой на фестиваль один участник?

Евгений Петропавловский: Это зависит от того, сколько у вас их есть. Второе, вы должны понимать, что, если мы говорим про средневековый костюм, средневековая одежда у обычных людей была в несколько слоев: Это нижняя одежда, средняя одежда – вот как я с вами сейчас в рубашке сижу - и верхняя одежда. На фестиваль достаточно выезжать в одном костюме. Но периодически вы какой-то гардероб себе обновляете, потому что вещи, как и обычные вещи, выстирываются, изнашиваются, рвутся, пачкаются. Например, мы выезжаем на фестиваль, и все девушки у нас ходят в благородных платьях леди, хотя в принципе мы живем походной жизнью. Есть некоторые нестыковки, которые с течением времени тоже решатся. Естественно, разбежка по эпохам существует.

Игорь Усенко: По поводу костюма, давайте поймем простую вещь. Платье придворной дамы стоило не меньше, чем латный доспех рыцаря. Она его надевала один раз в год и не снимала до конца, потому что не было этих застежек. Шнуровка. Расстегнуть, застегнуть и все остальное – и вещь портится. Одела – и носишь.

Евгений Петропавловский: Не так все, конечно, ужасно было. Снимали и одевали, конечно же.

Ведущая: Но практичность была на первом месте?

Евгений Петропавловский: Люди были очень практичны.

Вообще в любом клубе есть такое понятие, как внутренняя иерархия. То есть система с немножко таким ролевым подтекстом, нормально ролевым. Как RPG игра, только она не такая вымышленная. Она стимулирует личностное развитие внутри самого клуба. Мало того, это личностное развитие внутри самого клуба еще и оказывает влияние на соседние клубы. Не каждый человек, который приходит в клуб, становится рыцарем. Нужно пройти долгие годы обучения и заслужить, чтобы получить это звание. У девушек тоже самое. Есть определенные статусы.

Ведущая: А до кого она может дорасти?

Евгений Петропавловский: Обычно, это леди. Есть 4-5 ступеней. В разных клубах по-разному. Кто-то уже отошел от этой системы. Просто, если клуб многочисленный, то без этой системы никак не обойтись. Надо четко структурировать. Если девушка пришла, она делает это, подчиняется тем-то, у нее обязанности такие-то. Иначе начинается хаос и неорганизованность. Чтобы как-то структурировать, и чтобы стимулировать ее рост и чтобы у нее было постоянно к чему стремиться, мы, допустим, разбиваем рост на какие то этапы по костюмам. Допустим, она приходит, и в какие-то определенные сроки шьет себе какую-то вещь. Сделала – получила статус. Не сделала, не сшила – шей ты еще хоть 10 лет. Ну конечно, мы мотивируем человека. И когда она достигает статуса дамы, у нее уже есть полный комплект, который готов еще на более низком уровне – это статус «горожанка». Это уже полный комплект одежды, но его украшениями можно развивать. 

Добрый день! По каким источникам вы изучаете эту эпоху? На сколько точно на фестивале участники соответствуют заявленным историческим рамкам?
Сергей (Минск)

Евгений Петропавловский: Источников на самом деле много. Если говорить о Грюнвальдской битве, много источников дают поляки, они очень углубленно изучают этот вопрос, проводят раскопки. А вообще каждый клуб, который занимается Средневековьем, пользуется своей годами наработанной базой. Поэтому доспехи процентов на 90, может, и выше соответствуют эпохе. Ведь на фестиваль приглашаются клубы, которые занимаются костюмами XIV – начала XV вв. этого региона. Сами клубы себя стимулируют и контролируют занятия всякими историческими реконструкциями. Поэтому все достоверно.

Ведущая: А были ли случаи, когда считалось, что доспех надо делать вот так, а потом по новым источникам обнаруживалось, что надо внести корретировки?

Е. Петропавловский: Конечно, мы же развиваемся. Занимаемся практической историей. Постоянно какие-то источники новые обнаруживаются, новые находки делают, открытия, исследования. Мы постоянно следим за этим, а еще очень много сами открываем. Например, это касается изготовления доспехов больше. Вещей, которые делают наши мастера. При изготовлении каких-то вещей открываются секреты технологии, и получается, что то, что не прописано в документах, мы можем узнать исключительно из практики.

Ведущая: И если обнаруживается новшество, вы все доспехи переделываете?

Евгений Петропавловский: Не всегда, конечно, но иногда приходится. Это как некий постулат: надо – значит, надо.

Добрый день! Скажите, в чем заключается сложность судейства на таком фестивале? В конном турнире вы судите только воина или еще скакуна?
Иван (Неизвестно)

Игорь  Усенко: Конечно, в первую очередь мы судим воина. И как он владеет своей лошадью, и как он владеет оружием. Лошадь, безусловно, играет важную роль, это животное со своим характером, психологией. И учитывая специфику турнира, то, что много народа, звуков, отвлекающих моментов, а лошадь очень пугливое животное, боевой конь должен быть очень натренирован. Бывает так, что конь закрывается – есть такой термин – и делает то, что он хочет, и ничем его не прошибешь. Тут уже помогают другие вывести его на ристалище. С лошадью особые трудности. И конные турниры в техническом плане очень трудные, но мы судим именно владение лошадью, владение оружием, прохождение всех необходимых снарядов, в сшибке все удары, все попадания, силу удара. Все упражнения должны исполняться в галопе, причем бывает такой стоячий галоп у лошади, так вот это не считается, должна быть определенная скорость, чтобы было видно, что это действительно рыцарь, в боевой форме, и его лошадь тоже в боевом состоянии.

Ведущая: Насколько тяжело проводить такие состязания технически, ведь даже транспортировка таких больших животных – дело хлопотное?

Игорь  Усенко: Вы еще забыли, что за ним и убирать нужно. Да, это все очень сложно. Если представить себе средневековую битву, где было несколько сотен лошадей, тяжело вооруженные всадники были главной ударной силой любого войска, это как современный танк. Все пешие были одеты как попало, вооружены как попало и составляли массу, которую даже никто не считал. Рыцарь на коне был главной боевой силой. Отсюда все сложности с тренировкой лошади, с амуницией на лошади, защитой самой лошади, дальше доспехи самого рыцаря. Во всем этом управляться, когда 20-30 кг железа на рыцаре, на лошади еще, чтобы она не пугалась, шоры на ее глазах. Ни один конный рыцарь не обходился без оруженосца. За лошадью надо было ухаживать, ее надо было кормить, это делал не рыцарь, а оруженосец. Если рыцарь упал, оруженосец его поднимает, сажает, все время за ним приглядывает. Обеспечивает ему тыл со всех сторон. Поэтому конный рыцарь – это совершенно отдельная история.

Ведущая: А лошади застрахованы? Страхуют лошадей на такие мероприятия?

Игорь Усенко: Да, лошадь может быть травмирована. Хромая лошадь – это мертвая лошадь. Лошадь должна каждый день двигаться. Если она день, два, три не двигается, у нее начинается застой в легких, и она погибает. Травмированая лошадь – это, конечно, урон для хозяина. И тем более это живое существо в любом случае.

Добрый день! Почему лучникам уделяют там мало внимания? Наши состязания проходят за пределами территории фестиваля, о нас ни слова со сцены, в итоге посмотреть на них приходят случайные немногочисленные люди. А финалы проходят в воскресенье днем, когда большинство зрителей уже уехало. Обидно, ведь по зрелищности мы не уступим рыцарям! Спасибо
Ольга (Неизвестно)

Любовь Рубинова: На счет лучного турнира мы объявим. Раньше лучные турниры проходили на территории, а сейчас, в связи с тем, что посетителей фестиваля и участников все больше и больше, и ристалищ мы сделаем больше, и трибуны мы поставим, соответственно места на все активации у нас значительно меньше, поэтому было принято решение перенести первый день лучного турнира за пределы лагеря, о чем будет анонсировано, и соответственно основной финал лучного турнира будет в воскресенье. Не соглашусь, что этот день менее активный и все уезжают, потому что как раз во второй день у нас конные турниры, это очень зрелищное шоу, после конного турнира будет финал, о чем тоже будет объявлено. Поэтому, дорогие лучники, не волнуйтесь. Все приедут, все посмотрят.

Евгений Петропавловский: В оправдание этой ситуации могу сказать, что на многих мероприятиях раньше некоторые боевые действия происходили не только на основном месте ристалища. Многие знают такие фестивали, как «Выборг», например, основная битва могла быть в замке, а дополнительные битвы – за замком, на полях. В этом ничего плохого. Плюс в том, что люди еще двигаются. Люди, когда стоят на одном месте, с организационной точки зрения если подходить, устают, им надоедает. А так у них есть возможность походить в одну точку, в другую. Они общаются, знакомятся, так веселее время проходит.

Любовь Рубинова: Более того, у нас палаточный лагерь за территорией. Некоторые люди приезжают целенаправленно на какую-то часть – на реконструкцию или на концерт. В течение дня люди заезжают в лагерь и соответственно рядышком лучный турнир, почему бы его не посмотреть.

Ведущая: Расскажите про палаточный лагерь

Любовь Рубинова: У нас в группе есть отдельная тема – регистрация палаток, она для того, чтобы мы рассчитали территорию, которую нужно оградить по количеству палаток. Люди приезжают, на входе сидит представитель музея, который собирает экосбор – 5 рублей с одной палатки, независимо от количества людей в палатке. Будут работать волонтеры, которые будут более-менее по логистике расставлять палатки, чтобы все было удобно. Предоставляются туалеты, предоставляется вода, можно арендовать палатку на месте. Там будут развешаны объявления с телефонами, по которым можно арендовать палатки, спальники, коврики. Костры разрешены только в мангалах, мангалы тоже можно арендовать. 

Расскажите, пожалуйста, как проходит сражение «захват знамени». Сколько участвует, какие правила и на основе чего эти сражения? Ведь просто так ранее не сражались.
Илья (Борисов)

Евгений Петропавловский: Однозначно заявлять, что просто так раньше не сражались, крайне неверно. Потому что, как известно, турниры появились в конце X – начале XI веков. И родились они из различных развлечений. И вообще изначально они происходили на боевом оружии. Такого понятия, как турнирное оружие, не было. Забавы происходили совершенно разные. Захват знамени… Возможно, мы это проводим сейчас на наш современный взгляд. Есть две группы противоборствующих сторон. У каждого есть какое-то знамя. Это может быть какой-то сундук и так далее. Задача одной партии – захватить знамя другой. И в то же время не допустить захват своей партии. Должен сказать, что в любой битве средневековой важную роль играло знамя. Сейчас у каждого клуба есть свое боевое знамя. Они его хранят как зеницу ока. Ребята относятся с уважением, потому что это символ их клуба. В средние века было то же самое. Задача противника – захватить знамя. Если знамя падало, то моральный дух бойцов тоже падал. Битву можно было выиграть, только захватив знамя противника. Это одно из актуальных развлечений. По большей части такие бои проходят для того, чтобы развлечь ребят, которые занимаются историческими, средневековыми боями, и зрителей. 

Игорь Усенко: Самое забавное происходит при захвате знамени. В любом случае участвуют две партии, участвуют ли 10 на 10, 15 на 15 – неважно, интересно смотреть за тактическими построениями. Как кто пытается захватить. Это очень интересно, такое мероприятие привлекает своей красочностью и неожиданностью. 

Добрый день! Игорь, как вы готовитесь к роли ведущего?
Полина (Минск)

Ведущая: Если вернуться несколько столетий назад, ведущие тогда были?

И.Усенко: Обязательно. Герольд - это святое. Они это провозглашали, всех называли, и там перечисление доблестей каждого рыцаря чего стоило. И в данном случае у нас есть блестяще написанное Рене Анжуйским еще в 14 веке правило проведения этих фестивалей. Там расписано все: как явиться, как заявляться, представляться, какие правила, как это все должно выглядеть. Регламент был отработан в высокое Средневековье, до нас дошли в первую очередь французские источники. Когда мы стали заниматься реконструкцией, мы тогда, начитавшись Дюма, Дрюона, обратившись к этим первоисточникам, словили первые исторические импульсы, которые сейчас возродились. Сейчас мы все белорусские, но имена сохраняем в европейском варианте. В российской историографии были такие же турниры, но они не относились так серьезно и пафосно, как в Европе. Они называли это потехой. Эти дружинники, которые воевали, они просто веселились, в этом ничего героического не было. В западном варианте битва и турнир были показателями доблести. Они все относились к этому серьезно. У нас важная миссия – подчеркнуть значимость, объяснить тонкости, создать атмосферу, поддержать рыцарей, вызвать ажиотаж у публики с помощью всевозможных флейт, дудок. Самые боевые инструменты в средние века были флейта и волынка. Их пронзительные звуки на уровне инстинкта вырабатывали адреналин.

Смотрел, в программе было заявлена выплавка болотной руды. Разве до начала XV века железо получали подобным образом? И зачем это показывать на фестивале, посвященном битве?
Дмитрий (Минск)

Любовь Рубинова: Начнем с того, что наш фестиваль называется «Слава беларускай зброі». Оружие, как известно, делают из железа. А железо - из руды. Наверно, всю последовательность, особенности мы раскроем на самом фестивале, наш мастер, который будет это делать. Самостоятельно он уже добыл эту руду. На самом фестивале он будет строить доменную печь, в которой будет обрабатывать руду. И непосредственно получать сырье, из которого потом можно будет выковать оружие.

Ведущая: А где найти территориально мастера?

Любовь Рубинова: В городе мастеров. На входе будет буклет с картой, где будет обозначен город мастеров, торговцы. Там будут проходить многочисленные мастер-классы по ремеслам. 

Скажите, пожалуйста, что интересного будет на файер-шоу?
Анна (Неизвестно)

Любовь Рубинова: Это замечательный вопрос. Файер-шоу – это одно из новшеств на нашем фестивале. Файер-шоу мы делаем каждый год, но в этом году у нас будет единовременно более 15 артистов из лучших коллективов по всей Беларуси – Бреста, Могилева, Слуцка. Мы сейчас совещаемся, все продумываем. Это будет такой интенсивный номер. В этом году мы решили сделать поменьше по времени, но интенсивно, ярко, красиво. Сама, если честно, еще такого не видела, чтобы единовременно 15 артистов крутили огненный реквизит. Здесь нужно и музыкальное сопровождение, и прорепетировать, и построиться. Приходите обязательно. Это будет в 23:20 возле главной сцены.  

Знаю, что такой же фестиваль проходит в Польше. В чем принципиальные отличия и едут ли реконструкторы из Европы к нам, тем более, что можно уже без виз и на 5 дней?
Антон (Неизвестно)

Евгений Петропавловский: В Польше каждый год проходит фестиваль «Грюнвальд», который собирает много людей. Почему? Грюнвальдская битва проходила в Польше. Они считают его своим национальным праздником, как и любая страна, которая участвовала в этой битве, и пытается доказать свое право, свой значимый вклад. Отличие в количестве людей, участников. Туда в основном едут европейцы. Белорусские и российские клубы туда тоже периодически ездят. И в этом году ездили. Там есть определенные нюансы в плане отдельных вещей. Отличие в том, что это происходило на той территории. Это ощущение сопричастности.

Любовь Рубинова: Сама реконструкция битвы на польском Грюнвальде более масштабная. Там участвует конница. Там огромная площадь, тысячи участников. Массовое сражение, которое можно наблюдать с горы.

Игорь Усенко: В историографии тех стран, которые участвовали, что забавно, поляки говорят, что главной доминирующей военной силой были они. Именно стойкость Ягайло способствовала битве. В русской историографии мы читаем, что если бы не 3 смоленских полка, победы бы не было. Главная воинская сила – это русские участники. Литовцы говорят, что они главные. И переводят битву Грюнвальд (зеленый лес) – Жальгирис. Поэтому у них много спортивных клубов «Жальгирис». Белорусы тоже участвовали тогда. Мы говорим, что ВКЛ - центральная часть это мы. Когда мы проводим свой Грюнвальд, мы подчеркиваем свою значимость в этой битве.

Справка: Грюнвальд - это кульминация 60-летнего противостояния с Тевтонским орденом. Этот орден – главная воинская сила тогдашней Европы. Это огромное количество тяжеловооруженных всадников, артиллерии, профессионально подготовленных воинов. Когда тевтонцы выдвинулись, у них были представители более 30 разных государств. Мощь Тевтонского ордена говорит о том, что они тогда контролировали путь из Новгорода в Лондон, всю торговлю. Они всем городам, где было Магдебургское право, оказывали свою поддержку и за это брали дань. Это были колоссальные деньги для той поры. Когда они свое влияние продвигали на нашу территорию, то тут пошли возражения со стороны Ягайло и Витовта. Когда войска выстроились, лил дождь, это было хорошо, потому что пушки стреляли не очень качественно. До 2 часов Ягайло и его польские командиры просто молились, в битву не вступали. Тевтонцы были на возвышении. Союзные войска не выдвигались. Витовт не выдержал: «Когда же мы уже начнем?». В конце концов, он не выдержал и рванул. Тут начинается самое интересное. Он рванул за тевтонцами, те оказали сильное сопротивление и начали отступать. Витовт бросился назад, и тут тевтонцы нарываются на их обоз. Все! Дальше воинам ничего не нужно. Самая богатая часть любой битвы - это обоз. Потом Витовт собирает и возвращается. В это время, конечно, и центр противостоял. Возвращение Витовта было решающим моментом. Состоялось окружение и дальнейшее. Сейчас что происходит в историографии опять же? Поляки говорят, что вы рванули, и вас не было, и в своих источниках показывают возвращение Витовта, как побитой собаки. А в то же время мы говорим об этом маневре Витовта, потому что до этого буквально за 14 лет он таким же образом пострадал с татарами, за которыми тоже погнался, чтобы поддержать своего друга Тахтамыша. В итоге оторвались от всего, потом все вернулись, окружили, и после он скрывался в Киеве, бедный Витовт. Он спасся тогда, но это поражение послужило ему хорошим уроком. И с тех пор он эту тактику татарскую использовал везде, в том числе и при Грюнвальде. И здесь начинаются споры: а кто же главный? То ли русские, которые отстояли насмерть, то ли поляки, которые додавили в этот момент, то ли Витовт, который вернулся. На самом деле все это вместе сыграло роль. Но у каждого есть возможность подчеркнуть свою особую значимость. И вот здесь широкое поле для исследований и для доказательств того, что было. И поэтому наш Грюнвальд - это наш Грюнвальд, который мы видим: и свое героическое участие, и то, как мы относимся к этой битве, и как мы ее почитаем.

Любовь Рубинова: Хочу добавить, что в прошлом году, когда я была на Грюнвальде, который польский, очень не хватало какой-то анимационной программы, потому что бои боями, классные бои, масштабность, численность участников, но в плане музыкальной какой-то части - те же самые волынки, флейты, барабаны, средневековые музыканты - их почти что не было. Одни приехали наши белорусы, которых мы поддерживали, не ожидали их там встретить. То есть, вот этого объективно не хватало на фестивале.

Поэтому чего мы добиваемся и показываем на нашем Грюнвальде - это программа, которая у нас возле кафе с мастер-классами по средневековым танцам, где все могут обучиться, это средневековые музыканты с инструментами, и потом уже концерт на главной сцене с фольковыми группами. Концерт у нас начнется в 16:30 и до 2 часов ночи. 

Евгений, вопрос к Вам! Расскажите, пожалуйста, про клуб «Люцерн». Кого и с какого возраста вы беретесь обучать. А главное, обучать чему? Девочкам там место будет?
Елена (Неизвестно)

Евгений Петропавловский: Кончено, будет. Клуб "Люцерн" - это клуб исторической реконструкции, который находится во Дворце детей и молодежи на Комсомольском озере. Как клуб, но не под эти названием, он существует уже около 20 лет. Несколько эпох сменилось нашей реконструкции. До этого мы занимались более ранним временем - 12-13 век. У нас одно из основных направлений - это исторический средневековый бой. Был выбран регион - Швейцария, время, которым мы занимаемся, это 1360-1410(15) годы. В Швейцарии мы занимаемся кантоном Люцерн. У нас несколько направлений - это исторический средневековый бой и, скажем так, это и историческая реконструкция, которая все в себе объединяет. То есть - это изготовление доспехов, изготовление костюмов, поездки и участие в мировых и международных чемпионатах, фестивалях, соревнованиях и так далее. Это и внутриклубная жизнь, и много всего.

 Девушки в нашем клубе - это прекрасная половина, которая поддерживает и помогает нашим ребятам, которые сражаются или занимаются какой-то мастеровой деятельностью. Кроме того, у нас есть девушки, которые воюют и участвуют тоже в мировых чемпионатах и зарабатывают призы и награды. Они воюют без доспехов: у нас есть отдельное направление - современный лучевой бой. Там нет оружия боевого, используются мягкие мечи и мягкая защита. Это менее травмоопасный вид спорта. Мы его тоже пропагандируем, тоже занимаемся. Девушки у нас принимают участие в данном виде, или уже есть некоторые девушки, которые обзавелись своим доспехом и потихонечку выходят в женские номинации в исторических средневековых боях. Поэтому девушкам в нашем клубе есть чем заняться: хотите - воюйте, хотите - изготавливайте вещи, помогайте. Вообще, работы хватает. 

Игорь Усенко: Что характерно, девушки, которые показывают себя во всех этих деятельностях, доблестях, тем самым показывают, кто они есть на самом деле, и очень многие девушки устраивают свою личную жизнь. Они себя показывают, а потом видно, что это надежный человек. А в поддержку названия "Люцерн" я хочу сказать, что действительно в средние века швейцарцы считались самым выдающимся воинским подразделением. Они воевали со всеми везде, даже между собой. В Грюнвальдской битве швейцарцы были с обеих сторон, были очень воинственны. Они тогда навоевались, сейчас у них тотальный нейтралитет, им хватило. Швейцарская гвардия, например, охраняет Папу Римского. Так что, швейцарский вариант "Люцерна" абсолютно еще и великокняжеский.

Евгений, ваш клуб — один из сильнейших, часто побеждаете. В чем секрет? Как часто тренируетесь?
Константин (Минск)

Секрет успешных и сильных клубов – традиции: мастерство передачи опыты новому поколению. Так как у нашего клуба большой опыт участия в разных мероприятиях, турнирах и соревнованиях, соответственно, возможность передать свой опыт и тренировать молодежь, у нас тоже велика. На этом основана вся система воспитания личности в клубе. Человек не просто сам по себе приходит в клуб, а им занимаются, руководят, ему все рассказывают и подсказывают. В секцию современного мечевого боя можно прийти и в 10 лет, можно даже с 9-ти. Если приходить конкретно в клуб, то минимум – это 15 лет. Желательно даже с 16-ти. Просто так воевать подростку никто не даст. Это долгие и изнурительные тренировки нескольких видов: физическая подготовка, фехтование, бой в доспехах. Чем ближе к 18 годам человек к нам придет, тем более вероятно, что он задержится у нас надолго и не увлечется чем-то другим.

А что будет, если на реконструкции воины, выступающие за крестоносцев, окажутся сильнее?
Виктория (Неизвестно)

Любовь Рубинова: Изменим ход истории (смеется).

Игорь Усенко: Мы просто объясним, что крестоносцы тоже наши парни.

Евгений Петропавловский: Думаю, имеет смысл объяснить, что показательное выступление идет строго по сценарию и неоднократно отрепетировано. На всех мероприятий есть несколько видов боев и соревнований. Первое – реконструкция битв, что подразумевает под собой уже заложенный исход битвы. Здесь в большей степени идет отработка маневров, тактик, используется больший арсенал оружия. Все бои – травмоопасны. Ребята, когда выходят на турниры, бои, они одевают максимально полное снаряжение, стараются полностью закрывать все открытые части тела. Потому как бои идет полноконтактный и можно получить серьезную травму. Нужно помнить, что это не только хобби, но и экстремальный спорт. Что касается постановок, то туда для антуража приглашаются клубы, которые занимаются по большей части живой историей. Это более глубокое и доскональное исследование источников и изготовление вот этих предметов. Надо показывать зрителю, что кроме рыцарей в средние века существовало еще много подразделений. Человек в доспехах – ни в коем случае не рыцарь, а просто человек в доспехах. Это воин в первую очередь. А какой у него статус и звание показывает его доспех. Это очень важно понимать. Воин может быть легким пехотинцем, сержантом, оруженосцем, лучником и т.д. Показательное выступление как раз может показать всю широту вот этих подразделений. На этих показательных выступлениях используется несколько правил: люди, которые в открытых доспехах, они сражаются в пахетовке, это значит, что, если до вас дотронулись оружием один раз, это значит, что вы убиты. В средние века старались не убивать рыцарей, их старались брать в плен.

Игорь Усенко: По факту за 607 лет ничего не изменилось: тевтонцы проигрывают каждый год (смеются).

Смотреть еще