Архив онлайн-конференций

Онлайн-конференция с кузнецом Оксаной Кирилюк и директором автошколы Еленой Босяковой

Онлайн-конференция с кузнецом Оксаной Кирилюк и директором автошколы Еленой Босяковой

Исключение из правил и неженская работа. Почему прекрасный пол охотно взваливает на свои хрупкие плечи тяжелый мужской труд? О развитии в нетипичных для дам профессиях рассказали гости онлайн-конференции: кузнец Оксана Кирилюк и директор автошколы, инструктор по вождению Елена Босякова.

07.03.2017

Фото


Вопросы конференции


Елена, вопрос к вам. Скажите, в чем специфика обучения женщин вождению? И проще ли работать женщине с женщиной?
Екатерина (Неизвестно)

Елена Босякова: Я не могу однозначно ответить. Чем моложе курсант, тем ему легче, чем старше, тем тяжелее. А мужчина это или женщина - неважно абсолютно. Конечно, больше в школу приходит женщин. Мужчины, мальчики тоже приходят.

Ведущая: А вот когда к вам приходят, вы спрашиваете, почему именно в вашу школу пришли?

Елене Босякова: Считаю, это некорректно спрашивать. Они выбрали и, слава Богу, нашу автошколу.

Ведущая: Существует миф, что инструкторы по вождению любят крепкое словцо, когда курсант "косячит".

Елена Босякова: Это все старое. Сейчас такая конкуренция. Да, приходили женщины из других автошкол, где им говорили: "Чего ты сюда пришла, тебе надо на даче сидеть и не вылазить". Каждому свое время. Человек должен найти вдохновение, чтобы прийти на вождение. Или как говорят - попалась ваша автошкола. Никогда не думали, что пойдете на права учиться, а вот увидели, так все замечательно, решили попробовать. Кого-то мы толкаем, кто-то идет сознательно. Это старый стереотип, как и про женщин за рулем. В нашей сфере большая конкуренция. "Вот он меня ругал, матерился, бил по ногам, по рукам", - как часто приходят и мне рассказывают. У нас мужчины изначально ожидают, что к ним придет водитель, которому только чуть-чуть надо показать. Мы же знаем, что к нам приходят "нулевые" с такими большими глазами, что, мол, я никогда не сяду за руль. Таких 99%. 1% - те, кого папа когда-то чему-то учил. В основном это мальчики. Поэтому в такой конкуренции крепкое словцо… Уже есть репутация, отношения. И я буду не я, если не буду ничем отличаться от мужчин. Никогда не ругалась матом, не курила в машине, и все корректно, терпеливо. 

Вы так увлеченно рассказываете о своей работе. Что бы вы посоветовали, как найти вдохновение или занятие, которое так будет вдохновлять? Я тоже хочу получать такое удовольствие от работы. С чего начать?
Машенька (Минск)

Оксана Кирилюк: Алгоритм достаточно прост - нужно найти то, что вам нравится. Я пробовала себя в разных областях, я кардинально меняла занятия, когда понимала, что себя исчерпала. Была и в бальных танцах, и в ландшафтном дизайне. Бальные танцы забрали у меня 8 лет, ландшафтным дизайном занималась профессионально 2 года. Это настолько затянуло, что я продолжаю параллельно заниматься, отказаться невозможно. Но это уже не основной вид деятельности. Понимаете, надо искать и не бояться резко менять жизнь, учиться, чувствовать. Главным критерием для меня был утвердительный ответ на хотя бы на один из двух вопросов: занимались ли вы бы этим делом, если бы вам, первое, не платили деньги; второе, если бы вы жили на необитаемом острове? Когда ты начинаешь с любовью и качеством что-то делать, это всегда распространяется на результат работы, это чувствуется. И это будет приносить доход в любом случае.

Ведущая: Знаете, я слышала такое мнение, что твое хобби нравится тебе до тех пор, пока ты занимаешься им для души. Если ты пытаешься хобби сделать своей профессией, ты начинаешь относиться к нему как к профессии, и это удовольствие теряешь. Как избежать ошибки, когда творчество превращается в ремесло, а ремесло перестает приносить удовольствие, и человек начинает хандрить?

Оксана Кирилюк: Вы сами ответили на свой вопрос. Когда вы переводите в профессию увлечение, хобби, значит, это не то, чем вы бы жили. Это значит, вы все равно работали бы за деньги или не занимались этим на необитаемом острове. Тут надо глубоко прочувствовать вопрос. У меня так было с бальными танцами. Сначала это было хобби, потом я организовала школу, переведя на коммерческие рельсы. Через 8 лет я даже не смогла слышать музыку, потому что было много проблем, все раздражало. Жизнь показала - это не мое.  Развернуться творчески полностью не получилось, как получилось с художественной ковкой.

Елена Босякова: Когда я была просто инструктором, мне было интереснее. Может быть, я еще не дошла до того момента, когда уже устала, пресытилась своей профессией. Каждый раз от нового курсанта я узнаю что-то новое. Я заметила, что как бы ты не объяснял въезд в гараж, он все равно найдет свой алгоритм. Ты даешь азы, потом этот скелет обрастает чем-то своим у каждого. Я многому учусь у курсантов. Я ведь уже опытный инструктор, все знаю, все могу, потом что-нибудь курсанты как выдадут, думаешь, почему я раньше сама не пришла к этому. 5 лет уже занимаюсь этим делом, и все время интересно. В конце недели бывает, конечно, банальная физическая усталость.

Ведущая: По вашему опыту, какой элемент труднее всего дается курсантам?

Елена Босякова: Гараж. И неважно, мужчина или женщина.

Ведущая: А эстакада? Все хорошо трогаются?

Елена Босякова: Эстакада, там все в принципе просто. Надо просто перебороть свой страх въехать на нее первый раз, и когда ты сделаешь первый раз все правильно, страх уходит. Эстакада - это просто страх, а вот гараж - это уже объяснять надо. Гараж объяснить так, как эстакаду, невозможно. Как ты остановился - ближе или дальше от гаража - метки меняются, нельзя дать стандарт: вот здесь метка, и начинаешь крутить. Стал дальше - метка уже в другом месте. Как я объясняю, диагональ там ровно по меткам, там такое расстояние, что в любом случае ты не будешь так парковаться в жизни, в такое расстояние, когда у тебя фара к фаре. Но мы учим строго по меткам, там ничего сложного, эстакада - тоже. 

Добрый день, леди! Как так получилось, что вы реализовали себя в мужских профессиях? С чего начинался профессиональный путь? Как в самом начале к вам относились коллеги-мужчины? И как относятся сейчас?
Алина (Неизвестно)

Елена Босякова: Я начну, наверное, с того, что никогда я не видела списка женских профессий. Сейчас моя профессия - учитель, и это чисто женская профессия. А то, что я учитель в автошколе, инструктор по вождению - это уже вторично. 

Ведущая:  А вот именно нюансы по вождению?

Елена Босякова: А вот это уже больше приоритет мужчин. Вот туда я никогда не попаду и не буду даже интересоваться. У нас есть сильные мужчины, которые могут и починить машину, и посмотреть, где стучит, что стучит… Моя задача - посадить курсанта, объяснить ему на простых словах (как в начальной школе ребенку) вот так и я, учитель, должен доступно объяснить азбуку вождения. Педали, сцепление, рулевое колесо.

Ведущая:  А как давно вы в этой профессии?

Елена Босякова: Уже пять лет.

Ведущая:  И вот вспомните первые дни работы в этой профессии, было ли удивление со стороны курсантов, когда они присаживались в машину и говорили: "Здравствуйте,  Мы сегодня с вами будем работать…"

Елена Босякова: Да, сначала, наверное, был шок у директора ДОСААФ. Я начинала в Московском ДОСААФ. Я была первая женщина, которая пришла туда работать как инструктор. Постепенно курсанты привыкали... А вот радость в глазах я видела - девочек особенно. Мужчины относились с недоверием, похихикивали вначале. Но проходило время - и они уже спрашивали у меня советы.

Ведущая: Оксана, расскажите, пожалуйста, про ваш путь, с чего начиналась ваша профессия?

Оксана Кирилюк: В этой профессии я уже 10 лет. Начиналось все спонтанно. Понравилось, поняла, что мое, другого искать ничего не стала.

Ведущая: А как вы увидели мастера за работой?

Оксана Кирилюк: Я почувствовала атмосферу, вдохнула этот запах и почувствовала, что это мое - ни одной фальшивой ноты, все звучало чисто - такая симфония в душе.

Ведущая: А вас саму не удивляло, что вы так нашли себя в таком интересном для женщины деле?

Оксана Кирилюк:  Нет, я подхожу проще к событиям, не разделяю их, не оцениваю - вот оно есть и ты знаешь, что ты делаешь.

Ведущая:  Хорошо, допустим, когда люди видят вас за работой, много вопросов, наверное, возникает по поводу вашей трудоспособности.

Оксана Кирилюк: За работой меня не видит никто, я работаю одна. Но, естественно, вопросы возникают.  Поймите, кузнечное дело - это дело, где оценивают результат, а не кто его делал - мужчина, женщина. Если качественная вещь, то, я думаю, неважно, кто ее сделал.  

Оксана, вопрос к вам. Кузнец - это профессия, которая требует силы: придавать форму раскаленному металлу молотом просто так не получится. Скажите, как у вас получается работать с тяжелыми кузнечными инструментами? Или прогресс сильно упростил ваш труд?
Елена (Неизвестно)

Оксана Кирилюк: Конечно же, прогресс очень сильно упростил мой труд. Раскаленный металл – фактически как пластилин. Я работаю не очень тяжелыми молотками. Самый тяжелый – 9 кг, но это крайне редко, я прибегаю к его помощи только для определенных операций. Безусловно, физическая сила должна присутствовать в какой-то степени. Это неотъемлемая часть моей работы, но не основополагающая. В наше время любая женщина способна работать кузнецом.

Ведущая: Как и где вы осваивали навыки этой профессии?

Оксана Кирилюк: Я много смотрела за тем, как работали мастера, посещала мастер-классы. А когда утроилась на работу, то продолжала обучение в процессе работы. Год ушел только на то, чтобы прочувствовать, как и с чем ты работаешь. Почувствовать металл, как субстанцию, с которой ты работаешь.

Ведущая: В кузнице всегда жарко?

Оксана Кирилюк (смеется): Если бы. Жарко там только летом. В кузнице есть огромная вытяжка, которая почти все вытягивает. А зимой температура как на улице.

Здравствуйте! Вы представительницы в мужских профессиях. Скажите, что самое сложное для вас? Есть ли у вас соперничество среди женщин в профессии?
Марина (Минск)

Елена Босякова: Конкуренция зависит от результатов. Если вещь сделана хорошо, то неважно кто ее сделал: мужчина или женщина. Для меня главное, чтобы курсант ходил на мои занятия с удовольствием. Если человек уходит с хорошим настроением, то моя задача выполнена. Конкуренция сейчас есть в любой профессии. А от качества твоей работы зависит твой рейтинг. Я никогда не пыталась с кем-то конкурировать или что-то доказать. Есть я, есть моя автошкола, есть мои курсанты, которых я выпустила, и оправдываться или кому-то что-то доказать я никогда не пыталась.

Ведущая: В вашей школе все женщины? И те, кто теорию принимает и кто практику принимает?

Елена Босякова: Да.

Ведущая: В ГАИ вас тепло приветствуют?

Елена Босякова: Точно так же, как первый год - с усмешкой. Несмотря на то, что она единственна, я первая осмелилась это сделать. Сколько мы существуем, каждый день приходится доказывать - мы не хуже. Каждый человек, каждый клиент, приходящий ко мне, сам для себя решит, действительно ли он пришел туда, куда ему надо, или он ошибся.

Ведущая: Оксана, скажите, пожалуйста, много ли у вас конкурентов?

Оксана Кирилюк: Вопрос для меня непонятный, потому что как можно конкурировать в творчестве, в мироощущении. Художественное творчество - это всегда мироощущение, здесь не может быть конкуренции. И опять же конкуренция есть там, где ты пытаешься что-то доказать, а если ты пришел работать ради собственного удовольствия, отпадает само это понятие.

Ведущая: Есть понятие творчества и есть ремесла, когда человек зарабатывает деньги.

Оксана Кирилюк: У меня оно как-то совместилось. Я бы все равно этим занималась, даже если бы мне не платили. Но тут сложилось так, что за это еще и платят. Нет понятия конкуренции в моей жизни. Чем конкурировать? Удовольствием от работы? Его количеством?

Ведущая: Любое творчество можно посчитать цифрами… И тогда говорят, а почему ее работы пользуются большей популярностью и у нее заказов на полгода вперед. А кто-то простаивает?

Оксана Кирилюк: Если бы я не получала колоссальнейшего удовольствия от работы, а работала только ради денег, я бы тогда вела количественный подсчет. Тогда бы была бы конкуренция, кто больше заработает. Поскольку этого нет, то я работаю для удовольствия. 

Существуют ли в ваших профессиях табу, которые вы установили сами? К примеру, никогда не обучать вождению мужчин-блондинов или не ковать оградки для дач знакомых?
Вероника (Неизвестно)

Елена Босякова: По моему опыту, блондины и блондинки лучше водят. Когда начинаются стереотипы, просто раздражает. Ни в цвете волос, ни в половой принадлежности суть. Если у человека есть стержень, то будет и нравиться, будет и зарабатывать. Если нет, то мужчина ты или женщина, блондин ты или брюнет, это уже не имеет значения.

Ведущая: А по возрасту? Люди старшего возраста вождению обучаются значительно сложнее. Люди разные, характеры разные. Можете с первых минут общения определить - это проблемный клиент и придется с ним мучаться. Но можно же оставить за собой право сказать: "Вам будет лучше обучаться у другого инструктора".

Елена Босякова: Никогда так не скажу. Просто научить водить машину можно любого. Обезьянки ездят на велосипедах, медведи - любого можно научить. Кому-то хватает 50 часов вождения, кому-то даже 30, а кому-то нужно 100.

Если нет терпения, то нечего делать в этой профессии. К тебе приходят за помощью, ты оказываешь услугу человеку и должна это сделать качественно. Проблемы дома, со здоровьем - не имеют значения. Те 8 часов, которые ты должна отдать человеку, - будь добра, отдай.

Ведущая: Из вашего своего опыта назовите возраст самого молодого и самого пожилого  курсанта.

Елена Босякова: 18 лет, до армии мальчишки. Мальчика-выпускника 17 лет мама привела, сказала, что ему скоро в армию и лучше ему сейчас получить права. Мама сидела на собрании, звонила  инструктору. Была у меня Мария Павловна 68 лет, большая необходимость у нее появилась в правах именно в этом возрасте. Каждому в своем время. До этого она сидела с детьми, много работала, а вышла на пенсию, и у нее появилось время, чтобы научиться вождению. Ей было очень тяжело, потребовалось не полгода, а год, но она все-таки получила удостоверение.

Ведущая: Сколько раз она сдавала экзамен?

Елена Босякова: Я сбилась со счета, она сдавала-сдавала, потом отдыхала, потом опять приходила, это длилось больше года. Хвала таким людям за старание и жажду. Она добилась своего, получила удостоверение, ездит на дачу на своей машине.

Ведущая: Оксана, в вашей профессии какие есть табу?

Оксана Кирилюк: Я не делаю одно единственно изделие - подковы для лошадей. Подкова - это как испанский сапог для лошади. Я их не делаю.

Ведущая: Вы считаете это не гуманным?

Оксана Кирилюк: Я считаю это негуманным, не делаю из этических и моральных соображений.

Ведущая: Вы никогда не делали подков?

Оксана Кирилюк: Делала, пока не узнала, как лошадь воспринимает на себе подкову, насколько это разрушает организм лошади. У меня 4 лошади, я изучаю ветеринарию и, дойдя, наконец, до копыт, я поняла, что такое подковы и отказалась.

Ведущая: А где же вы их содержите? Содержать 4 лошади дороже 4-х автомобилей?

Оксана Кирилюк: У себя. Это действительно дорого. У меня две девочки и два мальчика. Сейчас у них проблемы со спиной, лошадники меня поймут. Есть люди, которые специально приезжают, постоянно контролируют этот вопрос.  

Художники - необыкновенные люди. Вы как-то умеете общаться с металлом, разговариваете с металлом, когда работаете?
Диана (Неизвестно)

Оксана: Кирилюк: Нет, конечно, я не разговариваю с предметами. Металл надо просто чувствовать. Я же говорила: год ушел на то, чтобы просто почувствовать материал, с которым работаешь. Уловить его дыхание. Пока дыхание не освободилось в изделие, пока железо не начало дышать, я его буду переделывать неоднократно.

В Бресте на улице Гоголя есть кованные фонари. Много тематических фонарей. Очень здорово смотрится. Оксана, может, у вас есть идеи создать улицу своих кованных скульптур или что-то в этом роде?
Надежда (Неизвестно)

Оксана Кирилюк: У меня гораздо глобальнее. У меня есть проект большого парка кованых скульптур. Я точно знаю, что это беспрецедентный случай, что ни одна женщина-кузнец в мире не воплощала таких идей. Это философское, психо-эмоциональное собрание каких-то образов, которые понятны, читаются, основаны на мифологии различных народов, истории. Хотелось бы такое создать, это в проекте есть.

Ведущая: А вы его в Минске планируете открыть или где-то в пригороде?

Оксана Кирилюк: Да хоть на болоте. Должен появится кто-то, кто готов его заказать.

Елена, расскажите, что не стоит делать на экзаменах в ГАИ. К примеру, существует миф, что нельзя приходить девушкам в шортах.
Галина (Неизвестно)

Елена Босякова: Это экзамен. Точно такой же, как в университете, в школе. В школу прийти на экзамен с цветами и в шортах неприлично. Мифом это не назовешь. Мы говорим своим курсантам: "Вы идете фотографироваться, это удостоверение у вас надолго. В том виде, в котором вы идете на экзамен, вы должны прийти на экзамен в ГАИ". Одно только что в зимнее время девочки, конечно, не пойдут в колготках, в деловом костюме или платьишке. А шорты… Когда выходит инспектор к тебе, в строгих штанах, в джинсах, в закрытой обуви, прийти на экзамен в шортах - неуважение.

Ведущая: Тут, видимо, упор на другое: что инспектор - мужчина, и за красивые глазки можно выклянчить?

Елена Босякова: Накрасьте лучше губки поярче помадой, но оденьтесь соответственно.

Ведущая: Хорошо, оделись мы строго, сдали теорию. Практика: что нужно сделать и чего лучше не делать?

Елена Босякова: Не волноваться. 90% не сданных экзаменов в ГАИ - это волнение. Много этапов, они идут в один день, и это тяжело. Теория усложнилась, вождение очень усложнилось, все ужесточилось. Мегаполис вырос, стало и работать, и сдавать сложнее.

Ведущая: Я когда готовилась к сдаче экзаменов ГАИ, мне инструктор сказал, что главное - убедить инспектора, что тебя безопасно пускать самостоятельно в город.

Елена Босякова: Да, инспектор должен видеть, что ты водитель. Если ты будешь сидеть уверенно за рулем - это 95 процентов успеха.

Ведущая: Скажите, женщин-инспекторов у нас пока нет?

Елена Босякова: Пока нет, слава Богу. Это эмоционально очень тяжело. Обучать - это одно, а когда с тобой в машине сидят четыре человека, ты не знаешь, насколько они адекватны. Это контролировать сложно. Это очень тяжелая профессия.

Оксана, подскажите, как вы повышаете свою квалификацию? Кузнечное дело - довольно традиционное и консервативное. Это не курсы по парикмахерскому искусству, которых сейчас пруд-пруди)
Дарья (Неизвестно)

Оксана Кирилюк: Не скажу, что оно консервативное. Обрабатываешь металла как фантазируешь. Если у тебя не хватает навыка, ты обращаешься к профессионалам. У меня в каждом заказе всегда есть что-то новое. Я не беру однотипные заказы. Делать на потоке - это не интересно. Заказ должен быть разным, чтобы с ним было интересно работать. Чтобы это был новый образ, а не то, что уже пройдено, прожито. Нельзя родить ребенка второй раз. Поэтому я из Интернета убираю многие вещи, которые постоянно заказывают. Остаются те образцы, по которым виден уровень мастерства.

Ведущая: Есть ли у вас клиенты, которые приходят и говорят: "Вы знаете, мы хотим такое", а какое - сами не знают. А потом скажут: мы не это хотели?

Оксана Кирилюк: На самом деле это четко отработанный алгоритм. Они приносят то, что им нравится, либо находят картинки, которые по настроению им нравятся. Если они вообще ничего не могут сказать, то твоя задача как художника нарисовать эскиз и согласовать его. И пока им не понравится, ты рисуешь, потом ставится подпись и дальше уже начинается работа. Поначалу, когда я только начинала работать, были накладки, поэтому я уже опытом научена.

А можете блоху подковать? На ваш взгляд, почему появилась такая история с подкованной блохой

Оксана Кирилюк: Поскольку история рассказана не мною, мне трудно предполагать. Вероятно, мастерство ювелира надо было подчеркнуть, вот и придумали такую историю.

Ведущая: А какие самые маленькие работы, которые вы делали?

Оксана Кирилюк: Самые маленькие - это, наверное, подсвечники. Меньше уже не бывает. 

Елена, правда ли, что женщины за рулем аккуратнее мужчин и меньше нарушают ПДД? Просто мне кажется, это миф, который создали женщины. Прекрасный пол чаще отвлекается на музыку, подкрасить губы/ресницы…
Диана (Неизвестно)

Елена Босякова: Я всегда не по половому признаку определяю водителя. Чем больше опыта у водителя, тем экстремальнее он ездит. А чем экстремальнее он ездит, тем меньше он следит за тем, кто у него справа, слева и сзади. Т. е., если новичок попадает в аварию, то на 99 процентов он попадает из-за опытных водителей: не показал поворотник, подрезал. У новичка реакция еще не та или он помнит, что раньше рядом кто-то сидел, кто за него среагирует и затормозит. Новички попадают в аварии только из-за опытных водителей, поэтому (женщины это или мужчины) чем опытнее водитель, тем агрессивнее вождение. Он считает, что он уже все знает, все видит и контролирует лучше, чем кто-либо. Я сталкиваюсь на дороге в авариях больше с опытными водителями. А женщина это или мужчина, брюнетка или блондинка - это не показатель.

Ведущая: Я когда-то общалась с представителем ГАИ. Он поделился таким любопытным наблюдением: если женщина попадает в ДТП, то это обычно мелкое (где-то как-то притерлись, выворачивала и слишком остро завернула, или задние габариты не увидела и чуть-чуть зацепила). Если мужчина попадает в ДТП - это машина в металлолом.

Елена Босякова: Ну да, женщина более аккуратна. Все-таки по природе мы матери, будем всегда думать, кто сидит сзади, даже если там никто не сидит. Поэтому у нас в природе, наверное, больше безопасности. Но вообще у нас в Беларуси слабая культура вождения. Очень редко уступят женщине…

Ведущая: Почему? Мне, например, даже водители БМВ уступали дорогу и таксисты. Я их потом благодарила. Хотя обычно они самые агрессивные.

Елена Босякова: Самые агрессивные - это водители общественного транспорта, водители маршруток, такси. Они сидят за рулем по 12 часов, уже все умеют, все знают лучше всех. Маршрутка никогда не уступит дорогу. Люди в час пик торопятся, а они… Слабая культура! У нас никогда опытный водитель не пропустит пешехода. Новичок, который только закончил школу, женщины - всегда пропустят пешехода, опытный водитель очень редко пропустит пешехода, только если ему моргнут, что там стоит инспектор ПДД.

Ведущая: Отличаются ли женский и мужской стиль вождения? Водят ли мужчины более агрессивно?

Елена Босякова: Вообще, у нас мужчины априори считают самих себя на голову выше. Хотя, например, у меня тоже агрессивный стиль вождения, потому что я много сижу за рулем. Хотя я в основном рядом, но когда я сама сажусь за руль - посторонись!

Оксана, знаю, что многие кузнецы занимаются историческим оружием - и боевые топоры, и средневековые мечи куют. Занимаетесь ли вы реконструкцией?
Анна (Неизвестно)

Оксана Кирилюк: Реконструкцией не занимаюсь. Само оружие мне интересно. Я начинала давно, у меня отец им интересовался, передалась любовь. Именно как к произведению искусства, не к инструменту насилия. Я планирую потом уже заняться дамасками, булатными сталями. Сейчас мне интереснее творчески реализоваться. А основная цель - булат, это очень интересно.   

Оксана, расскажите, пожалуйста, про вашу самую большую композицию, что вы сами выковали. Чем больше всего гордитесь?
Ольга (Неизвестно)

Оксана Кирилюк: Нельзя разделить - большая или маленькая… Они все масштабные. Что-то делалось 2 месяца, что-то 3. Имеется в виду что? Размер? Три с половиной метра  в высоту - это самая габаритная. А в длину - 10 метров. Работаю я одна, подчеркиваю. Я не передаю сейчас работу кому-то. Все работы делаются с нуля мною.

Ведущая: Раньше у кузнецов были подмастерья…

Оксана Кирилюк: Это были молотобойцы, чтобы железо медленнее остывало и быстрее воплощалось, потому что очень важно было сохранить то малое количество углерода в железе, которое было. А при многочисленных нагревах оно просто улетучивается. И надо было допускать минимум разогрева. Молотобоец бил железо наравне с кузнецом.

Ведущая: Вопрос от меня, трехметровая фигура, вы ее частями делали?

Оксана Кирилюк: Да, она по частям. Заказ был, чтоб она разборная была. 

Смотреть еще