Архив онлайн-конференций

Онлайн-конференция с членом белорусской делегации в ПА ОБСЕ Андреем Рыбаком

Онлайн-конференция с членом белорусской делегации в ПА ОБСЕ Андреем  Рыбаком

Впервые в истории ОБСЕ заседание Парламентской ассамблеи прошло в Минске. Как делегаты оценили проведение такого мероприятия белорусской стороной? Станет ли итоговая минская декларация историческим документом и заложен ли фундамент Хельсинки-2?

На эти вопросы ответил гость онлайн-конференции - председатель Постоянной комиссии Палаты представителей Национального собрания Беларуси, член белорусской делегации в ПА ОБСЕ Андрей Рыбак.

14.07.2017

Фото


Вопросы конференции


Добрый день! Парламентская ассамблея собралась в Минске впервые в истории ОБСЕ. А когда-то организация не признавала Национальное собрание Беларуси легитимно избранным парламентом. Сейчас же наш парламент всеми признан, санкции частично сняты, частично заморожены, проводятся мероприятия такого уровня. Скажите, какие еще шаги сотрудничества с Западом можно ожидать?
Сергей (Минск)

Чтобы ответить на этот вопрос, есть смысл немного рассказать о том событии, которое произошло у нас в Минске с 5 по 9 июля. Прошла 26-я годовая сессия Парламентской ассамблеи ОБСЕ. Это действительно очень значимый шаг, и то, что европейские парламентарии выбрали столицей проведения своего очередного годового саммита Минск, – это действительно признание, с одной стороны, а с другой стороны, очень большая ответственность и решительный шаг нашей дипломатии. 

Поскольку, взяв на себя такую ответственность, надо было формулировать повестку дня, брать на себя и организационную, и информационную части, и весь спектр вопросов. Необходимо было провести большую подготовительную работу в общении с депутатами и в том, в каком направлении пойдет эта сессия. Поэтому тот результат, который был достигнут, а он был достигнут значительный, это результат планомерной работы и нашей позиции. Позиции, которая выстраивается не одно десятилетие. 

В чем она заключается? Во-первых, в том, что не должно быть ни в рамках Парламентской ассамблеи, ни в рамках ОБСЕ, ни в рамках других организаций, в которых мы участвуем, конфронтационных межгосударственных заявлений. Они ведут только к разъединению Европы, мира, других регионов и ничего ни в решении политических, ни в решении социально-экономических вопросов не дают. Во-вторых, в том, что организация не должна концентрироваться только на решении политических вопросов. Хотя тот, кто следит за политикой или занимается международными вопросами, знает ОБСЕ как организацию по мониторингу прав человека, демократических вопросов, мониторингу выборов. Но если посмотреть истоки или само название, это же Организация по безопасности и сотрудничеству. Я как участник второго комитета Парламентской ассамблеи по экономическим вопросам, технологиям и вопросам окружающей среды старался продвинуть нашу позицию в том, что в основе всех вопросов, и социально-политических тоже, лежит экономика. 

В Европе сегодня остро стоит проблема беженцев. Это проблема, которая пришла к нам из-за рубежей нашего европейского дома, потому что там не решаются экономические вопросы. Остро стоит энергетический вопрос. Это тоже вопрос экономики, поэтому мы, продвигая свою резолюцию, поддерживать другие резолюции. Я внес четыре поправки в резолюции, которые внесли мои коллеги из других стран. Мы все время ставили вопрос, что мы не должны концентрироваться только на политике. Мы должны понимать, что так называемые вопросы второй корзины – в терминологии ОБСЕ  так называется второй комитет, вторая корзина вопросов - мы должны действительно видеть пути решения политических вопросов, вопросов по демократическим правам и т.д. Поэтому наша четкая позиция, которую мы сформулировали задолго до этой сессии. Мы продвигали ее сегодня и продвигаем ее в рамках других международных объединений, в том числе и в Европе. 

Знаете, что в этом году Беларусь председательствует в Центрально-Европейской Инициативе. Вот недавно прошла встреча глав МИД стран - членов Центрально-Европейской Инициативы. Я встречался в прошлом году в рамках подготовки председательствования с итальянской делегацией. Они нас тоже просили определенные вопросы учесть в формулировании повестки нашего председательствования. И там мы тоже говорим о том, что организация должна реформироваться, организация должна больше смотреть в рамках интеграции интеграций. Эту формулировку тоже выдвинула Беларусь. 

Мы не должны делиться, мы не должны говорить о том, что есть Восточная Европа, а есть Западная. 

Опять же, возвращаясь к сессии, очень бурная была дискуссия о резолюции, которую выдвинул шведский депутат «О ситуации в Восточной Европе». Во-первых, действительно, правильно подняли вопрос наши российские коллеги. Резолюция называется «О ситуации в Восточной Европе», а речь там идет о Беларуси, России и Азербайджане. Азербайджан – явно не Восточная Европа, Российская Федерация – тоже, понятно, что не Восточная Европа. Это раз. Второе, почему только в Восточной Европе? А что в других странах нет проблем, в том числе, даже если брать географически, в Восточной Европе. Риторически прозвучал вопрос вице-спикера Госдумы Российской Федерации Петра Толстого, когда он, обращаясь к германской делегации, сказал: «Коллеги, вы помните восточный и западный Берлин? Вы хотите возвращения этой ситуации? Чтобы сегодня опять Западная Европа учила Восточную. Почему мы делимся? Если сегодня есть реальные проблемы, давайте о них говорить. Давайте их решать». 

Поэтому Республика Беларусь выдвинула проект резолюции о противодействии психоактивным веществам. Мы активно поддерживали резолюцию по энергетической безопасности, по вопросам, касающимся питьевой воды. Действительно, это такие вещи, которые не говорят о каких-то конкретных межстрановых претензиях, но пытаются определить магистральные пути для решения проблем, в том числе экономических, чтобы меньше было напряженности в социально-политической сфере. Я считаю, что эта наша позиция. Еще раз повторюсь. Мы отстаивали и раньше, и сегодня отстаиваем, кроме мероприятия в рамках Парламентской ассамблеи, в заседаниях Восточно-Европейской Инициативы, в рамках «Восточного партнерства» тоже сейчас очень много речи об этом идет. Тоже там есть наше предложение о реформировании этой организации. То, что Президент заявил на открытии сессии Парламентской ассамблеи о необходимости так называемого формата Хельсинки-2 - интеграция интеграций. Это не какой-то, скажем, эмоциональный ход, это наша принципиальная позиция о том, что мы сегодня должны действительно работать в направлении интеграции интеграций для того, чтобы решать экономические вопросы, и через них переходить к решению социально-политических вопросов. 

Я, наверное, очень расширенно ответил на этот вопрос или постарался ответить, но для меня как непрофессионального дипломата действительно окунуться в эту большую политику было достаточно полезно, поскольку я еще раз убедился, что мы как страна с открытой экономикой, с достаточно большим объемом экспорта, работаем над такими внешнеполитическими мероприятиями, это действительно должно конвертироваться в итоге в наши экономические успехи. Я думаю, что они будут.

На Па ОБСЕ рассматривались вопросы сотрудничества в сфере противодействию торговли людьми. Беларусь граничит с ЕС, наши ведомства отлично работают на предотвращение такого трафика, видимых проблем у нас нет. В Европе с наплывом беженцев торговля людьми стала очевидной. Скажите, какую помощь предложила Беларусь странам ЕС в этом направлении? Будут ли изменения в совместной работе стран по предотвращению торговли людьми?
Анна (Минск)

То, что можем говорить о том, что у нас нет видимых проблем с этим, - результат работы, которую проводит страна, наши силовые ведомства, слава богу, что мы этого не замечаем. Нельзя быть внутри этой проблемы и ее не замечать. Поэтому мы высказывали озабоченность этой проблемой. Сказать, что именно на ПА ОБСЕ были выработаны какие-то конкретные направления для работы, наверно, нельзя. Здесь надо сказать, что такое Парламентская ассамблея вообще. Я как депутат первого года увидел, что это такой же парламентский орган, как и у нас, предназначен для того чтобы обеспечить связь нашего народа, наших граждан с властью исполнительной, доносить те больные вопросы, которые надо решать, а дальше исполнительная власть вырабатывает конкретные механизмы для решения этих вопросов. Так же работает и ПА. Ее цель – выработать те приоритеты, на которые надо сфокусировать свое правительство, свои органы власти в стране, для того чтобы дальше совместно решать эти вопросы. Резолюция была направлена на то, чтобы обменяться мнениями, какие проблемы есть в каждой стране, проводилось очень много мероприятий на полях ассамблеи с участием конкретных специалистов, которые рассказывали об опыте решения этих проблем в странах, и на основе этого вырабатывались пути, где и что необходимо еще сделать.

Ведущая: Какие делегации были самые активные?

А.Рыбак: Для меня самой активной была делегация Республики Беларусь. Не потому, что это мое мнение или желание повысить наш авторитет. Мы участвовали как хозяева почти во всех мероприятиях, ежедневно старались распределить наш небольшой коллектив - шесть человек – так, чтобы постоянно быть в курсе всех событий. И в итоговой декларации каждый пункт был нами действительно прожит и прочувствован. Мы как молодая демократия пытаемся показать, что у нас сегодня есть определенные успехи, и можно сказать, что отношение к нашему парламенту, государству меняется у европейцев. И вы видели, как оно менялось на протяжении самой сессии. В субботу третий комитет по демократическим правам принимает резолюцию с нашими активными попытками противодействия, но не набрали мы голосов, хотя результаты голосования были 30 за, 17 против и 17 воздержалось. Резолюция была принята, и уже прошла информация, что ПА приняла резолюцию, критикующую позиции Беларуси.

Продолжили общение с депутатами. Буквально вечером какие-то еще встречи. Мы пытались пройтись по всем вопросам. Вы критикуете наши выборы, но я депутат. Если вы считаете, что я был избран нечестно, как вы вообще со мной общаетесь? У меня были контакты с канадскими депутатами, с американскими. Они не выдвигают никаких аргументов. У них есть контакты с нашей так называемой оппозицией, так называемая – потому что действительно какого-то конструктива там нет. Есть какие-то контакты, какое-то мнение, полученное от них, и  начинают об этом говорить. Я говорю: "Я депутат, давайте общаться, приезжайте к нам в парламент, поприсутствуйте у нас на рабочих группах, когда прорабатываются законопроекты, вы увидите, как работает парламент. Приезжайте ко мне в округ". Для них это новинка. Когда они критикуют нашу избирательную систему, они даже ее толком не понимают. У нас мажоритарная система, каждый депутат напрямую связан со своими избирателями. Треть моего времени – это работа над обращениями моих избирателей. Но я председатель комиссии, у меня масса других еще вопросов. У простых депутатов из моей комиссии – это половина времени. Общайтесь с моими избирателями – пусть они скажут, нужен им такой депутат или нет. Опять же, стандарты выборов. Правильно сказал Президент на открытии сессии. Вы говорите, что у нас проблема с предварительным голосованием. Давайте запретим его в Европе, в странах ОБСЕ. И у нас его не будет. Нет. Во всех странах есть, у вас это вызывает сомнение. 

Резолюция об использовании новых технологий при проведении выборов. По-моему, шведы предложили. Мы ее приняли. Действительно, мир движется в область цифровых технологий, и мы к этому придем. В следующему году мы собираемся начать выдавать нашим гражданам ID-карточки. Это будет инструмент цифровой подписи. Практически Беларусь уже готова, чтобы перейти к голосованию с использованием цифровых технологий, но сказать откровенно, если мы будем передовиками в этом процессе, то, наверное, претензий к нам со стороны того же БДИЧ, ОБСЕ и остальных будет еще больше. Поэтому такие двойные стандарты непонятны. Претензии к прессе. Мы общались там со всеми. Кого встречаешь, сразу говоришь: "Посмотрите, вот фойе. Вас ждут там десятки представителей прессы, кроме, скажем, наших государственных каналов, Радио "Свобода", "Белсат" и другие – никаких ограничений. Вы говорите, что там есть государственные печатные издания, им оказывается из бюджета какая-то поддержка, но они государственные – это раз, во-вторых, действительно, мы переходим в мир цифровых технологий, никаких ограничений у нас нет. И когда нам говорят в резолюции, которая посвящена большей частью Беларуси, что у вас ограничения СМИ, а где тогда вопросы Украины, которая вводит ограничения по Интернету, где вопросы Прибалтики, которая закрывает русскоязычные издания? Здесь встает на заседании литовский депутат и говорит коллеге из России: "Нет, это есть разные вещи - мы закрываем издания, которые занимаются пропагандой, а у вас это ограничение свободы СМИ".

Фактически каждый этот вопрос мы боролись до конца. Пытались, говорили. Вы же все видите. Общение с людьми нашими, с оппозиционными политиками. Я сам был свидетелем, когда где-то в кафе общаются и с одним и с другим. Они приходили к нам на заседания по приглашению. Каждый депутат мог пригласить другого, в том числе и из-за границы. Пожалуйста, приезжайте. Организовали в "Президент-Отеле" встречу с оппозицией, с представителями любого названного круга. Шаг за шагом, когда уже пошло голосование по всей резолюции, практически по пунктам, по частям; наша резолюция была последняя, мы уже все подхватили свои таблички, что бы еще раз обратить на это внимание и сказать тем самым, ну как же так? Голосование прошло 43 против 43. Нас поддержали швейцарцы. Интересный момент, когда мы общались с их представителями и говорили, что мы  хотим использовать китайский и европейский опыт и т.д., но,  действительно мы хотим быть как Швейцария: независимой, нейтральной и процветающей страной.

Ведущая: Это действительно была борьба и напряжение в залах "Президент-Отеля"?

А.Рыбак: Это была борьба даже не между какими-то делегациями, а это была борьба именно между европейцами внутри себя. Они, действительно, переломали сами себя. Когда прошло голосование в субботу, к нам многие подходили и говорили, вы знаете, но мы просто по-другому не могли. Все равно демократия всегда упорядочена, будем так говорить. И говорить, что где-то существует абсолютная, демократия было бы не совсем верно. В итоге европейцы победили сами себя. И вот этот шаг, который произошел, дорого стоит. Мы еще раз показали и призвали, приходите к нам и смотрите. Это показывает, как меняется сама Европа и это очень важно. Поэтому и ценят роль Беларуси. Минск, возможно, станет той переговорной площадкой, которая даст новый импульс. Мы знаем, что ОБСЕ уже пережила два этапа своего становления: в 1975 и в 90-е годы. Когда опять-таки поменялась геополитическая ситуация. И сегодня на наших глазах эта ситуация меняется опять. И Минск в центре этого. Не только географически, что мы вот провели и на этом распрощались, а именно потому, что мы во всех межгосударственных объединениях, где участвуем, проводим эту политику и говорим о том, что пора менять саму парадигму этого отношения. И в рамках этой парадигмы, я уверен, что отношение к Беларуси будет абсолютным.

Можно ли говорить о каких-то договоренностях между Беларусью и европейскими странами, которые были достигнуты на полях параллельно с сессией ПА ОБСЕ? О чем говорили с Себастьяном Курцем как представителем МИД Австрии?
Юлия (Молодечно)

Себастьян Курц как действующий председатель ОБСЕ встретился с Президентом нашей страны, поучаствовал в открытии, но у него был небольшой визит. Поэтому сказать, что у нас было какое-то отдельное общение с Себастьяном Курцем нельзя. Но если мы уже заговорили о Себастьяне Курце, то посмотрите - самый молодой министр иностранных дел в мире. Кстати, стал министром, но не иностранных дел, будучи еще студентом вуза. Но не в этом дело. Дело в другом. Европа меняется, в том числе приходит новое поколение политиков. И вот Курц - по его выступлению на открытии, общению с Президентом, было видно, что у него уже абсолютно другие подходы, у него нет мышления блокового, что есть там восточный, не восточный. Ему интересно видеть те страны, которые входят в ОБСЕ, другие объединения, видно, что у него много мыслей, новых каких-то подходов. Действительно, видна эта смена поколений, которая отразится потом на европейской политике. И мы, продвигая свои идеи, вполне делаем ставку на это новое поколение. 

Ведущая: Хорошо, а что касается первой части вопроса? 

А. Рыбак: Большей частью ОБСЕ и ПА остается политическим органом. Поэтому здесь подход идет такой, чтобы конвертировать в итоге наши политические дивиденды в экономические вопросы. Бизнес не может быть без хорошего политического фона. Видите, как у нас сейчас пошли в гору отношения с Китаем. Почему? Потому что очень хорошие политические отношения. Поэтому с одной стороны мы старались наладить хороший политический фон, но были и экономические вопросы. В частности, мы выступили одним из инициаторов и соучредителей группы поддержки Шелкового пути. Она затрагивает очень многие страны, вплоть до латиноамериканских. И сегодня мы в числе 15 стран выступили соучредителями группы поддержки всех мероприятий по Шелковому пути, и дальше эта группа начнет работать, нарабатывать конкретные шаги в каждой стране, начиная от Центральной Азии, через нас в центр Европы и с подключением наших североатлантических партнеров. Это очень глобальная инициатива, и мы находимся в центре ее, и участвуем во всех этих мероприятиях. То есть, были мероприятия с экономическим уклоном. Но все-таки это больше политическая организация. И здесь стояла задача сформировать хороший политический фон для дальнейшего продвижения наших экономических интересов.

В самом начале было заявлено, что на Минской сессии ОБСЕ не будет рассматриваться резолюция по Беларуси, которую вынесла на рассмотрение литовская сторона. С чем был связан отказ? Может, стоило рассмотреть и отклонить ее, если было понятно, что она некорректна?
Кристина (Неизвестно)

Кристина не совсем владеет информацией. Хотя я это понимаю. Ко мне подходили наши многие журналисты после очередных наших заседаний и просили рассказать даже не саму суть, а процедуру: как это все происходит. Потому что не многие это понимают. Резолюция рассматривалась. Он рассматривалась в первый день. Сама структура работы сессии проходит таким образом: в первый же день собирается так называемый постоянный комитет, который состоит из председателей делегаций каждой из 50 стран. И они решают, какие еще дополнительные вопросы будут включены в эту повестку. Вопросов по регламенту может быть 15. По инициативе разных стран включаются разные вопросы. Необходимо собрать не менее 15-20 голосов из 4 стран в поддержку одного предложения. И вот эти вопросы выносятся на заседание постоянного комитета, и дальше они обсуждаются на постоянном комитете, и принимается решение, обсуждать их или нет.

Эта резолюция действительно рассматривалась. Против нее выступила, кроме наших партнеров из постсоветских стран, швейцарская делегация. Швейцарцы очень резко выступали. Они говорили о том, что конфронтационные, межстрановые резолюции не должны рассматриваться. Тем более, какие вопросы там рассматриваются? Вопрос атомной станции. Абсолютно притянутый за уши вопрос. Европу уже раздражает постоянное лоббирование этой темы именно Литвой. Никто из наших соседей не задает эти вопросы: ни Польша, ни Россия, ни Украина, ни Финляндия, в конце концов, которая имеет 6 атомных станций. Польша собирается в дополнение к тем, которые она имеет, строить сейчас новую. Ну как им задавать эти вопросы, и потом детально обсуждать эту резолюцию? Тогда ответьте на вопрос: почему вы собираетесь строить, а Беларусь не может? Почему в Финляндии 6 атомных станций? Причем, мы строим станцию третьего поколения, а скажем, на Украине есть гораздо более старые станции, более старые технологии. Как вы ответите на этот вопрос? Этот вопрос был отвергнут подавляющим большинством. Если здесь мы вышли 43 на 43, то там был подавляющим большинством снят этот вопрос с повестки дня. То есть европейские депутаты этот вопрос рассматривали, и когда готовились, они у себя его читали, обсуждали, вырабатывали свою позицию, и председатель делегации уже шел со своим мандатом и мнением, и поэтому большинством голосов делегаций вопрос был снят с повестки. Но он фактически обсуждался. 

Здравствуйте! Скажите, какие итоги ассамблеи вы можете выделить? Какие принятые решения могут повлиять на ход событий в регионе?
Виктория (Брест)

Само проведение вот этой парламентской ассамблеи здесь и сам этот перелом во мнении депутатов уже являются результатом. Кто смотрел трансляцию, а она и сейчас есть на сайте, видел, когда госпожа Муттонен была в замешательстве.

Никогда такого не было, чтобы Комитет принял резолюцию, а общее заседание принимает решение не включать ее в общую Декларацию. Вот это, на мой взгляд, и есть разрыв шаблонов. Несмотря на то, что есть какие-то стереотипы, произошел вот этот перелом. Вполне возможно, что эта сессия станет исторической. Этот перелом произошел не только в отношении к Беларуси, а в принципе в понимании того, что нельзя, чтобы Запад учил Восток. Выступал член нашей делегации Гайдукевич и говорил, посмотрите, мы многое сделали, мы развиваемся, но разве можно выступать все время с позиции учителя? Вы все время нам указываете на ошибки и критикуете. Нельзя прийти к каким-то стандартам той демократии, которая развивалась столетиями, за короткий срок. Мы – молодая демократия. Всеобщее избирательное право в Англии пришло через лет 50 после того, как была введена избирательная система. Я не говорю, что мы должны идти такими же длительными временными рамками. Мы идем своим путем, мы развиваемся, мы многое делаем для этого. И давайте уже уйдем от этих менторских указаний. Вот Вы сказали о торговле людьми или других вопросах, в которых сегодня участвует Беларусь. Но, если мы построим наши отношения на конфронтации, то Беларусь в какой-то момент, может быть, перестанет быть тем щитом, который сегодня защищает эти потоки. Почему мы предложили резолюцию по психоактивным веществам? Кому это нужно и кому это интересно? И Европа начинает это понимать, что только силой и ограничительными мерами ничего не получится.

Наша делегация считает этот перелом одним из итогов этой сессии. Главное, чтобы все это  было конвертировано в экономические дивиденды. Многие депутаты подходили и в рамках неформального общения просили о встрече со структурами, которые у нас занимаются внешнеполитической деятельностью. Я организовывал встречи и с Министерством промышленности и с другими ведомствами для того, чтобы свести заинтересованные стороны. В целом эмоционально хороший фон, который есть сейчас, мы должны продвигать и дальше. И тогда это обязательно даст экономический результат.

Добрый день! Знаю, что к вам обращаются простые граждане по личным вопросам, когда другие инстанции не в силах помочь. Какие вопросы вы помогаете решать? И как попасть к вам на прием?
Елена Владимировна (Минск)

А.Рыбак: У нас есть определенная структура приемов. Я каждый месяц провожу у себя в округе приемы, и в палате у меня каждая первая пятница месяца приемная. Телефон мой опубликован на сайте палаты. Всегда я открыт. Когда кто-то мне звонит и говорит, что хочет встретиться и обсудить какой-то вопрос или с какой-то проблемой обратиться, никакой пятницы никогда не жду. Нет проблем. Человеку выдается пропуск, он приходит, и обсуждаем, чем я могу помочь.

Я уже затронул тему нашей избирательной системы, наших особенностей. Ведь когда нас критикуют наши западные коллеги, они не совсем понимают, что у нас депутат напрямую связан с избирателями. Если этой связи не будет, то никакие мои заслуги во внешнеполитической сфере, в какой-то законодательной сфере, они не пойдут в зачет, если у меня не будет определенной деятельности на своем избирательном округе. Те вопросы, которые касаются бытовой жизни граждан, как говорят, «поправить крылечко, переложить печку".  Очень плотно работаю с местной властью. Если приходят не из моего избирательного округа, то стараюсь подключить депутатов из соответствующего избирательного округа. Есть очень много вопросов, которые касаются законодательства, но проецируются на обычную жизнь граждан – вопросы пенсионного обеспечения, вопросы транспорта. Сейчас очень много вопросов по госпошлине за допуск к участию в дорожном движении. Наша комиссия усиленно с этим работает, и граждане приходят, делают свои предложения. Мы с ними начинаем общаться. Это их повседневная жизнь. Каждый день кто-то едет, платит госпошлину, говорит, что много. У меня постоянно работает помощник в округе, который решает повседневные проблемы.

 С избирателями у любого депутата очень тесные связи. По-другому нельзя. Так построена наша избирательная система, как бы ее не критиковали. Потому что в любом случае избиратель дает оценку не вот тем выборам, которые прошли, по стандартам, не по стандартам. «А вот если ты вот такой вот депутат, и мы к тебе пришли, а ты ничего не делаешь…». Я еще на предприятии, когда работал, то если бы я плохо работал, меня бы уволили и все. Но если я пришел на такую работу, на такую должность, то что скажут люди? Ведь там же живет моя семья, мои родители, мои близкие, мори родители. Все знают, кто я, и для меня очень большая ответственность. Как бы нас Европа не критиковала, сама система построена таким образом, что других депутатов у нас просто быть не может. 

Смотреть еще