Архив онлайн-конференций

Онлайн-конференция, посвященная XXIII Международному кинофестивалю "Лiстапад"

Онлайн-конференция, посвященная XXIII  Международному кинофестивалю "Лiстапад"

160 фильмов из 45 стран. 3 ноября состоялась онлайн-конференция, посвященная XXIII Международному кинофестивалю "Лiстапад", который пройдет в Минске 4-11 ноября 2016 года. На вопросы ответили: Игорь Сукманов - директор программ игрового кино, директор конкурса фильмов для детской и юношеской аудитории "Лістападзік", и Анжелика Крашевская - директор Минского МКФ "Лiстапад".

03.11.2016

Фото


Вопросы конференции


Где белорусские режиссеры выискивают средства на свои картины?
Михаил (Неизвестно)

Определенная часть молодых независимых авторов не полагается на помощь олигархов, спонсоров, государства. Они действительно на собственные средства снимают свои фильмы. Программа национального конкурса "Лістапада" показывает, что в процентном соотношении очень многие фильмы - это частные инициативы.

После того, как они снимают, ищут аудиторию. Поэтому через фестивали, через обращения непосредственно в кинотеатры для проведения так называемых ограниченных прокатов они свое кино и движут. Плюс используют ресурсы Интернета. Конечно, есть определенная часть, которая работает исключительно с государственными бюджетами или работает с продюсерскими компаниями, которые вкладывают средства в производство фильмов. 

Как считаете, какие картины лучше получаются у белорусских режиссеров? Какие жанры более востребованы и есть ли на них мода (сегодня арт-хаус на первых строках, а завтра в тренде документальное кино)?
Людмила (Неизвестно)

Игорь Сукманов: Везде в кино, как в многофункциональном организме, есть направления коммерческого кинематографа, есть кинематограф артхаусный, документальный, игровой. В каждой из этих ниш есть свои моды, свои направления, тенденции. Белорусский кинематограф на сегодняшний день такая лаборатория экспериментальная. Молодые независимые авторы сегодня технически уже имеют возможность снимать, не используя дорогостоящую технику, а вплоть до обыкновенных мобильных телефонов, качество которых вполне соответствует техническим нормам большого кино. С этой точки зрения их попытки в первую очередь связаны именно с тем, как бы воспроизвести мир вокруг себя. И здесь, наверное, вопрос даже не в модах - что лучше, что хуже, вопрос в том, есть ли им что сказать. Хоть с одной стороны, кино, это как бы фантазия, мир грез, мы знаем это по Голливуду, по популярности Голливуда, но вместе с тем остается определенный зазор, потому что в любой сказке должна быть определенная доля правды. Поэтому этот процент жизни, который нас окружает, проблемы, в которых мы живем, узнаваемость этого социума, наверное, должны стоять во главе угла. 

Сейчас мы видим большое количество молодых людей, которые пытаются так представлять жизнь - отражать то, что их волнует, в разных жанрах. Если говорить о таком спросе, то самая популярная картина "ГараШ" Андрея Курейчика. Это фильм про Беларусь, что называется Беларусь-лайт, где определенные проблемы подняты в юмористическом ключе, может быть, даже ближе не столько к эстетике кино, сколько к эстетике ситкома, но это то, чего как раз не хватает нам как витаминов, поэтому и пользуется таким спросом. Еще была картина Влада Сенькова "Граф в апельсинах". Этот фильм, кстати, будет в рамках национального конкурса. Это тоже картина, которая рассказывает о молодых, и создана молодыми людьми. Все переживания, ощущения, восприятия немного бунтарские, немного романтические. Это как раз то самое живое, органичное, что очень здорово воплощается на экране. 

Ведущая: Анжелика, насколько я знаю, призом "Лістапада" будет сопровождение второго фильма, его постпродакшн, это верно?

Анжелика Крашевская: Это будет приз для победителя национального конкурса. К счастью, появились люди, которые так же, как и мы, ратуют за продвижение национального кинематографа, поэтому и программа конкурса появилась, и два учредителя абсолютно разных, но с важным вкладом. Один из них - предоставляет техническую базу, оснащение для съемок картины, второй - постпродакшн. Это очень важно. Потому что даже при малой бюджетной стоимости картины, это будет хорошим подспорьем и мотивацией для участников следующих лет. Я надеюсь, что откликнется кто-нибудь, кто пожелает и финансовый вклад сделать. Самое главное, что есть начало этого движения и посыл хороший.  

Добрый день! Скажите, как именно "Лістапад" помогает создателям фильмов, актерам? Ведь нет смысла просто прийти, прокрутить свою ленту и уйти.
Ольга (Неизвестно)

Анжелика Крашевская: Оценить масштаб помощи не так просто, так как каждую отдельную ситуацию нужно рассматривать индивидуально. В любом случае, это всегда опыт, общение с продюсерами, кинорежиссерами. Мы предоставляем эту площадку для встреч, для ведения переговоров. Есть зрительская аудитория, которой мы пытаемся донести кино как искусство, а есть профессиональная аудитория, которой мы предлагаем свою помощь.

Игорь Сукманов: В этом году к нам приедут отборщики международных кинофестивалей. Одной из их целей как раз является отсмотр белорусской программы. В этом и заключается помощь, когда молодым авторам дается возможность быть увиденными и услышанными. Проблема белорусского кино во многом и состояла в изолированности от тех процессов, которые происходят в большом мире кино. С этой точки зрения, фестиваль - та самая открытая площадка, тот открытый форум, который позволяет вот эту коммуникацию выстраивать.

Как думаете, какая основная причина, почему белорусские режиссеры выставляют свои работы на "Лістападзе"? Ведь помимо отечественных работ, в конкурсе участвуют отличные зарубежные картины.
Иван (Неизвестно)

Игорь Сукманов: В первую очередь для того, чтобы быть увиденными и услышанными и для того, чтобы интегрироваться в  такой большой и очень сложный организм как мировая киноиндустрия. Безусловно "Лістапад" не может давать стопроцентный шанс, что фильмы, которые будут показаны на фестивале, моментально будут растиражированы и подхвачены другими фестивалями. Но в любом случае это большой шанс.

Здравствуйте! Знаю, что в этом году были проблемы финансирования фестиваля. Скажите, как удалось решить проблемы?
Анна (Неизвестно)

Анжелика Крашевская: Они и есть, это вопрос для нас всегда острый. Почти каждый год возникает ситуация, когда мы просто дрейфуем, мы не можем понимать, в каком объеме получится фестиваль. Этот год не исключение. И мы не то чтобы приняли эту ситуацию, мы просто в ней существуем. Если денег нет, их нет, поэтому и программы скромны, у нас нет возможности показать, как раньше, много внеконкурсных показов, гостей и прессу зарубежную пригласить. Мы себя ограничиваем. Имея те средства, которые есть.

Ведущая: Но так же быть не должно?

Анжелика Крашевская: Конечно, много чего не должно быть, а оно происходит. Это процессы, которые не от нас зависят. Важно, чтобы вы понимали: фестиваль - это не ярмарка красивых работ, есть еще процессы, которые происходят внутри кинематографической среды, которые могут быть не сразу заметны, и трудно сопоставить, мы ли повлияли на эти процессы или кто-то иной. Но когда много факторов влияет на что-то, тогда и происходит результаты. Поэтому если будет понимание, то и отношение в плане финансов будет иным. Невозможно сделать большой конкурсный кинофестиваль, где в том числе и национальный конкурс, просто на коленках и без денег. Мы не организация, которая получает дотацию и живет за счет бюджетных средств.

Игорь Сукманов: Все хотят звезд, но звезды тоже имеют гонорары, и зачастую гонорар звезды перевешивает возможность привезти 3-4 картины. Поскольку фестиваль - форпост и защита авторского искусства, поэтому выбор в этих финансовых условиях, конечно, будет сделан в их пользу.

Каждый год "Лістапад" удивляет зарубежными именитыми гостями. Расскажите, как вы их приглашаете. По какому принципу отбирается, и кто в этом году будет на красной дорожке?

Игорь  Сукманов: Как и во всем мире, нас интересует, чтобы звезда не существовала сама по себе. Она существует в паре с той картиной, которую мы представляем. Поскольку акцент делается на тех фильмах, которые являются гордостью мирового кино, мы выстраиваем такую политику: сначала фильмы, а потом переговоры по поводу приезда их создателя. Переговоры ведутся по-разному, это довольно сложный процесс, потому что фестивалей огромное количество в мире существует. Наша задача - как можно скорее заполучить фильм. Здесь мы тоже сталкиваемся с финансовой проблемой. Потому что кино, показанное в ноябре, должно быть оплачено гораздо раньше. Если мы видим хит, как на Каннском фестивале, который мы страстно желаем заполучить и пригласить, мы, как только проходит генеральная премьера, тут же связываемся с компанией-дистрибьютором, становимся в лист ожидания, потом получаем подтверждение, но после него мы должны как можно скорее заключить сделку. От этого зависят многие обстоятельства: приезд актеров, режиссеров, авторов. Здесь все очень связано и имеет денежную подноготную. 

Но, с другой стороны, у нас есть такие случаи, когда мы, имея определенные финансовые сложности и имея хорошее кино, не обращались к дистрибьютерам с просьбой помочь нам в приезде того или иного автора. В этом году ряд авторов сами изъявили желание приехать. Например, израильский режиссер Респери, который является известным в Израиле киноведом и пропагандистом кинематографа (он дебютировал в большом кино, в игровом кино). Мы получили от него письмо, где он писал о том, что ему очень важно оказаться именно на нашем фестивале. Его не интересует ни Лондон, ни Париж, а интересует именно Минский международный кинофестиваль “Лістапад”. Как нам отказаться? В этом раз мы делаем акцент не на гламуре. Конечно, очень здорово, когда в прошлом году к нам в Минск приехала Фанни Ардан. Но опять же для нас было важно, что она приезжает не просто как звезда, а она приехала именно со своим фильмом, который она представила публике. И поэтому, конечно, приезд той или иной знаменитости нам интересен именно в контексте фильма, который она представляет.

Анжелика Крашевская: Нужно, чтобы человек понимал, по какому поводу он здесь. Для кого-то это бизнес. Знаменитости тоже не хочется навредить своей репутации, просто прийти, чтобы на нее посмотрели, поговорили, сфотографировались. Для них это иногда даже раздражающий фактор, потому что их не воспринимают как профессионалов

Игорь Сукманов: Вот Каннский фестиваль. Посмотрите, сколько звезд: Николь Кидман, Мерил Стрип, Брэд Питт. Но на самом деле их приезд вовсе не для того, чтобы блеснуть на ковровой дорожке, а для того, чтобы представить картину, чтобы она хорошо себя зарекомендовала на рынке, чтобы она хорошо продавалась. Т. е. в основе всего на самом деле лежит бизнес. Поэтому приезд звезды просто потому, что мы хотим, чтобы она приехала, обходится в три раза дороже, чем если эта звезда представляет свое кино. Поэтому здесь есть такая, я считаю, порочная практика. Очень часто провинциальные фестивали, допустим, в России, платят, чтобы приехали звезды 70-80 годов, которые сегодня не так активно работают на ниве кинематографа. Конечно, для публики это приятно, но не будем забывать, что в основном это те актеры, режиссеры, которые достигли пенсионного возраста, свободны в своих передвижениях, но за приезд они просят большие деньги. И это очень дорогое удовольствие. Мы задаемся вопросом: стоит ли растрачивать средства на то, чтобы в принципе не получить обратной связи от того же европейского сообщества, потому что фестиваль аккредитован в Международной ассоциации продюсеров FIAPF. Он является международным фестивалем со своим определенным лицом. Это лицо - презентация и позиционирование фильмов, которые созданы на бывшем посткоммунистическом пространстве. И с этой точки зрения ни Арнольд Шварценеггер, ни Сильвестр Сталлоне не являются приоритетами фестивального концепта. Это можно делать тогда, когда есть излишки. Было бы и приятно, и красиво, но у нас есть миссия, и мы ее стараемся воплощать. И хотим, чтобы наш фестиваль имел подчеркнуто хорошую репутацию не только в нашей среде, но и за пределами нашей страны.

Здравствуйте! У нас очень богатая страна на темы для кино, я считаю. Та же история, мифология, проблемы общества… Но как-то с большего снимаем про войну с тех самых пор, как эта самая война закончилась. Вы, как люди, которые больше связаны с этой сферой, что можете сказать по поводу выбора тем нашими режиссерами? И может, я не права, и наоборот, надо просто еще больше качественных картин про Отечественную снять?
Юлия (Неизвестно)

Игорь Сукманов: Это тоже такой стереотип по поводу фильмов о войне. Их действительно снималось не то чтобы много, проблема обращает на себя  внимание потому, что не все эти фильмы становятся событием. Они просто в поток определенных фильмов становятся, отрабатывающих государственные заказы, галочки ставятся. С этой точки зрения, вот то, что мы говорим, здесь многое зависит не от авторов. Я помню, порядка 10 лет назад, была последняя мастерская Михаила Пташука.... был как раз юбилей победы, 2005 год, была спущена сверху директива, что все студенты должны избрать темой дипломной работы Великую Отечественную войну. И с этой точки зрения, возникает большой вопрос... 

Авторы - это люди с индивидуальным подходом к жизни, у кого-то получается снимать комедии, кто-то прекрасно работает на ниве исторического фильма, кто-то работает исключительно как режиссер, которому нужно чтобы под руками были телефоны, коммуникации, то есть такой современный мир. Пожалуйста, Вим Вендерс (один из классиков кинематографа) такой. Он поставил перед собой задачу: никогда не снимать историческое кино. Дважды он попробовал, и провалился. Нельзя заставлять делать то, что не является частью организма. Это творческий процесс. Он всегда очень своеобразный. Но тут во многом линия генерального продюсера в лице государства, оно создает вот такую ситуацию.

Ведущая: До сих пор создает?

Игорь Сукманов: Ситуация меняется из-за того, что уже есть ответвления независимого кинематографа, частного кинематографа, которые диктуют свою музыку и уже выступают со своими работами, целями и задачами.    

Добрый день! Скажите, а отчего такие определения "игровое и неигровое кино"? Мне, как простому зрителю, не совсем это понятно. В моем понимании есть художественная картина и есть документальные фильмы.
Надежда (Неизвестно)

Игорь Сукманов: Сегодня очень часто в кинематографе стирается граница между игровым и документальным. Очень часто используют эти приставки "не" и общий корень "игровое", чтобы провести такую мысль, что даже фильмы, которые обращаются к какой-то документальной действительности, реальности, зачастую пользуются языком художественных образов. Вот эта игра может входить в часть документального пространства. В детском конкурсе у нас будет картина "Маленькая охотница с беркутом" - блистательный пример неигрового кинематографа. Это фильм, где нет актеров вообще, где есть реальные персонажи, реальная история девочки, единственной в Монголии впервые за всю ее многовековую историю, которая стала беркутчи - охотницей с хищными птицами. Это исключительно мужская профессия, промысел. В результате она стала участвовать в соревнованиях и даже в некоторой степени сумела посрамить некоторых аксакалов этого дела. Картина построена по закону игрового кино - мы следим за сюжетом, как он развивается. История девочки, которую сначала никто не признавал, а потом она оказывается в числе первых звезд охотничьего искусства. Сегодня, кстати, в Голливуде об этой девочке снимают анимационный фильм. Язык кинематографа многолик, разнообразен и все тесно связано друг с другом. 

Скажите, а какую главную задачу ставят перед собой организаторы нынешнего "Лістапада"?
Владимир (Неизвестно)

Анжелика Крашевская: И нынешнего, и прошлого, мы 7 лет делаем кинофестиваль, у нас всегда одна и та же задача - подготовить и провести фестиваль. Порадовать и себя, что удалось сделать программу, неважно в каких условиях. Но самое главное, когда есть результат.  Есть концепт, которого ты стараешься придерживаться, есть гости, которые должны приехать, есть жюри, которое оценивает конкурсную программу, есть индустриальная панель, национальный конкурс. Как раз с этим мы всегда думаем, будут ли заявки. Каждый раз, чтобы отобрать программу, должен быть поток картин, из чего выбирать, а не просто 3 картины, и они все участвуют. Третий год я наблюдаю со стороны, удивляюсь, что, оказывается, есть какой-то потенциал, есть незнакомые для нас люди, которые занимаются кино. Любопытно наблюдать, кто эти люди, особенно в Беларуси. Многих ты знаешь. Есть картина "Души мертвые" Виктора Красовского. Я его знаю как драматурга, театрального режиссера. В качестве сценариста и кинорежиссера он уже не первый раз участвует в фестивале "Лістапад". 

Для нас важен процесс, над которым мы работаем в течение года, потом за эту короткую неделю представить все это на суд зрителя и профессионалов, потом опять в течение года заниматься подготовкой. Главное, чтобы этому процессу никто не мешал. Любимое свойство людей - поговорить, обсудить, поразмышлять на предмет, а если бы я, то я бы горы свернул. Это немного сбивает. Оценивают по результату этой недели. А период подготовки зачастую болезненный, что-то получается, а что-то нет, рабочие моменты. Приятно, когда удается, приятно, когда есть отзывы. Профессиональные отзывы людей, которые оценивают эту программу, мероприятия, которые были в рамках этой программы, что появились новые знакомства, кому-то удалось обзавестись контактами. Для нас это важный момент.   

Я - начинающий режиссер. Естественно, у меня нет опыта, но много желания реализовать себя. Читаю много литературы, просматриваю, как снимались разные картины. Кстати, уже не первый год слежу за нашим фестивалем. Но мне кажется, этого не достаточно. Чтобы вы посоветовали, исходя из Вашего опыта, начинающим режиссерам?
Константин (Неизвестно)
Игорь Сукманов: Безусловно, это очень здорово - и литература, и кино, смотреть нужно, и  как можно больше. Это называется культурный бэкграунд. Но нужно наблюдать за жизнью, которая вращается вокруг нас. И задавать те вопросы, которые волнуют окружающих, волнуют самого себя, как автора. И пытаться для начала это все реализовать в форме связного рассказа на бумаге. Так называемый синопсис идей. 

Не плохо было бы понять, как работает сама структура этой индустрии. Потому, что это не просто внутренний гений, который позволяет человеку на счет раз взять и стать режиссером в кино. Все-таки это фабрика, производство, здесь много разных отделов, много взаимосвязанных структур, и надо понимать какая конъюнктура существует на рынке кино. Понимать, как найти правильного продюсера, который интересуется именно тем, что интересно вам, т.е. совпадение интересов. 

Надо понимать, что хочет аудитория, заниматься изучением рынка, спроса, помимо творческой составляющей. ндустриальная панель фестиваля в этом году будет заниматься образовательными вещами. Она будет учить молодых и не только кинематографистов тому, как интегрироваться, адаптироваться в мире большого бизнеса. Как понимать, что этот бизнес хочет.
 
Анжелика Крашевская: Я бы добавила. Приходите на национальную программу, где будут молодые начинающие режиссеры, им можно задать вопрос, как они к этому пришли.

Игорь Сукманов: Можно приходить и работать на фестивале. Я хочу сказать, что подавляющий процент сотрудников фестиваля - это волонтеры. На их плечи ложится очень большая ответственность. Мы им за это очень благодарны, этим молодым энтузиастам, которые любят кино, и делают все исключительно из-за любви к  искусству. Такая практика существует во всем мире. Фестивальная дирекция - это сложное образование, потому что работать надо в течение года, и в данном случае нельзя иметь большой штат. В рамках самого подготовительного процесса необходимо задействовать огромнейшие силы. Представьте, 150 картин, их надо перевести, выпустить, сопровождать гостей.

Анжелика Крашевская: Сложная технология, мы семь лет выстраиваем механизм работы, т.к. нет кадров, специалистов нигде не готовят. Это все практика, навыки, школа жизни одним словом. 

Игорь Сукманов: Существует еще такое понятие, как киношколы.
 
Ведущая: Белорусские киношколы? 

Игорь Сукманов: Вы знаете, на самом деле, я бы рекомендовал европейские или российские киношколы. Так исторически сложилось, что даже в бытность Советского Союза, именно киношкола крепкая, сильная, с традициями, - всегда была в Москве, был ВГИК. Есть еще высшие режиссерские курсы в Москве, есть ГИКиТ в Санкт-Петербурге. Это как раз те опоры, которые выращивали национальные кадры, в том числе, в кино. Знаете, образовательный процесс - это очень сложная, очень прихотливая вещь. Потому что  традиции еще надо нарастить. Я ни в коем случае не отговариваю,  не говорю: не ходите в вузы, не поступайте в частные школы. Это, конечно, можно и нужно делать. Но, тем не менее, если у молодых есть трепетное, особое, принципиальное желание стать настоящим художником и автором,  в том числе, нужно искать сильные образовательные стороны. Есть, конечно, и такие, как Квентин Тарантино, которому достаточно было часами смотреть кино. Это самородки. Но, тем не менее, это самородки, которым очень легко прививались  уроки индустриального понимания мироустройства кино.
Добрый день! Игорь, вопрос к вам. Скажите, какое кино вы приглашаете на "Лістапад"? Где-то слышала, что вы очень тщательно выбираете картины и не все одобряете.
Александра (Неизвестно)
Игорь Сукманов: Существует определенный внутренний цензор, внутренний критерий и вкус. Отбор фильмов осуществляется преимущественно при посещении крупных кинофестивалей. Мы получаем еще и огромное количество так называемых "пришлых" работ, которые приходят как бы самотеком. Мы тоже все рассматриваем, выбираем. Но существует некая планка. У "Лістапада" есть свои традиции, которые выработал наш фестиваль. Это должны быть картины, которые имеют очень хорошую репутацию в мире кино. Это картины - участники, призеры международных кинофестивалей. С одной стороны мне скажут: ну, вот вы берете самое лучшее, у вас получается фестиваль фестивалей, а где же сам фестиваль, с его уникальным лицом, с поиском каких-то новых имен, с поиском новых тенденций и прочее? Так вот я хочу сказать: эти картины сортируются и отбираются от разных кинофестивалей с фокусом на странах посткоммунистического пространства. Существуют другие концепции, другие расклады, как смотреть на ту или иную картину, как выстроить этот контекст в окружении других фильмов. Это как жемчуг, который мы нанизываем на нить, и все жемчужины в нашей конкурсной программе взаимосвязаны, они не существуют сами по себе. И это не потому, что вот очень хороший польский фильм, или вот очень выдающаяся китайская картина. Это фильмы, которые, помимо основных своих качеств, имеют такую особенность странного взаимовлияния друг на друга. 
Скажите, а сколько белорусских фильмов будет участвовать в этом году в национальной программе?
Екатерина (Неизвестно)

Игорь Сукманов: Порядка 25 картин. Это и игровые, и документальные и анимационные, и короткометражные картины. Наш национальный конкурс - лаборатория, а наши авторы - своеобразные побеги, которые дают определенные всходы. Многие белорусские авторы не хотят участвовать в национальном конкурсе, а хотят принимать участие в основных программах фестиваля. В стране, где практически нет индустрии кино, негоже сразу выходить на международную арену. Мы еще должны учиться и поступательно туда входить.

Добрый день! Насколько я знаю, фестиваль существует более 20 лет. За все эти годы мы лишь раз удостоились Гран-при. Скажите, почему так получилось? Неужели никто не стремиться заполучить высшую награду?
Елена (Неизвестно)

Игорь Сукманов: Опять вопрос о белорусском кино. Картина, которая получила Гран-при, это фильм "В тумане" Сергея Лозницы, это высочайшая планка. Много ведется споров, а белорусский ли фильм Сергея Лозницы? Там же белорусы участвуют в процентном соотношении 10 к 100. Он создан при участии Нидерландов, Германии. И Сергей Лозница - имеет ли он отношение к Беларуси? Но в кино уже нет такого понятия, как чисто английский или французский фильм именно в авторском направлении, потому что уже существует понятие кинематограф авторов. Есть кинематограф Сергея Лозницы, кинематограф Эмира Кустурицы. И фильм Эмира Кустурицы - это уже не фильм Сербии, это фильм Сербии, Боснии и Герцеговины, Словении, Македонии, Франции. 

Возвращаясь к вопросу. Мне бы тоже очень хотелось, чтобы одним из победителей фестиваля "Лістапад" был белорусский автор, отражающий нашу ментальность, наше отношение к жизни, потому что на постсоветском пространстве мы приобрели индивидуальные черты. А чтобы это произошло, очень важно в эту систему интегрироваться. Потому что сами по себе в виде маленькой кинематографии мы не выживем.

Считается, что самые кассовые фильмы - это фильмы, на которые потрачены огромные деньги (в плане грима, спецэффектов и т. д., не беря в расчет постпродакшн). Но вот пример - "Ведьма из Блэр: курсовая работа". Качество съемок ужасное, никаких спецэффектов. По итогу - огромный выхлоп, скоро выйдет вторая часть. Авторы картины привлекали в залы людей грамотным пиаром. Или фильмы "подороже" - "Карты, деньги, два ствола", "Рокки"… В Беларуси вряд ли можно собрать миллионы на выпуск фильма со спецэффектами, есть возможность выехать только за счет пиара. Как я понимаю, "Лістапад" может стать отличной площадкой для продвижения картины. Так вот, когда ожидать достойную ленту с грамотным пиаром? Или, может, я что-то пропустил и такие картины уже есть?
Дмитрий (Неизвестно)

Игорь Сукманов: "ГараШ" - вот, пожалуйста, один из случаев грамотного пиара. Андрей Курейчик в этом плане персона очень заметная. Он умеет в этом направлении работать.

Анжелика Крашевская: Белорусский прокат сказал, что это второй случай после "Анастасии Слуцкой", когда в прокате белорусский фильм прошел очень удачно. И надо учитывать, что это малобюджетная картина.

Ведущая: Но автор тоже не может заниматься и фильмом, и пиаром. Возможно, тоже должна быть какая-то школа?

Игорь Сукманов: Конечно, этому учатся. Поэтому Голливуд и имеет такие высокие позиции, потому что по части пиара ему почти нет равных. Тут еще и определенные индивидуальности. У Андрея это очень-очень получается. И он зарабатывает на этом неплохие очки. Есть авторы поскромнее, которые не могут выйти на первые позиции, для этого существует поле продюсеров, которые берут на себя все обязанности. Но опять-таки это школа, это та часть, которой катастрофически не хватает нашему кинематографу, которая до сих пор работает по старым схемам - схемам советского кино. Нам надо учиться, учиться и еще раз учиться.

Этот год в России - Год кино. И как по мне, так очень даже оправдывает себя этот год. В конце прошлого вышел фильм - "Он - дракон". По картинке и по графике очень достойно получилось. В этом году смотрела "Экипаж", "Дуэлянт" и "Монах и бес". И знаете, не хуже получилось, чем в Голливуде. Скажите, были ли схожие белорусские картины на "Лістападзе" или, может, что-нибудь такое можно посмотреть в этом году?
Мария (Неизвестно)

Игорь Сукманов: Мария называет блокбастеры. Но это не авторские, а именно продюсерские проекты, т. е. тот кинематограф, которого у нас пока в принципе не существует. Поэтому сейчас нужно осознать, осмыслить эту ситуацию, проанализировать все и расставить по своим местам. Это касается режиссеров, касается государственного сектора (Министерства культуры). Это касается и той небольшой когорты продюсеров, которая у нас есть. У нас полное слияние понятий “кино” и “сериал”. На самом деле это разные технологии, разные направления. А у нас очень часто объявляют конкурс КИНОпроектов, а побеждает сериальное кино. Даже слово "кино" берем в кавычки. Я считаю, что это неправильно. Все должно существовать в своих определенных нишах. Поэтому здесь надо сначала навести порядок в голове, а потом уже приниматься за реформы и делать важные шаги в этом направлении.

В прошлом году на несколько сеансов не удалось попасть - все билеты были раскуплены заранее. Скажите, как обстоят дела с билетами в этом году? Хватит ли на всех?
Наталья (Неизвестно)

Анжелика Крашевская: На некоторые сеансы уже тоже билеты раскуплены, но будет безошибочным, если зритель выберет то, что осталось. Естественно, на некоторые фильмы есть спрос, потому что фестивальные залы-то небольшие. А тот, кто отслеживает программу, тот готовится к старту продажи билетов. Мы, конечно же, рады, мы убеждаемся, что в наших фильмах есть потребность у зрителей.

Игорь Сукманов: Помимо фестиваля, есть раскрученные картины, раскрученные имена. Поэтому на сегодняшний день на фильмы “Патерсон” Джима Джармаша, “Это всего лишь конец света” Ксавье Долана билеты полностью раскуплены. Распроданы билеты на фильм-открытие “Петербург. Только по любви”. Понятно и очевидно, почему: и присутствие Ренаты Литвиновой, и редкий, кстати говоря, в этом году российский фильм, построенный по принципу киноальманаха. Это принцип, который когда-то взорвал пространство кино фильмом “Париж, я тебя люблю”. Поэтому эти легкие романтические скетчи, очень милые, очаровательные истории очень привлекают публику. 

Нам очень приятно, что у нас стало котироваться и румынское кино, которое считается достаточно дрендовым в мире авторского кинематографа. Я вижу, что румынские фильмы “Аттестат зрелости” и “Сьерра-Невада” имеют неплохую тенденцию по продажам. Но вместе с тем я вижу и другую тенденцию, которая меня в какой-то степени даже огорчает. То самое коммунистическое пространство. Эти же эстонские картины, которые очень интересны сегодня. Это кинематография, которая так же, испытывая определенный кризис и идей, и кадров, и авторов, уже лет 6-7 демонстрирует очень хорошие показатели на международной арене. Фильмы как "1944" Элмо Нюганена - это очень зрительское кино. Картина "Мандарины" Заза Урушадзе, которая была номинирована на премию "Оскар" и попала в шорт-лист впервые в истории Грузии. Картина "Осенний бал" хипстера Вейко Ыунпуу, которого в Европе просто обожают. Я знаю, что один из главных отборщиков Белинского фестиваля является ярым поклонником творчества этого режиссера. Хотелось бы, чтобы эти маленькие державы тоже находили интерес у нашей публики. И “Паттерсон”, и Ксавье Долан - это все здорово и замечательно, но это фильмы, которые так или иначе здесь будут показаны, а вот это кино - не факт. И поэтому это своего рода последний шанс, один из немногих шансов увидеть картину на большом экране, увидеть картины в присутствии авторов. 

К нам приедет очень большая фигура в мире авторского кинематографа - канадский режиссер Дени Коте. Он покажет два своих фильма, один их которых "Вик и Фло видели медведя", который тоже вызвал фурор в Берлине. Такая очень своеобразная и неожиданная картина со специфическим сюжетом получила премию Альфреда Бауэра за новые пути в искусстве на Международном Берлинском кинофестивале в 2013 году. Коте, бывший кинокритик, весь в тату, человек очень активный, яркий, интересный. Он приедет и представит эти картины нашей аудитории. Опять же это блистательный шанс как раз для молодых желающих приобщиться к миру большого кино и пообщаться с людьми, которые сделали себе имя. В рамках не просто маленького Монреаля или Квебека в Канаде, а в мире. Вот для нас это и есть те самые звезды, ради которых это все делается. Это есть то достояние, которым мы хотим поделиться, потому что на этих основах может родиться и у нас очень хорошее кино. Для этого нужно все время общаться, нужно хотеть, проявлять определенную инициативу, а не плыть по течению и бежать на те самые фильмы, которые кто-то раскрутил до нас. Мы на шаг отстаем. А чтобы быть чуточку впереди, мы предлагаем огромное количество фильмов менее раскрученных авторов.  

Расскажите, пожалуйста, о жюри нынешнего конкурса.

Игорь Сукманов: Заза Урушадзе возглавляет жюри, Дэни Коте возглавляет "Молодость на марше", замечательная белорусская актриса Тамара Миронова будет входить в состав большого жюри. Актриса, которую мы любим и знаем как театральную актрису Купаловского театра, но вместе с тем, как участника очень интерсных проектов российского кино - фильмов Михаила Сегала "Рассказы", картины "Франц + Полина", картина Натальи Кудряшовой "Пионеры-герои". 

В составе жюри также Генеральный секретарь Международной федерации кинопрессы (ФИПРЕССИ) Клаус Эдер. Его приезд для нас важен, потому что мы надеемся, что Беларусь сможет приблизится еще на один шаг и вступить в эту очень престижную организацию. И тогда наши киноведы и кинокритики, а не только режиссеры смогут тоже интегрироваться в европейскую действительность. Потому что, к сожалению, надо признать, малая толика белорусских критиков имеет возможность выезжать за границу и посещать крупные фестивали. Вступление в ФИПРЕССИ даст большие возможности нашим специалистам мысли быть опять же в этом бурлящем котле. 

К нам приезжает прекрасная литовская актриса Айсте Диржюте. В прошлом году на фестивале была представлена картина "Лето Сангайле", где она играла одну из главных ролей. Этот фильм в 2015   году триумфально был удостоен звания "Лучший драматический фильм" на одном из лучших фестивалей мира - фестиваль независимого кино "Санденс" (Sundance ) в Америке. 

У нас будут отборщики международных кинофестивалей в жюри:  Роберто Куэто  - отборщик фестиваля в Сан-Себастьяне (San Sebastian Film Festival) и Ленка Тырпакова (Lenka Tyrpáková) - отборщик фестиваля в Карловых Варах.

В детском жюри Екатерина Кладо - заметный киновед, работающий в российском кино. В жюри кинопрессы будут представители Украины, Польши, России. Достаточно авторитетные и яркие имена на ниве киножурналистики. Мы очень требовательны и внимательны, желаем привлекать на "Лістапад" больших профессионалов в области кино, тех людей, от которых зависит именно современный облик кинематографа - то, что происходит сейчас.      

Назовите, пожалуйста, фильм этого фестиваля, который по вашему мнению никак нельзя пропустить. Спасибо.
Светлана (Неизвестно)

Анжелика Крашевская: Сложно сказать. Я пропускаю очень много, каждый раз сожалею, что не получается. Для меня рекорд - это 7 картин. К сожалению, не имея большого мультиплекса, как на больших кинофестивалях, когда переходишь из одного зала в другой и можешь посмотреть детское, документальное и т.д. кино. У нас сеансы в разных кинотеатрах не совпадают по времени. Поэтому выбираешь сам: в субботу кинотеатр "Мир", в воскресенье "Пионер", понедельник "Центральный" или что-то еще.

Игорь Сукманов: Какие-то фильмы были названы. Для любителей архивного кино я бы порекомендовал посмотреть картину "Семья Януш". Это белорусский фильм, премьера которого состоится в Минске спустя 75 лет после его создания. Никогда данная картина не демонстрировалась на больших экранах. Сейчас мы будем иметь возможность ее увидеть - 11 ноября в кинотеатре "Победа". Фильм был создан в 1941 году. Он не вышел на экраны не по политическим соображениям, а просто потому, что началась война. Потом тема, которая была затронута, (тема присоединения Западной Белоруссии) для советской идеологии оказалась не совсем актуальной. Поэтому фильм потерялся - не вышел. Мы эту реликвию извлекаем на свет божий. Это интересное кино не с точки зрения языка, а с точки зрения такого исторического факта. 

Я также очень бы рекомендовал посмотреть, у нас есть такая секция, называется Марен Аде "Сенсации года". Марен Аде на сегодняшний день самая известная женщина режиссер в мире. Ее картина "Тони Эрдманн" в этом году совершила фурор в Каннах. Фильм - стопроцентное попадание в аудиторию, не знаю ни одного человека, который бы остался равнодушным, все настолько вовлечены, всем так нравиться. Я несколько раз присутствовал на этих показах при разных аудиториях, везде были овации, бурный прием. Мы покажем еще ее раннюю картину "Страсть не знает преград", которая была в прокате. Фильм будет показан дважды на площадке кинотеатра "Победа". Очень рекомендуем публике не пропустить. 

Китайское кино "Я не мадам Бовари" - фильм-победитель фестиваля в Сан-Себастьяне, одна из сенсационных работ, с точки зрения и формы, потому, что экран будет все время меняться, в зависимости от того в каких условиях находиться главная героиня. Это комедия, поставленная в соцреалистичесом ключе, один из шедевров нового времени. "Дни Котэ" эстонское кино, которое тоже стоит посмотреть. И, конечно же, фильм закрытия фестиваля Анджея Вайды "После образа". Вайда величайший режиссер, кого мы потеряли совсем недавно, утрата для мирового кинематографа невосполнимая. Для нас счастье и честь, что мы имеем возможность закрывать фестиваль, который фокусирует свое внимание на посткоммунистической проблематике, фильмом Анжея Вайды, который является символом этого мира.

Смотреть еще