Архив онлайн-конференций

Онлайн-конференция на тему "Все о квестах в Беларуси"

Онлайн-конференция на тему "Все о квестах в Беларуси"

Окунуться в фантастические миры, почувствовать себя пиратом, сыщиком, да кем угодно! Проявить находчивость и смекалку, поверить в невероятное и самому творить чудеса. Сегодня это возможно благодаря различным квестам. Причем некоторые из них покинули пределы закрытых помещений и вышли в городское пространство или лесной массив. А еще квесты проходят в виртуальной реальности, которая переносит игрока в иное измерение.

Современные игры тесно связаны с технологиями, и их реалистичное воплощение - результат работы целых команд специалистов. Узнайте все о квестах в Беларуси во время онлайн-конференции.

Гости онлайн-конференции:

Евгений Шапошников - создатель квеста GeoCash, руководитель игровой сети Encounter, автор игр;

Павел Алексеев - директор сети квестов Gameroom.

23.06.2017

Фото


Вопросы конференции


Добрый день! Скажите, почему вы начали заниматься квестами? В чем была сложность организации первых игр?
Анастасия (Неизвестно)

Павел Алексеев: Городскими квестами мы занимаемся больше 10 лет. Женя вообще больше 15 лет. В плане квест-комнат, мы первые из них делали вместе с Женей, он нам помогал на принципах альтруизма. Мы посмотрели на другие квесты и поняли, что исходя из своего опыта, можем сделать интереснее. Изначально вопрос заработка денег не стоял вообще. Мы просто хотели сделать новое интересное развлечение для минчан. Для нас это тоже было интересным проектом. Мы сделали первую комнату, затем вторую, и получилось так, что желающих поиграть было огромное количество. Серьезных сложностей у нас не возникало. Бывали мелкие недопонимания с арендодателями, например, но в целом все шло гладко. Когда занимаешься любимым делом, то все идет как по маслу.

Евгений Шапошников: Я начинал еще студентом, когда еще даже мобильные телефоны были большой редкостью. В то время задания распространялись по пейджеру.

Павел Алексеев: Городские квесты появились раньше, чем квесты реальности, потому что ландшафт легче использовать: он не требует дополнительных затрат, ты можешь просто находить места и на ровном месте создавать загадки. Увидев красивое место, к нему можно придумать красивую легенду или загадку. Городские квесты всегда строились на красивых местах, чтобы людям было интересно увидеть свой город. Они попадали в такие места, о существовании которых даже не догадывались.

Ведущая: Павел, я так понимаю, что вы знаете каждый уголок столицы?

Павел Алексеев: Я в меньшей степени, а Женя - в большей.

Как приходят идеи для составления квестов? Что самое сложное в их реализации?
Сергей (Неизвестно)

Евгений Шапошников: Идеи всегда круче того, что можно реализовать на практике. Потому что идеи подсматриваются в крутых сериалах, фильмах.. Увидели какую-то дорогостоящую голливудскую штуку интересную и хотим ее сделать для наших ребят здесь, в Минске, чтобы они почувствовали себя суперагентами, расследование провели. Часть идей приходит оттуда, часть - просто из космоса: идешь по улице, видишь здание, место, тень от здания красиво падает на другое здание. Есть же музыкальные уровни, уровни со спецэффектами, есть флешмобы - просто для веселья, когда надо поцепляться к людям со смешными вопросами, но только один человек - наш агент - отдаст им кодовое слово. Многие прохожие втягиваются, спрашивают, что за игра, как принять участие, какой сайт. Кто-то из молодежи даже бежит за нашими участниками, тоже выполняют задания. Идей всегда много. Можно дать задание перехватить человека, который только что уехал на поезде с центрального вокзала. И 30 команд на машине полетели за ним. В Борисове не успели - в Оршу, там купили билеты, доехали до Смоленска и снова на поиски.

Ведущая: Что самое сложное в организации городских квестов?

Евгений Шапошников: Самое сложное - реализация идеи на достойном технологичном уровне: напрограммировать, создать артефакты, найти команды, чтобы это сделали. Иногда нужны специалисты, например, пиротехники, которые фейерверком напишут слово, которое увидят люди за три километра. Это можно сделать, но это сложно, и трудно найти специалистов. Что-то сами делаем, у нас навыков уже очень много в разных сферах.

Павел Алексеев: Городские квесты и квест-комнаты не очень отличаются друг от друга. Просто в комнате ты ограничен площадью. Раньше 25-30 квадратов считались стандартом. Сейчас площади побольше. Разница в том, что на 40-100 квадратов нужно, имея определенный бюджет, вписать как можно больше загадок, и все это должно быть в антураже. Антураж не самая тяжелая часть, самая трудная часть - реализовать идеи, которые, даже имея команду инженеров, программистов, понимая принцип работы всего, сложно воплотить, потому что они должны быть правдоподобны. Если должен быть поезд двигающийся, значит, он должен двигаться правдоподобно. Мы хотели сделать квест "Гарри Поттер", написали сценарий, в первой комнате должен ездить поезд, по-настоящему, так вот, по моим прикидкам, одна эта комната будет стоить 10 000 рублей минимум. И создавая эту комнату, мы не узнаем конечного результата, пока работы не завершатся. Опираясь на свой опыт, мы можем предполагать, что он будет двигаться так то, но пока мы не соберем все провода, схемы, мы не увидим, что получилось. Возможно, он будет дергаться, а не ездить. 20-30% того, что ты придумал, потом дорабатывается. И те вещи, которые мы купили для одного квеста, используются еще раз для другого, когда вдруг видишь, что они подходят. 

А вообще у каждого свое понятие, что главное в квесте. Но для меня главное - игровой процесс для человека. Когда клиент увлечен игрой, он не обращает внимания на мелкие оплошности. Если человек сидит и решает какую-то головоломку, он может не видеть бетонных стен вокруг и лампочку Ильича сверху, потому что он очень увлечен. Но в любом случае, люди приходят разные, и мы стараемся угодить всем. Стараемся сделать разнообразные квесты: и более антуражные, и более технологичные, и экшн-квесты. Единственное, что не делаем, - это хоррор-квесты, потому что пока не лежит у меня к ним душа. Хотя они очень бюджетные. В хорроре не нужен антураж по большому счету, потому что выключи свет, запихни людей в грязный подвал - и вот он, ужас. Они очень популярны потому, что люди получают эмоции. Я прошел много хоррор-квестов, и через 3-4 квеста мне уже не страшно. Я понимаю суть. Это как смотреть фильмы. Если посмотреть пять одинаковых ужастиков, ты понимаешь, что группе людей нужно собраться вначале вместе, потом им нужно разделиться по одному зачем-то, потом собраться уже половиной и второй половиной разделиться еще раз, пока не останутся два человека, и они будут ходить.

Евгений Шапошников: Но не только это. Еще зависит от аудитории - на хоррор-квест ребенок не пойдет. А детям надо развиваться, детям интересны квесты.

Павел Алексеев: Да, у нас есть специальный детский квест по "Пиратам Карибского моря". Мы первые, кто его сделал. Его можно посещать с 6 лет. Там полноценный корабль, пляж с двумя тоннами специального мелкого песка.

Ведущая: А взрослых вы пускаете туда?

Павел Алексеев: Да, взрослые ходят туда вместе с детьми, и это уже семейный квест получается. Но там не столько загадки, как антураж. Наш художник очень красиво разрисовал стены, и в определенный момент там выключают свет, и наступает ночь. Появляется пиратский флаг, проявляются скелеты, нарисованные ультрафиолетовыми красками. Дети бегают по кораблю ночью, орут, выходят в восторге. Сейчас каникулы, и этот квест идет просто на ура.

Евгений, вы организуете "денежные квесты". Эти игры кто-то спонсирует или вы сами тратитесь? Для чего этот квест-благотворительность?
Роман (Неизвестно)

Евгений Шапошников: Изначально, когда это все начиналось три года назад, я закладывал в капсулы по 20 рублей. Сейчас я стараюсь 50 рублей прятать в какие-то загородные тайники, чтобы люди поехали и нашли их.

Ведущая: В Минске 20, за городом 50 рублей.

Евгений Шапошников: Да. Но минских тайников может быть в день и по два, и по три.

Ведущая: А что за капсулы?

Евгений Шапошников: Это уже следующее поколение капсул, эстетически они более красивые и дороже. Их можно взять себе на память как кулон, что-нибудь в них хранить. Некоторые люди даже писали: "Какие отличные капсулы! Включите меня в игру из-за капсулы, деньги мне не нужны". Три года назад это начиналось как благотворительность. Мне было интересно людей вывести на улицу, чтобы молодежь села на велосипеды, поискала что-то интересное. Просто взял, открыл мобильное приложение, посмотрел и побежал в город искать какие-то фрагменты. Все очень просто. Основная цель была - новое массовое увлечение для молодежи, чтобы она не покемонов ловила, а искала что-нибудь полезное. Кстати, деньги оказались поводом, но не самоцелью играющих, потому что их часто даже перепрятывали для следующих игроков, отправляли на благотворительный счет хосписа, а мне присылали квитанции.

В Москве на днях взрослый парень нашел капсулу, увидел рядом школьников, которые тоже искали, и перепрятал, чтобы и они могли насладиться квестом.

Ведущая: В каком приложении можно узнать про новые тайники и попытаться их отыскать?

Евгений Шапошников: Приложение называется GeoCash, в AppStore и PlayMarket оно есть. Хотя можно просто ввести в поисковик "тайники с деньгами"... Пока у нас единственных есть приложение для поиска таких тайников. В приложении мы постоянно публикуем информацию о новых тайниках, и тем, кто его установил, приходят push-уведомления. Это 6 фотографий, где каждый тайник - это одна улица, переулок или проспект, может быть парк или какой-то объект, который загадан шестью фотофрагментами. Например, может быть утка, значит, где-то рядом озеро или речка. Может быть фрагмент железной дороги. Даже если не знать, где это, можно попытаться решить. Мы всегда оставляем подсказки на самих фотографиях, и нужно догадаться, где это, прийти туда и где-нибудь в одном из этих фотофрагментов в радиусе 3-5 метров будет спрятана капсула с деньгами.

Капсула может быть закопана, но неглубоко, чтобы не требовалось использовать дополнительные принадлежности, с лопатой и металлоискателем никто ходить не будет. Обычно мы стараемся спрятать как-нибудь красиво, повесить на дерево, хотя загородные тайники практически все закопаны. Вчера, кстати, парень в Москве искал капсулу, но вместо нее нашел швейцарские часы.

Ведущая: Хорошо. Давайте поговорим про источники финансирования.

Евгений Шапошников: Сначала я прятал свои деньги, потом подумал, что надо как-то монетизировать, потому что своих денег на всех не хватает. И придумал платные подсказки. Они не дают гарантию, что человек, который ее купил, сразу найдет капсулу, но она помогает навести на цель. Например, одна из подсказок - это первая буква улицы, (напр., Аранская), и если есть какие-то мысли, человек покупает подсказку, видит букву "А" и идет на нужную улицу.

Ведущая: А у нас и Аранская, и Ангарская…

Евгений Шапошников: Вторая подсказка дает радиус до этой улицы от центра города. На карте рисуется колечко, и где-то в этом колечке находится нужная улица. Улица на "А" и в таком-то радиусе может быть только одна, максимум две. 

Третья подсказка для тех, кто уже понял, догадался, какая это улица. Чтоб не искать все 6 фото фрагментов, достаточно найти только один. Остается 1 из 6, рядом с которым уже лежит капсула. Но даже с подсказками найти капсулу не так просто. Сейчас, конечно, они полностью не окупают сумму в тайнике, но я думаю, что аудитория немножко подрастет, будет больше игроков.

Ведущая: Вы говорите, что в городских квестах самоцель - не поиск денег, а именно процесс. Это своего рода социальная ответственность такая, вы даете людям возможность побегать по городу, узнать о нем больше, помочь кому-то.

Евгений Шапошников: Мало того, что социальная ответственность, еще и ЗОЖ-ориентированность. Люди бегают на свежем воздухе в парках. Разве они пошли бы 5 часов гулять по парку?

Ведущая: А как узнать, что это тайник уже найден на 100%?

Евгений Шапошников: Как только вы находите тайник, в нем есть записочка и код тайника, который нужно ввести в приложении BelCash.

Павел Алексеев: Это самое печальное, когда ты получаешь такое уведомление, будучи уже совсем рядом с тайником и его при тебе кто-то находит первым. 

Знаю, что GameRoom запускал городской квест "Схватка" в декабре прошлого года. Не получилось сыграть в тот раз. Когда будет следующая игра? От идеи не отказались?
Андрей (Неизвестно)

Павел Алексеев: От идеи не отказались, более того идею развили, и сейчас расписана половина лета. GameRoom - это полностью благотворительный проект для нас с компаньоном. Мы 15 лет в это играли, и проект "Схватка" на самом деле стал немножко угасать. Достаточно сложно войти туда, потому что нужна экипировка, штабы по 5 человек, где чуть ли не профессионалы "Что? Где? Когда?" сидят.

Есть команды, у которых сидит 10 штабных игроков, и это выглядит даже нелепо, когда приходят одновременно люди разного уровня подготовки. Позиционируем GameRoom для новичков, но не можем полностью исключить людей старой закалки, которые хотят играть. Мы делаем игры, в которых не нужен никакой штаб, который сидит у себя и координирует что-то. Мы сделали простую игру. Она рассчитана на 3 - 4 часа игры. Также проводим и более сложные игры, но тогда просто пишем, что это сложная бы игра, давайте ребята, рассчитывайте, что вам понадобится.

Приезжает мальчик в костюмчике и на машинке такой чистенькой и приезжает какой-нибудь там джип, вездеход старый,в нем все в камуфляже, у каждого на ушах рации. Они как только получают задание, у них все сразу отправляется в штаб. И тогда первой команде я говорю, не волнуйтесь, у вас отдельный зачет, играйте. 

5 августа хотим провести городскую квест-экскурсию, в который смогут поиграть дети, родители. Он пройдет днем и будет, наверное, рассчитан часа на 4-5. В нем действительно можно будет побывать на экскурсии с возможностью что-то узнать, побегать, поразгадывать головоломки, увидеть какие-то интересные артефакты. Из снаряжения не нужно вообще ничего. Даже для "Схватки", которую мы запустили, нужны как минимум фонарики и там очень ярко присутствует дух как такового соперничества. Проект 5 августа будет на интерес. Он даст возможность людям, которые пришли в какое-то место, остановиться, сфотографироваться. Победителями будут все, хотим просто, чтобы люди посмотрели красивые места в городе. Можно будет передвигаться на велосипеде, пешком, чтобы исключить вариант машины, чтобы люди больше двигались.

Ведущая: Где можно регистрироваться на участие, какой взнос?

Павел Алексеев: Вся информация на сайте GameRoom и в группах в соцсетях. Предположительный взнос - 40 рублей с команды. Команда может быть из 1 человека, или из семьи, или 5 - 10 участников. Как захотят люди, так и смогут играть. Следите за оповещениями. Только недавно родилась эта идея. 

Евгений, а вы согласовываете закладки денежных капсул с милицией? Как реагируют на поиск кладов сотрудники правопорядка. С пониманием или с повышенным вниманием)
Евгений (Неизвестно)

Евгений Шапошников: Нет, конечно. Как можно согласовывать безопасный квест, в который играет молодежь? Ничего не согласовываем.

Как милиция реагирует? Несколько раз участников устанавливали милиционеры, спрашивали, чем вы занимаетесь. Они просто показывали телефон, приложение. Говорят: "Вот мы ищем тайники". И на этом вопрос отпадает. Никто никаких противоправных действий не совершается. Мы специально прячем капсулы так, чтоб не было никого вандализма, чтобы не надо было по клумбам ходить, газоны топтать. Прячем в глухом парке где-нибудь, где никто никогда не ходит.

Ведущая: У правоохранителей не возникает опасений и сравнений с закладкой спайсов? Минская милиция привыкла к игре?

Евгений Шапошников: Мы так устали от этих комментариев с этими спайсами, с этими наркотики. Это просто какой-то кошмар! Слава богу, в милиции понимают, что это игра. Понимают, где квест, а где правонарушители.

Павел Алексеев: И ГАИ, и милиция знают о существовании таких игр. Как-то даже экипажи ГАИ играли. 

Ведущая: Откуда вы черпаете идеи?

Павел Алексеев: Мозг уже ориентирован на их поиск. На самом деле, когда во все это играешь, просто так ходить по городу уже невозможно. Идеи рождаются прямо на ходу. Вот здесь прикольно было бы проиграть, вот этого еще не было. Плюс развитие технологий. 

Евгений Шапошников: Мы поддерживаем соревновательный дух, проводим чемпионаты. Команды, которые играют, придумывают игры для других команд. Раз в год мы проводим крутые международные игры, на которые приезжают команды из Украины, России, Прибалтики.

Павел Алексеев: Прилетает моя любимая команда из Израиля. Они всегда приезжает в конце турнира. Они очень умные, но в "Схватке" нельзя быть только умным, надо быть еще и спортивным. Они очень быстро все решают, но очень медленно все находят. Поэтому общий результат у них - не очень. Но они всегда в восторге, всегда довольны. Берут под это отпуск и прилетают всей командой.

Евгений Шапошников: Причем, это игра - экскурсия для иностранцев. Приезжают россияне первый раз, приезжают украинцы, и им интересно посмотреть на нашу страну, а не просто поиграть, поэтому мы собираемся в самых крутых локациях, самых интересных и красивых местах Беларуси, и там проводим игры.

Ведущая: Скажите, а можно же вот на таком уровне сотрудничать с нашим Министерством иностранных дел, с Министерством спорта и туризма, чтобы вам давали доступ в определенное время в какие-то особые места.

Евгений Шапошников: Не глобально с министерствами, а, скажем с администрацией Несвижского замка мы сотрудничали, когда проводили там квест. Нам разрешили проникнуть в те палаты подземелья, куда обыкновенные туристы никогда не попадут. А вот в рамках квеста нам все открыли, проконтролировали. Мы провели очень интересную игру в Несвижском замке, тоже для всех желающих туристов, в основном, из России.

Павел Алексеев: Были раскуплены все билеты.

Здравствуйте! Неоднократно проходили квесты в реальности от разных организаторов. Честно говоря, степень воплощения сценария у всех разная. Где-то интерьер попроще, задачи полегче, где-то реализация на высшем уровне. Скажите, качество квеста зависит от статуса организатора (сетевой или нет) или от того, составляются игры сами или покупаются готовыми?
Юлия (Неизвестно)

Павел Алексеев: Очень многое зависит и от компании, и от того, франшиза это или нет, и от того, авторский квест или нет. Все, что вы упоминули, очень важно. Франшизный квест - это квест, который уже был воплощен в другой стране и который кто-то купил и открыл здесь. Я советую людям, которые хотят пойти поиграть в такой квест, посмотреть, в каком году он был создан в другой стране. Если он уже существует там два с половиной года, то чего-то особенного ожидать не стоит. Нужно посмотреть бюджет этого квеста, почитать отзывы про него, потому что всё можно найти в Интернете. Раньше, когда начинались квесты, их можно было сделать за бюджет в 2-3 тысячи долларов, и всё было хорошо. Сейчас бюджеты квестов переваливают за 20000 долларов, потому что иначе он уже будет несовременен. Так вот в Москве ребята сделали бизнес действительно недобросовестно. Сняли помещение, купили 3 сейфа, 3 замочка и только меняют название. А так как Москва большая, за счет рекламы люди к ним приходят, они собирают деньги, а посетители готовы их бить в конце и требуют возврата денег. На что в ответ слышат:  "Вы заплатили, поиграли, услуга оказана". И хотя про них пишут в Интернете ужасные отзывы, первые 2-3 месяца клиенты приходят и обманываются в своих ожиданиях. В Минске про такие случаи я не знаю.

Не хочу никого очернять, но от бюджета квеста зависит действительно всё. Помимо нашей компании, я могу назвать "Клаустрофобию", "Door Z", "QZ" - компании, которые следят за своей репутацией. Я считаю, что у каждой компании все равно есть свой стиль написания. Особенно, если это авторский квест. Мы имеем опыт продажи своих квестов за границу - наши работают в Соединенных Штатах, Праге, России, сейчас в Германии строятся два...

Ведущая: Условно говоря, мы не бросаемся сразу на красивую картинку, мы попытаемся еще посмотреть отзывы, чтобы сориентироваться?

Павел Алексеев: В этом вся и проблема, что понятие как такового рейтинга очень размытое. Есть квесты действительно интересные, которые я оцениваю на 9 баллов из 10-ти. Но если я буду брать по составляющим, то если это хоррор, то за загадки я должен поставить вообще два, потому что их там нету. А антураж - еще ниже - один. Зато уровень эмоций - высокий. Надо просто понимать, что конкретно ты хочешь получить от квеста: сложность, желание разгадывать загадки или антураж.

Ведущая: Когда ты попадаешь в квест-комнату от разных организаторов, тебе надо понимать, на что способна эта комната, насколько она технологически напичкана…

Павел Алексеев: Про нас все знают, наша компания славится переходами между комнатами. У нас люди, попадая в комнату, просто не понимают, куда они пойдут дальше. Это мы стремимся во всех своих квестах делать. Сейчас строим квест по героям Марвела. Собираемся к 20 августа запустить. Нас, конечно, немножко ругают за символы, мы очень часто их используем. Значит, постараемся в следующих этот момент сбалансировать. У нас авторские квесты, и поэтому начальный сценарий, который пишется на бумаге, и реализованный сценарий сильно отличаются. 
Евгений, знаю, что вы закладывали тайники и в Швейцарии. Их уже нашли? Есть ли еще смысл ехать искать?) Скажите, что вы делаете для популяризации geocash? В каких странах планируете еще установить денежные тайники?
Андрей (Неизвестно)

Евгений Шапошников: В Швейцарии не нашли пока. Учитывая то, что я не живу в Швейцарии: приехал, сделал и уехал. Спрятаны они достаточно сложно. В Цюрихе их пять штук, можно прийти поискать. В моих планах прятать не в городах, а в каких-нибудь природных достопримечательностях, в Альпах, например.

Ведущая: Как Вы популяризируете geocash? Или деньги сами себя рекламируют?

Евгений Шапошников: В принципе да. Люди друг другу советуют: вот, чудак какой-то прячет деньги, давай найдем. Особо рекламой не занимаемся, сарафанное радио работает. А наша главная популяризация - количество тайников, чем их больше в Минске и других городах, тем больше людей будет их искать.

Ведущая: В каких странах будете еще закладывать? 

Евгений Шапошников: Делаю это теперь во время любой моей поездки за рубеж - я теперь уже не могу поехать и не спрятать. Даже если совсем по другим делам еду в страну. Останавливаюсь, прячу и еду дальше. 

Бывало ли такое, что ваши квесты не могли проходить участники из-за сложности? Как вы вообще обозначаете уровень сложности и как помогаете участникам?
Дарья (Неизвестно)

Павел Алексеев: Бывает, что городские квесты не проходят по сложности. В квест-комнатах мы стараемся довести все команды до конца. Было такое, что мы играли в России и нам не хватило до конца квеста 10 минут. Я считаю, что можно было довести его до конца, подсказки дать командам. Можно в комнатах все регулировать количеством подсказок.

Евгений Шапошников: У нас даже бывают игры с негарантированным прохождением, мы сразу говорим, что эту игру можно и не пройти. Задания настолько сложные и необычные, что люди могут побрезговать их выполнять, по времени не успеть все сделать.

Павел Алексеев: Был случай интересный. В негарантированная игре код был на знаке "кирпич" написан. За день до игры этот знак спилили и увезли на свалку. Одна из команд поехала на свалку за знаком, каким-то образом его нашла. 

В комнатах регламентировать сложность вообще невозможно, для одного сложное это, для другого то. У нас есть квест "Идентификация", он для тех, кто любит подумать. Первые команды не выходили оттуда и за 80 минут, а потом участники стали его проходить и за 45 минут, выходили и спрашивали, а где сложность. Сложность условна. Бывают квесты действительно легкие, но совсем легких квестов у нас нет. Например, квест, который любой человек пройдет буквально за 40 минут. Я считаю, что такие квесты все-таки не интересно создавать.

Ведущая: Хотела спросить, какие моменты чаще всего являются такими ловушками,в которые человек или команда упираются и не видят очевидного?

Павел Алексеев: Что касается городских квестов, там всегда есть автопереход. Это значит, что на уровень выделяется определенное количество времени, например, час.

Евгений Шапошников: А потом просто перекидывает, даже если они не могут найти. Но, как правило, в городских квестах это какие-то коды, которые маркером написаны, и команда ну никак не может найти этот код. Поэтому ей нужно ждать этот автопереход…

Павел Алексеев: …не то что просто стоять и ждать автоперехода - делать, но если не успел, то ты все равно получишь следующий уровень. Это в гарантированных играх. А что касается квестов… Конкретно у меня операторы собирают информацию. Мы создаем квест, тестируем его. Открываем для посетителей, и операторы за первый месяц работы составляют список, на каких этапах люди чаще всего сталкиваются с проблемами. Например, ко мне операторы приходят в конце месяца и говорят: «Паш, в этом моменте у нас 50 процентов команд просят подсказку». Это не значит, что команды тупые, это значит, что организаторы тупые. Значит, мы допустили какой-то промах. Если в квесте что-то не туда положили, что-то не так сделали, я всегда говорю своим операторам: "Ребята, признайте перед клиентами ошибку и сделайте скидку. Но никогда не выставляйте клиента дураком". Просто я сам встречался с таким, когда мы (четыре опытнейших схватчика) играли в квест, и нам рассказывают, что нет, это не здесь было, вы дураки, вы не нашли в комнате 2 на 2 метра пластиковую карточку. Я считаю, это недопустимо. И еще я сталкивался очень часто с квестами, где были конкретно нелогичные загадки. Мы считаем, что если 20 процентов участников на какой-то загадке берет подсказку, то это допустимая норма, а если 50 процентов, то загадку надо упрощать в срочном порядке.

Здравствуйте! Евгений, хотелось бы узнать про "Энкаунтер". Какие игры вы там проводите? Подходят ли они для всех или есть особо экстремальные?
Руслан (Неизвестно)

Евгений Шапошников: Все игры некоммерческие, они все авторские. Просто приходят авторы, которые сами реализуют свои какие-то мечты и фантазии на Encounter, поэтому игры все экстремальные и все сложные. А те, кто хочет поиграть в игры попроще, могут прийти на те, о которых рассказывал Павел. 

Encounter - это, как правило, выезд за город, там автомобильные пробеги по 300-400 км, опасные объекты (нужно то на вышку лазить, то в какое-нибудь подземелье, то в заброшенную военную часть). Конечно, жести никакой нет, мы все стараемся делать безопасно; в электрические провода руки не нужно засовывать, мы за этим тщательно следим, потому что в России были трагические случаи. К сожалению, там погибали игроки просто по халатности самих авторов. У нас все серьезно, причем в последнее время даже скорость для автомобилей стали ограничивать, потому что в России было очень много аварий. На играх россияне как делают? Замазывают номера машин грязью, чтобы их камеры не ловили, и погнали 200 и 250 километров в час - сколько автомобиль едет. Мы сейчас придумали элементы заглушек, когда мы даем время, например, час доехать до Борисова. Ты можешь ехать быстро, можешь медленно, но задание ты получишь только через час в Борисове. Нам не нужны проблемы. Их не было, будем надеяться, никогда не будет. 

Есть различные квест-команды, которые ставят рекорды скорости прохождения разных квестов. Как можно натренироваться проходить эти задания эффективно, и какие навыки надо в себе развивать? Есть ли в Минске профессиональные команды?
Полина (Неизвестно)

Павел Алексеев: Квест-комната - это все-таки коммерческий проект. Ты туда идешь, чтобы получить удовольствие. Я всегда советую - насладитесь этим часом пребывания, почувствуйте антураж, посмотрите загадки. Зачем лететь сломя голову, чтобы поставить какой-то рекорд? Мы сейчас планируем сделать проект, там один квест будет занимать порядка 800 квадратных метров. Огромный проект, в котором одновременно смогут участвовать до 20 человек. Там можно будет посоревноваться. Наша игра "Схватка" подразумевает соревновательный эффект. Там четкая статистика до секунд, и азарт людей просто зашкаливал. В квест-комнате можно натренироваться только опытом.

Евгений Шапошников: Нужно ходить и ходить в разные комнаты. Тогда какие-то загадки будут знакомы, похожи. Можно думать со стороны организаторов (как могли бы сделать организаторы) - это тоже упрощает дело.

Павел Алексеев: Я повторю, что никому не рекомендую играть на скорость. Ты сюда приходишь, чтобы получить удовольствие. Соревноваться можно в другом месте. 

За сколько, в среднем, окупаются квесты и доходное ли это дело у нас в стране? Ведь реалистичность и качество исполнения требует ох каких затрат! Знаю, в одном квесте в Минске один пол свыше 10 тыс долларов стоит. Сколько же надо людей через него прогнать?
Дмитрий (Неизвестно)

Павел Алексеев: Все зависит от рекламы, от количества квестов. На данный момент войти в этот рынок непросто. Когда мы начинали, у нас был запас денег и тогда бюджет квеста был 5 тысяч долларов. А сейчас 10 тысяч долларов только пол. А сам квест стоит порядка 25-30 тысяч долларов. Столько нужно вложить в квест, который людям понравится. И тогда его можно окупить в Минске где-то за 6-7 месяцев при должной рекламе. Один квест делать не очень здорово. Лучше делать сразу 3-4. Почему многие разорились? Ребята сняли площадь под три-четыре квеста, имея свой бюджет на один, в надежде, что с этого одного они заработают денег, построят другой и т.д. Но все столкнулись с проблемой, что с одного у них хватает денег погасить аренду за три (аренда у нас сейчас недорогая), сами они в итоге проводят квесты, сидя в операторской, потому что нет времени на создание квеста, так как ты занят их проведением и так далее. А если ты проводишь квесты, но есть еще основная работа, и у тебя уже 16 часов рабочий день, и голова просто квадратная. Ни сил, ни желания, ни возможности придумать новый квест нет, человек просто как бы на этом "тухнет". Я считаю, что нам повезло. Благодаря "Схватке", благодаря многим другим факторам, и, конечно, благодаря все-таки финансовой возможности, которая у нас была на постройку квестов. Мы чётко понимали, что не будем ждать, когда окупится квест, а потом строить. Мы можем сразу же строить еще два.

Начать строить квест с нуля очень сложно в плане того, что человек, который с этим не сталкивался, не понимает, как все работает. Программист может написать программу, но это 1/10 часть от квеста. Нужна команда порядка 10 человек: декоратор, художник, программист, 3-4 инженера, которые понимают, как спрятать нишу, как установить электромагнитный замок, датчики света, дождя, холода - все это используется в квестах. 

У нас в одном из первых квестов была бомба. Вас закидывают комнату, вы - заложник, на бомбе таймер на 60 минут и обратный отсчет времени, если не успеете - взорвется. Вот эту бомбу мы по всему Минску искали, у нас были предложения от 300 до 600 долларов. Мы в тот момент заказывали ее на Украине, везли через Россию... А сейчас я понимаю, что наш программист эту бомбу сделает за 30-40 минут. 

Создавая любой новый квест, мы понимает, что он должен быть технологичным, а для этого нужно собрать команду, а сделать это, Женя не даст соврать, очень сложно. Вся наша команда состоит из тех, кто играет "Энкаутер" и "Схватку", поэтому они четко знают, что делают. Все из старой гвардии, кто-то был программистом и перешел к нам работать, кто-то прекрасно работает руками. У нас главный инженер уже построил с нами 10 квестов с учетом франшизы. Когда мы садимся писать сценарий, у него есть четкое понимание, что это мы сделаем вот так, это вот так, и обязательно пару идей предложит, которые мы еще не реализовывали.

Открыть новый квест без команды своими силами даже не старайтесь, в него никто не пойдёт уже. Я тоже беру на заказ какие-то вещи, но делаю их в 2-3 раза дороже себестоимости за счет того, что эта услуга реально уникальная. Потому что человек не просит сделать фен, просит сделать 3 предмета, которые бы складывались, летали и т.д. Их не купить в магазине, только индивидуальные заказы.

Ведущая: Два слова буквально про франшизу, ее стоимость и что человек получает?

Павел Алексеев: Условия международных продавцов очень разные. Мы либо продаем либо свои квесты, либо можем разработать квест,  но не имеем с этого никакого роялти. Мое видение франшизы: франчайзинг должен получать клиент. Клиент может получать только в Минске, поэтому только Минске франшиза, я могу иметь какой-то роялти, потому что я людям за счёт своей сети, растрат на рекламу и так далее даю посещаемость. За это я беру определенные свои 10% от выручки. Но если мы строим что-то за границей, я вообще не беру ничего. Мы просто строим квест под ключ.

Ведущая: У вас бизнес-модели такие очень слишком гуманные.

Павел Алексеев: Мы зарабатываем больше на строительстве. А за что брать процент? Им не нужен мой сайт, потому что у меня нет опыта раскрутки в Европе, у меня нет штатного маркетолога европейского, у меня нет европейского юрлица. Мы так построили в Питсбурге квесты. Зачем им моя франшиза в 10%? Они работают и хотят еще 3-й и 4-й квесты. Мы там продавали только сценарии, они делали строительную часть. Приезжали подключать электронику. Все индивидуально и каждый раз по-разному. Но в Минске мы строим квесты по франшизе. Я советую всем, особенно тем, кто хочет построить по франшизе в Беларуси, внимательно изучить все условия, посещаемость квестов на местном рынке. К нам часто обращается люди  по франшизе, которые сами не играли ни в один проект, рассматривая их как бизнес-модель, как инвестиции, с одним вопросом, за сколько это окупится. У меня сразу встречный вопрос, почему обращаетесь ко мне? Обратитесь в Россию, в Украину… Я понимаю, когда ко мне приходят люди и говорят, что изучили рынок, сыграли в квестах, видят наши возможности, знают, что можем построить за такие-то сроки, и поэтому выбрали нас. Тогда есть разговор. А иначе зачем тебе это надо, если ты никогда этого не пробовал или даже не играл. Если ты рассматриваешь это как бизнес-модель, тогда хотя бы изучи мою посещаемость, собери хоть какую-то аналитику, если собираешься вкладывать порядка 20 - 30 тысяч долларов. А не приходи и спрашивай: "Ну, расскажи"… Я-то расскажу правду, но знаю многих, которым наврали  про посещаемость, еще про что-то. Которые все сделали, а потом сидят - "а где люди?".

Смотреть еще