Архив онлайн-конференций

Онлайн-конференция на тему: "Насколько востребована в Беларуси профессия каскадера"

Онлайн-конференция на тему: "Насколько востребована в Беларуси профессия каскадера"

Они в буквальном смысле горят на работе, разбивают машины и дерутся за деньги. Насколько востребована в Беларуси профессия каскадера, что всегда остается за кадром?

У нас в гостях каскадеры Денис Блохин - известный всем своим шпагатом между едущими БелАЗами, его коллега Антон Березовский, а также Руслан Турков - автор нашумевшего специального репортажа "Рискуя жизнью".

11.08.2017

Фото


Вопросы конференции


Здравствуйте! Руслан, вопрос к вам: как пришла идея этого спецрепортажа? Как долго вы над ним работали? В чем были сложности?
Андрей (Минск)

Руслан Турков: Идея пришла как бы сама собой... Я посмотрел фильм, увидел работу каскадеров и понял, что это будет смотрибельно, это эффектно, красиво и это заинтересует зрителя - профессия-каскадер. Подготовка шла где-то около месяца. И уже в процессе интервью я определил для себя три направления, по которым и пойду. Я познакомился с ребятами - Денисом и Антоном. Они рассказали мне и о том, как они тренируются, и о проблемах, которые существуют сегодня. Отталкиваясь от этого, я стал работать над этим специальным репортажем.

Ведущая: В чем были сложности?

Руслан Турков: Сложностей как таковых и не было... Когда тебе интересна тема, то сложностей нет. Ты просто работаешь, двигаешься вперед. Ребята говорили о том, что молодым сложно пробиться в эту касту, которая заняла нишу здесь, в Беларуси. О том, что зачастую иностранные группы, приезжающие к нам снимать, укомплектованы своими специалистами и не пользуются услугами наших каскадеров, хотя наши ребята тоже очень профессиональные. И, естественно, сразу же возникла мысль, что нужно сделать что-то для того, чтобы ребят заметили и увидели. Им нужна грамотная реклама.

Ведущая: А кто придумал, как сейчас модно говорить "хайпануть" вот так с Александром Солодухой?

Руслан Турков: Это идея автора, то бишь моя. Опять же в "Специальном репортаже" я пояснил, для того, чтобы тебя заметили, нужно было взять сценарий, известный миллионам (в данной ситуации история с Ван Даммом) и затем медийное лицо, которым согласился стать Александр Солодуха, за что я ему очень благодарен. Он готов пойти на всевозможные авантюры. Но это была наша идея, а не Александра, как многие говорят в Интернете. Важно было подтолкнуть зрителя, чтобы он начинал размышлять. В этом проморолике мы специально сделали такой монтаж, чтобы было видно, что в нем занят каскадер. Потому что у нас передача о каскадерах. И мы добились поставленной цели: ролик уже посмотрело четверть миллиона человек. Процентов 10-15 хотели увидеть, кто конкретно сделал этот трюк. Многие догадывались, что это мог быть Денис. И в итоге, чего мы добились? Внимания! Обычно каскадер делает звезду, а в данной ситуации Солодуха - звезда, помог нам раскрутить другую звезду - Дениса. Нужно было, чтобы о нем заговорили. И сейчас ролик с Денисом уже одним планом, как многие и хотели, есть в Интернете, можно посмотреть и оценить его возможности. Хотя, откровенно признаюсь, для него это было немножко скучно, он хотел, чтобы танки еще и двигались, но мы не рискнули.

Ведущая: А БелАЗы двигались? Сложнее, наверное, было на БелАЗах?

Денис Блохин: Конечно, все-таки движение было и высота побольше.

Ведущая: Но в следующий раз танки могут и двигаться?

Денис Блохин: Без проблем! (смеются).

Трюк Ван Дамма эксплуатируют нещадно. Почему решили повторить именно его, а не придумали что-то оригинальное?
Виктор (Неизвестно)

Руслан Турков: Как я уже и говорил, вначале мы думали над оригинальным трюком. У нас были неметки задействовать трамплин в Раубичах, и даже нашу вышку Белталерадиокомпании. Но нам все-таки нужно было, чтобы этот эксперимент удался. Для нас сценарий был даже на третьем плане. Для нас главное было - чтобы заговорили о каскадере. Поэтому мы использовали именно известный сценарий. И цели свое добились. Все получилось, это видно в Интернете.

Денис, в чем сложность трюка Ван Дама на грузовиках и какие нюансы исполнения были в белорусских версиях: для танков и для БЕЛАЗов. Что сложнее?
Екатерина (Неизвестно)

Денис Блохин: Что сложнее, мы уже ответили - БелАЗы. Давайте немножко по порядку. Возьмем Ван Дамма. Во-первых, там есть один важный момент - он был закреплен на тросах и довольно жестко. Когда просматриваешь на видео на заключительной фазе, видно, что у него отрывается носок и начинает скользить вдоль крепежа. Это говорит о том, что человек не стоял, а был натянут. Видно, что очень жестко он был закреплен, потому что торс неподвижен. Это была просто реклама, и, понятно, что актеру рисковать не было смысла. У меня все немножечко сложнее. Потому что я хотел сам все это реализовать. Для начала мы тоже закрепили тросы на БелАЗах, меня подцепили, попробовали, как это, и тогда я понял, что они не нужны, и сделал трюк без них.

Ведущая: Но ноги все равно были в каких-то крепежах?

Денис Блохин: Да, конечно. Делали определенные крепежи, анатомически учитывали все эти углы, для того, чтобы можно было удобно стоять и реализовать этот трюк. Единственное, что с БелАЗами было проще, чем с танками, у БалАЗов были такие ушки для зеркал и, когда я падал, я просто за них хватался и вылезал….

Ведущая: И сколько раз вы падали?

Денис Блохин: Я бы не сказал, что прямо целенаправленно падал, меня шатало… Я просто контролировал этот процесс. Если чувствовал, что что-то неустойчиво, я хватался, вылезал, возвращали БелАЗы в исходное положение и еще раз повторяли. Мы два дня мучились, чтобы этот трюк сделать. Было очень сложно. Сами БелАЗы постоянно дергались - не получалось. Мощность машин была разная. Стоять было неудобно, оказалось, что при сварке не учли пару моментов - мне давило на ногу. Конечно, есть свои нюансы.

Ведущая: А сколько времени съемка на танках заняла?

Денис Блохин: Для меня нисколько. Пришел - сел. Сложность была в том, что танки резко дергались. Это дискомфорт какой-то доставляло. И плюс сапоги солдатские, они очень скользят. Там все видно на видео... Я сделал это.

Руслан Турков: Я хочу все-таки сказать несколько слов в защиту Александра Солодухи, который все-таки стоял на этих орудиях танка и прочувствовал все эти неудобства. Там высота около двух метров. Человек уже в возрасте, попробуйте залезть на танк в солдатских сапогах… Он - молодец!

Антон Березовский: Я хотел добавить. Некоторые говорят о плагиате, но лично я не вижу ничего зазорного в том, чтобы взять интересную идею и попытаться ее воплотить по-своему, оригинально, и может быть даже усложнить что-то. Поэтому темы плагиата здесь не должно возникать, так как это совершенно оригинальное исполнение. БелАЗы - совсем не те грузовики, которые были в Ван Дамма. Это совсем другой трюк.

Денис Блохин: БелАЗы - машины для грубых работ. "Вольво" же из той рекламы плавно сходятся, у них там присутствовала это стабилизация, дорога ровная, они долго репетировали, опять-таки актер был закреплен. В их случае были идеальные условия. У нас таковых не было. У нас было холодно, мышцы постоянно стыли. Я вроде растянут, но все деревенеет...

Руслан Турков: Но опять же я хочу повторить: "Ролик с Солодухой - это просто реклама". Когда мы смотрим по телевизору рекламу и видим, извините, мультяшный дядя появляется со шваброй посреди кухни, мы же не говорим, что нас обманывают, почему они не поставили туда настоящего дядю… Такого не может быть…. На это никто не обращает внимания, это просто реклама, анонс. 

Как происходили поиски героя для этого трюка? Как уговорили Александра Солодуху или уговаривать не пришлось)))?
Денис (Молодечно)

Руслан Турков: Уговаривать не пришлось. Когда он прочитал сценарий, сначала очень удивился... и согласился поучаствовать во всем этом. Мы говорили, что это будет эксперимент. Ему пришлось все эти 10 дней (тизер вышел 1 августа - прим.) поддерживать интригу. Он практически каждый день мне звонил, потому что где-то это была ложь во благо что ли… Нашей целью было - рассказать и заявить о наших каскадерах. И Александру пришлось терпеть все эти нападки в Интернете. С другой стороны, он говорил, что очень много людей к нему подходило, на концертах люди садились у него за спиной на шпагат. Он с юмором отнесся к фото и картинкам в Сети. Более того, я ему посоветовал сделать себе и маечку, где он между двух ежиков сидит. Это очень мило, поэтому, Саша, браво!

Ведущая: А почему именно Денис?

Руслан Турков: Здесь вопросов нет. Это маркетинговый ход. Он о себе заявил. Сейчас мы о нем продолжили говорить. Но я не хочу, чтобы все думали, что Денис умеет только садиться на шпагат. Он много чего еще может. Сцена экшен в нашем фильме полностью срежиссирована Денисом и, более того, им же смонтирована. Он просто нам отдал кусочек, и мы вставили его в фильм.

Ведущая: Этот кусочек есть отдельно. Его можно и в рамках "Специального репортажа" посмотреть. 

Ребята, добрый день! Скажите, сколько у вас времени занимает подготовка к трюкам? Как часто и долго вы отрабатываете их, тренируетесь?
Иван (Минск)

Денис Блохи: Все зависит от трюков. Тренируемся постоянно. Мы не относимся к этому, как просто к работе. Пришли, потренировали конкретные трюки и ушли. Нет, конечно. Мы занимаемся в свое удовольствие. Профессионализм растет. Когда заранее известен сценарий, известно, что будут за трюки, то есть возможность подготовиться, отрепетировать, что-то усложнить, додумать, мы стараемся работать над этим на западный манер, то есть не придумывать что-то на ходу, а досконально заранее все разложить на кадры.

Антон Березовский: Это, конечно, когда  есть возможность и идеальные условия. Если режиссер дает нам на это время, то результат гораздо лучше.

Ведущая: Но чаще наоборот …

Руслан Турков: Все меняется в процессе съемки. 

Как вы считаете, что необходимо знать и уметь, чтобы быть хорошим каскадером? Помимо физической подготовки, разумеется.
Ольга (Неизвестно)

Ведущая: Не бояться?

Денис Блохи: Нет. Про страх отдельный разговор. По мере приобретения опыта страха все меньше и меньше, он отступает. Собственно, как и во всем. Тот, кто только начал ездить на велосипеде, побаивается, а кто давно ездит, у него нет страха. Как только мы овладеваем трюками, страха все меньше. Опыт растет. Тут другая специфика. Каскадер должен обладать теми же качествами, что и профессиональный спортсмен, но только с определенным уклоном именно в каскадерство. Есть определенные техники падений, много нюансов, но самый главный момент, который я бы хотел отметить, что у нас в стране очень мало внимания уделяют актерскому мастерству каскадера. То, как каскадер выглядит в кадре, очень важно. Можно сделать какой-то сумасшедше сложный трюк, это будет выглядеть как экстремальный вид спорта, но только не каскадерская работа. Трюк с БелАЗом. Я не считаю, это какая-то сложная каскадерская работа. Для меня - это просто сделал что-то в свое удовольствие. Это надо отличать и учитывать. Многие хотят быть каскадерами, такие экстремальные ребята, пришли, хотят себя показать зрителям, а о кино они вообще не думают, какая будет конечная картинка. Может быть, в кадре они будут выглядеть не так, как задумывал режиссер.

Антон Березовский: Я бы хотел добавить, что в Голливуде иногда трудно увидеть грань между каскадером и актером, потому что многие, начиная каскадерами, осваивают актерское мастерство и становятся актерами. И, наоборот, многие актеры, которые специализируются на боевиках, на кино экшн, получают каскадерские навыки, навыки единоборств, отыгрыша от выстрелов и т.д. И если мы начнем сейчас разбирать голливудских актеров, фактически большая часть из них чем-то занимается. Практически все, так или иначе, владеют боевой хореографией. И для себя этим занимаются, и для кино.

Денис Блохин: У них это престижно

Антон Березовский: Потому что, если вы используете крупные планы драки, то все время использовать дублера, подставляя его спиной, несерьезно.

Денис Блохин: Будет видно, где тренированный человек, где нетренированный.

Антон Березовский: Если вы помните, то перед фильмом "Матрица", актеры, которые в нем были заняты, полгода тренировались и занимались боевыми искусствами. Том Харди для фильма "Воин", три месяца занимался с нуля. Каждодневные многочасовые тренировки в зале с профессиональными спортсменами. Им свойственно отдаваться тому делу, которому они себя посвятили. Они хотят сделать свою работу на 100%, и потому выкладывается полностью и физически и морально. В принципе, я считаю, нам есть, чему поучиться у голливудских актеров. Все говорят - звезды, гонорары…. Но все это заслуженно. У них халява не проходит, потому что есть конкуренция, потому что каждый старается сделать свой фильм коммерчески выгодным, и поэтому требует максимум от всех - от актеров до осветителей. 

Какие серьезные травмы у вас были?
Сергей (Смолевичи)

Денис Блохин: Серьезных не было. Но что считать серьезным? Со временем, все травмы начинают сказываться. Где-то ногу подвернул, потом еще раз подвернул, через 2 года еще раз подвернул, и  начинает давать о себе знать. У меня много вообще травм, я же из спорта пришел, профессионально занимался ушу, где получил гораздо больше травм. Но зато теперь в кино профессионализм помогает их избегать. Это очень важно.

Антон Березовский: У меня травма колена, так уж получилось.

Ведущая: Трюк?

Антон Березовский: Тут все вместе. Понимаете, можно сделать кучу трюков без травм, а потом встать и на ровном месте получить ее, потому что есть нагрузка. Особенно на колени приходится серьезная нагрузка, особенно у тех, кто до этого боевыми искусствами занимался. 
В чем особенности работы наших каскадеров от коллег в других странах?
Павел (Волковыск)

Денис Блохин: Скажем так: у них проекты более смелые. У нас "экшн"-сцены очень мало снимают. Допустим фильм про войну - взрывы, посадки нательные отыгрывают, драки элементарные - все. Максимум мотоцикл перевернулся или машина взорвалась. Если брать каскадеров-спортсменов, то большинство из них смогут это сделать. Если мы говорим об очень сложных трюках, там много подводных камней. Возьмем элементарное падение - вас застрелили, вы упали. Можно упасть, подставив коленку, руку, бок. как это актеры делают, все красиво. Но зрители чувствуют, что-то тут не то. Не верится, что это реально. Есть другой вариант. Каскадер начинающий, смелый хочет показать себя постановщику трюков, просто берет и плашмя падает. Отбил себе легкие, полежал, перетерпел. Второй раз сделал, третий, набрался опыта, но все равно получает травму. Не должно быть перегибов в одну или другую сторону, должна быть четкая техника исполнения. Есть определенные технологии, как падать, как откатываться так, чтобы замаскировать, спрятать технику падения, когда люди делают правильно, то видно только, как он пластично лег.

Антон Березовский: Есть направление, которое практически развивается только на Западе. Например, работа с тросами. У нас это тоже есть, но там это целое направление, проводятся семинары, тренинги, изготавливают специальные приборы, оборудование. Чуть ли не целая индустрия по работе с канатами, чтобы актер мог летать, порхать, прыгать в невесомости. Сейчас в экш-фильмах это используется. Специально выпускают агрегаты, напичканные электроникой, чтобы человека можно было под каким-то углами по воздуху ими управлять. Это целая наука. Мы здесь отстаем технически. Конечно, развивается та сфера, на которую есть запрос, сюда вкладываются инвестиции. Если никто не вкладывает и никому не нужно, то сфера не развивается. Все просто.

Что такое в вашем понимании "оправданный риск"? Это сломать пару ребер, но снять хороший кадр?
Анна (Неизвестно)

Денис Блохин: Если подходить к делу профессионально, то думать о каких-то травмах вообще нет смысла. Опять тема страха затрагивается. Когда каскадер исполняет какой-то трюк, если он боится, то вероятность получить травму очень велика, потому что он сосредоточен не на конкретной цели, а на каких-то сомнениях. Я считаю, что травмы никак не оправдываются, нужно стремиться к такому уровню профессионализма, чтобы их вообще не было.

Антон Березовский: Подготовка многое определяет, есть разные моменты. Хочу привести в пример отрывок из фильма "Игра престолов", где 20 каскадеров одновременно поджигаются, горят полностью, и на каких-то 10 секунд им надо задержать дыхание, потом к ним подбегут и потушат. Но если человек начнет дышать, что ему запретили делать, он получит травму. Есть риск? Есть! Все подготовлено, все знают, что этого делать нельзя, на изготовке пожарные.

Денис Блохин: Выстраивается определенная последовательность и механизм срабатывает таким образом, чтобы все было безопасно. Конечно, если каскадеров просто подожгли и сказали - вы этих тушите, вы этих, все побежали, начинают тушить - кого-то быстрее, кого-то дольше, соответственно он получит травму, так неправильно работать.

Антон Березовский: Тщательная подготовка способствует тому, чтобы избежать риска. 

Знаю, что Джеки Чан занесен в черный список всех страховых компаний. А что у вас со страховками? Часто приходилось латать себя по страховому полису?
Олег (Гомель)

Денис Блохин: Некоторые каскадеры страхуются, но я страховкой не пользуюсь. И знаю, что все наши белорусские каскадеры точно также поступают.

Руслан Турков: А при трюке с БелАЗом была страховая компания.

Денис Блохин: Ну, это была инициатива tut.by. Они застраховали меня. Но я не хотел падать, чтобы потом покрывать что-то. Зачем?

Ведущая: А вы застрахованы?

Антон Березовский: Нет. Я думаю, что, если предстоит выполнить рискованный трюк, имеет смысл страховаться. Но если это простые сцены, драки, какие-то отыгрыши от выстрела, с чем чаще приходится каскадерам сталкиваться, то, в принципе, в этом нет необходимости.

Руслан Турков: А вы сами проявляете инициативу страховаться, или же приезжает кинокомпания, которая здесь снимает, и у нее обязательное условие, чтобы вы застраховались?

Денис Блохин: Нет никаких подобных требований.

Руслан Турков: То есть, это должна быть ваша инициатива?

Денис Блохин: Да, конечно.

Для меня мастер - это Джеки Чан. Он рассказывал как-то в интервью, что в голливудских фильмах дается очень мало времени на подготовку трюков, поэтому он любит снимать сам фильмы, где отводит больше времени на отработку техники и постановку особо опасных моментов. Скажите, может ли создатель фильма пойти вам на встречу как к профессионалам, если вы попросите больше времени на подготовку? На ваш взгляд, сколько вообще времени нужно выделять для постановки трюков?
Юлия (Гродно)

Денис Блохин: Все зависит от сложности сценария. Обычно времени не хватает. Сейчас мы участвуем в одном проекте - фильм "Упыри", там очень хороший режиссер, и нам дают возможность подготовиться. В таких проектах есть будущее.

Ведущая: Руслан давал подготовиться?

Денис Блохин: Не совсем (смеются). У вас тоже свои сроки, телевизионные, я все понимаю.

Антон Березовский: Я думаю, что Джеки Чан так писал достаточно давно. Сейчас, глядя голливудские фильмы, понимаешь, что в это вложено много времени. Возьмем фильм "Матрица". Там очень много времени давали на подготовку и репетиции трюков. Все зависит от продюсеров и режиссеров: кому-то надо быстро и не всегда качественно, а кто-то хочет сделать на уровне шедевра, тогда каждый элемент нужно оттачивать.

Считается, что законодатель моды на трюки - это Голливуд. Скажите, что перенимаете от туда? Как адаптируете? Были ли случаи, когда происходило наоборот - американские каскадеры брали на заметку трюки наших специалистов (или российских, или советских).
Владимир (Неизвестно)

Денис Блохин: Во-первых, в Америке есть постановщики трюков и каскадеры из России. Поэтому обмен опытом, безусловно, присутствует. Тут дело немного в другом. Мы не то чтобы пытаемся "косить" под Голливуд, мы пытаемся перенять принцип качественной работы. В Америке есть много моментов, которые у нас не учитывают. Поэтому мы будем отставать до тех пор, пока у нас не поменяются технологии съемок. Да, мы имеем определенную базу, на которую должно накладываться все новое. Иначе никакого успеха не будет.

Руслан Турков: Нельзя сказать, что наш каскадер хуже голливудского. Дело в том, что они находятся в разных условиях. Но я с уверенностью могу сказать, что Денис на съемках в Голливуде, сделал бы трюк не хуже американского каскадера. Все упирается в бюджет.

Антон Березовский: Сравнивать, хуже или лучше, я думаю, неправильно. Наши ребята где-то и круче. Все-таки Голливуд задает определенную планку, стандарты. Все, кто хочет делать зрелищное кино, видят перед собой этот образец и стремятся, если не подражать, то хотя бы достичь этого уровня.

Руслан Турков: Я здесь хочу поспорить. Сейчас смотрю современные голливудские фильмы и понимаю, что там на 85 % графика. Я не боюсь, если я вижу, как  герой прыгает, летит. Я понимаю, что он спокойно сидит в машине, а рядом все вертится и крутится. Но есть трюки, которые действительно выполняют сами актеры. Но когда они его выполняют, сам этот факт и непосредственно сам этот трюк раскручивают в медиопространстве. А даже когда они там летают на тросах, и я это понимаю, но сделано это все красиво, вкусно, поэтому впечатляет. Но, повторяюсь, наши ребята сделали бы не хуже, будь у них на то возможность.

На ваш взгляд, как изменились трюки, которые делали 10 лет назад и которые в ходу сегодня? Есть ли какая-то мода на зрелищность?
Евгений (Минский район)

Денис Блохин: Я не сказал бы, что изменились трюки, изменился способ их съемок. Снимают по-другому, монтаж другой, актерская игра другая, а трюки те же. Как дрались раньше, так и сейчас дерутся. Просто реализация другая. Мода, конечно, есть. Если говорить о боевых искусствах, сейчас усложняется тип драки. Есть новое направление, когда оружием в ближнем бою пытаются кого-то застрелить - поединок с оружием. Раньше этого не было. Понятно, что в жизни это невозможно. Это очень сложно, требует специальных навыков. Мало кто ими владеет. Наши каскадеры - универсалы, делают все. Вроде бы это хорошо. В Америке будет отдельно каскадер по машинам, дракам, высотам. Каждый владеет в совершенстве своей технологией, совместно создают качественный продукт. Здесь не надо гнаться, кто круче. Сегодня зритель в большинстве ходит на голливудский фильм. Не потому что трюки сложные - они просто красиво сняты.

Антон Березовский: Уже нет необходимости прыгать откуда-то. Снимут так, что это будет красиво, но без особых рисков.

Руслан Турков: Сейчас важен эффект присутствия самого зрителя. Если раньше мы видели прыжок - летит откуда-то со стороны и куда-то падает. Сейчас совсем другой подход к съемкам и подаче.

Денис Блохин: Трюковой оператор отчасти тоже каскадер. Эти градации - каскадер, актер, оператор экшн-кино - стираются. Операторы есть каскадеры. Более того, вот раньше снимали, допустим, статично, какое-то действие происходит, перестрелка, статика, камера меняет свои положения, а сейчас оператор должен снимать длинные планы в движении, знать, где подойти, где вовремя убежать, чтобы там нога пролетела, а потом он опять в кадре, знать, где будет пистолет в кадре крупным планом. И в итоге получается, что оператор практикуется вместе с каскадерами, изучает всю сцену, изучает связку в совершенстве, чтобы все было в точности. Потому что как только что-то не получилось - заново все на исходные площадки. Каскадеры устают. И в этом усложнение, чтобы качество повышать.

Бывали у вас случаи, когда трюк выходил из-под контроля во время исполнения? Как справлялись?
Елена (Неизвестно)

Денис Блохин: Конечно, бывает такое. Когда ты бежишь по полю, взрывы в определенных точках, ты уже знаешь, где и когда будет взрыв, а вдруг все пошло не так. Остановиться нельзя, потому что это все-таки деньги, взрывается заряд, начинаешь как-то импровизировать. И опять-таки актерское мастерство здесь тебе в помощь. Если это начинающий каскадер или даже опытный, но не уделяющий должного внимания актерскому мастерству, он дубово начинает отыгрывать эпизод, потому что не те условия, все пошло не по плану. А если есть определенная харизма, актерское мастерство, все сглаживатся и выглядит даже еще более натурально. Единственное, конечно, очень важна безопасность. Но это отдельный разговор. 

Руслан Турков:  Мы снимали репортаж, и в кадре должны были меня взорвать. Насколько я с этим знаком, выкапывается яма, засыпается торфокрошкой, закладывают такой заряд, у которого звука нет, это потом накладывается все. Но в чем заключается опасность - в торфокрошку может попасть маленький камушек, который от хлопка может просто влететь в голову или в глаз. 

Антон Березовский: Бывали варианты, когда снимается драка, и что-то пошло не так. Кто-то занервничал. Договорились, что он будет бить ногой, а ударил рукой. 

Руслан Турков: И драка перерастает в настоящую (смеется). 

Антон Березовский: Человеческий фактор тоже нельзя сбрасывать со счетов. 

Денис Блохин: Бывает, подготовишь себе площадку для падения, камушки все уберешь, знаешь, что тебя убьют в определенном месте, ждешь команды, когда в тебя выстрелят, а выстрел сработал позже. И ты перебегаешь эту зону, там, где могут быть какие-то бутылки, камни, что угодно, и приходится падать. Тут профессионализм в помощь. Главное, чтобы режиссер сказал, что все хорошо. Если скажет, что плохо - придется переделывать все заново.

А где тренируются каскадеры в Беларуси? Есть ли отдельные площадки под определенные направления каскадерской деятельности?
Илья (Неизвестно)

Денис Блохин: У каждой команды свои залы. Бывает, открываются школы каскадеров, потом также быстра закрываются. Удостоверения каскадеров у нас нигде не выдают.

Руслан Турков: Кстати, в нашем спецрепортаже "Рискуя жизнью" принял участие Сергей Каторженко - известный наш каскадер старой плеяды. Он тоже обычно осенью набирает группу, тренирует у себя дома. У него в загородном доме оборудована база.

Денис Блохин: На самом деле тяжело очень найти, где, к кому пойти тренироваться.

Антон Березовский: А с другой стороны, нужен ли нам набирать группу по 30 человек каждый год, чтобы просто выпускать ребят, которые будут невостребованы.

Руслан Турков: Да, востребованность играет решающую роль. Если сейчас каким-то чудом начнут сниматься экшн-фильмы каждый месяц, то появится потребность и начнут открываться какие-то подготовительные центры. А пока кино стараются по трюкам минимизировать, и потребности нет.

Денис Блохин: Часто люди хотят просто для себя этим заниматься, поэтому, я думаю, такие школы должны быть.

Руслан Турков: Александр Иншаков в нашем фильме рассказывал, как пришел в кино и стал каскадером. Он научился всему на площадке. Ни в какой школе не учился. Владение оружием, горение, вождение, прыжки. Все это постепенно освоил, использовал опыт профессионалов. Стал известным каскадером и актером, не имея при этом соответствующей корочки.

Антон Березовский: Любой каскадер набирается опыта на съемочной площадке. Я считаю, что сейчас планка очень завышена. Просто прийти и научиться чему-то недостаточно. Только хорошо научиться! Только тогда может быть хороший результат.

Руслан Турков: В советское время кино снимали 2 года, сейчас снимают за 2 месяца. Другие бюджеты. И, может, от этого и теряется качество. 

Есть ли в команде каскадеров девушки? Их много? Пользуется их работа спросом?
Дарья (Дзержинск)

Денис Блохин: Девушки есть, но спроса особо нет. Скорее всего, они просто для себя этим занимаются.

Антон Березовский: Я смотрел российскую программу о российской каскадерше, вот у нее много заказов. Она может все: и дерется, и прыгает, на лошадях скачет, и график ее расписан.

Ведущая: Вы говорили, что универсальность не нужна.

Денис Блохин: Не то чтобы ее не должно быть, она желательна, но все же лучше отдельную свою склонность целенаправленно развивать.

Изобретаете свои трюки? Как это происходит и где применяете?
Мария (Минск)

Денис Блохин: Придумываем, конечно. Стараемся комбинировать, чтобы что-то новое появлялось. Это такой процесс, как музыку писать. Я плеер с музыкой в уши вставляю, иду куда-нибудь, кручу все это в голове и что-то рождается. Это не так, что я пришел в зал и так рационально обдумываю ... здесь то, а здесь то…. Нет. Само приходит, и вдохновение должно быть.

Антон Березовский: Если ставятся драки, всегда что-то новое возникает. Сделать что-то по-другому, что-то усложнить. Это творчество.

Руслан Турков: Опять же, имеет значение, где происходит драка, она может быть просто в поле, на крыше здания…

Антон Березовский: Да, от сценария зависит. 

Кому принадлежит авторское право на выполнение трюков? Можно ли просто взять и повторить что-то из голливудских фильмов без разрешения?
Сергей (Неизвестно)

Денис Блохин: Можно, конечно.

Антон Березовский: Шпагат.

Денис Блохин: Можно реализовать немного по-другому. И к чему тут придраться. Я тоже так придумал.

Ведущая: Трюк, наверное, не патентуется?

Денис Блохин: Нет.

Руслан Турков: "Петля Блохина", "Шпагат Блохина" (Смеется).

Перед какими трюками вы больше всего нервничаете?
Алексей (Неизвестно)

Денис Блохин: В трюках, в которых я не специализируюсь, конечно, начинаю волноваться. Но это не очень хорошо, потому что концентрируешься не на реализации задуманного, а на своих сомнениях. Высотные прыжки немного меня напрягают.

Антон Березовский: Я тоже боюсь высоты. В тот же высотник, например, не боится высоты, но не умеет драться вообще. Кто-то плавает великолепно, а кто-то хорошо дерется. Это нормально, необязательно быть универсальным солдатом. 

Как стать каскадером? С чего начать? Куда приходить?
Павел (Минск)

Денис Блохин: Каскадеры сейчас не сильно востребованы. Человек может пойти в зал, заниматься акробатикой, боевыми искусствами.

Руслан Турков: Кстати, Денис - чемпион Беларуси по ушу.

Денис Блохин: Долгое время занимался, удерживал это звание. Без спорта никак. 

Руслан Турков: Думаю, Интернет ребятам в помощь. Появляются объявления, есть киношкола, которая иногда делает наборы, это будет маленький толчок для старта в этой профессии. Опять же у вас и в социальных сетях есть какие-то группы каскадеров. Подружитесь с этими ребятами, а дальше смотрите: получится из вас каскадер или нет.

Денис Блохин: Одного желания недостаточно, должно быть самообразование. Ели человек хочет, он будет посещать специализированные тусовки, смотреть, развиваться и когда достигнет определенного мастерства - в определенных кругах его заметят. На этом фундаменте можно что-то построить. Я сам так появился в кино. Занимался ушу, потом пришел в школу каскадеров, там тусовался, а потом меня заметили и позвали в кино. У меня не было конкретной задачи попасть в кино.

Руслан Турков: Романтики там мало. Есть большой подготовительный период к трюку, а затем 2-3 секунды в кадре, и все закончилось.

Насколько я понимаю, одной профессией каскадера у нас сыт не будешь. Какой ваш основной род деятельности?
Наталья (Неизвестно)

Денис Блохин: Я занимаюсь фото и видео. Снимаю спортивную рекламу. Так как я стремлюсь участвовать во всем, что связно с экшн, то и сам его снимаю. В своих работах стараюсь делать новые трюки, применять новые технологии и способы съемок.

Руслан Турков: Вам можно открыть свой блог со съемочных площадок "Работа каскадера. Закулисье".

Антон Березовский: Экшн-реклама на Западе достаточно развита. В нашей стране и у ближайших наших соседей она еще только в начале пути. Если сейчас развивать технологии съемки для экш-рекламы, то еще можно догнать наших западных коллег. 

У меня есть основная работа, я работаю менеджером по внешнеэкономической деятельности и снимаюсь в кино. 

У нас довольно развито субкультурное сообщество. Байкеры ездят и тусуются с байкерами, ролевики с ролевиками. А есть ли в Беларуси "суполка каскадеров", когда вы все собираетесь и болтаете о своем каскадерском?
Юлия (Неизвестно)

Денис Блохин: Раньше такое было, сейчас не очень. Каждый занимается своим делом. Тут надо учитывать, что есть определенная конкуренция. Есть разные команды. Естественно, набирается группа для какого-то фильма или проекта. Две команды хотят в нем участвовать. Какая тут дружба...

Ведущая: Ассоциации каскадеров Беларуси пока нет, и никто не инициирует ее создание?

Антон Березовский: Есть Гильдия каскадеров при Союзе кинематографистов Беларуси.

Скажите, какая награда у каскадеров считается самой главной? Есть какой-то Оскар для трюкачей? Какие критерии для номинанта?
Ольга (Брест)

Денис Блохин: Награда есть, называется Taurus. Вручают ее российским каскадерам. Многие относятся к каскадерству, как к спорту - звания, награды, сложные трюки. Для меня это кино, искусство. Я хочу видеть яркую конечную картинку. Для меня трюк с БелАЗом не каскадерский трюк. Сделал и забыл. Где это в кино может быть? Нигде, если только в индийском. Это экстремал, не каскадер.

Ведущая: У меня нескромный вопрос - почему вы все еще здесь? Никуда не уехали из страны?

Денис Блохин: Я - патриот. Я хочу, чтобы белорусское кино существовало, чтобы оно поднялось на определенный уровень, и в кинотеатрах мы могли видеть и наши фильмы с хорошими трюками.

Антон Березовский: Сейчас очень развивается кинематограф у наших соседей в Литве, Польше. Многие считают, что инициативу в этой сфере захватили США, а остальным уже нет места.Но возьмем пример того же Китай. Кто говорил о китайском кинематографе 20 лет назад? За счет экшн, смешных фильмов о кунг-фу они вырастили мощную киноиндустрию, которая дает огромный доход государству в том числе. Их индустрия известна по всему миру. Они сейчас одни из ведущих мировых кинопроизводителей. Вложились, поверили в себя и у них все получилось.

Денис Блохин: Боевое искусство - это их национальное.

Антон Березовский: Кто-то уезжал, кто-то оставался и развивался на месте. Конечно, была поддержка и бизнеса, и государства. Я думаю, что в Беларуси есть все возможности при надлежащем отношении развивать направление кино и каскадерства. 

Какие самые опасные трюки: горение, перевороты авто или трюк под водой?
Дмитрий (Неизвестно)

Денис Блохин: Каждому свое.

Руслан Турков: Любой трюк может стать опасным, если к нему не подготовиться. 

На мой взгляд, великим трюкачом был Гарри Гудини. Он стал легендой. Однако это было давно, да и назвать его каскадером сложно. Есть ли у вас современники, на которых вы равняетесь в своей работе?
Алина (Неизвестно)

Денис Блохин: Я уже говорил, есть экстремалы, а есть каскадеры. Лично я их разделяю. Мой кумир Донни Йен. Он сам постановщик трюков и режиссер. Все, что он делает, мне очень нравится.

Антон Березовский: У меня одного кумира нет. Но мне нравится, что целая плеяда голливудских актеров развивает каскадерские навыки и они могут быть актерами и каскадерами одновременно. Это очень меня вдохновляет, и я беру с них пример.

Добрый день! Какими единоборствами Вы занимаетесь? Что сейчас популярно применять в киношной картинке? Слышал, например, про боевую систему Крав Мага в фильмах со Стэтхемом. Спасибо!
Алекс (Минск)

Денис Блохин: Сложный вопрос. Сейчас популярны MMA. Кино берет определенную базу из китайских фильмов, потому что разнообразие приемов, различных тактических действий для кино там выше неуда. Стэтхем, насколько я знаю, занимался множеством боевых искусств. Каждая школа пытается к себе приписать любого актера. Я, например, вижу, что у Стэтхема хорошая база китайских боевых искусств. Кунг-Фу похожа с Крав Мага, но я вижу там базу не Крав Мага. Крав Мага более бесформенная, а у названного актера все ровно и красиво. Он дерется, как спортсмен.

Антон Березовский: Тут еще вопрос зрелищности. Боевое искусство может быть очень эффективным в применении. Но со стороны оно не зрелищное, смотреть на него не особо интересно. И в этом плане Кунг-Фу выигрывает, потому что оно очень зрелищное.

Смотреть еще