Архив онлайн-конференций

Диктор телевидения вчера и сегодня

Диктор телевидения вчера и сегодня

Что таит в себе эта профессия, как попадают на голубой экран и почему это работа не для каждого? Об этом поговорили накануне Дня работников радио, телевидения и связи (он ежегодно отмечается 7 мая).

Гости онлайн-гостиной:

Лариса Гринько - в 1994 году ведущая информационной программы “Панорама” ("Беларусь 1"), в 2003 году автор и ведущая телепередачи “Судьбы своей хозяйка" (СТВ);

Юлия Перцова - с 2014 года ведущая программы "Новости", ведущая телепередачи "Кулинарная дипломатия" ("Беларусь 1"), в 2011 году - лауреат Национального телевизионного конкурса "Телевершина" в номинации "Лучший ведущий ежедневной информационной программы".

05.05.2017

Фото


Вопросы конференции


Добрый день! Лариса Петровна, помню, как вы работали диктором и вели "Панораму", а потом перешли на СТВ и вели свою программу. Скажите, почему вы ушли с телевидения? Есть желание вернуться?
Виктория (Неизвестно)

Лариса Гринько: Спасибо за вопрос. Ушла с телевидения, наверное, потому, что переросла. Телевидение - это все-таки удел молодых, красивых, энергичных. Я попробовала себя в разных жанрах, но так сложилось, что нужно было поменять что-то. Вернуться… Если честно, то нет. В прошлом году я прошла кастинг в программу "Между нами, девочками", попробовала и поняла, что мне скучно. Я не могу ступать дважды в ту же реку. Да, я с трепетом проезжаю по улице Макаенка (езжу в бассейн), и, конечно, очень вспоминаются лучшие годы, но это уже было, и с этим надо смириться.

Ведущая: Тогда мы всегда будем рады Вас видеть как гостью.

Лариса Гринько: Спасибо.

Девушки, вы прекрасно выглядите. Поделитесь секретами сохранения красоты и молодости: здоровый образ жизни или хороший пластический хирург?
Марина (Неизвестно)

Спасибо за комплименты, нам, в первую очередь (смеются).

Лариса Гринько: Я против скальпеля как такового. Это, кроме того, что больно и страшно, еще и неизвестно,  и непредсказуемо… Но то, что уход за собой нужен, это безусловно. Маски, массажи и все прочее и прочее), но самое     главное - надо любить людей, и  надо любить жизнь, и надо радоваться всему, стараться быть добрее, потому что жизнь - сложная штука. Иногда и срываешься, и взрываешься, и ждут тебя всякие несчастья, и все, что угодно в жизни, но надо оставаться нормальным человеком  - и тогда все это будет на лице.

Юлия Перцова: Да, это тоже одно из качеств ведущего, журналиста - любить людей. Потому что мы постоянно общаемся, и если тебе люди не интересны, то у тебя ничего не получится, в каком бы жанре ты не работал.

Чтобы поддерживать себя в форме я стараюсь каждый день гулять километров по 5-8, бегать мне сложно, но гуляю быстрым темпом. По поводу ухода, маски, маски для волос постоянно. Да, я хожу к косметологу, потому что сейчас это настолько развито, мезотерапию я себе позволяю. И здоровый образ жизни… Жизнь - это вода. Она у меня везде: и в эфире, и дома, я просыпаюсь с водой… Постоянно пью чистую воду. Мне кажется, что это тоже залог здоровья. 

Как вы справлялись с волнением перед камерой? Поделитесь, пожалуйста, рецептами.
Карина (Неизвестно)

Лариса Гринько: Творческое волнение - это когда тебе небезразлично, о чем ты говоришь, как ты выглядишь, что ты делаешь. А есть такое безумное волнение, когда забываешь, зачем ты здесь присутствуешь. Обычно это свойственно новичкам. Но утрата творческого волнения - это как бы творческая смерть. Все время надо волноваться и все время ответственно подходить к своей работе. Справляюсь по-разному. Стараюсь думать о другом. Есть еще одна хорошая фишка такая: нужно сжать себя всю, а потом засмеяться, и все будет хорошо.

Юлия Перцова: Я полностью согласна, потому что каждый эфир я ощущаю волнение. Если вдруг расслабляешься хоть на секунду, уже теряешь внимание, теряешь оперативность. Поэтому каждый раз я иду на эфир с творческим волнением. Я вспомнила свой первый эфир. Я тогда настолько сильно волновалась, что не слышала свой голос, а только биение своего сердца. Сейчас, конечно, такого нет. Но если ты потерял эту эмоцию, то, наверное, эфиры будут не такие яркие, не такие чистые, не такие оригинальные, не такие оперативные и профессиональные.

Ведущая: Лариса, а Вы свой первый эфир помните?

Лариса Гринько: У меня первый эфир был на радио. Это было так любопытно. Все-то нужно было сказать: "Гаворыць Мінск. Шаснаццаць гадзін пятнаццаць хвілін”. Вы знаете, у меня, по-моему, и сердце выскочило, и мозги отключились. Хотя теперь я думаю: как это вообще возможно? Но это было, я не скрываю. И первые концерты мне очень плохо давались. Когда я выходила на публику, я очень волновалась и просто эмоционально себя теряла. Но это опыт.

Добрый день! Скажите, что самое сложное в работе диктора? Как понять, что у меня правильное произношения и я могу работать в этой профессии?
Сергей (Неизвестно)

Лариса Гринько: Я думаю, что самое сложное в этой профессии - это отсутствие критериев оценки. Понимаете, вес можно взвесить, длину можно измерить, а талант и красоту - нельзя. Дело вкуса. Одни говорят: "Это замечательно, это блестяще!", а другие - "Как ужасно!". Есть молва, есть мнения, есть четкая позиция руководства. Здесь ты очень зависим. Это, как вот я говорю, есть жена, а есть невеста, которую все время выбирают, замуж обещают взять, а иногда так и не женятся. Поэтому, мне кажется, это самое сложное. Всем мил не будешь.

Юлия Перцова: Еще сложно  быть индивидуальностью. Да, в наше время, немного отходят от тех жестких параметров, которые когда-то были. Те же небольшие недочеты могут работать вам в плюс. Иногда ведущие даже картавят, и это становится какой-то их фишкой. Ищут что-то нестандартное, индивидуальное, оригинальное. Поэтому нужно работать над собой, но, если вдруг есть что-то такое, что вас отличает от других, это тоже хорошо.

Лариса Гринько: Я абсолютно поддерживаю Юлю. Очень хорошо помню, мэтр телевидения Владимир Шилихин звонил и говорил: "Почему у вас все блондинки и все со стрижками? Я вас путаю". И действительно, очень важна индивидуальность - будь то голосовая или внешняя - цвет волос, разрез глаз - это все очень важно. Но это не есть трудность. Главная трудность - чувство ответственности за то, что ты несешь людям информацию. Как-то, я помню, замечательно сказал Леонид Пранчак, замечательный белорусский поэт. Он рассказывал, что, когда приезжает в деревню к маме и начинает ей что-то рассказывать, критиковать, а она ему говорит: "Я тебе не верю, вот то, что Лариса сказала, это правда". Вот есть степень доверия к тому, что ты говоришь. Это сложно, это ответственность, но это профессия.

Юлия Перцова: Конечно, кто-то даже сказал, что профессия телеведущего сравнима с полетом в космос. Настолько яркие и сильные эмоции мы переживаем, столько адреналина внутри. Новости - это не просто сел, прочитал, в голове нужно держать очень много вещей. Организм в этот период работает на все 200 процентов. Потому что ты должен и хорошо прочитать, должен правильно донести информацию, ты должен слушать команды режиссера, должен держать в голове, что дальше в выпуске идет. Очень часто по ходу эфира все меняется, ведь новости - это оперативность, иногда информация поступает непосредственно во время выпуска. Поэтому в голове нужно держать все. Камеры, осанку, саму голову: следить за своим взглядом, за своими эмоциями, быть предельно внимательным. 

Сейчас у меня появился новый опыт ведения кардинально другого жанра - проекта "Кулинарная дипломатия". После окончании записи программы, дипломаты говорят: "Мы не думали, что это так сложно!". Сидя у телевизора, вы представляете: пришел ведущий, задал вопросы, гости ответили, что-то совместно приготовили. Но на самом деле это многочасовой колоссальный труд, и концентрация внимания невероятная: нужно слушать собеседника, продумывать дальше вопросы, а еще одновременно с этим готовить и реагировать на камеры - это очень сложно. В конце дня мне хочется просто сесть отдохнуть и абстрагироваться от всего мира. Кстати у Вас есть возможность побывать в Белтелерадиокомпании - у нас, постоянно организуют экскурсии.

Лариса Гринько: Сергея запугали. Непосредственно отвечаю Сергею. Трудно первые 30 лет, потом - легко.

Юлия Перцова: Видимо, я тоже это когда-то пойму. Но пока это не так просто. Но к этому привыкаешь и без этого уже потом невозможно. 

Какую роль диктор (ведущая) играет при подготовке к выпуску новостей? Вы сами определяете последовательность новостей или, может, что-то пишите?
Дмитрий (Неизвестно)

Лариса Гринько: То, что было раньше, очень отличается от нынешнего дня. Потому что диктор от слова "дикция", значит, читать что напишут. Была литчасть, где проверяли достоверность информации, соответствие политическим моментам, а затем выходили в эфир. Мы читали все, что было написано. В 90-х годах ситуация изменилась: дикторы стали ведущими и начали активно включаться в процесс подготовки новостей.

Юлия Перцова: Могу сказать, что это зависит от политики каждого конкретного канала, потому что где-то такая ситуация сохранилась до сих пор. Ведущий выполняет роль диктора. На нашем канале ведущий выполняет и роль райтера. Сначала поступает информация от всех наших отделов, шеф-редактор это все формирует в выпуск новостей, а затем ведущий редактирует информацию "под себя". Если информация срочная, то мы можем сами ее написать. Мы активно участвуем в процессе создания новостей в суфлере.

Какие табу есть в профессии диктора и какие вы нарушали?
Марта (Неизвестно)

Юлия Перцова: За несколько часов до выпуска ведущий не должен есть семечки, орешки, шоколад. Нельзя пить кофе. Эти запреты мы иногда нарушаем.

Лариса Гринько: Кофе у меня был необходимым атрибутом.

Юлия Перцова: Раньше было очень популярно надевать на новостной эфир украшения, броши-цветы. Однажды был такой случай, что в студию за несколько минут до эфира вбежал руководитель канала, сорвал цветок с ведущей и запретил украшения в эфире. Я иногда позволяю себе использовать какой-нибудь аксессуар белорусских дизайнеров в кадре.

Лариса Гринько: Улыбка в кадре тоже не приветствуется. Но я всегда в конце выпуска улыбалась и прощалась со зрителями. А так... мы законопослушные девочки и стараемся ничего не нарушать.

Не могу не задать этот вопрос, были ли у вас знакомства на ТВ до того, как вы пришли работать или получилось устроиться без помощи?
Дарья (Неизвестно)

Юлия Перцова: Я могу рассказать, как попала на ТВ. Я закончила иняз со свободным дипломом и думала о том, куда мне дальше устроиться. И вдруг, к нам пришли знакомые, которые работали в Белтелерадиокомпании и рассказали, что есть международная радиостанция "Беларусь", которая вещает на разных языках, и почему бы тебе не поработать там переводчиком… Меня заинтересовало это предложение, я сходила на собеседование, где проверили знание моего английского и и приняли на работу. Потом увлеклась и переключилась на журналистику, создавала свои проекты. Как-то нам предложили сходить на курсы телеведущих, и уже после обучения на них началась моя карьера на телевидении. Мой первый опыт работы на телевидении - канал СТВ, куда я попала, пройдя кастинг, Была поздняя осень, мы очень мерзли, пока ждали своей очереди - около 300 человек пробовались тогда на роль ведущих. И я уже даже думала уходить, потому что сильно продрогла, но все-таки задержалась, потому что была в очереди уже 56-я, а не 300-я. Помню, текст был про Боливарианскую Республику. Но как-то все удачно сложилось. Мне сказали, что все было хорошо, только я от волнения сильно крутилась на стуле в студии. А уже после декретного отпуска мне позвонили из Белтелерадиокомпании и предложили работать здесь, в главном медиахолдинге страны.

Лариса Гринько: Тут вопрос, мне кажется, глубже. Был ли блат? Можно ли попасть на ТВ без него?

У меня путь был такой. Я прошла конкурс на радио. 14 лет отработала там, правда, небеспрерывно. Были замены, на телевидение приглашали. Тогда практиковали обмен, радийщики повышали опыт на телевидении, и наоборот. Не скрою, до определенного возраста мне хотелось работать на телевидении, а потом я как-то смирилась и решила, что нужно менять дикторский профиль на журналистский. Подошла к директору службы новостей на радио, а он отправил меня на телевидение. И пришла я на БТ не юной девочкой без опыта. Не могу сказать, что у меня не было знакомых, потому что у моего приятеля работал отец на радио. И когда я приходила на конкурс, со мной как-то более усиленно занимались. И даже, если бы у меня не было внешних данных - это не было бы помехой, там внешность не важна. Главное, чтобы голос был. Наверное, все сошлось. Но это не был чистый блат. Возможно, меня немножечко поддержали на первом этапе.

Юлия Перцова: Могу сказать, что камера либо любит, либо нет, и есть какие-то нюансы, которые никак не изменишь никаким блатом. Поэтому в нашей профессии с одной стороны это очень распространено, с другой стороны - не так это и просто. 

Добрый день! Смогли бы вы сейчас попробовать себя абсолютно в другой профессии? Какую бы вы выбрали?
Ирина (Неизвестно)
Лариса Гринько: Сейчас я работаю в пресс-службе Беларусбанка. Это не абсолютно другая профессия, она очень близка, я практически в той же сфере и осталась. И хочу сказать, что мне интересно. Я теперь такой финансово грамотный человек. Это моя новая грань, я с удовольствием пишу на финансовые темы. Поначалу меня смущал другой, утренний ритм жизни, на телевидении  к вечеру только все начиналось, но я перестроилась. А вообще надо пробовать себя в разных жанрах, если есть желание и энергия.

Юлия Перцова: Я по специальности преподаватель английского языка. И поэтому, я бы с удовольствием преподавала английский язык детям. Почему бы и нет. Мне нравилось, и когда у нас была практика в университете я с удовольствием работала. С детками мне нравится общаться, они интересные и непосредственные, смотрят тебе в глаза, улыбаются, и я получаю от этого удовольствие, заряжаюсь от них энергией, а им отдаю свою.
Лариса Петровна, вы придерживаетесь феминистских убеждений. Вы за полную эмансипацию, т.е. когда женщина настолько самостоятельна и равна мужчине, что перед ней и дверь открыть стыдно?
Диана (Неизвестно)
Лариса Гринько: Я не знаю, откуда такая информация. Я против феминизма. Я очень люблю мужчин и очень уважительно к ним отношусь. Считаю, что мужчина должен рулить всем, но если складывается безвыходная ситуация, то женщине нужно брать ответственность на себя. То, что я состою в правлении Белорусского союза женщин - это гуманитарная миссия. Мы ездим по детским домам, по социальным приютам, навещаем стариков. Была у нас недавно поездка в Хойники (чернобыльская зона). Это конкретное дело, мы посещали многодетные семьи. Вы знаете, я сделала вывод, что это нужно не им, а мне в первую очередь, потому что хорошо так приземляет. Когда ты понимаешь, вот где настоящие проблемы, вот кому нужна конкретная помощь. 

Вообще я за равность полов, и то, что женщина сегодня выполняет больше, чем ей отведено природой - это наша беда. Так, что извините, Диана, я не феминистка, я нормальная обычная женщина (смеется).
Диктор не должен выражать эмоции и свое отношение к какому-либо событию. Всегда ли стоит следовать этим правилам?
Кристина (Неизвестно)
Юлия Перцова: Не должен. Но я очень эмоциональный человек... И, например, что касается новостей про Олимпиаду, когда наши выигрывают, становятся на пьедестал - невозможно не выразить это улыбкой, взглядом, хочется подпрыгнуть вместе с ними. Или когда в семье рождается пятый ребенок - это такие хорошие новости, на которые я не могу не отреагировать. Не получается.

Лариса Гринько: Диктор и ведущий это обычный человек, который обладает нормальными человеческими эмоциями. У меня был такой опыт. Если вы помните 1999 год, Немига, когда столько девочек погибли в толпе. Как можно было безразлично об этом говорить, я расплакалась. Потом на многих сайтах написали об этом. Да, это эмоции, хуже когда все переворачивается и там, где надо плакать, люди смеются. А та моя реакция была вполне нормальной и оправданной. Хотя, конечно, нужно занимать нейтральную позицию, не кокетничать, не навязывать свою точку зрения - просто доносить информацию. А умеренные эмоции для женщины - это нормально.
Юлия, расскажите, пожалуйста, про вашу программу "Кулинарная дипломатия". Как вы выбираете гостей, и как вообще возникла идея создания такой программы?
Светлана (Неизвестно)

Юлия Перцова: Это уже третий сезон проекта. На самом деле над ним работает очень большая команда. Наши гости - представители международных организаций и дипмиссий. Кто-то с удовольствием сразу согласился, а кто-то сначала присматривался, но после того, как вышли первые программы, перезвонили и сказали, что с удовольствием примут участие. Для меня это конечно хороший знак. Люди приходят настолько интересные. Они все разные. У всех своя культура, свои эмоции, свои традиции, они ими делятся, рассказывают о стране, готовят.

Например, в воскресенье выйдет программа с участием руководителя отделения посольства Финляндии. Мы там и станцуем, и фокусы покажем. Но нельзя сказать, что это только развлекательная программа, потому что представители дипмиссий - очень серьезные люди, их работа очень важна. Тему сотрудничества между Беларусью и их страной мы тоже не можем обойти. Собственно как и слишком расслабиться. Стараюсь максимально узнать о своих гостях, как они пришли в эту профессию, что они любят, как они познакомились со своими женами. Так что в каждой программой вы можете и попутешествовать и научиться готовить блюда разных национальностей. На самом деле они очень просты в приготовлении, главное желание.

Лариса Гринько: Мне кажется, что самое главное здесь не кулинарная составляющая, а именно дипломатия. Ведь в таком шоу раскрываются люди, раскрываются традиции, культура. Это очень важно, ведь мы открытая страна. Вы как ведущая программы представляет свою страну, а гости - свои страны.

Юлия Перцова: Наши гости с такой теплотой и такой любовью говорят про Беларусь и белорусов, поражаются нашей честности и безопасности в стране. Их истории греют душу. Они ценят нашу культуру и историю. Поэтому смотрите "Кулинарную дипломатию", это яркая программа. Я получаю удовольствие от каждой записи, от общения с такими интересными людьми.
Я знаю, что дикторы читают по суфлеру, ну а если он сломается? Были такие случаи или другие мешающие факторы во время прямого эфира, расскажите, пожалуйста.
Ольга (Неизвестно)

Лариса Гринько: Суфлеры - это явление современного телевидения, в мое время никаких суфлеров не было. Были дикторы, которые запомнили тексты. Вот Валентин Аксентюк с нами работал, я просто поражалась его феноменальной памяти - он выдавал информацию практически не глядя в текст. Раньше новости были такие: "на палеткі выйшлі трактары, укос такі, працэнт такі", и он это все наизусть знал перед эфиром, лишь с небольшим подглядыванием в текст. Раньше и тракты были, чтобы тексты усваивались. Конечно, трудно! Возьмите любой с телефон, в который загружена телефонная книга. Вы помните номера телефонов своих друзей? Думаю, не больше десятка. А остальные - зачем? Это расслабляет и, конечно, когда он ломается (прим. суфлер), тревога есть.

Юлия Перцова: Да, тревога есть. Сейчас секреты телевизионной кухни расскажу. Вы видите. Мы иногда перекладываем листочки - на каждом листочке отдельный текст, чтобы не запутаться, если суфлер даст сбой. У меня была интересная ситуация, когда были непростые отношения с нашей страной соседкой, и надо было в эфир дать заявление одного из наших ведомств. И режиссеры мне в ухо говорят: ты дочитываешь информацию, потом поворачиваешься на первую камеру и повторяешь за мной. Такая ситуация произошла впервые. Я поворачиваюсь, и мне в ухо по предложению диктуют текст, который я должна повторять. Это была экстренная ситуация, когда ни листочков, ни суфлера - ничего нет. Но я справилась, потому что нас готовят. Периодически нам устраивают краш-тесты, во время которых мы тренируемся реагировать на разного рода проблемы в эфире. 

Я была на NBC в Нью-Йорке на шоу Джимми Фэллона и узнала такой примечательный факт. Джимми Фэлон не доверяет современной технике, поэтому он работает не по современным электронным суфлерам, а у него на шоу стоит человек, который карточки перекладывает. 

Работа разная, и суфлер - это наш большой помощник, но мы учимся работать и без него.

Лариса Гринько: Надо учесть, что люди все-таки грамотные работают, которые и от себя что-то могут говорить, а не только по написанному?

Юлия Перцова: Мы должны уметь реагировать на любую ситуацию, даже если все ломается. Во время эфира моей коллеге Дарье Бигун муха залетела прямо в лицо, ползала у нее в волосах, но Даша даже бровью не повела! Мы и имя ей дали - муха Зоя. Потом, когда мы заходили в студию и видели муху, то очень переживали. Казалось, она знала и хотела сорвать наши эфиры, летала мимо нас туда-сюда.

Ведущая: Она хотела стать ведущей.

Юлия Перцова: Да, очень хотела. У меня была ситуация, когда я держала ручку в руках и она выскочила прямо в эфире. Но это мелочи.

Лариса Гринько: Конечно, всякое случается - я кашляла в эфире, или лампы раньше были такие, которые могли взрываться. Очень переживаешь, когда это происходит. Потом это превращается в такие телевизионные байки и переходит из поколения в поколение. Рассказывали, как кошка ходила по столу ведущего, и муху он гонял, а никто не мог понять почему он так машет рукой, рассказывая про какой-то конфликт международный... А один диктор упал со стула и выпал из экрана, но он был нетрезв. Сначала это вызывает страх, а потом оказывается, есть о чем поговорить, есть что вспомнить. Нормальная жизнь. Везде в любой профессии бывают какие-то нестандартные ситуации.  

Лариса Петровна, мне очень нравилась Ваша программа “Судьбы своей хозяйка”. Скажите, чему научили вас героини и какие выводы для себя вы сделали, встречаясь с такими женщинами?
Евгения (Неизвестно)

Лариса Гринько: Всему научили. Во-первых, это интересное общение. На мой взгляд человеческое общение - это самое дорогое. Для меня это удовольствие на уровне путешествий, которые я очень люблю. Общение дает много интересных открытий. Например, ни у кого нет абсолютного счастья. И все женщины, которые чего-то добились, прошли тернистый путь, с потерями, и у каждой скелет в шкафу. Назидательные вещи, про то, что нужно трудиться, что нужно преодолевать трудности, не хочется говорить… Это интересно, это всегда ново, это всегда праздник. После съемок я со многими продолжала общение, до сих пор поддерживаю контакты с моими героинями. Кто-то уже ушел из этой жизни, кто-то ушел из профессии. Я обрела такой огромный круг друзей по всей стране. У меня даже Татьяна Самойлова была в программе. 

Ведущая: Скучаете по программам?

Лариса Гринько: Вот как по отдельным составляющим работы, когда нужно договариваться о съемках, потом монтаж, и это все на тебе, то, наверное, нет. А вот по результатам, конечно, да.

Лариса Петровна, вы на протяжении долгого времени работали на телевидении. Технологии менялись и продолжают меняться. На ваш взгляд, современному журналисту, диктору работать стало легче или наоборот?
Ольга (Неизвестно)

Лариса Гринько: Когда я начинала, это была элитарная профессия. Я помню, когда я первый раз появилась в дикторской на радио. 1980-й год. Я еще студенткой была, вернулась в группу, и говорю: "Вы знаете, там небожители!" Тогда работала диктором Лидия Стасевич, у нее такие огромные бриллиантовые кольца были, и она такая вся из себя светская дама. Илья Курган, Володин, Галина Феликсовна Сидельник... Они были такие яркие, такие красивые. Мне казалось, что я попала в какое-то необыкновенное общество. Мне сказали, что мол, ты потом разочаруешься, они такие же нормальные, как и все. Но... профессия была элитарная. Дикторов были единицы, один канал телевидения, один - радио. Знали всех в лицо, по голосам. Ты прикасался к чему-то исключительному. 

Сейчас, конечно, по-другому. Много ведущих, большая ротация на каналах. Раньше работать было престижно. Я не могу сказать, что это очень интересно, ведь ты читаешь чужие журналистские тексты и не всегда с ними согласна поначалу. Теперь другие условия, уже не та престижность, не та оплата, не тот статус. Но это не так важно. Главное, чтобы было интересно. Когда я работала на радио, я выучила все названия опер, всех композиторов, потому что я все время что-то объявляла, читала. Это самообразование было очень важно для меня. Теперь, наверно, по-другому все происходит, особенно что касается новостных программ. Это же бесконечный поток информации. 

Юлия Перцова: Да, жизнь кипит. Столько разных проектов, молодых энтузиастов и активных журналистов, ведущих, которые с такой любовью делают свои проекты: "Форум", "Дело жизни", "Актуальное интервью", "Наши". Посмотрите, и вы увидите, насколько интересны герои наших программ: у каждого своя история, своя жизнь, эмоции. И насколько подготовленными  нужно быть  нашим журналистам и ведущим. Я не думаю, что меняются основы професии, все развивается.

Лариса Гринько: Технически, сейчас, однозначно проще.

Юлия Перцова: Меняются эпохи, появляются новые люди, таланты. 

Лариса Гринько: Я слушаю Юлю. Она молодая и думает, что они сейчас сделают революцию и все будет совершенно по-другому. Я с удивлением узнала, что у человеческой цивилизации существует 200 сюжетов. Все остальное - вариации на эти темы. Также и в профессии. Есть тренды, которые уже были когда-то и опять возвращаются. Они меняются со временем и в наших оценках. Что характерно для молодых? Они первооткрыватели, сейчас мы все сделаем по-новому. Конечно, это правильно, ощущать важность своей профессии. Но телевидение и радио - это отражение нашей жизни. И главная роль в ней принадлежит людям, которые создают добавочную стоимость. Это трудящиеся, колхозники, банкиры. Они что-то производят. Телевидение только освещает, и эта роль вторична. И, к сожалению, количество наших зрителей уменьшается. Многие уходят в Интернет. Поэтому обольщаться не надо, надо искать новые интересные проявления этой самой жизни и рассказывать о них зрителю.

Юлия Перцова: Мне кажется, что и интернет-вещание, и телевидение, и радио могут существовать параллельно, одинаково и хорошо, потому что кто-то ушел в Интернет, а кто-то любит сесть перед телевизором, выпить чаю и посмотреть наши телеканалы. Да, большинство из тех проектов, которые показывают по телевизору, можно посмотреть по Интернету.  Но теме, что телевидение умрет и все уйдут в Интернет, уже много лет, но пока ТВ и радио живы, и люди нас смотрят и слушают. 

Я хочу стать ведущей. Внешность подходит, над голосом работаю. Что мне нужно сделать, чтобы попасть на ТВ?
Анна (Неизвестно)

Лариса Гринько: Надо следить за рекламой. Каналы часто проводят кастинги. Вот даже на выставке "СМИ в Беларуси", которая проходит в эти дни, можно было попробовать себя в качестве ведущих, один из каналов проводил отбор.

Юлия Перцова: Надо следить и за новостями на нашем  сайте tvr.by, в Белтелерадиокомпании постоянно проходят кастинги, требуются ведущие на проекты разного рода: и развлекательные, и новостные. Мы ищем и корреспондентов. Поэтому ищите, не упускайте возможности. Более того, Белтелерадиокомпания предоставляет услуги обучения профессии, у нас работают курсы телеведущих. Это не значит, что каждый, кто их закончит, станет звездой Белорусского телевидения. Но это тоже шанс, воспользуйтесь, придите, и если вы уникальны и обладаете всеми необходимыми качествами: харизмой, подачей, - останетесь сто процентов. Или поймете, что это не ваше. 

Нужно еще понять кухню телевизионную. Это не так просто и красиво, как кажется. Работа требует внимания, энергии, вы должны быть постоянно активны, эмоционально уравновешенны, быть всегда с улыбкой. Не каждому это дано. Вас могут поднять в три утра, в четыре, вы должны быть к этому готовы, нужно быть в доступе круглосуточно. Я веду вечерний эфир, а те, кто работают на утренних новостях, встают в четыре утра, а еще нужно быть красивыми, бодрыми, чтобы вам донести оперативную информацию, чтобы вы встали утром, включили телевизор и за завтраком услышали все последние новости. И это не только ведущие, за ними стоит большая команда. О праздниках и выходных - забудьте. Вот такая работа, и все мы получаем от этого огромное удовольствие. Если это ваше, если это будет вам в радость, тогда - вперед.

У меня меркантильный вопрос. Бытует мнение что на телевидении много платят, а делать ничего особенно не нужно, сиди, читай красивая в свете софитов. Развенчаете этот миф?
Ольга (Неизвестно)

Лариса Гринько: Бесполезно развенчивать. Потому что даже мои близкие люди, мой отец считал, разве это работа? Я наблюдала, что народ так думает. Говорить о том, что это тяжелая работа, что это напряжение, - зачем? Мы сохраним миф о праздничности профессии. Платят нормально, если ты хорошо работаешь, как и везде, - по заслугам. Но работать надо, потому что бездельников не терпит никто. И блат не поможет.

Юлия Перцова: Белтелерадиокомпания дает возможность нам заработать. Потому что помимо того, что я работаю в прямом эфире, веду новости, если у меня есть желание - я могу заняться другим проектом, например, сделать программу "Наши" либо записать "Актуальное интервью". Поэтому, если вы хотите заработать, пожалуйста, трудитесь.

Я бы много рассказала и про макияжи, и про прическу... Да, хорошо прийти на работу, тебя накрасят, накрутят… Но это же тоже, и кожа страдает, и волосы, поэтому нужно очень трепетно ухаживать за собой…

Лариса Гринько: Что лукавить, да, это интересная хорошая работа. Непыльная во всяком случае…

Юлия Перцова: Но я вот от эфира порой очень сильно устаю, потому что очень активно работает мозг. И я после работы могу у родителей снег почистить, заняться физическим трудом, чтобы баланс был.

Поздравляю с профессиональным праздником! Творческих успехов!
Семен Петрович (Воложин)
Спасибо!

Смотреть еще