Новости. Президент

У Главы государства обсудили резонансный декрет о предупреждении социального иждивенчества

Сегодня на совещании у Главы государства обсуждали резонансный  декрет о предупреждении социального иждивенчества.  По мнению Президента, документ более чем за год проверен на практике и теперь требует продуманной корректировки. Главная цель  - обеспечить справедливость при возмещении гражданами государственных расходов: медицины, безопасности, образования, инфраструктуры и социальной защиты наиболее уязвимых слоев. Сбор, или налог на тунеядство, по мнению Главы государства, стимулирует к легальному труду, предупреждает бродяжничество и социальное сиротство. В этом его неоспоримая польза. Однако вскрыты и недостатки механизма: сложности с администрированием, включение в списки тех, кто не должен платить налог, дефицит вакансий в регионах. Как изменят самый обсуждаемый декрет прошлого года и кто сможет не платить сбор легально? С совещания на высшем уровне - Андрей Кривошеев.  Декрет номер три, по-народному налог на тунеядство, весь год вызывает жаркую полемику в обществе и критику экспертов. Впрочем, спорят и критикуют в основном не по существу. Ведь справедливо, когда налоги платят все, кто может и должен, иное дело - нарекания по форме. А вот здесь бывают откровенные безобразия. Например. Извещения приходят на умерших людей - вспоминаем "мертвые души"; или в семьи, где ребенок только-только появился на свет. Именно поэтому все подобные нарекания и обращения граждан собирали весь год, чтобы сегодня на высшем президентском уровне внести правки от жизни. Эффект от декрета проявился уже на стадии его разработки и задолго до первых извещений. 60 000 человек сами пришли на биржи и ярмарки труда, подсветив добровольную безработицу. Подстегнул даже не сбор (20 базовых, или 360 рублей в год), а желание зваться людьми, а не тунеядцами. Рынок труда оперативно переварил наплыв специалистов. Новые рабочие места, новые легальные предприниматели, фермеры, сфера услуг и ремесленники - все те, кто прежде комфортно существовал в тени экономики, вышли на правовой свет. Кочанова: Декрет является актуальным, объективным и необходимым, оказывает положительное воздействие на сферу труда и занятости, вовлечение в легальную экономическую деятельность незанятого населения. Президент: Т.е. от декрета мы не отказываемся? Кочанова: Нет. После принятия декрета отмечен рост числа обращений за содействием в трудоустройстве и количества зарегистрированных безработных. При этом на 1 ноября 2016 года число вакансий на 1 300 превысило количество безработных в Беларуси. Президент: Вакансии - зарегистрированные? Мы преодолели дефицит вакансий? Кочанова: Зависит от региона, но в целом да. Коэффициент напряженности 1,1 вакансия на 1 безработного.   Сколько в государстве потенциальных иждивенцев? НИИ Минэкономики год назад насчитал 404 500. Т.е. каждый двенадцатый трудоспособный гражданин. И в этом несправедливость, по мнению общества. Одни работают и платят за общие образование, здравоохранение, безопасность, инфраструктуру и прочее, а часть граждан этим пользуется, не вкладывая ни копейки в общий котел бюджета. Кого считать социальным уклонистом - вопрос еще сложнее. Примерно половина, около 200 000, хотели бы работать, но не за невысокую зарплату, с непрестижной профессией или менять прописку. На бирже труда они также не числятся, перебиваясь случайными доходами или повисая на семейном бюджете близких. Около 60 000 не хотят работать, имея стабильную ренту. Например, родительскую квартиру, грант или счет в банке. Еще 110 000 - теневая экономика. Временная или вахтовая подработка за границей, семья чаще в Беларуси. Приграничная мини-торговля, челноки-маятники. Нелегалы в сервисе,  услугах и интернет-торговле. Сотрудники без официального контракта, на черном нале и т.д. Плюс социальное дно - без места жительства, работы, промышляющие кражами, разбоями, пьянством и вымогательством. Самые трудные граждане нашей страны. Именно они задают негативный имидж тунеядцев в обществе.  Естественно, за год декрет вызвал множество критики. И от тех, кто платить не желает, и тех, кого меры коснулись незаслуженно. Яркий пример - работающие люди, но с льготами по налогам при строительстве квартир и образовании детей. Реакция Президента мгновенная: они не тунеядцы, и декрет не по букве, а по духу закона их коснуться не должен был изначально. В целом все недоработки собирали на местах, на земле больше года - через депутатов, налоговые, обращения граждан, прямые линии и личные приемы управленцев. Серьезная проблема - администрирование. Собрать актуальные данные, не обидеть труженика и найти реального тунеядца. Многие ведь за границей, скрываются, бродяжничают, фальсифицируют документы. В Евросоюзе, США и Японии, например, таких проблем почти нет.  Финансы любого гражданина, причем и доходы, и расходы - под жестким контролем. Прозрачен каждый цент. Большинство платежей - безналом, купюру больше 20 долларов или евро почти не берут для оплаты. Достают любые депозиты и вклады - хоть в Панаме, хоть в Швейцарии. Плюс налоговая культура и развитый рынок акций и облигаций. У нас гражданин в финансах на порядок свободнее, гигантский оборот наличности и теневых доходов. Еще и отсюда потребность в декрете. Михаил Ковалев, декан экономического факультета БГУ, профессор: "Я позитивно отношусь к так называемому указу о тунеядцах. Потому что в стране достаточно много людей, которые являются свободными художниками, нигде не числятся, но тем не менее оказывают услуги населению, строят дачи, ремонтируют квартиры и т.д. Ясно, что они должны платить налоги, потому что они пользуются нашей бесплатной медициной, они пользуются нашими бесплатными школами - это очевидно. Понятно, что когда создавался закон, возможно, там где-то затронули и тех, кто не является социальным иждивенцем, а воспитывает детей-инвалидов, потерял работу, но не сумел зарегистрироваться как безработный. Ясно, что эти категории надо исключить". Кстати, с подобной проблемой столкнулись и наши соседи, где фискальная культура и менталитет схожи с нашими. По белорусскому пути уже готовы пойти Россия и Казахстан. В Астане - пока обсуждения. А вот Москва уже и законопроект подготовила. С учетом всех сложностей в первый год перепись тунеядцев идет не быстро. Цифры на совещании приводит профильный вице-премьер. И ключевая для Президента - даже не собранные деньги (3 миллиона "новыми"), а число тех, кто добровольно заплатил сбор или вышел на работу.   Кочанова: 73 000 извещений, 9 500 граждан заплатили 2,8 млн рублей. Мы обнаруживаем тех, кто должен платить, заплатили добровольно 4 000 человек. Президент: 73 000 - это все, кого нашли? Кочанова: Это послано извещений, но адресатов будет гораздо больше.  Главный результат сегодняшнего совещания - расширение категорий тех, кто платить налог не должен: это альтернативная служба, спортсмены сборных без зарплаты, временно лица под защитой государства, например, важные свидетели, судьи, силовики-оперативники на спецзаданиях. Впрочем, последних - единицы. Самая народная поправка - граждане в трудной жизненной ситуации. Сгорел дом, украли имущество, внезапная болезнь или того хуже. Всей жизни на бумаге не пропишешь, потому решать, кому отменить сбор и помочь, будет местная власть - советы депутатов и исполкомы. Персонально, прозрачно, коллегиально - по личному заявлению человека в беде и под жестким контролем губернаторов. Чтобы ни коррупции, ни кумовства. Наталья Кочанова, заместитель премьер-министра Беларуси: "Приняты некоторые новации, которые будут внесены как поправки в этот декрет. Прежде всего, это вопросы, которые касаются трудных жизненных ситуаций и предоставления права местным органам власти принимать решение об освобождении от сбора граждан, у которых сложились непредвиденные жизненные ситуации". По итогам разговора сегодня декрет нужен государству и обществу, но без ошибок, увы, не обойтись, главное, вовремя их исправлять, восстанавливая социальную справедливость. Масштабный мониторинг правоприменения будет продолжен, местная власть должна доказать, что справится с новыми полномочиями. Поправки внесут оперативно уже до конца года.  Посчитать реальных социальных должников, а не "мертвые души" оказалось самым сложным. Потребовалось свести в единую базу данных 30 госорганов и 82 000 организаций. Поэтому, чтобы не напрягать общество, сроки сегодня решили передвинуть. До 20 января придут извещения, еще месяц, чтобы их оплатить или оспорить. В правительстве уверены: новации от жизни сделают декрет более жизнеспособным, а сам налог на тунеядство оздоровит и рынок труда, и экономику, страдающую от теневиков и иждивенцев. 
6 Декабря 2016

Сегодня на совещании у Главы государства обсуждали резонансный  декрет о предупреждении социального иждивенчества. 

По мнению Президента, документ более чем за год проверен на практике и теперь требует продуманной корректировки. Главная цель  - обеспечить справедливость при возмещении гражданами государственных расходов: медицины, безопасности, образования, инфраструктуры и социальной защиты наиболее уязвимых слоев.

Сбор, или налог на тунеядство, по мнению Главы государства, стимулирует к легальному труду, предупреждает бродяжничество и социальное сиротство. В этом его неоспоримая польза. Однако вскрыты и недостатки механизма: сложности с администрированием, включение в списки тех, кто не должен платить налог, дефицит вакансий в регионах. Как изменят самый обсуждаемый декрет прошлого года и кто сможет не платить сбор легально? С совещания на высшем уровне - Андрей Кривошеев.

 Декрет номер три, по-народному налог на тунеядство, весь год вызывает жаркую полемику в обществе и критику экспертов. Впрочем, спорят и критикуют в основном не по существу. Ведь справедливо, когда налоги платят все, кто может и должен, иное дело - нарекания по форме. А вот здесь бывают откровенные безобразия. Например. Извещения приходят на умерших людей - вспоминаем "мертвые души"; или в семьи, где ребенок только-только появился на свет. Именно поэтому все подобные нарекания и обращения граждан собирали весь год, чтобы сегодня на высшем президентском уровне внести правки от жизни.

Эффект от декрета проявился уже на стадии его разработки и задолго до первых извещений. 60 000 человек сами пришли на биржи и ярмарки труда, подсветив добровольную безработицу. Подстегнул даже не сбор (20 базовых, или 360 рублей в год), а желание зваться людьми, а не тунеядцами. Рынок труда оперативно переварил наплыв специалистов. Новые рабочие места, новые легальные предприниматели, фермеры, сфера услуг и ремесленники - все те, кто прежде комфортно существовал в тени экономики, вышли на правовой свет.

Кочанова: Декрет является актуальным, объективным и необходимым, оказывает положительное воздействие на сферу труда и занятости, вовлечение в легальную экономическую деятельность незанятого населения.

Президент: Т.е. от декрета мы не отказываемся?

Кочанова: Нет. После принятия декрета отмечен рост числа обращений за содействием в трудоустройстве и количества зарегистрированных безработных. При этом на 1 ноября 2016 года число вакансий на 1 300 превысило количество безработных в Беларуси.

Президент: Вакансии - зарегистрированные? Мы преодолели дефицит вакансий?

Кочанова: Зависит от региона, но в целом да. Коэффициент напряженности 1,1 вакансия на 1 безработного.  

Сколько в государстве потенциальных иждивенцев? НИИ Минэкономики год назад насчитал 404 500. Т.е. каждый двенадцатый трудоспособный гражданин. И в этом несправедливость, по мнению общества. Одни работают и платят за общие образование, здравоохранение, безопасность, инфраструктуру и прочее, а часть граждан этим пользуется, не вкладывая ни копейки в общий котел бюджета.

Кого считать социальным уклонистом - вопрос еще сложнее.

Примерно половина, около 200 000, хотели бы работать, но не за невысокую зарплату, с непрестижной профессией или менять прописку. На бирже труда они также не числятся, перебиваясь случайными доходами или повисая на семейном бюджете близких.

Около 60 000 не хотят работать, имея стабильную ренту. Например, родительскую квартиру, грант или счет в банке.

Еще 110 000 - теневая экономика. Временная или вахтовая подработка за границей, семья чаще в Беларуси. Приграничная мини-торговля, челноки-маятники. Нелегалы в сервисе,  услугах и интернет-торговле. Сотрудники без официального контракта, на черном нале и т.д.

Плюс социальное дно - без места жительства, работы, промышляющие кражами, разбоями, пьянством и вымогательством. Самые трудные граждане нашей страны. Именно они задают негативный имидж тунеядцев в обществе. 

Естественно, за год декрет вызвал множество критики. И от тех, кто платить не желает, и тех, кого меры коснулись незаслуженно. Яркий пример - работающие люди, но с льготами по налогам при строительстве квартир и образовании детей. Реакция Президента мгновенная: они не тунеядцы, и декрет не по букве, а по духу закона их коснуться не должен был изначально. В целом все недоработки собирали на местах, на земле больше года - через депутатов, налоговые, обращения граждан, прямые линии и личные приемы управленцев.

Серьезная проблема - администрирование. Собрать актуальные данные, не обидеть труженика и найти реального тунеядца. Многие ведь за границей, скрываются, бродяжничают, фальсифицируют документы.

В Евросоюзе, США и Японии, например, таких проблем почти нет.  Финансы любого гражданина, причем и доходы, и расходы - под жестким контролем. Прозрачен каждый цент. Большинство платежей - безналом, купюру больше 20 долларов или евро почти не берут для оплаты. Достают любые депозиты и вклады - хоть в Панаме, хоть в Швейцарии. Плюс налоговая культура и развитый рынок акций и облигаций. У нас гражданин в финансах на порядок свободнее, гигантский оборот наличности и теневых доходов. Еще и отсюда потребность в декрете.

Михаил Ковалев, декан экономического факультета БГУ, профессор: "Я позитивно отношусь к так называемому указу о тунеядцах. Потому что в стране достаточно много людей, которые являются свободными художниками, нигде не числятся, но тем не менее оказывают услуги населению, строят дачи, ремонтируют квартиры и т.д. Ясно, что они должны платить налоги, потому что они пользуются нашей бесплатной медициной, они пользуются нашими бесплатными школами - это очевидно. Понятно, что когда создавался закон, возможно, там где-то затронули и тех, кто не является социальным иждивенцем, а воспитывает детей-инвалидов, потерял работу, но не сумел зарегистрироваться как безработный. Ясно, что эти категории надо исключить".

Кстати, с подобной проблемой столкнулись и наши соседи, где фискальная культура и менталитет схожи с нашими. По белорусскому пути уже готовы пойти Россия и Казахстан. В Астане - пока обсуждения. А вот Москва уже и законопроект подготовила.

С учетом всех сложностей в первый год перепись тунеядцев идет не быстро. Цифры на совещании приводит профильный вице-премьер. И ключевая для Президента - даже не собранные деньги (3 миллиона "новыми"), а число тех, кто добровольно заплатил сбор или вышел на работу.  

Кочанова: 73 000 извещений, 9 500 граждан заплатили 2,8 млн рублей. Мы обнаруживаем тех, кто должен платить, заплатили добровольно 4 000 человек.

Президент: 73 000 - это все, кого нашли?

Кочанова: Это послано извещений, но адресатов будет гораздо больше.

 Главный результат сегодняшнего совещания - расширение категорий тех, кто платить налог не должен: это альтернативная служба, спортсмены сборных без зарплаты, временно лица под защитой государства, например, важные свидетели, судьи, силовики-оперативники на спецзаданиях. Впрочем, последних - единицы.

Самая народная поправка - граждане в трудной жизненной ситуации. Сгорел дом, украли имущество, внезапная болезнь или того хуже. Всей жизни на бумаге не пропишешь, потому решать, кому отменить сбор и помочь, будет местная власть - советы депутатов и исполкомы. Персонально, прозрачно, коллегиально - по личному заявлению человека в беде и под жестким контролем губернаторов. Чтобы ни коррупции, ни кумовства.

Наталья Кочанова, заместитель премьер-министра Беларуси: "Приняты некоторые новации, которые будут внесены как поправки в этот декрет. Прежде всего, это вопросы, которые касаются трудных жизненных ситуаций и предоставления права местным органам власти принимать решение об освобождении от сбора граждан, у которых сложились непредвиденные жизненные ситуации".

По итогам разговора сегодня декрет нужен государству и обществу, но без ошибок, увы, не обойтись, главное, вовремя их исправлять, восстанавливая социальную справедливость. Масштабный мониторинг правоприменения будет продолжен, местная власть должна доказать, что справится с новыми полномочиями. Поправки внесут оперативно уже до конца года. 

Посчитать реальных социальных должников, а не "мертвые души" оказалось самым сложным. Потребовалось свести в единую базу данных 30 госорганов и 82 000 организаций. Поэтому, чтобы не напрягать общество, сроки сегодня решили передвинуть. До 20 января придут извещения, еще месяц, чтобы их оплатить или оспорить. В правительстве уверены: новации от жизни сделают декрет более жизнеспособным, а сам налог на тунеядство оздоровит и рынок труда, и экономику, страдающую от теневиков и иждивенцев. 


Предложи новость


*2+3 =


(Максимум символов: 3000)
Осталось символов

[ Добавить еще ]
*2+3 =