Память и правда о войне хранится в великом наследии белорусских художников

11 Мая 2018

Память и правда о войне хранится не только в документальных кинохрониках, но и в великом наследии белорусских художников, которые смогли увековечить и передать потомкам творения различных направлений и стилей, но однозначно исполненные уважения и истины о трагедии и героизме нашего народа в Великой Отечественной войне. Непохожие в сюжетном ряде, патетические и камерные полотна разных поколений наших мастеров, многие из которых - участники, очевидцы, дети войны. В каждой картине своя личная история и своя неповторимость, но есть работы, которые больше, чем личное, в которых художник сумел почувствовать и передать общие всенародные переживания и чувства. Освобождение Беларуси, послевоенный Минск - в главном музее страны хранятся два шедевра, по которым можно читать те контрастные чувства, которые переживали люди, встречавшие Победу - ликование и горесть, счастье и боль.

Репортаж Натальи Бордиловской.

В центре белорусского зала Национального музея - художественный бренд освобождения Беларуси, известный далеко за ее пределами. Автор Валентин Волков лично видел и переживал дни обороны столицы. Вход в город красноармейцев изобразил в заметках-письмах и на полотне. Картина 3 на 5 метров - гимн радости и празднику. Море цветов, небогато, но нарядно одетые люди, улыбчивые лица.

"Минск. 3 июля 1944 года" художник писал в 50-ых и... на мельнице! Город выделил Волкову малюсенькую по сегодняшним меркам комнату на пересечении улиц Восточной и Некрасова. Шедевр-гигант был написан в неприспособленной кладовке.

Первым белорусскую оду Победе увидел всесоюзный зритель - картину показали в 1955-ом во время Декады белорусского искусства в Москве. Резонанс пошел сразу же. После возвращения в Минск картину ждали в Доме правительства, но Аладова - директор Государственной картинной галереи (сегодня это Национальный художественный) - забрала полотно в музей и сразу же отвела ему центральное почетное место.

Немного уступает по размерам (всего 1,5 на 4 метра), но по настроению противоположный. Еще один рассказ об освобожденном Минске. Маю Данцигу было четырнадцать, когда из эвакуации с семьей вернулся в родной город. Впечатлениями от некогда цветущей Родины художник поделился... спустя 30 лет уже взрослым, с московской школой, живописцем. Монументальность, взятая от испанца Саро, и правдивость, продиктованная суровым стилем поколения шестидесятников. Работу как прорыв сразу же после презентации в середине 70-ых также забрали в музей.

"Минск. Весна 1944-го" - это полотно Мая Данцига свое время побило рекорд ценового эквивалента. Стандартным максимумом, за который государство приобретало художественные произведения с 70-ых по 90-ые, была сумма в две с половиной тысячи рублей. Картину же с изображением освобожденного Минска Мая Вульфовича оценили в четыре тысячи. Между прочим, примерно столько же в те времена стоили некоторые произведения Репина.

Интересно, но и первое, и второе патетические полотна (был период) совсем не выставлялись, хранились в фондах. Символично, что два этих взгляда на великую дату встретились в новом времени. 


Популярное

Рекомендуем

Предложи новость


*2+3 =


(Максимум символов: 3000)
Осталось символов

[ Добавить еще ]
*2+3 =