Новости
Новости общества

Миллионы кубометров леса лежат на складах

Лес рубят, щепки летят, уверяют нас представители Комитета госконтроля. Итоги совместного рейда с инспекторами природоохраны неутешительны - страна не потребляет столько древесины, сколько леса сейчас вырубается. Ревизоры говорят о миллионах кубометров леса, который лежит на складах и с приходом тепла начнет портиться.  С таким мнением категорически не согласны в лесхозах. Сейчас в Восточной Европе нашествие короеда,  единственно правильное решение - поскорее срубить больные деревья, чтобы спасти остальной лес. Так кто же наломал дров? Всю неделю Владимир Королев задавал неудобные вопросы о белорусских лесах.  Этот участок леса площадью в 5 га был спилен несколько лет назад. Сложно поверить, что эти бревна, поросшие мхом и лишайником, когда-то назывались деловой древесиной. Фактически 700 кубометров леса, а это почти 14 железнодорожных  вагонов были спилены зря.  Многие сваленные деревья уже давно поросли травой, часть из них сгнила или превратилась в труху. Здесь не орудовали браконьеры - это работа местного лесхоза в Солигорском районе. Это не единичная история, рейд госконтроля и инспекторов природоохраны выявил такие нарушения во всех областях. Почти половина брошенного леса лежит в Минской области.  Никто специально лес не спиливает, чтобы потом бросить его гнить, уверяют нас в лесхозе. Здесь работали зимой, а с приходом весны техника стала тонуть в болоте, все что могли вывезли, остальное пришлось оставить.  Андрей Шевелев, и.о. директора, главный лесничий Старобинского лесхоза: "Были сухие годы. И было принято решение о разработке лесосеки. Разработка производилась харвестером. Успешно была выполнена, но в середине января после начала трелевки началась оттепель. Здесь лесосека труднодоступная, болотно-папоротниковый тип леса. Местность такова, что примерно через 100 метров там уклон и постоянно стоит вода. Просчитывали экономическое обоснование, как достать древесину, получалось минимум вдвое дороже стоимости древесины".  А вот так выглядят места, куда древесину удалось доставить для хранения. Самые большие остатки сырья Гомельской области - в Хойникском районе. Десятки тысяч кубометров год лежат под открытым небом. Вырубали его после пожара. Героически спасая лес, его не уберегли на лесосеке. Потемнение древесины и следы плесени - результат снижения качества сырья. По данным госконтроля, примерно половина этого груза - деловая древесина. Куда ее девать, пока непонятно. Покупатели есть в Польше и Прибалтике, а вот доставка до потребителя не организована.  Сергей Будник,  заместитель начальника управления Комитета государственного контроля Гомельской области: "Есть масса вопросов,  в том числе недопоставка, нехватка самого подвижного состава. Такая ситуация не только в Хойникском лесхозе, но и во многих других предприятиях". Проблема сдвинется с мертвой точки в мае, уверяют в лесхозе, когда закупят щеповоз и рубильную машину. Но ведь это одно хозяйство из 98-ми. А пока госконтроль информирует правительство об увеличении остатков древесины. Госконтроль отмечает увеличение запасов заготовленного древесного сырья: Милошевичский лесхоз (Лельчицкий р-н) -91 тыс. м3 Хойникский лесхоз - 73 тыс. м3  Глусский лесхоз - 65 тыс. м3  Стародорожский лесхоз - 64 тыс. м3  Любанский лесхоз - 52 тыс. м3  Пружанский лесхоз - 48 тыс. м3  Быховский лесхоз - 47 тыс. м3  Щучинский лесхоз - 44 тыс. м3  Бегомльский лесхоз - 37 тыс. м3  Дятловский лесхоз - 37 тыс. м3 При этом накопление, несвоевременная переработка и реализация приводят к порче лесоматериалов. В тройке антилидеров по складированию дерева - лесхозы Лельчицкого, Хойникского и Глуссокого районов.  Александр Понкратов, главный специалист управления контроля за работой агропромышленного и природоохранного комплексов Комитета государственного контроля Могилевской области: "Вот  мы видим посинение, плесень, развитие грибка. Год назад эти дрова можно было использовать и как техсырье. Но сейчас техсырья не получится. Только если дрова. И то надо быстро продавать, а иначе КПД от тепла будет очень маленький. А иначе все это сгниет, перегниет и будет труха".  Большие объемы заготовки и низкие объемы реализации приводят к росту запасов древесины. Древесина, как правило, заготавливается, если в летний период, она портится буквально за два месяца. В этом году в Беларуси рекордная за все время партия остатков древесины - почти 3 млн. кубометров. И этот показатель продолжает расти. Исходя из такой статистики, создается впечатление, что предприятия лесхоза вырубают лес, чтобы пополнить склады.  Откуда появилось столько спиленного леса? А самое главное, зачем вырубать, если места для хранения древесины переполнены? Ответ Минлесхоза прост - в Восточной Европе эпидемия короеда. Избавиться от него можно лишь вырубив зараженные деревья. Это не прихоть чиновников, а крайняя мера, чтобы спасти оставшийся лес.  Владимир Креч, заместитель министра лесного хозяйства Беларуси: "55 % заготовленной древесины в 2018 году было из-за санитарных рубок, которые нельзя остановить с целью недопущения распространения короеда на еще большие территории. Именно из-за таких рубок удельный вес низкокачественной древесины выше, чем из плановых рубок. Это единственная на сегодняшний момент  и самая необходимая мера борьбы с ними. И вопрос по сокращению рубок не может быть в одностороннем порядке решен, так как эту борьбу нужно продолжать.  Там, где действительно добывается высококачественная древесина, было заготовлено только 45 %. Вся это древесина перерабатывается.  Вот эти 600 тыс. в остатках высококачественной древесины ежемесячно уходят и перерабатываются. А потом они должны возобновляться с целью их ритмичной работы".  В Минлесхозе уверяют, что из-за короеда сейчас 75 % всей заготовленной древесины низкосортная, оттого и завалены склады. В промышленных масштабах ее переработкой занимаются только крупные деревообрабатывающие предприятия, но и их мощностей недостаточно. Силами лесохозяйственных учреждений вдвое увеличен объем производства щепы, в полтора раза -  переработка древесины. Разрешить ситуацию должно строительство 6 пилетных заводов, которые заработают через год.  Госконтроль сегодня предлагает снизить рубку основного ухода, а также ограничить рубку арендаторам и заниматься только короедом. Но в Минлесхозе уверяют, сегодня ценные породы дерева вырубаются исключительно на продажу. А пока в лесах визжат пилы и работают двигатели тракторов и лесовозов. 
31 Марта 2019

Лес рубят, щепки летят, уверяют нас представители Комитета госконтроля. Итоги совместного рейда с инспекторами природоохраны неутешительны - страна не потребляет столько древесины, сколько леса сейчас вырубается. Ревизоры говорят о миллионах кубометров леса, который лежит на складах и с приходом тепла начнет портиться. 

С таким мнением категорически не согласны в лесхозах. Сейчас в Восточной Европе нашествие короеда,  единственно правильное решение - поскорее срубить больные деревья, чтобы спасти остальной лес. Так кто же наломал дров? Всю неделю Владимир Королев задавал неудобные вопросы о белорусских лесах. 

Этот участок леса площадью в 5 га был спилен несколько лет назад. Сложно поверить, что эти бревна, поросшие мхом и лишайником, когда-то назывались деловой древесиной. Фактически 700 кубометров леса, а это почти 14 железнодорожных  вагонов были спилены зря. 

Многие сваленные деревья уже давно поросли травой, часть из них сгнила или превратилась в труху. Здесь не орудовали браконьеры - это работа местного лесхоза в Солигорском районе.

Это не единичная история, рейд госконтроля и инспекторов природоохраны выявил такие нарушения во всех областях. Почти половина брошенного леса лежит в Минской области. 

Никто специально лес не спиливает, чтобы потом бросить его гнить, уверяют нас в лесхозе. Здесь работали зимой, а с приходом весны техника стала тонуть в болоте, все что могли вывезли, остальное пришлось оставить. 

Андрей Шевелев, и.о. директора, главный лесничий Старобинского лесхоза: "Были сухие годы. И было принято решение о разработке лесосеки. Разработка производилась харвестером. Успешно была выполнена, но в середине января после начала трелевки началась оттепель. Здесь лесосека труднодоступная, болотно-папоротниковый тип леса. Местность такова, что примерно через 100 метров там уклон и постоянно стоит вода. Просчитывали экономическое обоснование, как достать древесину, получалось минимум вдвое дороже стоимости древесины". 

А вот так выглядят места, куда древесину удалось доставить для хранения. Самые большие остатки сырья Гомельской области - в Хойникском районе. Десятки тысяч кубометров год лежат под открытым небом. Вырубали его после пожара. Героически спасая лес, его не уберегли на лесосеке. Потемнение древесины и следы плесени - результат снижения качества сырья. По данным госконтроля, примерно половина этого груза - деловая древесина. Куда ее девать, пока непонятно. Покупатели есть в Польше и Прибалтике, а вот доставка до потребителя не организована. 

Сергей Будник,  заместитель начальника управления Комитета государственного контроля Гомельской области: "Есть масса вопросов,  в том числе недопоставка, нехватка самого подвижного состава. Такая ситуация не только в Хойникском лесхозе, но и во многих других предприятиях".

Проблема сдвинется с мертвой точки в мае, уверяют в лесхозе, когда закупят щеповоз и рубильную машину. Но ведь это одно хозяйство из 98-ми. А пока госконтроль информирует правительство об увеличении остатков древесины.

Госконтроль отмечает увеличение запасов заготовленного древесного сырья:

Милошевичский лесхоз (Лельчицкий р-н) -91 тыс. м3

Хойникский лесхоз - 73 тыс. м3 

Глусский лесхоз - 65 тыс. м3 

Стародорожский лесхоз - 64 тыс. м3 

Любанский лесхоз - 52 тыс. м3 

Пружанский лесхоз - 48 тыс. м3 

Быховский лесхоз - 47 тыс. м3 

Щучинский лесхоз - 44 тыс. м3 

Бегомльский лесхоз - 37 тыс. м3 

Дятловский лесхоз - 37 тыс. м3

При этом накопление, несвоевременная переработка и реализация приводят к порче лесоматериалов. В тройке антилидеров по складированию дерева - лесхозы Лельчицкого, Хойникского и Глуссокого районов. 

Миллионы кубометров леса лежат на складах

Александр Понкратов, главный специалист управления контроля за работой агропромышленного и природоохранного комплексов Комитета государственного контроля Могилевской области: "Вот  мы видим посинение, плесень, развитие грибка. Год назад эти дрова можно было использовать и как техсырье. Но сейчас техсырья не получится. Только если дрова. И то надо быстро продавать, а иначе КПД от тепла будет очень маленький. А иначе все это сгниет, перегниет и будет труха". 

Большие объемы заготовки и низкие объемы реализации приводят к росту запасов древесины. Древесина, как правило, заготавливается, если в летний период, она портится буквально за два месяца.

В этом году в Беларуси рекордная за все время партия остатков древесины - почти 3 млн. кубометров. И этот показатель продолжает расти. Исходя из такой статистики, создается впечатление, что предприятия лесхоза вырубают лес, чтобы пополнить склады. 

Откуда появилось столько спиленного леса? А самое главное, зачем вырубать, если места для хранения древесины переполнены? Ответ Минлесхоза прост - в Восточной Европе эпидемия короеда. Избавиться от него можно лишь вырубив зараженные деревья. Это не прихоть чиновников, а крайняя мера, чтобы спасти оставшийся лес. 

Владимир Креч, заместитель министра лесного хозяйства Беларуси: "55 % заготовленной древесины в 2018 году было из-за санитарных рубок, которые нельзя остановить с целью недопущения распространения короеда на еще большие территории. Именно из-за таких рубок удельный вес низкокачественной древесины выше, чем из плановых рубок.

Это единственная на сегодняшний момент  и самая необходимая мера борьбы с ними. И вопрос по сокращению рубок не может быть в одностороннем порядке решен, так как эту борьбу нужно продолжать. 

Там, где действительно добывается высококачественная древесина, было заготовлено только 45 %. Вся это древесина перерабатывается. 

Вот эти 600 тыс. в остатках высококачественной древесины ежемесячно уходят и перерабатываются. А потом они должны возобновляться с целью их ритмичной работы". 

В Минлесхозе уверяют, что из-за короеда сейчас 75 % всей заготовленной древесины низкосортная, оттого и завалены склады. В промышленных масштабах ее переработкой занимаются только крупные деревообрабатывающие предприятия, но и их мощностей недостаточно. Силами лесохозяйственных учреждений вдвое увеличен объем производства щепы, в полтора раза -  переработка древесины. Разрешить ситуацию должно строительство 6 пилетных заводов, которые заработают через год. 

Госконтроль сегодня предлагает снизить рубку основного ухода, а также ограничить рубку арендаторам и заниматься только короедом. Но в Минлесхозе уверяют, сегодня ценные породы дерева вырубаются исключительно на продажу. А пока в лесах визжат пилы и работают двигатели тракторов и лесовозов. 

Подписывайтесь на наш канал в "Яндекс.Дзен", чтобы быть в курсе последних событий в Беларуси и мире

Загрузка...

Предложи новость


*2+3 =


(Максимум символов: 3000)
Осталось символов

[ Добавить еще ]
*2+3 =