Неизвестный Колас. Самое сокровенное в письмах национального кумира

12 Августа 2018

Эти дни в определенном смысле знаковые в судьбе основоположника современной белорусской литературы Якуба Коласа. В этом году 95 лет с момента, когда вышла в свет его поэма "Новая земля", самое знаменитое из которой "Мой родны кут, як ты мне мілы…" - негласный символ малой родины. Юбилей отметили накануне.

Завтра же - день памяти народного поэта. 13 августа 1956 года Константин Михайлович Мицкевич ушел из жизни. 62 года назад не стало человека, о котором, нам представлялось, мы знаем все. Оказалось, это не так.

Уходящее время все чаще снимает гриф "секретно" с многих документов, касающихся личной жизни известных людей. Якуб Колас - не исключение и то, что мы покажем вам сегодня, полностью развенчивает хрестоматийные представления о классике и "забронзовелости" гениального земляка.

Истекает срок тайны интимной переписки классика с его последней музой – той, которой Колас посвятил свои финальные произведения и которой написал последнее письмо с предсмертными переживаниями и чувствами…

Наш эксклюзив - первое самое сокровенное в письмах национального кумира удалось прочесть Наталье Бордиловской.

Бывший дом Коласа сегодня музей. Здесь нам впервые показывают конверт, о котором знали все, но никому не давали увидеть. Теперь законно можно познакомиться с документами, которые не больше - не меньше сенсация. Письма Коласа к Александре Кетлер. Полутаинственной особе. Эти менее десятка посланий от 1956-го, последнего года жизни поэта, свидетельствуют: "забронзовелому" классику были не чужды живые человеческие чувства. 

В 1945-м Колас из эвакуации возвращается на родину. В Минске селится в доме на Академической, 5. В мае умерла его жена Мария Дмитриевна. Еще раньше средний сын Юрка погиб на войне. Загруженность общественной работой (Колас - депутат, член правления Союза писателей) помогала пережить горе. Спасало и творчество: поэт писал, печатался, его приглашали в редакции газет.

Два с половиной километра - 15 минут ходьбы: расстояние от дома Коласа до столичного Дома печати. В 1945 Константин Михайлович Мицкевич пришел сюда в редакцию газеты "Звязда". По каким-то вопросам заглянул в бухгалтерию. Среди сотрудниц увидел молодую темноволосую женщину. Это была Алеся Кетлер.

О подробностях той первой встречи неизвестно. Но на следующий день Кетлер получает от Коласа письмо. Личное. Там впечатления о приятности знакомства. На листе мелким почерком - просьба-вопрос увидеться вновь. Здесь Колас - обыкновенный мужчина, которому понравилась женщина.

То самое первое его письмо к Кетлер хранится в музее, но пока спрятано от посторонних глаз. Как и вся их переписка до 1956 года. Открывать интимный диалог народного поэта здесь только начинают. Дозированно и осторожно. Это можно понять: еще живы родственники. Было пожелание обеих сторон - не афишировать. И еще: любое отклонение от хрестоматии может выглядеть, как желтизна.

С первого дня знакомства и последующие десять лет Колас адресовал Кетлер около трехсот писем. Бывало он писал своей подруге и по два письма в день. В посланиях - мелочи его бытовой жизни, философские размышления, творческие планы, поэтические комплименты и неизменная подпись в конце: "Целую...".

В письмах Алесе Колас подписывался иначе, чем в рукописях. Писал "Як", рисовал колосок. Последние годы поэта мучал артроз - руки не слушались. Кетлер была первой, кому поэт показывал все свои последние стихи. Немало строк он посвятил ей лично. В письме от 21 июня - подарок музе. Ни в одной хрестоматии вы не прочтете, что притча "Стрекоза" о Кетлер. 

В музее считают: стихотворением Колас намекал Кетлер на беспечность. Родные Константина Михайловича и вовсе подозревали женщину в расчетливости.

Справедливости ради: Кетлер была не первой и не единственной, кто брал у Коласа деньги. В семье сохранились письма поэту из всех уголков Беларуси - обычные люди просили его о финансовой поддержке. Алесе же материально он помогал неоднократно. 
Колас не скрывал своего желания видеть Кетлер. Он приходил в редакцию встречаться с женщиной. Приглашал ее в поездки. Приводил в гости домой. Предвидел, что это не очень понравится семье - сыновьям с невестками, поэтому уговаривал подругу не придавать большого значения разговорам.

В семье Мицкевичей об Алесе Кетлер если говорят, то только в череде остальных муз.

Так сам Колас писал о своих увлечениях. И все же в истории его нежной переписки последним именем стоит самая загадочная - Алеся Кетлер. Ей было адресовано послание от 6 июля 1956 года - почти за месяц до смерти поэта.

13 августа 1956 года Константина Михайловича Мицкевича не стало. Александра Кетлер пережила поэта на много лет. Сегодня и ее уже нет. Дочь уехала жить за границу, говорят, в Болгарию.


Популярное

Рекомендуем

Сейчас читают

Рекомендуем

Предложи новость


*2+3 =


(Максимум символов: 3000)
Осталось символов

[ Добавить еще ]
*2+3 =