Онлайн-конференция с заместителем директора РНПЦ онкологии и медицинской радиологии

Онлайн-конференция с заместителем директора РНПЦ онкологии и медицинской радиологии

Онлайн-конференция с заместителем директора РНПЦ онкологии и медицинской радиологии

4 февраля мир отмечает День борьбы с онкологией. За прошлый год в Беларуси диагностировали почти 50 000 случаев заболевания раком. Несмотря на рост заболеваемости, смертность от него снижается. 

О том, как лечат эту коварную болезнь в Беларуси, какие инновационные технологии используют медики и как не попасть в группу риска - на эти и другие вопросы во время онлайн-конференции на сайте Белтелерадиокомпании ответит:

- Наталья Ефименко, заместитель директора по медицинской части ГУ "Республиканский научно-практический центр онкологии и медицинской радиологии им. Н. Н. Александрова", доктор медицинских наук, доцент

Часто рак называют болезнью "коварной". Согласны ли вы с этим и в чем, как думаете, заключается его коварство?  

Екатерина (Гомель):
Коварство именно в том и состоит, что протекает бессимптомно, что понижена онконастороженность среди пациентов. Живет - ни о чем не думает, потом произошли стрессы, какие-то факторы, какие-то влияния - и все взяло и проявилось. Коварство, собственно, в этом и состоит. Что хотела бы я пожелать… Прежде всего, быть бдительными, быть оптимистичными, соблюдать здоровый образ жизни - и никакие болезни вас не коснутся. Здоровья и успехов!

 

Добрый день! Можно ли сказать, что разные виды рака имеют половую специфику, т.е. какие-то чаще встречаются у женщин, какие-то у мужчин?

Ольга (Минск):

На самом деле четкой градации нет. Сегодня большинство заболеваний, характерных для женщин, это рак молочной железы, для мужчин - рак предстательной железы. В равной степени заболевают раком легких как мужчины, так и женщины, затем следует рак толстой кишки и рак кожи.

Есть ли какая-то возрастная "зона риска" для онкологии? Т.е. до какого возраста можно не бояться заболеть, а с какого регулярно проверяться?

Инга (Могилёв):

С учетом повышения уровня жизни жителей нашей страны, улучшения социально-бытовых условий продолжительность жизни возросла. Вообще рак считается болезнью пожилых. И заболеваемость с учетом старения населения (а произошел так называемый демографический переход, т.е. число людей старше 60, старше трудоспособного возраста увеличилось) стала выше, так как они состоят в особой группе риска, более подвержены онкологическим заболеваниям. Например, колоректальный рак, опухоль ободочной кишки, прямой кишки чаще встречаются у людей старше 50, и если заболевает человек в молодом возрасте, мы должны задуматься, что, возможно, есть какие-то наследственные факторы, предрасположенность. Пик заболеваемости раком молочной железы в Беларуси приходится на возраст 49-50 лет. В этом возрасте женщины должны задуматься и проходить скрининговые исследования.

Ведущая: Правда ли, что если твоя мама, бабушка болели раком молочной железы, то ты в зоне риска?

Наталья Ефименко: Три нозологические формы - это рак молочной железы, рак яичников, колоректальный рак - составляют 90 % от всех наследственных форм рака, а наследственные формы рака у нас составляют от одного до семи процентов, по мнению разных авторов, в среднем пять процентов.

Что такое наследственный рак? У каждого из нас есть гены, которые отвечают за то, чтобы бороться с раком, т.е. супрессоры опухолевого роста. Но у некоторых людей могут быть поломки в этих генах, мутации, и если такая мутация есть, то человек более подвержен риску заболевания, но это не говорит о том, что он стопроцентно заболеет. Главное - своевременно проводить профилактику, и если близкие родственники: мамы, папы, бабушки, дедушки, братья, сестры - болели онкологическими заболеваниями, стоит об этом задуматься. Есть определенный риск. Если вы находитесь в зоне риска, есть перечень рекомендаций, по каждому онкологическому заболеванию он особый. Самым распространенным у нас считается рак молочной железы, тут следует чаще посещать гинеколога, например, раз в полгода, маммолога раз в полгода, УЗИ органов малого таза, брюшной полости - там есть определенные маркеры. Если что-то беспокоит, надо идти к гинекологу, он вас направит на нужные исследования.

Как думаете, почему до сих пор нельзя однозначно назвать причину возникновения раковых заболеваний и лечить их без летального исхода?

Герман (Горки):

Онкологические заболевания многофакторные. Есть факторы внешней среды: вредные условия труда, чрезмерная инсоляция, т.е. загар, что приводит к раку кожи; некачественная питьевая вода, продукты. 

Вторая группа факторов - это фон, т.е. есть предраковые заболевания, доброкачественные образования: невусы, папилломы, родинки, - которые травмируются, например, в бане, солнечными ожогами, механическими воздействиями. Не совсем хороший предопухолевый фон. 

Третий фактор - наследственный. При совпадении всех этих факторов может произойти развитие раковых заболеваний. По поводу того, чтобы долго жить и без летального исхода, сегодня методы специального противоопухолевого лечения настолько усовершенствованы, что мы говорим о 20-летней, 30-летней выживаемости при некоторых локализациях. Т. е. в нашей стране онкологические заболевания научились лечить хорошо. Важно выявить в ранних стадиях. При отдельных формах до 95 % составляет выживаемость пациентов, если выявили в ранних стадиях и правильно наметили лечение.

Ведущая: Это больше вопрос к зрителям.

Наталья Ефименко: Да, больше к самим пациентам, чтобы проводили самообследование и вовремя обращались к доктору.


Правда ли, что часто в выздоровлении большую роль играет настрой самого пациента? Есть в этом некоторая мистика или это обычная психология?

Татьяна (Бобруйск):

Вопрос очень интересный, очень правильный вопрос. Как мы с вами все понимаем, от того, насколько психологически настроен пациент, зависит его дальнейший статус. И на самом первом этапе, когда он только узнал, что у него есть онкологическое заболевание, на этапе планирования лечения и, естественно, психологический настрой, его статус психологический во время самого лечения. 

Это стресс, когда пациент узнает о том, что у него есть онкологическое заболевание. Это огромный стресс для организма. А мы хорошо знаем, что во время стресса происходят различные процессы в организме (к примеру, исчезают определенные иммунные комплексы на неделю). Это уже предрасполагает к тому, что нет защитных барьерных сил организма, поэтому психологический барьер - очень важная составляющая. Были в практике даже такие случаи, что пациенты просто отрицали. Один из способов самой распространенной психологической защиты - это отрицание. Он считается самым благоприятным, и вот у этих пациентов мы наблюдали наиболее благоприятный исход. Они очень долго жили, когда полностью выключили из своего сознания, что они больны. Они, может быть, даже не с таким уровнем интеллекта, не заходили в интернет, не анализировали, не применяли существующие мнения к своей болезни, и это им, наверное, помогло. Психологический настрой очень важен!

Ведущая: Когда человек слышит этот диагноз, что ему первое в плане психологии нужно делать? Отрицать?

Наталья Ефименко: У каждого свое. Это зависит от того, насколько сильна нервная система и насколько присутствует психологическая составляющая у пациента, потому что, повторюсь, у одного через несколько дней все придет в нехорошее состояние, а другой будет до конца бороться и у него будут результаты хорошие.

Ведущая: Наверное, нужно не паниковать и не ставить на себе крест!

Наталья Ефименко: Абсолютно! Не ставить крест, а быть готовым к тому, что это случилось, и есть методики, которые позволяют вылечиться сегодня. Все очень совершенствуется.

Читала, что многие виды рака могут быть абсолютно бессимптомны. Как тогда суметь вовремя обнаружить какие-то признаки и обратиться к врачу?

Ксения (Рогачёв ):

Да, действительно, особенно есть такие локализации, внутренние органы, где возникает новообразование, и чтобы развилась клинически распространенная форма, проходят десятилетия-двадцатилетия, чтобы из этой мутировавшей клеточки выросла опухоль.  

Что такое раковая клетка? Допустим, мутировал ген, и вот клеточка в организме есть. Эта клеточка начинает медленно делиться. Это происходит очень долго. Организм, естественно, приспосабливается, начинается перестройка всей ангиоархитектоники, и пациент узнает, особенно, когда рак желудка, пищевода, того же кишечника. Симптомов нет, симптомы появляются, когда уже поздно, когда опухоль начинает распадаться. К примеру, когда начинаются кровотечения, когда она уже увеличивается в размерах, прорастает в структуры соседние. Но это практически должно быть крайне редко, потому что   если появляются малые признаки, симптомы (нарушение приема пищи, глотания), человек должен обратиться к врачу, вовремя сделать ту же фиброгастродуоденоскопию, чтобы развеять сомнения.

Ведущая: А если, допустим, диспансеризация. Раз в год сдавать анализ на биохимию, общий анализ крови.

Наталья Ефименко:   По анализу крови тоже косвенно можно заметить, но эти анализы не специфические. Но все равно нужно проходить. Не всегда можно почувствовать, но проходить рекомендуемые профосмотры, обследования, которые доктор назначает, обязательно.

Ведущая: Раз в год или чаще?

Наталья Ефименко:   При определенных показаниях чаще, есть реже, а есть и раз в год. В соответствии с теми стандартами,   которые у нас на сегодняшний момент существуют в диспансерном обследовании.

Есть ли в Беларуси какие-то уникальные методики, медикаменты или оборудование для лечения онкологии? Можем ли в лечении онкологии делиться с миром опытом или мы его чаще перенимаем у зарубежных врачей?

Олег (Жлобин):

Наша практическая онкология и наука шагнули довольно далеко вперед. Сегодня усовершенствованы хирургические методы, и можно лечить те опухоли, которые еще лет 5 назад считались неоперабельными. Это операции при опухолях поджелудочной железы, метастатическое поражение печени, метастатическое поражение головного мозга. На базе нашего центра в 2014 году открылось нейроонкологическое отделение, где хирургическим путем можно удалять опухоли метастатического плана, и пациент уже на следующие сутки готов вставать на ноги и идти, если вовремя все сделать в плане хирургии. Примеров можно привести очень много. 

Я хочу остановиться на лучевой терапии. Сегодня методики лучевой терапии позволяют точечно воздействовать на опухоль без хирургического вмешательства. Т. е. пучок электронный направлен исключительно на саму опухоль, чтобы не повреждать окружающие ткани. Гамма-нож (лучевой нож) - это современная методика, которая также внедрена в нашем центре, и довольно широко применяется при опухолях мозга. Сфокусированный пучок повреждает только опухолевую ткань. И есть довольно хорошие результаты. Но нужны определенные показания и размеры, на которые можно воздействовать им. В плане химиотерапии произошел значительный прорыв. 

На сегодняшний день есть молекулярно-генетические методы исследования. У нас на территории нашего центра      находится республиканская лаборатория канцерогенеза, где по анализу крови по тканям можно выявить мутации в генах, которые будут свидетельствовать о том, какое лечение протовоопухолевое химиотерапевтическое правильно направить, т. е. индивидуализация лечения. Допустим, существующая общепринятая схема лечения неэффективна, но есть мутации в гене, определив которые, мы сможем выбрать правильный таргетный химиотерапевтический препарат, и результаты будут колоссальные.

Ведущая: Давно у нас практикуют такой индивидуальный подход в химиотерапии?

Наталья Ефименко: Такой подход лет 5 последних используется, это   точно. И сейчас возможности расширились с вводом в строй в 2015 году молекулярно-генетической лаборатории. Т. е. порядка пяти лет мы активно занимаемся поиском.

Что касается делиться опытом с зарубежными коллегами. Да, наши специалисты и на стажировках бывают за рубежом, и все это внедряется в нашу практику. Хочу сказать, что на базе нашего республиканского центра функционирует образовательный центр. Мы сами готовы обучать, к нам приезжают коллеги из дальнего зарубежья, особенно из СНГ. Статус нашего образовательного центра приравнен к Белорусской медицинской академии последипломного образования, выдается официальный сертификат.

Что касается регионов республики, специалисты, не будучи онкологами по профессии, получают у нас стажировку на рабочем месте: хирурги, терапевты, узкие специалисты других специальностей, эндоскописты. В нашем центре есть хорошие уникальные базы, где они могут побывать на приеме, посмотреть пациентов, и применительно к тому, насколько   у них востребованы запросы, они могут поучаствовать сами в тех же ультразвуковых исследованиях, освоить методы эндоскопии, колоноскопии   и т. д.

Я будучи жителем Жлобина, могу попасть к вам в РНПЦ на лечение, или это только жители Минска могут? Одинакова ли помощь пациентам в регионах наравне со столицей?

Артём (Жлобин):

РНПЦ - это Республиканский научно-практический центр, который оказывает лечебную, диагностическую и консультативную помощь всем жителям Республики Беларусь как четвертый уровень оказания помощи. Система онкологической службы устроена таким образом, что на районном уровне в каждом регионе страны есть районные онкологи (например, в тех же поликлиниках). Следующий уровень - это межрайонный. Т. е. объединены несколько районов территориально, и население обслуживается в этом межрайонном центре. На областном уровне есть областной онкологический диспансер, у которого есть определенный статус. Что касается нашего центра, то мы являемся   и диспансером для жителей Минской области (60-70 % наших пациентов - жители Минской области, которые ежедневно получают у нас лечебную, диагностическую и консультативную помощь). А если   есть вопросы у врачей областного уровня и перечень операций не входит в сферу деятельности этого диспансера, пациент автоматически в соответствии с нормативными документами направляется на наш республиканский уровень. В центре проводят республиканские консилиумы с привлечением специалистов смежных специальностей, и мы определяем тактику лечения. Попасть можно к нам через кол-центр. Если лист ожидания не устраивает, допустим, пациенту нужно раньше, то все пациенты знают, что у нас можно обратиться в регистратуру, регистратор тут же направит пациента к заведующей, и пациент получит консультацию в тот же день. Помощь оказывается как столичным пациентам, так и жителям других городов. Допустим, если та же нейроонкология не развита в регионах, то пациенты из всех регионов оперируются у нас. Если это опухоль поджелудочной железы, метастатическое поражение печени либо забрюшинные опухоли, саркомы - все это идет на нашем уровне.

Ведущая: Но в целом, можно сказать, что по стране у нас лечение на одинаковом уровне.

Наталья Ефименко: В целом да, что касается областного уровня и соответствующего оснащения диагностическим оборудованием. И специалисты довольно квалифицированные на всех уровнях во всех регионах.

Несмотря на век технологий и научных открытий, рак и его природу всё еще продолжают изучать. Можете поделиться какими-нибудь последними научными открытиями в этой сфере или информацией, которая значительно продвинет медиков в их борьбе с болезнью?

Борис (Брест):
Много научных изысканий. Далеко ходить не нужно – пару недель назад защищалась моя аспирантка  по нейроонкологическим заболеваниям, она биолог по специальности. Найдены гены, мутации в которых если обнаружены, то можно прогнозировать течение этого заболевания. Т. е. при одних показателях  прогноз будет благоприятным,  при других будет неблагоприятным.  И так по остальным направлениям. 

Ведущая: А как эти гены обнаруживаются? 

Н. Ефименко:   По тканям. Допустим, у пациента удалили опухоль, т. н. глиобластому. Морфолог смотрит препарат  под микроскопом и видит, что это глиальная опухоль.  А вот молекулярно-генетическая диагностика позволяет уточнить, есть ли там определенный полиморфизм гена или  его нет. И если в определенном проценте случаев  это выявляется, то независимо от того, какой  выполнен объем  хирургического  вмешательства, мы будем знать, например,  что у пациента прогноз будет  благоприятный при определенных показателях. 

Ведущая: А как долго исследование занимает по времени? 

Н. Ефименко:  Аспирантская работа выполнялась в течение  четырех лет, был накоплен хороший опыт в данном направлении с открытием в 2014 году   нейроонкологического отделения, и вот очень обнадеживающий результат.

Ведущая: Это уже практически применяется?

Н. Ефименко: Вышла новая классификация опухолей  центральной нервной системы в 2016 году. И параллельно с 2014  шла эта научная работа,  мы сразу были готовы к внедрению этой классификации, применить ее у нас. Что касается диагностики и прогнозирования  течения  очень злокачественных опухолей головного мозга, мы  сегодня работаем на современном уровне. Наши результаты могут быть сопоставимы  по крайней мере с СНГ, с научными публикациями. Мы можем сегодня прогнозировать  - это важное направление.

Ведущая: Наверно, проходят какие-то международные конференции?

Н. Ефименко: Естественно. Мы участвуем  в международных форумах, приглашаем к себе. Очень  большим прорывом было участие  наших специалистов не только в рамках СНГ. Последний выезд был Таджикистан. Мы  обсуждаем концепцию развития  онкологической службы до  2025 года. Могу смело сказать, что везде на этих заседаниях   практически белорусская модель стоит во главе угла  как стройная система оказания помощи  и показывающая обнадеживающие результаты.    

Ведущая:  Помощью наших медиков пользуются граждане   зарубежных стран. Это экспорт медуслуг? 

Н. Ефименко: Мы ежегодно принимаем с Израиля, США. Говорить про Украину и Беларусь  не приходится – это соседи,  один наш дом. Опыт довольно большой, пациенты  знают об этом и обращаются. 

Как часто в наше время человек слышит диагноз онкология? Сколько заболевших сейчас и можно ли сказать, что если развитие болезни прекратилось, нет метастаз, то человек излечился или он всё равно остается болен.... как человек с хроническим заболеванием?

Юлия (Мосты):
Если характеризовать эту болезнь в номенклатуре, это называется "пациенты с хроническими неизлечимыми заболеваниями". На самом деле, при том же раке молочной железы, если выявить на ранней стадии и хорошо полечить. Недавно я столкнулась в своей практической деятельности с двумя своими пациентками, которые были прооперированы в 98 году. И только сейчас спустя много лет произошло прогрессирование болезни. Женщины полностью забыли, что они больны, они работали, были социально активны, занимались любимым занятиями, но с учетом стрессов, внешних факторов произошли нехорошие явления, и они получили прогрессирование. Хотя это тоже все излечивается курсами химиотерапии, где-то лучевой терапии.

Допустим, такие заболевания кожи как базалиомакожи. Это базальноклеточный рак, который никогда не дает метастазов, но склонен к рецидиву. Если вовремя удалить опухоль, то пациент считается излеченным.

Ведущая: Мы часто говорим о раке молочной железы. Если у девушки, которая еще не успела стать матерью, обнаружили рак, если прошла курс лечения и рак не возвращается, может ли она еще стать полноценной мамой?

Н. Ефименко: Да, может. Все зависит от стадии, на которой выявили рак.

Расскажите. что такое метастазы!!!!

Стас (Неизвестно):
Если опухоль  прогрессирует,  если говорить обывательским языком, ее отсев идет в другом  органе. Например, локальный очаг был в  молочной железе, появился очаг в регионарном лимфоузле. Клеточка начинает бродить по организму, а лимфоузел ее блокирует. Вот и появляется метастаз в регионарном лимфоузле, у кого-то в печени, у кого-то в легких. 

Интересно узнать про ваших коллег, точнее про подготовку. Хватает ли Беларуси врачей-онкологов? Востребована ли эта специальность у молодежи?

Елена (Осиповичи):
На самом деле хочу сказать, что профессия востребована. И это довольно интересная специальность, потому что в онкологии нужно знать всю медицину. Что касается квалификации кадров, на сегодня онкологов в стране хватает. Я как куратор Минской области могу сказать, что у нас укомплектованы все районы, укомплектованы на региональном и республиканском уровне. В плане подготовки ординатура, аспирантура, подготовка на рабочем месте у нас в центре, нижестоящие районы на областном уровне, образовательный центр - база  у нас  достаточная как для подготовки, так и для повышения квалификации специалистов. 

Какой вид рака наиболее распространен у белорусских пациентов и как часто можно встретить этот страшный диагноз у детей? Отличается ли лечение детей и взрослых?  

Полина (Пинск):

На самом деле и структура  заболеваемости,  и лечение у детей и взрослых сильно отличаются.  Детки очень часто болеют опухолями мозга. Это связано и с наследственными факторами. Есть виды, которые не характерны для взрослых.  

Ведущая: Если у кого-то из родителей, бабушек и дедушек было такое, надо учитывать?

Наталья Ефименко:  Нужно обязательно думать об этом.  Лечение. У взрослых мы знаем виды рака - это рак кожи, легкого, молочной железы, предстательной железы, колоректальный рак, опухоли головы и шеи. Тактика лечения тоже различная.  У взрослого населения преобладают солидные  опухоли, так называемые локальные. Это лечится больше хирургическими методами. У деток чаще распространены лейкозы,  лимфомы,  саркомы, которые лечатся химиотерапией. Детский организм не настолько еще совершенен, как организм взрослых, чтобы локализовать  болезнь в каком-то органе. 

Я сейчас немного растеряна. Сдала анализы на онкомаркеры. 1 показатель СА-125 на 1 пункт выше нормы. Значит ли это, что у меня где-то может развиваться рак, если по биохимическому анализу показатели в норме?

Людмила (Минск):

Наталья Ефименко: Есть онкомаркеры, например, СА-125, если уровень его повышен, то косвенно указывает,  что надо думать о раке молочной железы или  яичников. Альфа-фетопротеин  - маркер, который заставляет думать о раке  печении и т.д. Эти маркеры стопроцентно не специфичны, они могут повышаться в различные состояния, например, воспалительного процесса.  Миома также может свидетельствовать  о повышении уровня. Единственным онкоспецифическим маркером  в онкологии считается анализ  крови на простатспецифический антиген   у мужчин - ПСА. По нему мы проводим скрининговые исследования. Если его уровень повышен до определенных цифр,  то мы говорим, что подозреваем определенные болезни. Что касается СА-125, то он  может быть повышен при различных  заболеваниях. Женщине следует   повторить анализ, посмотреть его в динамике как минимум через месяц. 

Ведущая: А может здесь влиять день цикла?

Наталья Ефименко: Естественно. В разные фазы цикла могут быть совсем разные анализы. Лучше сдавать в середине. Нужно обратиться к своему гинекологу, который с учетом имеющейся патологии сделает рекомендации.

Что такое скрининг? Как это помогает в борьбе с раком? Или это больше профилактические меры?

Михаил (Раубичи):

Скрининг на самом деле -  это выявление онкозаболеваний  на ранних стадиях у здоровых лиц.  Т.е. пациент не знает, что он болен. А на ранних стадиях существующей методики  на сегодняшний день по локализациям у нас  работает скрининг, и то не на территории всей республики, а  пилотный проект, где большая заболеваемость, где есть группы риска и подвержены этому. К примеру, при подозрении на рак молочной железы  в группе риска женщинам с 50 лет  рекомендовано проходить маммографические исследования – один раз в два года, даже если нет симптомов, доктор ничего не находит и ничего не болит.  Следующий – это   определение простатспецифического антигена   у мужчин. После 50 лет анализ крови  на БСА. Мужчины знают об этом. Следующий – это колоректальный, это колоноскопия. Сейчас она больше практикуется под наркозом.  Процедура не самая приятная. Пациенты в группе риска  должны проходить. Она может помочь, причем на ранних стадиях.

Проходят республиканские акции. Мы проводим ежегодно как минимум два раза в год  по раку молочной железы  и по профилактике меланомы рака кожи, особенно в летний период. Ближе к осени, когда сезон отпусков,  когда многие отправляются в жаркие страны, чтобы побольше позагорать, тогда мы начинаем такие профилактически акции.  Они стартуют во всех регионах. Теперь чаще мы стали привлекать дерматовенерологов, кожвендиспансеры, которые занимаются  предопухолевыми заболеваниями. Они организовывают у себя, на республиканском уровне,  для жителей Минской области мы выделяем отдельный кабинет. Информируем в СМИ, на сайте нашего центра. Все могут обратиться без записи. Если  приехали посетители, которые привели   пациента,   увидели это объявление и могут обратиться  на прием. Доктор окажет им консультативную помощь.   Чем раньше человек обратиться к врачам, тем лучше. Борьба с этой болезнью совместная, должен быть диалог между   пациентом и доктором.   

Анджелина Джоли удалила некоторые органы для профилактики. Как Вы к этому относитесь?

Марина (Неизвестно):

Есть европейские рекомендации ВОЗ: если есть мутации генов BRCA1 и BRCA2, то профилактическая мастэктомия может быть выполнена по желанию пациента. Очень тщательно все взвешивается. Это европейские рекомендации. Что касается нашей республики, то у нас есть  методические рекомендации, утвержденные Министерством здравоохранения. Они носят рекомендательный характер. Стопроцентного показания, что если есть такая  патология, профилактического удаления органов нет. В каждом конкретном случае нужно подходить индивидуально.  Что касается  наследственных мутаций, то мы когда-то разрабатывали клинический протокол в профилактическом обследовании, диспансеризации лиц, имеющих наследственную предрасположенность, там четко указано, доктора на местах знают, как часто наблюдать. Мы рекомендуем наблюдательную тактику.  

Можно ли сказать, что какие-то привычки в образе жизни помогут избежать заболевания, если их изменить? То же курение... действительно ли оно приводит к раку лёгких?

Максим (Мозырь):

Есть большие исследования, которые показали, около 30% онкологических заболеваний связано с курением. Прежде всего органов гортани, дыхательной системы. И это четко уже доказано. И если бы население не курило, мы бы добились снижения заболевания на какой-то процент случаев. Не каждый думает об этом, но задуматься следует. 

Наверное, вы слышали очень печальную историю про петербургского онколога Андрея Павленко, который недавно умер от рака. Как так получилось и часто ли выходит, что даже сам врач не распознал у себя болезнь раньше?

Владислав (Минск):

Это невидимая локализация, которая протекает под маской гастрита, проктитов, колитов. Чтобы выявить, должен быть очень грамотный доктор. Допустим рак желудка, мы посмотрели, что у пациента есть похожие симптомы, заподозрили. Мы выполняем фиброгастродуоденоскопию, ФГДС. Эндоскопист ничего не нашел. Но есть  следующий этап. 

Инфильтративный рак помолодел, который инфильтрируется в стенку желудка и развивается изнутри. Эндоскопом мы видим внутри, а растет он из-под слизистого слоя. Тогда мы добавим рентген-контрастные исследования, чтобы посмотреть утолщена стенка или нет. Многие опытные специалисты ультразвуковой диагностики видят утолщение стенки желудка. Это не скриниговые исследования. На сегодняшний день есть очень интересная методика - это эндоУЗИ, эндоскоп вводится и под контролем изучаем стенку желудка, тогда  можно  выявить. Проявлений может и не быть. К сожалению, может быть такое отношение к  своему организму: что я как онколог борюсь с болезнью,  то как бы застрахован. Но никто не застрахован. Относится к здоровью нужно очень тщательно и проверяться своевременно. 

Мы говорим о 4 стадиях рака. А по каким признакам стали классифицировать болезнь, чем это помогает в лечении?

Константин (Борисов):

4 стадии не стали классифицироваться по-новому. Классификация совершенствуется. Уже  есть молекулярно-генетическая классификация, не только гистологическая по удаленной опухоли, но и морфолог может сказать, какой диагноз и какая стадия. Молекулярно-генетическая - это совершенно новая классификация. Что касается стадий - 1, 2, 3, 4 - это позволяет нам назначить правильную тактику лечения. При локальных стадиях мы можем излечить пациента хирургическим путем.  Если 3-4 стадии, то нужны методы системного воздействия: химиотерапия, гормонотерапия, иммунотерапия. 

Расскажите, пожалуйста, об алгоритме действий, если мне поставили диагноз - рак. Куда я должен идти и к кому обратиться?

Александр (Барановичи):
Применительно к какому органу поставлен диагноз, зависит алгоритм действий. Например, рак кожи - это визуальная локализация, которую специалист должен увидеть, если специалист подозревает меланому, он должен выполнить ряд обследований. Надо идти к онкологу туда, где прикреплен пациент. Если у него большое сомнении в районном уровне, то мы принимаем всех. Есть единый номер колл-центра на сайте нашего учреждения  +375 (17) 389-99-00 , +375 (17) 389-99-10.


Многие известные люди и звезды уезжают лечить онкологию за рубеж. Стоит ли это делать, опять же, если, видимо, есть деньги? У нас-то лечение бесплатное?

Нина (Минск):

В последних 3-5 лет мы пациентов практически не направляем за рубеж. В прошлом году была одна пациентка единственная за год, которую мы направили. Чаще всего были пациенты с опухолями глазного яблока. Сейчас мы приобрели современную аппаратуру, у нас новые методики, бета-аппликаторы, которые позволяют лечить у нас лучевым методом опухоли глаза. Раньше, когда у нас этого не было, мы направляли за рубеж. Лечение там дорогостоящее, иногда пациенты находят деньги.

В Беларуси для граждан онкологическое лечение бесплатное. По желанию пациента, он может ускорить какую-то диагностику, заплатить какую-то сумму, которая абсолютно подъемная для жителей нашей страны, и сделать исследование побыстрее. Что касается зарубежных.Пациент получает консультативное заключение у нас, мы проводим консилиум с участием химиотерапевта, радиолога, лучевого терапевта, консилиум выносит решение, что пациенту нужен такой-то курс лечение. Были практики, что пациент находил зарубежную клинку и консультировался там. Он тратит деньги на консультацию профессора, приезжает к нам и показывает консультативное заключение, а оно такое же. Так что ничем мы не отличаемся.  Мы лечим и делаем все на уровне мировых стандартов. 

Можно ли говорить про какие-либо прогнозы или тенденции онкологии в ближайшее время, десятилетия? Может быть, какие-то виды рака станут более частым диагнозом?

Андрей (Шклов):

Да, у нас есть статистика онкологии, у нас хороший канцер-регистр (БКР), где фиксируются все случаи онкозаболеваний у состоящих на учете пациентов и вновь заболевших. Ежегодно статистический анализ проводится  в зависимости от потребностей, может чаще, могут  раз в неделю данные собираться, могут раз в месяц, раз в пол года. С учетом старения населения, с учетом увеличения продолжительности жизни, есть предположение, что рак будет возрастать. Заболеваемость будет возрастать, потому  что внедряются современные методы диагностики. Некоторые люди умирают и не знают, что у них рак. Рак выявляется на ранней стадии. Это тоже войдет в статистику. Мы улучшаем статистику и увеличиваем статистику.

Есть ли какой-то мировой рейтинг по онкологии в мире? Каково место Беларуси в нем?

Дмитрий (Дзержинск):

Рейтинг в мире, конечно же, есть. И результаты лечения - это выживаемость наших пациентов. И сегодня, если мы на 1-2 стадии получили пациента, выживаемость составляет до 60 с лишним процентов. Это хорошие цифры. И мы по выживаемости среди женского населения сопоставимы по результатам даже с такими высокоразвитыми странами, как Великобритания, Германия. У мужчин выживаемость сопоставима с данными у мужчин  Словакии и Словении. То есть - вот такой рейтинг у нас.

Какие анализы и как часто нужно сдавать, чтобы не пропустить начала болезни?

Елена (Неизвестно):
Н. Ефименко: В зависимости от того, что беспокоит пациента. 

Ведущая: Мы раньше немножко упоминали. Поэтому, Елена, если Вы вдруг дождались свой вопрос, пролистайте потом запись на сайте tvr.by.

Архив online