Если говорить о сексуальном рабстве, то как правоохранители заключают, что человек стал жертвой? Ведь иногда на подобный образ жизни кто-то идет сознательно и по разным причинам, но добровольно?

Если говорить о сексуальном рабстве, то как правоохранители заключают, что человек стал жертвой? Ведь иногда на подобный образ жизни кто-то идет сознательно и по разным причинам, но добровольно?
Владимир Емельянов: Это зависит от профессионализма оперативных сотрудников, которые разбирают тот или иной случай, от профессионализма следователей, которые возбудили уголовное дело. Если люди на своем месте - они доказывают подобные факты. Надо признать, что в современном мире намного дольше приходится собирать доказательств, чтобы из латентной среды вытащить информацию. Если мы в 2005-2006 годах у нас месяц или два уходило на документирование той или иной преступной деятельности, сейчас некоторые факты и по полгода можем документировать, а иногда и годы, т.к. преступники свои следы очень тщательно скрывают, в том числе используя Интернет.

Торговля людьми - до 15-ти лет лишения свободы, сутенерство - до 10-ти

Мы планомерно проводим свою работу, доказываем факты. Есть торговля людьми, а есть сутенерство. Если девушку заставляют заниматься проституцией и присутствует элемент принуждения, тогда есть торговля людьми. А если девушка сама решила заниматься проституцией и хочет, чтобы у нее был сутенер, то это факт сутенерства. Конечно же - и разница в наказании. Торговля людьми - до 15-ти лет лишения свободы, сутенерство - до 10-ти. И мы идем на встречу людям, которые пострадали от сутенерства, по нашему законодательству они являются жертвами торговли людьми и могут воспользоваться всем возможным для реабилитации, чтобы снова влиться в жизнь  общества.  Закон о противодействии торговле людьми предусматривает широкий спектр мер помощи, притом безвозмездной.

Ведущая: То есть, если человек ошибся, у него есть шанс изменить свою жизнь?

Владимир Емельянов: И государство в этом готово помочь.
 
Смотреть все выпуски

Архив online