Сейчас говорим и о людях, и о животных. И те и другие представляют опасность на скоростной магистрали. Почему у нас на М-ках есть наземные пешеходные  переходы? За границей пользуются популярностью переходы для диких животных. Сетку вдоль трасс поставили. Молодцы! А планируют ли у нас делать специальные эстакады для зверей?

Сейчас говорим и о людях, и о животных. И те и другие представляют опасность на скоростной магистрали. Почему у нас на М-ках есть наземные пешеходные  переходы? За границей пользуются популярностью переходы для диких животных. Сетку вдоль трасс поставили. Молодцы! А планируют ли у нас делать специальные эстакады для зверей?

Сергей Леончик: Еще с советских времен у нас  остались магистральные и республиканские дороги с пешеходными переходами на одном уровне. 

По всем канонам безопасности в месте пересечения незащищенного пешехода с автомобилем допустимая скорость 30 км/ч

Даже если улицы Минска взять. На некоторых разрешен повышенный скоростной режим 70-80 км/ч, и через все 6 полос проезжей части идет пешеходный переход (зебра) - такое узаконенное место для самоубийц. Еще его и подсвечивают - иди сюда, здесь тебя ждет смерть. Проблема, конечно, очень серьезная. Во всем мире по всем автомобильным канонам безопасности в месте, где есть пересечение незащищенного пешехода с автомобилем, допустимая скорость 30 км/ч. Именно поэтому стали использовать искусственные неровности типа "спящий полицейский", которые снижают скорость до нужных 30. 

Но, к сожалению, коммунальные службы их сделали так, что на скорости 30 км/ч просто не проедешь, нужно полностью останавливать автомобиль и включать первую передачу. Если такие устройства делать правильно, то на скорости 30 км/ч тебя должно немножко пошатнуть, на 40 - подкинуть, а если 50 - то полный пробой подвески. Мы это делаем с горем пополам, коммунальные службы стараются, монтируют этих полицейских по 3 подряд. 

Но самая большая проблема - это шоссе. Когда мы создаем остановочный пункт на трассе, то должны обеспечить переход с одной стороны дороги на другую, чтобы люди могли попасть в свои деревни. И в этот момент происходит коллапс, потому что мы строим пешеходный переход на одном уровне с дорогой, так как на подземный или надземный денег нет. Выход из этой ситуации в том, чтобы не размещать остановочные пункты на магистральных дорогах прямо на проезжей части, нужно их заносить в деревню, а автобус должен заезжать туда.

Сергей Дубина: И здесь мы сталкиваемся с другой проблемой. Если регулярному перевозчику мы можем определить маршрут следования и знаем, что он точно заедет на остановку в эту деревню, то "нерегулярщики" начинают спекулировать тем, что "я вас подберу, где угодно". И в интернете был ролик, как бабушка по полю идет, автобус проезжает мимо, а добрый водитель маршрутного такси, останавливаясь на трассе и создавая угрозу другим участникам дорожного движения, эту бабушку подбирает. Т. е. он подвергает опасности свою жизнь, жизнь 15 человек, которые находятся в транспортном средстве, нарушает все возможные и невозможные правила дорожного движения и создает предпосылки к тому, чтобы  к нему еще и через дорогу кто-то подбежал.

Сергей Леончик: Хочу сказать, что в Министерстве транспорта работают люди, которые борются не за копейку, а за жизни людей, ведь каждое принятое сегодня решение оно как минимум на 50 лет вперед. Вот как мы сегодня построим дорогу, так она и будет эксплуатироваться. Например, есть проект. Мы строим дорогу за 150 млн. Нам говорят: “В варианте за 150 млн вы рискуете  двумя человеческими жизнями в год. Но если вы уберете вот эту развязку, здесь левый поворот сделаете, а здесь - пешеходный переход, дорога будет стоить 130 млн, но, возможно, уже двадцать две жизни в год будут потеряны”. Во всех странах мира такие просчеты делают, но в Беларуси пока нет. ГАИ уже подходит к тому, чтобы стоимость человеческой жизни и ущерб, наносимый в ДТП: починка машины, страховые выплаты, повреждения на дороге - все это закладывалось в стоимость проекта. Нам зарубежные эксперты-консультанты, которые зачастую финансируют реконструкцию дорог, говорят: “Это не пойдет. Делайте так, потому что это международный стандарт”. Мы соглашаемся, но чаще всего это дороже.

Ведущий: И коротко про братьев наших меньших. Будут ли для них эстакады?

Сергей Леончик: На Транспортную неделю мы приглашали представителей Минприроды. Они создали обширную электронную базу по путям миграции животных, поделились с нами этой информацией, и сегодня наши проектировщики знают все пути миграции всех видов животных. Впервые мы использовали это при строительстве обхода Беловежской пущи. Там мы предложили подземные переходы для земноводных. Сегодня мы проектируем дорогу М3 Минск - Витебск, и на 16-м километре заложен красивый виадук шириной 30 метров. Он идет над дорогой с небольшим уклоном, засажен кустиками, деревцами, есть газон, растительный грунт. Лесники будут выставлять на нем специальные кормушки. Также запланированы несколько переходов для земноводных. Дорога проложена вдоль заказников, где проходит миграция лягушек. Дорожный знак у нас есть с изображением лягушки.  Сетки для животных - это одно, но мы же не можем разграничить их и нашу среду обитания.

 
Смотреть все выпуски

Архив online