Онлайн-конференция на тему "Олимпийский брейк-данс"

Онлайн-конференция на тему "Олимпийский брейк-данс"
МОК включил в программу Олимпийских игр брейк-данс. Впервые этот вид спорта появится на соревнованиях в Париже в 2024 году. Включение танцев в Игры - мечта многих и своеобразный способ доказать, что брейк-данс - это труд и изнурительные тренировки, а не просто красочное шоу. 

Как будут проходить олимпийские брейкинг-соревнования, каковы правила участия, чем уже могут гордиться белорусские брейк-дансеры? На эти и многие другие вопросы об андеграунде, который дорос до олимпийских вершин, рассказали гости в онлайн-гостиной Белтелерадиокомпании. 

Гости:

- Роман Новосельский, продюсер, организатор танцевальных мероприятий;

- Павел Черный, представитель Белорусской федерации брейк-данса;

- Дмитрий Мазур, артист, тренер, победитель и призер танцевальных соревнований.

Как давно в Беларуси существует Федерация брейк-данса и чем она занимается?

Игорь (Минск):
Павел Черный: 19 сентября 2017 года была основана Белорусская федерация брейк-данса. Скоро будет 2 года. Занимается она развитием, продвижением и становлением брейкинга как спорта, как танцевальной культуры, которая  выходит на более высокий уровень для представления Беларуси на  международной арене  и повышения уровня танцоров, клубов, команд. Скажем так,  для роста брейкинга как в стране, так и страны   на международной арене. 

Ведущая: Как так получилось? Собрались  несколько человек и поняли, что нужна федерация?

Павел Черный: Так получилась, что тренеры  самых крупных школ, основных  школ Беларуси  из всех регионов, многих городов собрались вместе и решили, что поскольку Олимпиада на носу, а брейк-данс введен в олимпийскую дисциплину с 2018 года (я напомню, что в Аргентине прошла Олимпиада для юношей, где был включен брейкинг), чтобы Беларусь не отставала, чтобы белорусские танцоры  могли представлять  страну, ездить на такие крупные  мероприятия, то для  реализации этих идей  необходима структура, которая будет  заниматься юридическими, организационными  вопросами. По толчку этих преподавателей, директоров студий, тренеров была организована такая структура - Белорусская федерация брейк-данса.      

А зачем вы придумываете себе прозвища? Почему нельзя быть просто Петей, Васей, Катей и т.д.?

Валерия (Витебск):
Роман Новосельский: Их не придумывают, их дают. Кто-то себе выдумывают никнеймы. Но раньше в основном давали. Когда-то мне дали кличку Зайчик, потом я стал Кроликом, а сейчас  - Mad Rabbit. Никнейм - это творческий псевдоним, под которым ты будешь известен в мире брейк-данса. Это не обязательно, но зачастую он есть.

Павел Черный: Сейчас вот я сижу и думаю, зачем? Почему я би-бой Пашкер, а не Черный Павел Михайлович, например? Поймите, это сейчас наша дисциплина становится спортивной, а так культура имеет полувековую историю и пошла есть от банд Нью-Йорка. Вряд ли человека в банде называли по имени отчеству. Так и появлялись никнеймы. Как бы брейкинг не двигался в сторону спорта, нам важно сохранять свою  субкультуру, ее атрибуты. Она - самодостаточная. 

Роман Новосейльский: Никнейм еще хорош тем, что например, Дим много, а би-бой Мазолини один. Своего рода индивидуализация.

Павел Черный: У нас есть би-бой Володя. В разных странах его имя произносят по-разному, и мы не всегда понимаем, когда его вызывают.

Роман Новосейльский: Никнейм - это интересная вещь, которая удобна для работы.

Как будут проходить Олимпийские соревнования, каковы правила участия? Как будут определяться чемпионы?

Анна (Борисов):

Павел Черный: Я могу сказать, как это было в 2018 году, так как в 2024 году в Париже по предварительной информации все будет по той же схеме. Пока изменений вносить не будут, поэтому все очень просто. Представитель МОК по брейкингу будет отбирать 5 кандидатов от каждой страны (выставлять страна может и больше, хоть любого желающего), но отбирают только 5. Далее - отборочный тур. Существуют региональные отборочные туры. Например, когда была юношеская Олимпиада, он проходил в Германии. Наши представители поехали в Германию попробовать себя в квалификации. Кто ее проходит, попадает в основную турнирную сетку Олимпиады. Дальше уже олимпийская система судейства и проведения самого фестиваля немного отличается. Могу еще добавить, что на Олимпиаде была своя система судейства, абсолютно новая, которая до этого нигде не применялась, МОК ее специально разработал. Определяются чемпионы решением судей, которые будут оцениваться абсолютно все, в нашей дисциплине нет какой-то обязательной программы. Те, кто знакомы с брейкингом, понимают, как это все происходит.

Ведущая: Вы сказали 5 человек. Это 5 парней?

Павел Черный: 5 парней, 5 девушек.

Ведущая: Будут ли наши судьи приглашены в качестве экспертов? И есть ли у нас судьи?

Павел Черный: Судьи у нас есть. Но кто будет аккредитован, пока неизвестно.


Брейк-данс был уже добавлен в программу юношеских Олимпийских игр в 2018 году. Белорусы принимали участие?

Василий (Гродно):

Павел Черный: Мы принимали участие только в отборочном туре. К сожалению, никто из наших ребят не пробился в основную сетку Игр.

Брейк-данс часто ассоциируется с фривольностью, развязностью и в некотором роде - маргинальностью, особенно у старшего поколения. А сейчас это уже Олимпийски вид спорта. Как так получилось? Выходит, у этого направления танца непростой и сложный путь. Как он появился? Когда стал развиваться в Беларуси? Как дорос до Олимпиады?

Игнат (Могилев):
Дмитрий Мазур: В Беларуси брейк-данс начал развиваться в 1998 году. В 2004 году я пришел в танцевальное искусство и сразу же познакомился с командой "Мультистэп", они на тот момент являлись чемпионами Беларуси. Первый баттл прошел в 2000 году в парке Челюскинцев. Считаю, что с 2004 началась вторая волна прилива хип-хопа в нашу страну. В 2006 года белорусские команды начали выезжать за границу. В 2008 году появилась национальная  сборная. Истории брейк-данса в Беларуси более 20 лет. 

Павел Черный: Когда-то в Беларуси было 2 команды из Новополоцка и Полоцка - DD Crew. Были дансеры из Пинска, которые тоже достаточно давно танцуют. Эти танцоры выезжали на "тусы" и занимали там места. И до 2003-2004 годов регионы были гораздо сильнее Минска. То есть, в принципе, брейкинг в Беларуси зародился в регионах. Сегодня Минск намного сильнее регионов, немного все поменялось.  

Ведущая: Правильно ли  утверждение  о фривольности, маргинальности брейк-данса. Что это за субкультура?

Дмитрий Мазур: Брейкинг пришел к нам из хип-хоп культуры, и все знают, что на тот момент между хип-хопом и  бандами на Западе, которые занимались убийствами, наркотиками и грабежами, часто ставили знак равенства, как нам это часто показывали в фильмах. Но  на самом деле, брейкинг - очень сильная культура, которая несет в себе очень мощный идеологический смысл. Придя в зал на занятия брейк-дансом, ты должен понимать, что и для чего ты  делаешь. Ты должен осознавать это внутри себя. 

Павел Черный: Тема очень важная. Стереотип, что танцевать брейк-данс  - значит стоять на голове, сейчас совершенно не актуален. Когда мы начинали этим заниматься, это было, как кружок по интересам.  Я посмотрел в клипе,  как кто-то крутится на голове, и мне хочется сделать также, без техники, без подготовки.  У кого-то лучше, у кого-то хуже получается, на этом, в принципе, все и заканчивалось. Ну, еще широкие штаны, общение,  рэп и т.д. Но брейкинг - это батловый стиль, и первоначально он зародился как соревнование. Вот мы с Димой были в разных командах, и постоянно "соперничали". Так сказать заклятые друзья. Из-за того, что в брейкинге постоянно идет соревнование, естественное желание быть лучшим, а для этого надо больше тренироваться, понимать виды техники, разбирать, что, где, как.

Когда белорусские команды стали более активно выезжать, привозили опыт из-за рубежа, начала развиваться культура внутри страны, и пошло уже правильное развитие, а те, кто хотел лишь бы танцевать - лишь бы там и остались. Из-за того, что мы соревнуемся и стараемся у кого-то выиграть, приходится постоянно расти и в личностном, и в профессиональном, и в физическом плане. Потому что все прекрасно понимают, какой бы крутой ты не был в своем городе, когда ты выезжаешь на "мир",  там таких тысячи. А для того, чтобы быть лучшим на соревнованиях мирового уровня, нужно постоянно работать над своим мастерством. Брейкинг начал очень сильно развиваться именно с тех времен, когда белорусские танцоры стали выезжать за границы страны. 

Роман Новосельский: Когда ты выезжаешь в другую страну и показываешь результат, это очень мощно. 

Павел Черный: И сейчас нет никаких маргиналов. Все очень структурировано, очень серьезно, тренировки проходят на профессиональной основе. 

Ведущая:  Есть ли полиция нравов, которая отслеживает тех, кто не совсем брейк-дансеры, и портят моральный облик этой субкультуры? 

Роман Новосельский: Сразу видно, если человек занимается брейк-дансингом. Все начинается на фестивале. Когда ты придешь на тур, тебя судят профессионалы. Если ты псевдобрейкер, ты не пройдешь отбор, придешь домой и можешь сказать, что фест не очень, судьи тоже. 

Могу сказать, что таких танцоров даже не пригласят на мероприятие. Нет смысла приходить. Они увидят, как люди танцуют.

Ведущая: Как получилось, что брейк-дансе стал олимпийским видом спорта?

Роман Новосельский: Это зрелище. Он очень интересен. Это всегда эмоции. Брейк - настоящий, живой! Это всегда экстрим.

Павел Черный: У нас много тренеров в федерации со спортивным образованием, которые заканчивали наш Университет физической культуры. Все сходятся в мысли, что брейкинг - одна из самых сложных дисциплин, возможно. Потому что у нас кроме большого количества акробатических элементов, есть очень важный критерий - оригинальность. Нужно выделиться одному во всем мире! В той же Франции миллион танцоров. А есть США, Россия, Украина, Япония, Корея. И как в этой огромной массе танцоров сделать что-то такое, что не делает никто больше в мире. Насколько это сложно придумать.

А еще в акробатику взяли какие-то элементы из брейк-данса, и мы что-то взяли из спортивной гимнастики. К тому же мы все делаем на динамике. Еще достаточно сложно под музыку сориентировать то, что ты умеешь делать. Легко выучить программу, выйти и сделать. А можно выйти, и музыку поставят не ту музыку, тогда приходится фристайлить. Это тоже отдельно оценивается. В брейк-дансе очень высокая кардионагрузка, потому что нам приходится делать по несколько раундов подряд, а задача стоит - не понижать динамику.  И очень тяжело, танцуя в высоком темпе, заходить на какие-то элементы или на сальто, чем просто со спокойным дыханием это сделать. 

Ведущая: Я поняла, во время Олимпиады получит медаль тот, кто выживет (смеется).

Павел Черный: Система Олимпиады очень сложная. Надо очень большое количество раундов делать. И да,  люди устают колоссально.

А нам есть кого отправить на Олимпиаду в 2024 году? Медали возьмем?

Сергей (Гомель):

Дмитрий Мазур:  Есть кого отправлять! В Беларуси сильное подрастающее поколение. Я считаю, что очень хорошие школы танцев AVENTADOR, "Дом брэйк-данса HUNTERS". По регионам много хороших студий. Реально есть,  кого отправить, и кто будет бороться.

Ведущая: А есть возрастные ограничения для участия?

Дмитрий Мазур: От 18 лет. В 16 лет они могут проходить квалификацию.

Что дает брейк-дансу признание его Олимпийским видом спорта?

Ольга (Минск):
Павел Черный: Вы знаете, что у нас все олимпийские виды спорта хорошо поддерживаются, а победы - достойно вознаграждаются... Поэтому если получится, то все возможно.

Ведущая: Т.е. первый момент это финансирование?

Павел Черный: Да, если есть четкая цель. Выше наград Олимпийских игр уже не прыгнешь.

Давайте честно, так как у нас совсем новая дисциплина, никто ее особо не поддерживает и не субсидирует. Поддержки от государства практически мы не видим. Все делаем своими силами. Да это и понятно. Я думаю, что это в будущем, так как белорусы показывают очень хорошие результаты, много призовых мест занимаюм. Для такой маленькой страны у нас достаточно высокий уровень. Мы становились чемпионами мира среди детей и вице-чемпионами среди профессионалов, занимали призовые места на Кубках мира, на финалах. 

Ведущая: Чемпионат мира и Европы проходят ежегодно?

Павел Черный: Ежегодно, но по разным версиям. У нас, как в боксе, нет единой версии.  В 2014 году появилась международная структура, которая развивает много направлений именно в Северной Америке. В Китае скоро будет проходить официальный чемпионат мира под эгидой Международной федерации танцевального спорта (эта структура аккредитована Международным олимпийским комитетом). Также есть чемпионата мира по брейкдансу Red Bull BC One, он исторический и рейтинговый,  проходит в разных странах и на разных континентах.

Когда смотришь на танцоров, кажется, что это так легко: и двигаться, и разные трюки делать. Полагаю, что это большой и трудоёмкий процесс - тренировки. Сколько нужно времени, чтобы научиться брейк-дансу? Есть ли какие-то направления?

Оксана (Слуцк):

Дмитрий Мазур: Все зависит от человека и от тренера, как он вдохновляет, направляет. Это важно. Тренер должен быть другом и быть подкован психологически. Умение общаться с детьми - это тяжелый труд, и если ты вошел в доверие к ребенку, то ребенок будет идти за тренером. Мое мнение: четыре года должно пройти с того момента, когда ребенок первый раз пришел на тренировку, и тем моментом, когда он уже чему-то научился и может себя показать. Очень важна физическая подготовка, если ребенок придет после занятий акробатикой или гимнастики, будет полегче. Неплохо и классическая хореография. Выходят ребята, у них очень сильные ноги, хоть они и тянут носочки, но это все быстренько меняется. Все, кроме бального танца, после него очень тяжело переучивать. А еще должно быть внутреннее желание просыпаться и хотеть стать на голову, хотеть постоять на руках.

Если мой ребенок хочет танцевать брейк, как правильно выбрать школу? С какого возраста следует учить детей этому танцу? Все ли подходят, или есть ограничения?

Александра (Минск):

Все приходите в Conquistador School. (Смеются). Пашина школа - FataliTy Dance. Наверное, все зависит от человека, какие он ставит цели.

Ведущая: Александра хочет привести ребенка на брейк-данс. Как ей выбрать?

Дмитрий Мазур: Надо смотреть, чтобы было близко и какие тренеры работают.

Ведущая: То есть для базы этого хватит?

Дмитрий Мазур: Для базы да.

Павел Черный: Если честно, я не согласен. Есть псевдошколы. Есть танцоры, которые говорят: я танцую 4 года брейк-данс. Я на него смотрю и понимаю, что человек проиграет тому, кто нормально занимается 2 месяца в полноценной школе. Заниматься брейк-дансом, даже не зная его преподавателей… Я танцую 16 лет, преподаю 10 лет. Беларусь маленькая страна на самом деле. Я могу не знать ученика, но не знать преподавателя - так не бывает! У нас чемпионат на чемпионате, мы часто встречаемся в течение года на турнирах, понятно, что все друг друга знают.

Ведущая: Может быть, есть на сайте федерации список школ или может быть вам сделать такой список?

Павел Черный: Насколько я знаю, в нашей группе "ВКонтакте" есть список школ. Но в любом случае надо выбирать школу, которая выставляет детей на чемпионаты. Я не буду называть школы - их достаточно. Но главное - чтобы они выступали, это очень важный критерий, потому что у нас баттловый стиль. Если тренер выставляет ребенка на чемпионат, значит он уверен или хотя бы предполагает, что ребенок может что-то показать. Соответственно, он его тренирует так, чтобы ребенок что-то показал. Если школа не выставляет своих танцоров или выставляет очень редко - это говорит о том, что показывать нечего. У нас дисциплина соревновательная. Есть категория "Шоу", и наши ребята на том же чемпионате мира сначала показывают шоу. Шоу есть отбор на баттл. Опыт набирается во время баттлов.

Ведущая: С какого возраста и все ли подходят для занятий?

Дмитрий Мазур: С 5 лет можно отправлять. Но если он 5 лет лежал у бабушки на диване, ел пирожки, блины, то это будет очень сложно. Если парень или девочка занимались плаванием, каратэ, гимнастикой, то пожалуйста!

Павел Черный: Ну а я опять призову обращать внимание на школы. Есть подготовительные школы, подготовительные группы, которые занимаются с детьми от 4 до 6 лет. Это тоже брейк-данс, но программе только для детей. У меня тоже есть такие группы, в них другая программа. Мы с детьми изучаем свое тело, смотрим, как пальчики гнутся, ритм нарабатываем.

Можно ли приблизительно сказать, сколько брейк-дансеров в Беларуси? Есть ли региональные сильные школы, или только в Минске все лучшие танцуют и учат танцевать?

Артем (Минск):

Роман Новосельский: Людей много, а участвуют в мероприятиях не слишком много почему-то. Возьмем не только брейк-данс, возьмем хип-хоп. Ты приходишь на тусы, а людей маловато. Я не понимаю, почему. Организаторы стараются.

Ведущая: А про региональные школы и Минск. Уже регионы не такие крутые, как были вначале?

Павел Черный: Регионы вполне сильные. Приезжают и выигрывают у минчан. Есть некоторый провал с профессионалами - они сконцентрированы преимущественно в Пинске и Минске. Что касается школ. Да, действительно, есть в регионах очень достойные школы, которые могут показывать высокие результаты на международной арене. А по количеству танцоров, к сожалению, как Рома сказал, есть много школ, которые вроде бы людей готовят, но их никто никогда не видел, и они никогда не видели других танцоров, потому что тренируются, но на чемпионатах не появляются. На чемпионате республики в прошлом году были все регионы, все категории - до 8 лет, до 12 лет, до 16, прокатегория, плюс девочки до 12 лет и старше 12 лет. В шести категориях выступило более 800 человек.

Павел Черный: И при этом результаты белорусов очень даже достойные. Призовые места занимали на кубках мира. Есть достаточное количество профессионалов высокого уровня, тренеров, которые могут воспитать детей. У нас сегодня человек 20 могут выезжать на турниры и выигрывать. А их может быть 200 или 2000, но они при этом проиграют этим 20.

Ведущая: Это мы говорим про результативность на соревнованиях, а про само распространение культуры?

Павел Черный: У нас, к сожалению, все хромает. 


Правда ли, что брейкинг - это не просто танец, а порой даже образ жизни и мышления?

Евгений (Неизвестно):
Дмитрий Мазур: Конечно. У нас очень много танцоров, которым за 30 лет, а они до сих пор в брейкинге. Кто-то где-то работает. Я даже не буду говорить, на каких должностях и в каких компаниях. Но они приходят и танцуют, потому что нравится. Это образ жизни, и люди уже не представляют себя без этого.

Расскажите, а как брейк-данс пришел в вашу жизнь? Никогда не хотелось прекратить заниматься? Бывает ли эмоциональное выгорание, как боретесь с ним?

Светлана (Минск):
Дмитрий Мазур: Периодически приходишь домой, присядешь, а потом только поймешь, что уже целый час прошел. 3-4 часа тренировки в день это привычно, ты идешь на них осознанно. Эмоциональное выгорание - наверное, самое болезненное состояние. Оно происходит из-за того, что ты отдаешь много энергии, много эмоций, а взамен не получаешь ничего. Бывают люди, которые протестуют твоему выбору, посылу, всему.

Роман Новосейльский: Я удивляюсь людям, которые так круто тренируют детей, еще и сами дают результат. Это титанический труд! Я когда-то тоже преподавал, и для меня было сложно отдавать энергию детям, а потом еще самому тренироваться. Но есть ребята, который дают супер  результат, и у детей, которых они ведут,  тоже крутые результаты. Это все индивидуально.  Важна, на мой взгляд, преданность своему делу. И это не только в брекдансе, это вообще по жизни. Я как-то начал проводить мероприятия, потом мне стало неинтересно, выгорел. Через какое-то время попал в Москву на фест, перезагрузился и словил новую волну, кое-что по-другому осознал.  Главное - не сдаваться!

Ведущая: Никто из вас не пожалел, что оказался в этом движе?

Роман Новосельский, Павел Черный, Дмитрий Мазур: Нет. Ни разу!

Есть ли в Беларуси профессиональные режиссеры-постановщики брейк-данс-шоу? Или танцоры сами всё придумывают?

Влад (Минск):
Роман Новосельский: Шоу - это творчество. Все зависит от творчества коллектива. Таких, кто на это конкретно учится, нет. Раньше у нас было много разных команд, и каждый творил как мог, и было какое-то развитие. Все идет изнутри. В основном это командная работа. 

Дмитрий Мазур: Чуть не соглашусь. Потому что есть и  хореографы с образованием, которые закончили Институт культуры,  Академию искусств, отделение хореографии. Павел - из их числа. Он ставит шоу. Шоу - это сложный продукт, на него нужно накидать и синхроны, и сольные выходы, и все это в развитии. Люди, которые могут поставить крутое шоу, у нас есть. 

Павел Черный: Дима даже немножко меня попиарил. Профессиональных хореографов, специализирующихся на брейк-дансе, что подтверждается "корочкой" у нас просто нет, потому что  брейк-данс в стране не преподается. Нет ни одного учебного заведения, которое можно было бы закончить по отделению "брейк-данс". Например,  я заканчивал "народный танец".  В мой год был набор именно на народный танец (смеется). В настоящий момент представители федерации работают над тем, чтобы брейк-данс был введен именно в программу обучения и ребята могли получать образование по этому направлению. Но опыт танцора и постановщика позволяет сделать все на высоком уровне. Я вам скажу, что брейкинг хоть и имеет полувековую историю, но достаточно мало еще развивается полноценно, структурировано, грамотно, только  с 2000 года.  

Куда можно в ближайшее время в Минске/Беларуси прийти на брейк-данс баттл или танцевальное шоу?

Татьяна (Минск):
Роман Новосельский: Есть Public Belarus Dancers - это площадка, которую я создал и где можно узнать не только о брейк-дансе, но и обо всех мероприятиях, связанных с танцами. Их достаточно много. Мы стараемся  развивать Public Belarus Dancers и в социальных сетях. Каждый человек может прислать афишу, и она висит в истории мероприятий. А что касается брейкинга, то на сайте федерации размещена  информация о разных чемпионатах.

Павел Черный: В ближайшее время в Минске на площадке экстремальных видов спорта по улице Столетова, 11 пройдут Gorilla street summit и Minsk street games. Приезжают три иностранных судьи, вход свободный.  Все мероприятия будут проходить 2 дня, в субботу и воскресенье, организатором выступает Дом брэйк-данса Hunters. Мероприятие обещает быть достаточно интересным и для детей, и для взрослых. Приглашаем всех.

Роман Новосельский: Будет представлен не только брейк, будут и другие стритовые направления. 

Павел Черный: И воркаут, и скейт. Приходите.

Отличается ли танец би-гёрлз от би-боев? Есть ли элементы, которые могут делать представители только определенного пола как, например, в дэнс-холе?

Настя (Минск):
Ведущая: А кто чаще круче - девушки или парни? 

Павел Черный: По-разному. Кто станцует круче. В Болгарии два или три года назад на чемпионате Red Bull BC One выиграла девушка.  Это был первый случай в истории, когда девушка выиграла чемпионат страны. Но надо сказать, что у девушек очень маленькая конкуренция, и это облегчает им танцевальную жизнь. Не в плане, что надо проще делать движения, но добиться успеха при старании можно быстрее. 

Ведущая:   На соревнованиях есть  ли какая-то лирическая часть, или это сугубо резкий соревновательный танец, и будет ли женственность у девушек в этом танце? 

Хором: Конечно будет!  У нас есть девочки, которые круто танцуют, но при этом женственно...  В брейкинге очень важен свой стиль. Найти его и показывать себя, как никто другой.  У девушек получается это, на самом деле, неплохо. Если у девушки получится более  пластичный брейкинг с какими-то своими элементами, это будет только плюс, это будет ее выделять. 

Маза бро сделай сальто! Это Килла)

Сергей (Неизвестно):
Дмитрий Мазур: Нет, я не буду, Серега, не сейчас (смеется). Мало места.

Какую музыку вы слушаете? Т.е. всегда ли это хип-хоп и рэп? Можно ли танцевать брейк под любую музыку?

Даша (Бобруйск):
Дмитрий Мазур: Предпочтение отдаю хип-хопу, фанку, соулу. Я люблю спокойную музыку. Если мне очень нравится, могу слушать разное.

Роман Новосельцев: Люди танцуют, под то, что им нравится, даже под "Сектор Газа" могут танцевать. Все зависит от настроения, можно и под экспериментальную музыку.

Павел Черный: Тут надо понимать, о чем мы сейчас говорим. Что касается профессионального брейкинга на чемпионатах, там есть ограничения - это может быть хип-хоп, или фанк, или брейк, или соул, на который наложены биты. Но если это идет как экспериментал, то, что включат, под то и танцуем. Там и Шэр, и Майкл Джексон, но это не относится к брейкингу.

В повседневной жизни, это может быть рэп, хип-хоп, может и классическая музыка, нет никаких ограничений. Я тренирую сам 3 часа в день, тренирую детей 4-5 часов в день. И все это время звучит в принципе однотипная музыка, которую я слушаю уже на протяжении 16 лет. Соответственно, в машине или дома я очень люблю слушать радио или что-то свое, чтобы просто переключить мозг. 

Что такое МИНСКИЙ СТИЛЬ?

Сергей (Неизвестно):
Павел Черный: "Минский стиль" - это бренд одежды. Поддерживает молодых танцоров. Очень крутые ребята. Спасибо.

Чем сейчас живет брейк-данс движение в Беларуси? Какие интересные проекты или инициативы существуют?

Олег (Минск):
Роман Новосельский: Я делала проект "Самый сок", где старался поэкспериментровать. Сейчас в основном только фестивали и отборы проходят. Иногда тематические тусовки организовываем. Кстати, много танцоров задействованы подготовке ко II Европейским играм. Много рассказать не могу, но наши танцоры будут участвовать в церемонии открытия II Европейских игр. На открытии все будет глобально. В отдельной части, которая будет называться "21 век",  представители разных стилей покажут себя, а мы представим брейкинг. В церемонии закрытия тоже мастера нашего направления участвуют. 

Ведущая:  У нас активно развивается "Пешеходка", а вы там будете?

Дмитрий Мазур: Конечно! С 2007 года мы собираемся и танцуем на линолеуме. Бывали такие моменты, когда мы с ребятами, отчаявшись, что не можем поехать на чемпионат,  организовывались, шли танцевать - и "вуаля", через два часа уже можно было собираться, потому что у нас появлялись деньги.

Нас можно увидеть в городе, на Зыбицкой, на Немиге. Сезон уже открыли. Самое главное, чтобы не гоняли. Мы танцуем, но не все понимают.

Чтобы стать хорошим брейк-дансером, необходимо ли классическое хореографическое образование, или оно наоборот может мешать? И как определяется класс танцора?

Саня (Минск):
Павел Черный: Лишним не будет. Но для того, чтобы получить хореографическое образование, нужно много лет проучиться. В каком возрасте тогда собираешься становиться би-боем? В идеале приходить на брейкинг нужно в 4-5 лет. Можно и в 8, и в 9, но тогда будет намного больше работы. Представьте, ребенок пришел в 5, и к 10 годам он уже 5 лет танцует, ребенок пришел в 8 - к 10 годам он только 2 года танцует, и между ними будет существенная разница.  Чтобы получить хореографическое образование, даже если это будет колледж, то это не раньше, чем 14 лет, у вас получится. То есть он уже проиграет столько лет.

Ведущая: А если он занимается брейком с детства, у него шанс велик получить классическое хореографическое образование?

Павел Черный: У него шанс не больше и не меньше, чем у любого другого танцора, потому что там другая подготовка, совершенно другие движения. Скажем так, я посещал класс классического танца, потому что у меня хореографическое образование. Да, физически, возможно, и ребенок может быть более подготовлен. Но там все совершенно по-другому работает. Поэтому, если кто-то хочет пойти в балет или контемп, пусть идет туда, а если есть желание би-боем стать, то лучше сразу этим заниматься. Это будет более профессиональный подход.

Но если вы собираетесь идти на "Танцы на ТНТ" или на подобные проекты, то все стили подряд учите - вам пригодится!

Ведущая: Кстати, наши представители там неплохие результаты показывали.

Роман Новосельский: Да, Антон Панов в проекте выигрывал. Дима Бончинче тоже из Беларуси.

Сколько танцевальных мероприятий организовал Роман и какое из них он считает самым запоминающимся?)

Анастасия (Минск):

Роман Новосельский: Сам организовал очень много различных мероприятий и помогаю ребятам в их организации. Но самое запоминающееся мероприятие из тех, которые я делал, это была битва "Old school vs New school". Для меня это было и самое долгое в подготовке мероприятие - полгода понадобилось. Остальные мероприятия были тоже прикольные, классные. Для меня такая работа больше как творчество. 

Ведущая: Самое запоминающееся на данный момент. Вдруг будут еще?

Роман Новосельский: Возможно, и нет. То мероприятие, которое прошло, те составы, которые были, уже не соберешь, не получится. И сама подготовка, переживания,  это для меня было впечатляюще, я серьезно подошел к этому  делу. Остальные мероприятия после того стали просто делаться. И уже не  будет такого задора, как в той движухе "Old school vs New school".

Ведущая: У нас еще 5 лет до Олимпиады. Может призовем ребят приходить заниматься брейк-дансом?

Роман Новосельский: Хотелось бы, чтобы люди развивались не только как танцоры, но и как люди. Хотелось бы, чтобы топовые личности приходили на фэсты, потому что так они вдохновляют  подрастающее  поколение.  Есть много крутых танцоров, которые не ходят на  тусы (тусовки) и перестают быть образцами для подражания, как это было раньше.

Дмитрий Мазур: Уважаемые родители, пожалуйста, будьте родителями, занимайтесь развитием своих детей. И пожалуйста, давайте им сделать выбор самим. Вы очень все классные, но я более чем уверен, что ребенок должен быть индивидуальной единицей. Поэтому давайте им больше возможностей себя проявить. И не сидите дома. Берите детей и идите гуляйте.

Павел Черный:  Беларусь на высоком уровне в брейкинге, не смотря на то, что мы - маленькая страна и у нас нет особой поддержки из вне. И не бойтесь отдавать ребенка хорошим тренерам, в хорошие школы, потому  что есть большая вероятность, что ребенок будет выезжать по всему  миру, занимать призовые места, ездить на всевозможные турниры, проходить квалификацию, участвовать в Олимпиадах, чемпионатах мира, потому что наши дети все это сейчас делают. Не бойтесь брей-данса, не бойтесь, что это опасно для здоровья - никто голову не выкрутит. Сейчас очень много техник. Все делается правильно, грамотно, на методических основах. Преподаватели у нас самого высокого уровня. Поэтому занимайтесь брейкингом!

Успехов и высоких результатов всем участникам эфира!

Анастасия (Минск):
Спасибо!

Архив online