Онлайн-конференция на тему: "Как отходы превращаются в доходы?"

Онлайн-конференция на тему: Как отходы превращаются в доходы?

Онлайн-конференция на тему: "Как отходы превращаются в доходы?"

В 2020 году в Беларуси по примеру европейских стран собираются внедрить депозитную залоговую систему на стеклянную и ПЭТ-бутылку, а также металлическую банку. Введут ли в ближайшее время запрет на выпуск, продажу и использование полиэтиленовых пакетов? Раздельный сбор мусора, правильная утилизация отработанных элементов питания, повторное использование отходов - насколько серьезно все эти меры отражаются на экономике страны и экологии?

На все вопросы ответила во время онлайн-конференции директор ГУ "Оператор вторичных материальных ресурсов" Наталья Гринцевич.

Добрый день! Я из того поколения людей, которые выбрасывали весь мусор в один контейнер. Металлолом, макулатуру собирали в школах, а стеклотару сдавали только бомжи. Так зачем сейчас нужна сортировка мусора? Что кардинально поменялось, что мусор необходимо сортировать?
Елена (Полоцк):

Наталья Гринцевич:  Поменялось очень многое. Во-первых, кардинально поменялся мусор. Если раньше это были преимущественно пищевые отходы, то сейчас в мусоре больше упаковки. Индустрия упаковки серьезно шагнула вперед. И сегодня  каждый может задуматься, увидев в своей мусорной корзине огромное количество всяких упаковочных материалов. Кроме этого мы стали чаще и больше покупать вещей, которые раньше нашими родителями, бабушками использовались  десятилетия. В свете этого и отходов образуется больше, и они, как я уже говорила, стали другими.  

На производство вещей тратятся природные ресурсы, поэтому мы должны помогать природе, помогать окружающей среде, и те отходы, которые повторно могут использоваться, должны идти на переработку. В первую очередь, это отходы бумаги и картона, стекла, пластмассовые отходы. Они могут людьми выбрасываться как в контейнеры для раздельного сбора, так и сдаваться в приемные пункты. Для нас очень важно сейчас заниматься раздельным сбором мусора
Сколько килограммов мусора приходится на каждого белоруса в год? Как вы это подсчитываете?
Сергей (Неизвестно):

Наталья Гринцевич: Сейчас в среднем на жителя Беларуси приходится около 350 килограммов в год отходов. 15 лет назад эта цифра была гораздо меньше – около 250 килограммов. Учет ведется, есть нормативы, весовой учет, но цифры говорят сами за себя - объемы отходов значительно возросли.

Знаю, что нельзя просто в мусорку выбрасывать батарейки. Скажите, что еще нельзя выбрасывать в коммунальные отходы? И вот батарейки/аккумуляторы можно сдавать в разных магазинах, торговых центрах, а что с другими опасными отходами?
Анна (Неизвестно):
Наталья Гринцевич: Действительно, есть товары, которые содержат опасные вещества. В обиходе мы используем батарейки, ртутьсодержащие энергосберегающие лампы, ртутные термометры, крупную и мелкую бытовую технику. Что касается приема таких отходов, то многие уже заметили, что в магазинах появились контейнеры для сбора батареек, ртутьсодержащих ламп. Что касается бытовой техники, то ее можно отвезти в приемные пункты или заказать услугу по вывозу крупной бытовой техники. К вам приедут домой и заберут ее бесплатно. В приемном же пункте вы получите за нее определенную сумму денег. Что касается мелкой бытовой техники, то ее можно сдать в специальные контейнеры, которые расположены в магазинах, которые ее продают. Сдавать ее так правільнее, чем просто выбрасывать в общую мусорку.

Ведущая: Скажите, если, к примеру, от старого холодильника нужно избавиться. В Минске все понятно - вам вывезут. А в каком-нибудь удаленном населённом пункте, в деревне, такое возможно?

Наталья Гринцевич: Да, такую услугу сейчас оказывают не только в Минске, но и в областных, и районных центрах.
Мне кажется, что все страны думают, как отходы превратить в доходы. В Швеции около 32% отходов используют в качестве сырья для вторичной переработки. А что у нас? Мы уже как-то зарабатываем на отходах?
Илья (Фаниполь):

Наталья Гринцевич: Очень интересный вопрос. Когда мы говорим просто о переработке отходов, то здесь цифры очень отличаются. Есть так называемый рециклинг, то есть непосредственно возможность из подготовленных отходов получить определенный продукт. Например, при переработке стеклобоя можно получить новую стеклянную посуду. Вот для такой прямой переработки, по мнению специалистов, потолок где-то 30%. Дальше отходы надо перерабатывать другими способами. Как вариант -  сжигание с получением тепла и энергии, например, так используют на цементных заводах. Еще возможно использование биологической части для компостирования. 

Часто, сравнивая нас с кем-то, говорят, что в Беларуси процент использования отходов не такой большой: нет энергетического использования  и практически нет компостирования отходов. Но в прямой переработке - мы не в отстающих. На сегодняшний день у нас около 20 % коммунальных отходов используется. В Швеции - 30. Так что это очень неплохо. Просто дальше мы должны развивать другие направления по использованию отходов. 

Что касается зарабатывания на отходах, то нельзя сказать, что на этом можно заработать какие-то большие деньги. Не стоит забывать, что все начинается со сбора отходов и заканчивается переработкой. И если подготовленное сырье можно переработать  и получить какой-то доход, то сам сбор мусора очень затратный, и во всем мире на это предусмотрены в той или иной форме дотации со стороны государства. 

В нашей стране тоже была введена и расширена ответственность производителей. Это значит, что производители либо импортеры определенных товаров должны нести ответственность за то, что эти товары станут отходами. Они должны либо самостоятельно принимать какие-то меры по сбору в последствии отходов, либо вносить определенную плату, чтобы кто-то это сделал для них. Во всех странах создаются общественные фонды, которые поддерживают данную сферу, и говорить, что отходы -  прибыльная сфера, где можно с легкостью зарабатывать, я бы не стала. На чем-то  можно, а на чем-то нет. 
Знаю, что многие страны отказываются от захоронения бытовых отходов в пользу переработки мусора. Неужели реально переработать все отходы?
Алина (Снов):

Наталья Гринцевич: Мы должны понимать, что по закону сохранения вещества и энергии все отходы переработать и получить при этом ноль отходов нельзя. Даже при сжигании образуется зола, которая составляет около 20% от массы. Можно существенно уменьшить количество отходов, используя раздельный сбор мусора. Так часть отходов мы раздельно собрали, и они пошли на прямую переработку: из макулатуры сделали новую картонную упаковку, из стекла бутылки и банки, из полимерных отходов новые упаковки, ведра, бытовые принадлежности. Мы должны биологические отходы компостировать, а потом грунт использовать в хозяйстве. Отходы можно сжигать и получать тепло или электроэнергию, но все равно образуется какая-то зола. Мы можем отходы делить и существенно уменьшать их количество, чтобы не нужно было отводить землю под новые полигоны для их захоранения.

Какой самый экологический способ обращения с мусором?
Александра (Неизвестно):

Наталья Гринцевич: Самый экологический способ обращения с мусором - это предотвращение его образования. Именно в этом направлении в стране проводится большая работа. Мы с вами - общество потребителей, которое во много не задумывается о том, что мы покупаем, для чего и как. Во всем мире в приоритете предотвращение образования отходов, переход от одноразовых вещей к многоразовым. Часто ли вы ловили себя на мысли, какое количество упаковки покупаем вместе с вещью. Берем одноразовые пакеты, вместо того, чтобы прийти в магазин со своей матерчатой сумкой. В первую очередь, надо работать над тем, чтобы количество отходов уменьшалось, а затем вести работу по разным направлениям.

Ведущая: Я как-то за рубежом искала, куда выбросить полиэтиленовый пакетик и нашла трехсоставную мусорку для бумаги, полиэтилена и стекла? Скажите, куда нам в Беларуси выбрасывать тонкие полиэтиленовые пакеты?

Наталья Гринцевич: Если мы говорим про совсем тонкие пакеты, то, как правило, они не перерабатываются нигде. Я сейчас говорю не только про Республику Беларусь, но и про все страны. Вы, возможно, слышали, что страны отказываются от их использования, потому что очень сложно извлекать и перерабатывать. Пакеты с ручками можно перерабатывать, их необходимо выбрасывать в контейнеры для отходов пластмассы.

Что в Беларуси делается для того, чтобы люди правильно обращались с бытовыми отходами?
Ольга (Брест):

Наталья Гринцевич: Делается очень многое, в том числе и на государственном уровне. Есть программа, национальная стратегия по обращению с отходами и вторичными ресурсами до 2035 года. В первую очередь развивается инфраструктура. Я думаю, все заметили, что появились контейнеры для раздельного сбора мусора (отходов стекла, бумаги, пластика), они есть почти в каждом дворе есть. Кроме того, в связи с расширенной ответственностью производителя образовался некоторый фонд, и дальше эти деньги используются на развитие инфраструктуры для сортировки и переработки отходов. В республике появились новые производства: два завода по переработке загрязненных полимерных отходов, предприятие по переработке ПЭТ-бутылок, предприятия по переработке изношенных шин

Также в стране ведется широкая информационно-разъяснительная работа с населением. Потому что многие не то чтобы не хотят быть культурными, а просто не понимают, для чего это нужно. Нет доверия, что это действительно важно и что это все собранное отдельно действительно перерабатывается. Поэтому и реклама появилась интересная, и группы в социальных сетях "Фейсбуке", "ВКонтакте" - присоединяйтесь. Заходите на сайт target99.by движения "Цель - 99", оно стартовало в 2015 году и объединяет всех тех, кто небезразличен к нашей природе, кого интересует проблема обращения с отходами.

Ведущая: У нас во дворе стоят желтые мусорные ящики для ПЭТ-бутылок, они быстро наполняются, но вывозят их не сразу.

Наталья Гринцевич: Эти бутылки можно сплющить, тогда они будут меньше места занимать. Отходы, которые не пахнут, вывозятся по мере того как будет наполнен контейнер.


Очень крутой ролик с енотами! Кстати, почему символом выбрали именно енота? Какие похожие информационные кампании нас ждут?
Анна (Минск):

Наталья Гринцевич: Еноты, потому что мы часто видели по телевизору, как они лазят по контейнерам в поисках пищи, плюс они забавные, очень популярные. Мы хотели в шуточной форме привлечь внимание к важной проблеме, показать, что даже енот может рассортировать отходы. Взяли таких заб авных зверей, они всем очень понравились. Уже готовы новые ролики с енотами "Следующая остановка -  сортировка", где наши герои показывают, как отходы, которые мы разделили, едут на сортировку и затем превращаются в полезные вещи.

Мы будем продолжать информационную кампанию. Сейчас совместно с Центром экологических решений организуем передвижную выставку. На ней в доступной форме расскажем, какие у нас образуются отходы, что с ними происходит, как их можно переработать.


Заметила, что в последнее время вы делаете упор на детских социальных инициативах. К примеру, детский экоконкурс среди школ "Героям петь легко". Расскажите, почему именно дети, и можно поподробнее, как прошел этот конкурс? Что нас ждет в ближайшее время?
Юлия (Неизвестно):

Наталья Гринцевич: Действительно мы начали активно работать с детьми, потому что они очень восприимчивы и порой приносят домой что-то новое, учат своих родителей. Дети наше будущее. Мы должны понимать, что эта культура поведения должна прививаться с детства, чтобы потом выросло поколение, которому не нужно объяснять, для чего и что правильно делать.  Другие страны по этому пути идут очень давно. Нельзя сказать, что там все заработало сразу. Изначально отсортировывать отходы необходимо было на три простых группы. Потом процесс усложняется, мы конкретно что-то разделяем (не просто пластик, а пластик по видам), это все очень нужно и важно. 

В конкурсе "Героям петь легко" приняло участие 406 школ. Некоторые клипы были настолько интересные, настолько творчески подошли дети, что мы сами были  приятно удивлены. И здесь большое спасибо учителям, которые, конечно, огромный кусок работы взяли на себя. Молодцы все! 

Еще мы планируем провести конкурс по сбору макулатуры в школах, тоже будем делать упор на воспитательную и просветительскую работу, у нас есть план совместно с Министерством образования по проведению информационных часов в школах, о работе с детьми в дошкольных учреждениях. И дальше будем пытаться делать что-то новое и интересное.

Ведущая: Здорово! А кто в песенном конкурсе занял первое место?

Наталья Гринцевич: Первое место у школы № 12 г. Новополоцка, второе - УПК "Детский сад - начальная школа № 2" г. Бреста, третье место - СШ № 33 г. Могилева. И было  еще четвертое место - школа № 2 г. Столбцы. Победители мы наградили музыкальным оборудованием для школ, призы и дипломы получат абсолютно все школы за участие в конкурсе.

Сколько в Минске сортировочных линий? Как это все будет развиваться?
Павел (Минск):

Наталья Гринцевич: В Минске  4 сортировочные линии, где сортируют  отходы, которые приходят в основном  от раздельного  сбора. Что касается дальнейшего развития, для Минска сейчас очень актуален вопрос о строительстве мусоросжигательного завода. Ресурса полигона, на который свозят отходы столицы, хватит ориентировочно до  2022 года. 

Ведущая: Есть ли какие-то проекты по этому заводу?

Наталья Гринцевич: Да, уже выбраны участки для его строительства. Идут переговоры    с инвесторами.Уже определены объемы отходов, которые необходимо сжигать. В ближайшее время  будет объявлен конкурс.  
Как раздельный сбор мусора регулируется на законодательном уровне? Какие специальные государственные программы предусмотрены? 
Руслан (Минск):

Наталья Гринцевич:   Есть государственная программа "Комфортное жилье и благоприятная среда" на 2016-2020 годы, в которой целый подраздел посвящен извлечению вторичного сырья из отходов. Доводятся определенные показатели по областям и городу Минску по этой статье. Еще есть национальная стратегия, которая была принята на уровне правительства в 2017 году, в ней заложены основные принципы по достижению и использованию к 2035 году 50 % коммунальных отходов. Сейчас 20 % отходов идет на переработку, еще около 25 % можно перерабатывать. А дальше мы должны вводить новые технологии, чтобы использовать оставшиеся.

Предусмотрена концепция введения депозитной системы. Многие, когда ездят за границу, видят автоматы, в которые можно выбросить, например, бутылку и получить взамен деньги либо чек, который потом можно отоварить в магазине. У нас планируется тоже ввести депозитно-залоговой системы на стеклянную и алюминиевую тару. Если раньше стеклянная тара была многооборотной и использовалась несколько раз, то сейчас эта система будет работать с одноразовой упаковкой. Эта схема очень действенная, потому что, сдав тару, можно будет вернуть часть стоимости от приобретенного напитка. Во всем мире этой системой собирается до 99 % тары.

Еще одно направление, которое предусмотрено национальной программой - развитие компостирования и использование отходов для получения RDF-топлива на цементных заводах. Стоит вопрос, что в Минске необходимо строить мусоросжигательный завод, потому что в целом отходы столицы составляют около 25 % отходов, которые образуются в республике.

Ведущая: В каком виде надо будет сдавать стеклянную тару, чтобы получать залоговую стоимость?

Наталья Гринцевич: Если раньше в тару повторно заливались какие-то напитки, она проходила степень обезвреживания и обеззараживания, то сейчас она вся одноразовая. В нее повторно наливать напитки не будут, она пойдет на переработку. Мыть тару не нужно. Если мы говорим об автомате, который будет принимать тару, то он оснащен сканерами, которые будут считывать, например, информацию, входит или нет данная тара в депозитную систему. У тары будут определенные параметры. Если у вас в пластиковой бутылке останется до половины жидкости, то автомат ее не примет, потому что она по весу не будет соответствовать тем параметрам, которые в него заложены. Бутылка должна быть относительно чистой. На ней должна быть сохранена этикетка, на которой будет нанесен определенный значок, что эта тара находится в депозитной системе. Это для того, чтобы вы, покупая тару, понимали, можно ли будет эту тару сдать и получить за нее деньги.

В европейских странах уже запрещают выпускать, продавать и использовать полиэтиленовые пакеты. Ожидать ли у нас такого запрета? Кстати, я только за!
Екатерина (Неизвестно):

Наталья Гринцевич: Да, действительно, сейчас усиленно говорят про вред полиэтиленовых пакетов. Что касается запрета, то тут надо понимать, что конкретно мы можем запретить. Индустрия упаковки шагнула вперед. Уже сейчас очень удобно упакованы товары. Что касается пластиковой упаковки, то да, она позволяет сохранять товары гораздо дольше, поэтому надо запрещать то, без чего можно обойтись. Вряд ли вы захотите, чтобы вам сырое мясо или курицу положили просто в сумку, поэтому от части упаковочных пакетов мы не сможем отказаться, и, конечно, какая-то упаковка останется. Но совсем не обязательно складывать в полиэтиленовые пакеты те продукты и товары, которые не рассыпятся, не испачкают вас. Также мы все практически с легкостью можем отказаться от пластиковых пакетов с ручками. Во-первых, они имеют большую массу по сравнению с маленькими фасовочными пакетами, во-вторых, мы должны задумываться о том, чтобы не увеличивать сами для себя количество отходов. Мы за разумный отказ от части тех же пластиковых пакетов.

Из всех видов упаковки полимерная занимает самое большое место. И почему хотелось бы от нее отказаться? Потому что она очень сложно перерабатывается. Количество полимерной упаковки представлено абсолютно разными видами полимеров, которые в общей массе нельзя переработать, а их разделение очень затратно, поэтому, как правило, упаковочные материалы (такие, как ПЭТ-бутылки) легко отбираются и идут на переработку. Остальные материалы уже, как правило, сжигаются для получения тепловой и электрической энергии.

Ведущая: А если эти мешки начать постепенно заменять на биоматериалы?

Наталья Гринцевич: Есть так называемые биоразлагаемые пакеты. Однако на самом деле эти пакеты не разлагаются безвредно. А просто в те же полиэтиленовые пакеты, добавляется определенная составляющая (например, мел), и они рассыпаются. Но по сути этот мнимый биоразлагаемый пакет нанесет больше вреда, потому что его частички, попадая в воду и почву, распространяются на более широкую площадь, тем самым загрязняя ее. Если же мы говорим о действительных биоразлагаемых пакетах, которые выпускаются из кукурузного крахмала и всего остального, то они не дешевые, и стоят гораздо дороже. И здесь мы тоже должны в  объяснять людям, почему важно уходить от одних пакетов и использовать другие, почему вместо полиэтиленового действительно лучше купить бумажный пакет. Многие ведь не задумываются и считают, что если пакет бесплатный, то зачем за другой платить. Поэтому запреты не работают, нужна разъяснительная работа.

 

 

 

Ранее наша одежда состояла из текстильных материалов натуральных волокон. Сейчас мы больше синтетику носим. Какие сложности возникают в переработке таких материалов?
Полина (Борисов):

Наталья Гринцевич: Да, сложности возникают. Раньше действительно одежда была, в основном, из натуральных волокон: хлопок, лен, шерсть. Сейчас очень мало таких натуральных вещей, и даже если это хлопок и лен, как правило, там содержатся еще какие-то синтетические примеси, которые сложно перерабатывать. Если мы говорим про эти отходы, то их и сейчас перерабатывают, просто в небольшом количестве идет переработка натуральных отходов. Что касается синтетических отходов, то, как я уже говорила, они используются во всем мире для получения тепла и энергии.

Ведущая: У нас в Минске есть пункты приема одежды на переработку?

Наталья Гринцевич: Пункты остались. Но вы понимаете, что у нас практически нет сейчас той одежды из натуральных волокон, которую бы у вас приняли. Поэтому разумнее, наверное, повторное использование вещей, возможно они сейчас кому-то нужны и потом еще кому-то понадобятся. Или же их ждет энергетическое использование.

Правда ли, что если картонная упаковка попала к пищевым отходам, использовать ее для выпуска другой картонной упаковки невозможно? И как тогда перерабатывать упаковки от пиццы, к примеру? Ведь на самой картонке будет жир, масло, иные пищевые остатки.
Кристина (Неизвестно):

Наталья Гринцевич: Да, действительно, если коробка чистая, то она пойдет в переработку. Если же она серьезно загрязнена, не одно там маленькое пятнышко в уголочке, а где-то попал кетчуп, майонез, то в дальнейшем, конечно, она не пойдет на переработку для получения какой-то картонной упаковки, но ее можно будет использовать опять-таки для сжигания. Поэтому, что касается картонной и бумажной упаковки, речь идет именно о том, чтобы эти отходы мы выбрасывали раздельно, потому что их ценный ресурс, смешиваясь с пищевыми отходами, теряется, а мог бы пойти на переработку для получения новой продукции.

Ведущая: То есть загрязненные упаковки от пиццы мы просто сразу к пищевым отходам выбрасываем?

Наталья Гринцевич: Но мы же все видели коробку от пиццы? Там у нас есть ещё слой пергаментной бумаги, и если мы этот слой вытащим, а вся остальная коробка чистая, то, конечно, ее нужно выбросить в контейнеры для сбора отходов бумаги и картона.

Говорят, что состав бытовых отходов стал более сложным и токсичным. Получается, нам нужны какие специальные полигоны?
Наталья (Неизвестно):

Наталья Гринцевич: Надо понимать, что полигон - это не просто какая-то стихийная свалка, а специальное сооружение. Мы не просто выкопали яму и сбрасываем отходы. Там есть специальный выстилающий экран. Отходы, которые туда попадают, уплотняются, через определенную высоту пересыпаются слоем грунта и опять уплотняются.

Если мы говорим о тех полигонах, которые выходят из эксплуатации, то они рекультивируются, верхний слой накрывается специальным экраном, высаживаются деревья, и можно даже кататься на лыжах. Так выглядят современные полигоны, и конечно, нужно затратить определенные средства, чтобы сделать его правильно, закрыть его правильно и чтобы он был абсолютно безвредным для окружающей среды.

Полигон служит, как правило, не меньше 20 лет. Все зависит от его размера.

Как правильно обращаться со строительным мусором после ремонта квартиры
(Неизвестно):
Наталья Гринцевич: Есть контейнеры для крупногабаритных отходов. Есть службы, которые вывозят строительный мусор. Строительный мусор нельзя выбрасывать в общие контейнеры для сбора обычных бытовых отходов. Хотелось бы обратить на это особое внимание. 
Скажите, опыт каких стран вы принимаете за эталон, перенимаете?
Виктор (Гомель):

Наталья Гринцевич: В первую очередь мы смотрим на страны-соседки. Например, опыт Литвы. У нас схожий менталитет. Там ввели с 2016 года депозитную систему на тару. Мы посмотрели, неплохо работает, думаем применить у нас. Изучали и опыт Швеции, Швейцарии, Германии, где раздельным сбором отходов занимаются очень давно. Мы стараемся не изобретать велосипед, а максимально учитывать опыт, положительный и отрицательный, стран, которые дальше нас в этом вопросе шагнули.

Что все-таки нужно выбрасывать в контейнеры для пластика. Те, которые с такими специальными отверстиями.
Аноним (Неизвестно):

Наталья Гринцевич: В первую очередь, пластиковые бутылки из-под напитков, которые, как я уже говорила, нужно смять перед тем, как выбрасывать. Потому что бутылка мало весит, а занимает большой объем, и машина, которая забирает такой контейнер, по сути везет воздух. Тем самым мы сократим затраты на перевозку отходов. В эти же контейнеры выбрасываем большие пластиковые пакеты, большие куски пленки после ремонта, упаковки, различные банки и канистры из-под бытовой химии.

Ведущая: Современные упаковки от соков имеют несколько слоев. Мы видим, что упаковка картонная, но там и прослойка алюминия, и прослойка клея…

Наталья Гринцевич: ...и полимерная пленка. В нашей среде их называют отходы типа "тетрапак". На самом деле они разные и сложные, есть с фольгой, есть без фольги. Сейчас в республике создается производство по переработке таких отходов. И отходы уже тоже начали собирать. Мы рекомендуем такие упаковки выбрасывать в контейнеры для отходов пластмасс, а не бумаги и картона. На сортировочных линиях они тоже будут легко отбираться и пойдут в дальнейшем на переработку.

Почему начинают с запретов? Почему нельзя просто заменить  изначально производство  плохого на производство хорошего?
Аноним (Неизвестно):

Наталья Гринцевич: Запреты работают на предотвращение образования отходов. И в принципе мы должны задумываться о том, а что потом будет. Этот вопрос должен нас волновать как жителей страны, как потребителей. И производители тоже должны думать, как потом их товар перерабатывать будут…

Когда-то не было такого количества товаров, не было такого количества отходов. Сейчас во всем мире стимулируют выпуск товаров, которые потом можно переработать и которые были сделаны с использованием вторичного сырья. Запреты - это крайняя мера.
Добрый день! По работе большую часть года провожу в Москве. Там мусор сжигают. Скажите, существует ли такая практика в Беларуси или, может, планируется?
Андрей (Неизвестно):

Наталья Гринцевич: Да, планируется. Что касается Москвы, то, насколько я помню, там три таких завода, два из них работают с 1975 года и были модернизированы. Технологии шагают вперед. Мы тоже в Минске планируем мусоросжигательный завод.

Ведущая: Москву обслуживают три завода. Будет ли достаточно в Минске одного?

Наталья Гринцевич: Заводы могут быть абсолютно разной мощности. Мы рассчитывали, что Минску необходим завод для сжигания около 500 тысяч тон отходов в год.

Фотогалерея

Архив online