Онлайн-конференция ко Дню космонавтики

Онлайн-конференция ко Дню космонавтики
В 2023 году на орбиту выведут белорусско-российский спутник. Сейчас завершается его эскизное проектирование. Спутник дистанционного зондирования Земли нового поколения разрабатывается Роскосмосом и Национальной академией наук Беларуси. Благодаря совместной работе ученых, новый аппарат по техническо-экономическим характеристикам не будет уступать лучшим мировым аналогам.

Что еще нового ожидается в белорусской космонавтике, как развивается белорусская авиация и сколько часов обязаны налетать летчики на тренажере, узнали во время онлайн-конференции от гостей: 

- академика Петра Витязя, руководителя аппарата НАН Беларуси

- подполковника Геннадия Гембаля, командира авиационного отряда авиационной эскадрильи 50-ой смешанной авиационной базы.

Петр Александрович, в настоящее время ученые НАН Беларуси работают над новым спутником дистанционного зондирования Земли. Скажите, почему пришла пора заменить старый? В чем будут различия двух спутников?

Ольга (Неизвестно):
Петр Витязь: У спутника, который мы сейчас имеем, разрешение два метра, его существование продлили на пять лет. Он запущен в 2012 году и в 2022 году его ресурс будет истощен. Вполне естественно, что мы думает о том, что нам дальше делать, чтобы обеспечить наших потребителей той космической информацией, которую мы получаем от нашего спутника.

По поручению президентов Беларуси и России у нас подписан Меморандум с Роскосмосом о создании нового спутника с более высоким разрешением. Сейчас мы прорабатываем его эскизный проект. Технологии, которые будут внедрены на новом спутнике, будут более конкурентоспособны на мировом рынке. Это позволит расширить получение информации для потребителя, улучшить технико-экономические показатели. Любая техника имеет гарантийный срок службы. По первому спутнику гарантийный срок службы - 5 лет, и мы его еще продлили. По новому спутнику закладываем 7 лет.

Ведущая: А на каком топливе работает спутник?

Петр Витязь: На жидком топливе, которое сегодня закладывается, и на солнечной энергии. Для чего в спутнике нужно топливо? Мы его запускаем на орбиту 925 километров, но из-за гравитации он постепенно спускается. И раз в 6 месяцев мы поднимаем его на нужную нам орбиту. Вот для этого и нужно топливо.


Расскажите, пожалуйста, а кто выпускает линзы для наших космических аппаратов? Может ли эта технология как-то применяться в массовом выпуске для современных мобильных устройств или зеркальных фотоаппаратов?

Валерия (Слоним):
Петр Витязь: Конечно, может. Почему нет? Сегодня все зависит от того, что на спутнике находится, какую информацию мы получаем. Если мы расширим области получения информации, то естественно сможем ее использовать в наземных условиях. Например, уже можно по мобильнику смотреть погоду. И каждый может этим пользоваться. 

Или возьмем то же земледелие. Чтобы агроном мог выйти на поле и знать, что, как и сколько ему удобрять и т.д., ему поможет информация, которую он получит через космические технологии для точного земледелия. Этого еще нет, но надеемся, что со временем будет. И такие практические задачи можно будет расширять в зависимости от того, какие программы будем закладывать в запускаемый спутник и какую информацию захотим получать.

Ведущая: Вчера была озвучена информация о том, что мы планируем запустить второй белорусско-российский спутник в 2023 году. Скажите, возможно ли будет выйти на какие-то финишные сроки пораньше или это будет примерно 2023 год?

Петр Витязь: Мы сейчас делаем эскизный проект. Когда будет запущен спутник, я не знаю. Наша задача - чем раньше, тем лучше. Многое зависит от того, когда будет сделана рабочая документация, когда будет собран спутник. Потому что это партия сложная, много комплектующих, много проверок. Важна безопасность. Разработчика нашего нынешнего спутника мы три раза заставляли проверить всю систему. Отдельные элементы работают, а когда вместе начинаешь использовать информацию, она докладывает, что были помехи. Мы не можем допустить подобную ситуацию в космосе, там мы это не исправим, поэтому очень важно в наземных условиях проверить все. В спутник мы закладываем много параметров, каждый из которых требует отдельной разработки и проверки. Как правило, изготавливается опытный образец, проверяется, а потом уже рабочий спутник, который будет запущен. 

Чтобы ускорить процесс по новому спутнику, мы систематически встречаемся в рамках рабочей группы с Росскосмосом. Мы выдали задания. В работе над ними участвуют десятки организаций Беларуси и России. Каждый отвечает за свою часть. Ориентировочная дата 2023 год -  теоретически возможна, но мы бы хотели запустить в 2021 году. Удастся ли - сказать сложно. Есть регламент на всю проработку, проверку, запуск, и все это требует времени.

Добрый день! Недавно гостили у друзей в Мачулищах. Создалось впечатление, что полеты только рано утром или поздно вечером. Почему не в другое время? Кстати, вам не жаловались местные жители на гул самолетов?

Иван (Неизвестно):

Геннадий Гембаля: Иван, полеты выполняются не только утром и вечером. Полеты могут выполняться в любых условиях, если летчик к ним подготовлен. На нынешний момент мы имеем возможность обучать наш летный состав в любых условиях, как днем, так и ночью. Ночные полеты считаются наиболее сложным элементом, поэтому в обязательном порядке весь летный состав будет стремиться к тому, чтобы получить все достойные навыки с высокой оценкой ночью и во всех метеоусловиях. Гул самолетов - побочный эффект, который будет существовать всегда. Большая часть жителей, которая проживает в Мачулищах с советских времен, привыкла к этому гулу и почти его не замечает.

В космической индустрии сейчас мода на малогабаритные аппараты. В НАН Беларуси разрабатывают такие?

Алексей (Барановичи):
Петр Витязь: Интерес к малым аппаратам очень вырос, поскольку их можно дешево сделать, много запустить и мониторить  те или иные события, явления очень часто, например, каждый час, поскольку их много. В Беларуси создан  малый космический аппарат, с Белгосуниверситетом запущен в прошлом году.  Успешно сейчас эксплуатируется. Его задача - отработка отдельных технологических параметров с целью обучения студентов. Эту функцию он выполняет. Сейчас в информационной системе НАН, которая отвечает за работу нашего спутника, мы создаем филиал кафедры БГУ, чтобы расширить возможности сотрудничества. В дальнейшем с БГУ, БГУИРом и другими вузами будем технологии по созданию таких спутников, их запуску,  практическому применения в интересах потребителей будем использовать.   

Летала лишь на больших гражданских  самолетах. Расскажите, как отличается полет на ваших маленьких военных самолетах от больших "Бонгов" и "Эмбраеров"? В чем разница в управлении боевым самолетом и гражданским лайнером?

Алина (Неизвестно):
Геннадий Гембаля: Интересный вопрос.  На текущий момент я выполняю полеты на самолете Ил-76. Это  один из самых больших военно-транспортных самолетов, не просто военно-транспортных, а самый большой в Беларуси. Он не меньше  Boeing и Embraer. Принципиальной разницы в управлении нет. Абсолютно идентичные рулевые поверхности, принцип управления двигателями. Существенная разница заключается в том, какой самолет, для чего он предназначен. Меньше Boeing, Embraer  МиГ-29, Су-25, Су-30, Л-39, либо спортивный самолет  Як-52, на котором курсанты выполняют полеты, и разница будет именно в задачах, которые поставлены  курсанту в ходе выполнения этого полета. Они могут выполнять как пилотаж, так и боевое применение, а происходит обучение  боевому применению  непосредственно с настоящими системами вооружения.  То есть принципиальное отличие  именно в целях при выполнении  полетов.

Во время полетов на  Boeing  и Embraer, как описывают и военные медицинские психологи,  и гражданские психологи, изучающие проблемы летчиков и их психофизическое состояние в процессе выполнения полетов, задача одна: из пункта А в пункт Б перевезти пассажиров либо груз с наименьшим  ущербом для перевозимого.  Самолеты проектируются с небольшой разницей для выполнения всего лишь этой одной задачи. Принципиально  полет что на гражданском, что на военном самолете один  и тот же, задачи разные. От этого и разница в психоэмоциональном  и психофизическом состоянии.

Полеты на маленьких самолетах (истребителях либо штурмовиках) сопряжены с большими  физическими перегрузками. Суть заключается в том, что в  процессе выполнения пилотажа  вес каждой клеточки летчика может  возрастать в 3-5 раз. Полеты короткие, но за этот незначительный промежуток времени физическая нагрузка на летчика значительно больше. Полеты на больших самолетах (Boeing, Embraer) более длительные. Физические перегрузки меньше, но  психофизическое и психоэмоциональное состояние напряженнее,  потому что  более длительный перелет, нужно постоянно наблюдать за параметрами работы всех самолетных систем и выполнить посадку с первого раза на  любом аэродроме на оценку не меньше чем "отлично". 

Люблю на наших парадах смотреть на пролетающую авиацию. Расскажите, на сколько заранее вы начинаете подготовку к ним? Уже знаете, будете ли летать в этом году? Все летчики могут быть допущены до участия в параде?

Егор (Неизвестно):
Геннадий Гембаля:  Пролет авиации на парадах всегда является очень зрелищным, потому что полеты  хотя и на безопасной, но на достаточно низкой высоте, полеты в сомкнутых и смешанных боевых порядках (когда выполняются полеты разнотипных воздушных судов). Это впечатляет, это красиво.  Насколько мне известно, в этом году планируется авиационная составляющая парада. Она должна быть еще лучше, чем в прошлые годы. 

Касательно того, все ли летчики могут быть допущены  к участию в параде, я могу сказать, что каждый летчик может быть допущен, но не все летчики участвуют. Выбирают только лучших, только заслуженных, только тех, у которых  высокое качество пилотирования, которые  психоэмоционально, физически, морально устойчивые, могут выполнить эту задачу безукоризненно  во всех отношениях (как по высоте, так и по временным параметрам). Тренируйтесь, и будете допущены к выполнению!    

Петр Витязь: Допуск рассматривается как награда  для летчика? 

Геннадий Гембаля: Я был участником парада, как его наземной, так и воздушной составляющей.  Для Вас же ведь награда, когда ваш спутник взлетел, занял орбиту  и приносит пользу, выполняет задание?

Петр Витязь:  Правильно, да. 

Геннадий Гембаля: Так же и для летчика награда. Он тренируется, старается, прилагает усилия  для улучшения своего летного мастерства, качества пилотирования, и его допускают к  участию в параде. Это гордость и моральное поощрение. И всегда участники парада  отмечаются руководством, различными степенями поощрения. Конечно, это гордость, потому что мы представляем страну, мы представляем наш народ. Очень часто на YouTube или в других средствах массовой информации к видеороликам о нашем военном параде можно читать восторженные комментарии не только белорусов, но и россиян,  жителей стран СНГ и зарубежья. Это приятно, когда на тебя смотрят и говорят: "Ты молодец, ты можешь!" 

Ведущая: Что самое тяжелое в таких парадах?

Геннадий Гембаля: Задача. Ее нужно выполнить. Нет такой задачи, когда можно сказать: "Ай, я ее сделаю на 3, она не так важна. А вот эта важная, я ее сделаю на 5". Каждый элемент нужно выполнять на "отлично". Тут все сложно, потому что эти полеты сопряжены с опасностью, так как высота маленькая, часто бывают перемены погоды. Выход на каждую точку поворота по маршруту должен быть четко по времени, потому что твоя машина - часть большой авиационной составляющей. Счет идет на секунды. Поэтому строгое соблюдение всех этапов и всех мер безопасности, потому что полет над городом, где внизу огромное количество зрителей, дабы не было никаких происшествий. 

Были ли попытки взломать наш спутник? Знаете, откуда были хакеры?

Евгений (Неизвестно):
Петр Витязь: Случаев взлома спутника не было, но неполадки на спутнике случались. Во-первых, когда бывают магнитные бури и большая радиация, это опасно, потому что вся электронная система может быть выведена из строя. Мы в таких случаях просто выключали спутник. Еще солнечные датчики выходили из строя, и нужно было переходить на ориентацию по магнитному полю и потом решать с помощью математических программ, как управлять спутником дальше. Бывают ситуации, которые грозят потерей спутника. Потому что, если связь с ним теряется, он становится неуправляемым и может пойти по другой орбите, тогда можно его и не поймать. 

Ведущая: Как происходит управление спутником?

Петр Витязь: У нас создана для этого Белорусская космическая система дистанционного зондирования Земли. Она включает в себя не только получение снимков, их накопление и обработку, но, прежде всего, управление спутником. Это круглосуточная работа, специалисты сидят и управляют спутником.  

Как вы отслеживаете новинки в авиационной сфере? К примеру, новые модели самолетов, модернизацию существующих? Вообще, как часто в военной авиации появляется на порядок мощнее машина?

Виталий (Неизвестно):
Геннадий Гембаля: На порядок? В десятикратном значении. Нет, сейчас такого практически не бывает. Но улучшенные в каком-то процентном отношении, конечно же, машины появляются.  

Каждый военный - это человек, который постоянно занимается самообразованием. Имея хорошую базовую подготовку, и он повышает свой уровень самостоятельной работой, специальными занятиями,  куда включается и разведка, и боевое применение, и другие  дисциплины. Человек постоянно повышает свой уровень, чтобы каждое выполняемое им задание достигло наилучшего результата. Чем выше эффект выполнения задания, тем  меньшими силами мы можем достичь желаемого. 

Касательно модернизации самолетов… Если не будем ее проводить, то отстанем. А этого мы не можем себе позволить. Поэтому в обязательном порядке существует специальная  структура, которая рассматривает вопросы модернизации, улучшает системы самолетов, наращивает боевой потенциал. Можно взять, к примеру, вертолет Ми-8МТВ-5. Его боевой потенциал великолепный, широкий спектр выполняемых задач. Самолет Як-130, шикарная военная машина, она позволяет проводить обучение для различных самолетов, отрабатывать любой спектр боевых задач с применением практически всех видов вооружения, существующего у нас. Поэтому одной машиной мы можем закрыть обучение большого количества пилотов.

Сегодня прорабатывается вопрос о закупке самолетов СУ-30, это многофункциональная боевая машина, способная выполнять задачи как по земле, так и по воздуху. Ее компьютерные системы помогают летчику выполнять задачи с помощью подсказок, там стоят современные GPS/ГЛОНАСС для более точных выполнений полетов по маршруту и с боевым применением. Мы постоянно анализируем, рассчитываем боевую и экономическую эффективность необходимости замены некоторых моделей, потому что иногда глубокая модернизация имеет больший смысл, чем покупка новой модели самолета. В России можно было бы закупить широкий спектр самолетов, но, сравнивая с тем, что мы имеем, приходим к выводу, что пока не целесообразно. 

Ведущая: Посматриваете ли  на машины, к примеру,  других армий?

Геннадий Гембаля: Обязательно. Для боевой авиации важно выполнить поставленную задачу, у каждого самолета своя задача. Штурмовики-бомбардировщики выполняют удары по земле, они будут при выполнении полетов конкурировать с истребителями либо с равными самолетами, поэтому также важна их эффективность. Есть методики по расчету эффективности работы конкретных самолетов в конкретных условиях. Естественно, наши истребители рассматривают эффективность и возможность прикрытия или отражения истребителей других самолетов эвентуального противника. У нас страна миролюбивая, но мы должны знать возможности самолетов сопредельных государств. На основании расчетов мы разрабатываем либо новые тактические приемы, либо новые способы ведения боевых действий для того, чтобы обеспечить суверенитет и безопасность нашего государства и общества. 

Окупает ли себя наш космический проект?

Владимир (Полоцк):
Петр Витязь: Спутники во всех странах изготавливают и запускают за счет государства, за счет налогоплательщиков, которые, в свою очередь, всегда интересуются, а что это дает стране, кроме безопасности. Если посчитать, что мы потратили и что получили, то 18 млн долларов мы уже заработали на этом спутнике на сегодняшний день за счет не только продажи, но и за счет импортозамещенияМы не покупаем информацию, а сами ее получаем.  

Ведущая: Много стран покупают информацию у нас?

Петр Витязь: Конечно! Мы работаем прежде всего с россиянами, но и со странами Латинской Америки, Африки.  Стараемся эту географию расширить. Но конкуренция в этой сфере очень высокая, нам нужно более качественно и быстро получать информацию из нужной точки.  Важно, чтобы небо было чистое, при облачности мы ее снять не можем, а все вы знаете, какая погода в Беларуси. Нужно не один спутник, а группировку иметь, которая позволяет мониторить любую ситуацию на Земле не только каждый день, но и каждый час. 

На каких типах самолетах вы летали? Какой тип самолета самый сложный в освоении?

Андрей (Неизвестно):
Геннадий Гембаля: Еще в школе в структуре ДОСААФ я начал выполнять полеты на мотодельтоплане Т-2, потом курсантом летал на спортивно-тренировочном самолете ЯК-52, далее выполнял полеты на учебно-тренировочном самолете  Л-39, сейчас  летаю на ИЛ-76. Если говорить о сложности освоения, то я не могу поставить их в ряд и сказать, что сложнее. Если в  общем,  ИЛ-76 имеет свои особенности, потому  что самолет большой, у него есть ряд требований, которые нужно выполнять, чтобы полет был удачным. Мое мнение,  каждый самолет нужно уважать. Нельзя пересесть с одного самолета на другой и сказать, что этот вот "ерунда", а этот "класс". Возможно, ты его не до конца выучил, поэтому и сложилось  такое мнение. Каждый самолет имеет свои сложности, отрицательные и  положительные стороны в плане управления.

Л-39 всегда имел свои сложности. Если выполнил один полет, все классно, не значит , что к следующему не нужно готовиться.  Это касается как непосредственно объема знаний, так и физического и морально-психологического состояния.  При некоторых условиях выполнять полеты сложнее.  Вроде бы все тоже самое: те же рули, те же приборы, но ночью или при облачности сложнее совершать полет.  Самолет ИЛ-76 очень большой,  с огромным потенциалом, может быть, пока для меня сложнее, потому что я еще не освоил полностью программу курса боевой подготовки, не выполнил все  элементы. Но имея базу знаний, любой летчик может изучить практически любой самолет. Если недостаточно знаний, то он не готов к полету даже на простейшем Cessna. 

Ведущая: Вы тренеруетесь на каких-то специальных тренажерах, которые полностью повторяют тот же ИЛ? 

Геннадий Гембаля: Конечно, на любой тип самолета существует тренажер, в том числе и на ИЛ-76. В обязательном порядке, чтобы была уверенность в своих действиях, чтобы повысить свой уровень готовности к полетам,  мы проходим тренировку  и по работе с арматурой кабины, и по работе с экипажем, потому что у нас многоэкипажный самолет - нас 6 человек - требуется высокий уровень взаимодействия. Мы должны понимать, какие у кого будут действия на каждом этапе выполнения полета. Если у нас все идет согласно заранее оттренажированному полету,  то и благополучный исход настоящего полета практически (нельзя сказать на 100 %) предрешен. Опытные летчики и инструктора говорят, что даже просто выйти на аэродром и посмотреть, как выполняется посадка, то 10 чужих посадок, считай, что одна твоя… Нет двух одинаковых полетов. Нужно действовать согласно условиям, которые есть в данный конкретный момент. То ветер другой, то чуть выше вышел на метр, чуть ниже, левее, правее. Ты видишь, как решает задачу твой коллега и думаешь, как бы сам поступил сейчас. И вот 10 раз посмотрел, считай, что 1 раз потренировался. Приходишь на тренажер и отрабатываешь элемент. Получилось - слава Богу. Значит в полете у тебя больше шансов на благоприятный исход и наилучшую оценку твоей работы.

А гражданский может попасть в военный истребитель и посмотреть, как он устроен?

Полина (Неизвестно):
Геннадий Гембаля:  Сейчас через Интернет можно найти места, где предлагают платные полеты. Что касается нашей страны, то нужно мониторить сайт Министерства обороны и другие источники.  В каждой воинской части есть праздники, дни открытых дверей.  Армия  - часть нашего общества, и не может быть абсолютно закрытой и недоступной. В эти дни все командиры имеют право предоставлять доступ на территории частей. В День авиации, например, или 3 Июля, 9 Мая.  Специально выставляются самолеты, вертолеты, человек, который будет стоять рядышком, все покажет и расскажет. Поток людей в такие дни огромный.  Рекомендую для начала получить информацию об устройстве и системах управления самолетом из  открытых источников, потом, когда приходите и вживую трогаете это все руками, получаете совсем другие ощущения. 

Ведущая: На моей памяти такое в Мачулищах проводилось, приходило огромное количество детей и взрослых, которые по этим самолетам лазили и трогали.  

Геннадий Гембаля:  Конечно, тут не стоит забывать о безопасности.  Любая высокоточная техника небезопасна, если ее касается человек незнающий. Мало-мальски неправильное движение, неправильно переключенный тумблер, выключенная контровочка может иметь самые ужасные последствия. Обычно после таких массовых мероприятий проводится тщательнейший осмотр с опробованием всех систем самолета, дабы исключить неприятный исход полета для летчика. В России в прошлом году на авиашоу такое неимоверное количество людей хотело посмотреть самолет, что залазили на крылья, на пилоны,  и крыло музейного самолета обломали.  Обывателям что, ну поломали и поломали, а летчики, которые на этом самолете летали, негодовали: как можно было допустить такое?! Так ведь дело и не только в самолете, но и люди же могли пострадать. Мы не можем вам предоставить возможность самим посмотреть, что и как устроено в самолете ради вашей же безопасности. Будет праздник - будет специально выделенный самолетик, и специальный человек вам все покажет, расскажет и даст потрогать. 

Почему ученые забросили изучение Луны? Пока только китайские ученые отправились изучать темную сторону Луны.

Антон (Неизвестно):

Петр Витязь: Неправда. Интерес к Луне как самому близкому небесному телу от Земли очень большой в мире. Она все время в изучении. Просто раньше стояла задача - первыми там побывать. Сейчас, когда первый человек на Луне побывал, появились другие задачи. У нас вот уже 20 лет как летает станция. Туда систематически подлетают корабли, меняются экипажи, т.е. идет изучение. А почему нельзя такую станцию построить на Луне? Это очень дорогое удовольствие, и не все страны могут себе это позволить. 

На конгрессе участников полетов в прошлом году мы обсуждали этот вопрос, что нужно объединяться странам и строить на Луне общую станцию. И каждый имеет свою функцию, как сейчас на станции: каждый имеет свой отсек, каждый проводит свои эксперименты. Общая лишь система транспорта туда и обратно. Да, китайцы первые запустили объект на обратную сторону Луны. Но большая программа по освоению Луны есть и в России, и в Китае, и в Америке, да и в других странах. 

Сейчас в России проходит эксперимент по изучению поведения человека на Луне в земных условиях. Т.е. созданы условия, имитирующие условия на Луне: изоляция, управление, возможные несчастные случаи, отключение света. Исследуют, как человек выживет, как приспособится. В этой команде есть и белорус, так что можно смело говорить, что наша страна принимает участие в проекте по изучению Луны.

Ведущая: А для строительства станции на Луне были ли подготовки, изучен ли грунт, например?

Петр Витязь: Грунт надо подготовить, он изучается, луноходы же ходили по Луне, и российские, и американские, и человек там ходил. Надо выбрать место, надо решить сотни задач, но если они будут поставлены, но по мере развития техники, это можно сделать. То, что вчера было фантастикой, сегодня стало повседневной реальностью, и сегодня мы не понимаем, как раньше могли обходиться без этого. Как сегодня работать без мобильного телефона, Интернета? Жизнь меняется очень быстро, особенно сейчас, развиваются новые технологии, IT-технологии, которые позволяют создавать роботов, заменять человека. Я думаю, что первое освоение будет связано с робототехникой и автоматическим управлением, а в последующем с пребыванием там человека.


Говорят, что военные летчики - штучные специалисты. Многим запрещают летать по медицинским показаниям. Скажите, пожалуйста, можно ли как-то обойти какие-то медицинские запреты, если пилот готов идти на жертвы, чтобы летать?

Павел (Неизвестно):
Геннадий Гембаля: Павел, ответ на этот вопрос  я хочу адресовать всем молодым людям, которые хотят стать пилотами. Летчики - на самом деле штучные специалисты.  Медицинские противопоказания для выполнению полетов  появились не на пустом месте. Очень многое в авиации, как и в космонавтике, написано кровью.  Погибло огромное количество людей, которые испытывали различные системы, в том числе и из-за того, что здоровье подводило. Поэтому никто никогда не будет рисковать, никто никогда не позволит выполнять полеты, если летчик находится в ненадлежащем по медицинским показаниям физическом, психологическом и моральном  состоянии. От этого будет зависеть не просто качество выполнения задачи, но и жизнь человека. Пилоту даже не будет позволено сесть в самолет, если он себя плохо чувствует.  Также у него есть право отказаться от выполнения полета по каким-либо личным причинам, и никто его за это журить не будет.  Пилот должен быть готов, должен хорошо себя чувствовать, что должно быть подтверждено обязательным предполетным медосмотром. Если есть какие-то медицинские запреты, никто никогда не разрешит выполнять полеты. Так что я бы даже не рекомендовал здесь пробовать кого-то обмануть. 

Как белорусские ученые утилизируют или собираются утилизировать спутники и космический мусор, который вращается вокруг нашей Земли?

Денис (Брест):
Петр Витязь: Эта проблема существует во всем мире, так как  количество космического мусора  все время увеличивается. На международном уровне неоднократно обсуждалось, как дальше поступать с ним. Предлагается несколько вариантов.
1. Обсуждается вопрос подписания соглашения  о том, кто запускает спутник, тот и должен убирать его. Но пока такое соглашение не подписано.
2. Есть несколько экспериментальных технологий, которые проходят сегодня испытания. 
3. Распространена в мире такая практика, если оканчивается срок службы спутника, то его  выводят на орбиту и затапливают в океане.

Мусор появляется потому, что происходит какой-то сбой в работе или выходит из строя спутник (взрывается при входе в атмосферу). Количество мусора увеличивается, особенно сейчас с запуском малых спутников, так как их число и время нахождения в космосе растет. 

Ведущая: Как же там летать, если вокруг нас  космический мусор?

Петр Витязь: Все в жизни относительно. Просчитывается возможность такой встречи и безопасность полетов. Вы знаете, что метеориты тоже летают, говорят, что раз в миллион лет происходит катастрофа. Надеемся, что это не на наш век придется. Отрабатывается целая технология, каким образом изменить орбиту метеоритов, если они будут приближаться к Земле. Есть высадка отдельных летательных аппаратов, изучение и возможности изменения их орбит. Я думаю, что и с космическим мусором  вопрос будет решен  по его утилизации, сбору и уничтожению.

Кто помогает в программном обеспечении нашего спутника? С кем вы сотрудничаете в плане программирования: с нашими учеными или привлекаете зарубежных специалистов?

Игорь (Минск):
Петр Витязь: Конечно, спутником надо управлять. Поэтому, прежде всего, когда спутник собирают, разработчики укомплектовывают его определенными программами. Я уже отмечал, что целевая аппаратура изготавливается  "Пеленгом" по заданию НАН,  и в нее, соответственно, закладывается определенная программа. Платформой занимается Роскосмос по нашим заданиям, в нее тоже закладывают  параметры по управлению спутником. Основные программы работают на получение и обработку информации, чтобы в последующем ее можно было передать потребителю. Есть вариант, когда  потребитель сам обрабатывает данные до практического использования, либо мы это делаем по его заказу. С каждым потребителем это оговаривается. Информационные технологии очень важны, не только в плане управления спутником, но и для получения информации, ее обработки и доставки конкретному потребителю. Над этим мы работаем, с россиянами, в первую очередь. Если будет совместный белорусско-российский спутник, то вместе будем разрабатывать. У кого лучше получится, ту программу и поставим, если она прошла апробацию и  может работать.    

Архив online