А сложнее ставить новую постановку или воссоздавать старую?

А сложнее ставить новую постановку или воссоздавать старую?

Это немного разные вещи. Что такое воссоздать старое? Вот идет спектакль. Поизносились декорации, костюмы, интерес зрителей немного поостыл. Дали возможность отдохнуть этому спектаклю год-два. Спектакль подзабылся. Что нужно сделать? Нужно его вспомнить. Есть режиссеры, которые ведут это спектакль, поработали с солистами, не меняя концептуально никаких решений. Безусловно, обновить декорации, реставрацию сделать и показать этот спектакль. Это не будет называться премьерой. Это не будет называться новой редакцией. Это воссоздание того, что было. Конечно, не сравнить по сложности с тем, что нужно сделать, когда создаешь новый спектакль. 

Новый спектакль - совершенно другая история: и концепция, и костюмы, и сценография - здесь все создается заново. К примеру, мы "Тоску" сейчас ставили. Что это? Новая редакция или воссоздание? Конечно, это новая редакция, это новый спектакль. У нас в театре было шесть редакций "Тоски". В мире более 30 000 этих редакцией. Тут заново создается сценография, костюмы. А где-то можно в основу положить те костюмы, которые есть, но мизансцены отработать по новой. И получается новый спектакль. Все зависит от режиссера. Понимаете, сколько постановщиков, столько и концепций. Кому-то хочется перенести свой спектакль совершенно в другую эпоху. Где-то получается, а где-то получается просто однодневка. Мы ажиотаж создаем в обществе, возбуждаем общественное мнение, но на пользу это не идет. Ведь каждый спектакль привязан к той или иной эпохе. 

К примеру, перенеси ту же "Тоску", а такие попытки были, во времена Муссолини в 30-40 годы прошлого столетия, когда реально у композитора и автора либретто действия происходят в один из дней июня 1800 года. И вроде бы перенесли, все нормально идет, но текст не меняется совершенно, ни музыкальный, ни исполнительский. Поет, поет, а потом доходит до слов, о которых говорит Скарпио, о победе, к примеру, Наполеона Бонапарта, и у всех сразу мысли: "Откуда в двадцатом столетии Наполеон, если его уже давно в помине нет". 

Или, к примеру, действия "Евгения Онегина". Вот дворик поместья Лариных, а кому-то нравится, чтобы это действие шло в большом банкетном зале, есть и такое. Письмо Татьяна пишет в спальне, а кто-то ей еще пытается всучить ноутбук. Или дуэль. У кого-то она в лесу происходит, и на пистолетах дуэли осуществляются, а у кого-то в руках двуствольная винтовка охотничья. К примеру, идут навстречу Онегин и Ленский, чтобы помириться между собой, обнимаются и случайно палец спускает курок и герой гибнет. У каждого свое представление. Но мы прекрасно понимаем, что не так это было. Естественно, такое понять и воспринять очень сложно. При всем том, что ничего плохого в эксперименте нет. Еще раз подчеркиваю, у каждого режиссера свой взгляд на те или иные вещи, кому-то нравится, кому-то не очень нравится, но у зрителя должна быть возможность выбора посмотреть, а что же получится из этого. 

У нас в "Травиатте" немножко есть перенос в другую эпоху. Чем спектакль может отличаться? Ну, стилистикой, костюмами, сценографией. Ну, тут салон, там дискотека. Наряды, потому что на молодежь ориентируется постановка. Пусть болезнь поменяем, например, чахотку на онкологию. Но ее эмоции, ее переживания, их взаимоотношения, любовь - это все не меняется. Музыка Верди не меняется. И то, что поет Виолетта, Альфред, другие действующие лица, тоже неизменно. Ну, тогда какой перенос? Да никакого. В плане зрительского восприятия что-то меняется. Мы позиционируем себя как театр классического плана. 

 
Смотреть все выпуски

Архив online