Онлайн-конференция с замминистра сельского хозяйства и продовольствия Владимиром Гракуном

Онлайн-конференция с замминистра сельского хозяйства и продовольствия Владимиром Гракуном

Онлайн-конференция с замминистра сельского хозяйства и продовольствия Владимиром Гракуном

Уборочная кампания приближается к своему завершению, и уже можно говорить о том, насколько увесистым окажется белорусский каравай. Какие сельхозкультуры мы экспортируем, а что вынуждены закупать?

Все о продовольственной безопасности рассказал во время онлайн-конференции замминистра сельского хозяйства и продовольствия Беларуси Владимир Гракун.  


Здравствуйте! Каковы результаты нынешней уборочной кампании? С какими трудностями вы столкнулись впервые?
Антон (Слоним):

Владимир Гракун: Трудностей впервые у нас не было. Мы не первый год работаем, поэтому трудности были всякие, которые мы достойно преодолевали. В текущем году весна пришла немного позже, но бурно и быстро переросла в лето. Температурный режим не позволил нормально развиться растениям. Но это нам не помешало. В агротехнические сроки были посеяны зерновые, да и все сельскохозяйственные культуры. Соответственно внесены минеральные удобрения и обеспечена их защита от вредных организмов, но засуха, которая около двух месяцев держалась, сделала свое дело. И соответственно по зерновым колосовым мы недополучили тот вал, который планировали и под который была сделана вся агротехника, агроприемы, внесены удобрения и запланирован урожай. 

Впервые мы видим, что наш лидер по урожайности - Гродненская область - на уровне всех остальных получила урожай, также в Брестской, Гомельской области урожайность, конечно, меньше. Но в целом из зерновых колосовых мы ожидаем получить 5 миллионов 300 тысяч тонн, плюс у нас кукуруза. Может, жара и способствовала росту кукурузы, формированию хорошего урожая - как зерна, так и зеленой массы кукурузы. Мы планируем получить более одного миллиона тонн зерна кукурузы и восполнить недобор того зерна, которое мы не получили с колосовых культур. 

Соответственно вал или баланс зерна, который мы получим, позволяет полностью выполнить госзаказ по поставкам зерна для хлебокомбинатов, обеспечить засыпку семенного материала, перерабатывающих предприятий. Оставшаяся часть пойдет на фуражные цели на корм в животноводство. В целом сегодня госзаказ 859 тысяч тонн, уже практически около 800 тысяч поставлено. 

Так что с хлебом мы будем, продовольственная безопасность будет обеспечена. Немного недополучит животноводство, но мы этот пробел планируем компенсировать дополнительными травяными кормами, которые мы заготавливаем из многолетних трав и кукурузы.

Ведущая: Правильно ли я понимаю, что спрогнозировать урожай тяжело, потому что погода влияет на него колоссально. Но в прошлом году, насколько я знаю, мы собрали каравай больше, чем в нынешнем. В урожайные годы мы как-то запасаем то, что у нас в избытке?

Владимир Гракун: У нас практически ежегодно остается более миллиона тонн переходящего зерна. Производим мы немного больше, чем потребляем, поэтому остаются переходящие фонды, которые в случае неурожая будут вовлечены в производство, соответственно, мы получим продукцию. Кроме того, в стране есть неприкосновенный запас зерна (госрезерв) - 300 тысяч тонн. В случае, не дай бог, неурожая, мы смело год можем жить, обеспечивать хлебобулочными изделиями население.  

Какие культуры выращиваются в Беларуси? Что из этого мы экспортируем, а что - вынуждены покупать за рубежом?
Алена (Витебск):

Владимир Гракун: Традиционно мы выращиваем зерновые культуры - рожь, пшеницу, ячмень, овес, входят сюда и крупяные культуры - гречиха и просо. Что касается остальных культур - это наш традиционный картофель, кукуруза, наш символ - лен, сахарная свекла, овощные культуры, не надо забывать и о плодовых культурах. По растениеводческой продукции мы экспортируем картофель. Согласно программе картофелеводства с 2005 года по 2015, были построены хранилища почти на 800 тысяч тонн, которые позволяют нам реализовывать картофель практически до нового урожая. Продаем излишки льна. Основная задача у нас - обеспечить предприятий легкой промышленности, в том числе Оршанский льнокомбинат льноволокном, а остатки продаем за пределы страны. 

Завозим мы семена, которые не можем вырастить в Республике Беларусь из-за погодных условий. Это семена люцерны, некоторых овощных культур, сахарной свеклы. По поручению Главы государства начато производство совместных сортов белорусско-сербской селекции в Сербии. Уже практически 10 % именно таких семян использовали в этом году, и в дальнейшем процент наших семян в посеве сахарной свеклы будет увеличиваться. 

Конечно, завозятся тропические фрукты - лимоны, апельсины, то что не растет у нас. Остальное мы выращиваем. Причем, не только обеспечиваем свое население, но и имеем экспортный потенциал, что приносит деньги в страну. Хотелось бы отметить, что в основе всего нашего земледелия стоит обеспечение потребностей собственного населения, собственного животноводства и возможность иметь экспортный потенциал, чтобы заработать деньги. 

Добрый день! Каждый год мы собираем около 8 млн тонн урожая зерновых. Как мне известно, для хлеба/булочек и муки необходимо всего около 800 тысяч тонн зерна. Остальные - на семенные и кормовые цели. Так ли это? Хватает ли оставшейся части для животных? Ранее были данные, что нам необходимо произвести 21,5 млн тонн кормовых единиц, чтобы обеспечить пропитанием наших животных и птиц.
Ольга (Брест):

Владимир Гракун: Как я уже говорил, хлеба хватает. 859 тысяч тонн - госзаказ, 800 тысяч мы уже поставили, так что будем  с хлебом. Что касается животноводства… Да, 21,5 - это наши перспективы до 2020 года. В целом нам сегодня нужно заготовить на зимний период 9 миллионов 200 тысяч тонн грубых кормов и иметь 6 миллионов тонн зернофуража, т.е комбикорма. Сегодня с многолетними травами и кукурузой мы заготовим более 9,9 миллионов тонн кормов.

При этом хотелось бы отметить, что для пополнения кормовой базы Министерством сельского хозяйства и продовольствия предложены пути заготовки кормов промежуточных культур. Чтобы взять большую отдачу с гектара, мы предлагаем после уборки озимых зерновых культур те поля, которые будут свободными до весны, засеивать пожнивными культурами, тогда в ранний весенний период сможем обеспечить наше животноводство сбалансированным кормом. Это крестоцветные и злаки. Задача поставлена, чтобы на одну голову крупного рогатого скота мы имели полгектара таких площадей. В целом около 713 000 гектаров дополнительных кормов. Ставится задача обеспечить полуторагодичный запас кормов с учетом тех цифр, что назывались выше. Заготавливать должна каждая организация, чтобы исключить переброску. Раньше было так, что у кого-то не хватало, и одалживали у соседа, чтобы исключить недостаток молока и мяса. Кормовых угодья для этого достаточно. 

Как в Беларуси совершенствуют структуры посевных площадей? Как соблюдается чередование культур? Существует ли практика "дать отдохнуть полю"?
Юля (Неизвестно):

Владимир Гракун: Севооборот - это научно обоснованное чередование культур. Он нужен, чтобы ушли все патогены и чтобы на растение не действовали  вредные организмы, свойственные данному семейству. Например, злаки. Нехорошо сеять зерновые по зерновым, потому что теряем урожай, так как и в самой земле, и в зерновке есть патогены, и нам придется нести дополнительные затраты на внесение средств защиты растений - фунгицидов или гербицидов. Чередование культур по хорошим предшественникам позволяет получить дополнительный урожай при наименьших затратах на минеральные удобрения и средства защиты растений.

Национальной академией наук разработана научно обоснованная система севооборота, которая предложена для внедрения сельскохозяйственным организациям. Каждой культуре определен процент в пашне, при этом многолетние травы с бобовым компонентом должны занимать не менее 20% структуры пашни.

Ведущая: Условно говоря, есть участок поля, мы говорим, что 20 процентов должно быть таких-то культур, 30 процентов таких-то культур. Год прошел и на следующий год...

Владимир Гракун: Эти культуры остаются, только их площадь меняется. В каждом хозяйстве восьмипольный, шестипольный севооборот по определенным участкам. По ним идет чередование культур, т.е. после рапса будет пшеница, и наоборот - рапс после пшеницы.

Ведущая: Но поле не простаивает в какой-то год?

Владимир Гракун: Не так мы богаты земельными ресурсами, чтобы давать полю отдохнуть. Мы с каждого гектара должны получать прибыль.

В мире сравнительно недавно (XX век) начали осознавать экономическую выгоду от выращивания рапса. Знаю, что мы его тоже выращиваем. Скажите, как много полей у нас засеяно этой культурой и что из нее мы производим?
Анастасия (Минск):
Владимир Гракун: Когда в мае зацветает рапс, все поля стоят желтые. Эта культура у нас выращивается практически на 500 тысячах гектаров площадей. Из них 80 тысяч ярового рапса, остальные 420 - озимые. Бывают годы, когда озимый рапс повреждается, и к уборке пригодны только 360 тысяч. Это связано с погодой, перезимовкой. Рапс не переносит мороз ниже -15 градусов. Очень важно, чтобы был снег, от его количества тоже зависит урожай. Из рапса мы получаем масло, которое используем в маргариновой, пищевой промышленности, на корм скоту и как добавку к биотопливу, а также жмых и шрот, который идет на корм скоту, так как является высоко белковым сырьем. 
Скажите, производятся ли в Беларуси сельскохозяйственные культуры с ГМО? Ели да, то какие и куда они затем идут в потребление.
Диана (Неизвестно):
Владимир Гракун: Скажу кратко, у нас такие культуры не производятся и не используются. Законом это запрещено.
Что необходимо делать, чтобы свести к минимуму закупки сырья для посева кормовой базы?
Денис (Кобрин):
Владимир Гракун: Не очень понятно, о какой кормовой базе идет речь? Угадаю-не угадаю - извините. Кормовая база состоит из объемистых кормов (травяных кормов) и фуража. Что касается объемистых кормов, мы заготавливаем сенаж, силос, сено. Кормовых угодий у нас достаточно, чтобы полностью обеспечить животноводство кормами, даже полуторагодичным запасом. Что касается фуража, то мы закупаем белковое сырье - подсолнечное и соевое. Чтобы уйти от импорта, в Беларуси планируется посеять не менее 350 тысяч гектаров зернобобовых вместо 200, посаженных в этом году. Мы должны увеличить как площади зернобобовых, так и их переработку. До миллиона тонн мы должны иметь чистого бобового сырья, т.е. зернобобовых.

Ведущая: Если мы увеличим площади чего-то одного, то должны сократить площади под другие культуры? 

Владимир Гракун: Зерновые и зернобобовые не должны в структуре посевных площадей превышать 50 %.
Этот год выдался жарким. Как передают СМИ, некоторые страны серьезно пострадали из-за засухи. Часть урожая погибла. Специалисты прогнозируют рост цен на зерно, а соответственно, на хлеб. Скажите, нас коснется тема удорожания продуктов?
Елена (Жлобин):

Владимир Гракун: Рынок всегда рынок, где есть спрос и предложение. Хотел бы заверить всех, что в Республике Беларусь доведен госзаказ по поставке продовольственного зерна в объеме 859 тысяч тонн. Сегодня мы заканчиваем его выполнение. Соответственно зерно закупается по ценам, которые регулируются государством, и отпускная цена тоже. Поэтому никаких предпосылок для повышения цены на хлеб у нас нет.   

Какие удобрения сейчас вы используете в полях? Существует мнение, что, мол, все, что выращено не на своем огороде, ненатуральное и с минимальным количеством полезностей. Так ли это?
Валерия (Неизвестно):

Мнений, всяких слухов много. Какие удобрения мы используем? Конечно, мы используем макроудобрения, к которым относятся азот, фосфор и калий (это основные формирования урожая) и микроудобрения. 

Макроудобрения есть простые, которые состоят из одного компонента и сложно-смешанные, которые состоят из 2 и более компонентов. У нас есть 3 завода, которые обеспечивают нас всеми необходимыми удобрениями. Это «Гродно Азот», который выпускает азотные удобрения, Гомельский химический завод, у которого мы получаем фосфорные удобрения, и Беларуськалий, который дает калийные удобрения. 

Хотелось бы отметить, что эти удобрения применяются не бездумно. Есть система применения минеральных удобрений, есть областные службы химизации, которые раз в 4 года проводят изыскания работ и определяют наличие подвижных форм фосфора и калия в почве. Когда мы планируем урожай, мы учитываем эти показатели. Если у нас балл почвы 31,2, и мы планируем получить 45, 50, 60, 80 центнеров, соответственно и расчет делается по внесению определенного объема минеральных удобрений. Сколько должны внести фосфора, калия и азота, чтобы получить данный урожай. 

Микроудобрения, которые способствуют лучшему усвоению данных удобрений и формированию урожая – это и медьсодержащие, и сера, и цинк, которые мы должны тоже дозировано вносить. Сбалансированность всех этих удобрений дает получение экологически чистого урожая. Все пробы показывают, что данный урожай можно смело потреблять в пищу. Что касается своего огорода, то хочу сказать, что на нем вы можете получить более грязную продукцию. Каждый стремится внести органику и на ней получить чистый продукт. Все расчеты, которые дают нам информацию по внесению сбалансированных минеральных удобрений, позволяют нам получать чистую продукцию.

Ведущая: Хочу уточнить. Получается, что микроудобрения вносим для того, чтобы лучше усвоились макроудобрения.

Владимир Гракун: Практически да, но каждый элемент, который растение потребляет, должен быть присущ почве. Мы определяем, чего там не хватает, и это вносится. В основе этой пирамиды стоит Академия наук и Институт почвоведения.   

Добрый день! Знаю, что в некоторых европейских странах набирает популярность эко-фермерство, где по каким-то крутым технологиям выращивают натуральные продукты. Говорят, что особенно ценится эко-зерно, которым кормят коровок и делают муку для хлеба. Не знаю, на сколько это правда, но все же, есть у нас какие-нибудь эко-предприятия? Есть ли практика закупки зерна у таких фермеров?
Лариса (Молодечно):

На самом деле это молодое направление. Сегодня в парламенте находится закон об органическом производстве. Я думаю, что к концу года мы его примем. Он позволит нам в дальнейшем в законных рамках развивать данное направление. Сегодня у нас около 20 фермерских предприятий ведут органическое производство. Это действительно чистая продукция. «Агрокомбинат «Ждановичи» тоже выращивает овощи по такой технологии. Они получили европейский сертификат на производство данной продукции. После принятия закона наш госорган будет аккредитован и выдавать данные сертификаты. 

Чтобы заняться этим, все не так просто. Есть период перехода от традиционной к органической продукции, т.е. 3 года мы не должны применять минеральные удобрения. А именно за счет севооборотов и сидератов оздоравливать землю. И только потом мы начинаем менять данное производство.

Ведущая: Получается, что органическая продукция – это продукция, выращенная без применения каких-либо удобрений?

Владимир Гракун: Да, химических, синтезированных минеральных удобрений и средств защиты растений.

Ведущая: А можно ставить равенство между экологическим и органическим продуктом? Или есть нюансы?

Владимир Гракун: Мы говорили с Вами о сбалансированности применения минеральных удобрений. Если нет каких-то превышений - это экологическая продукция. Органическая продукция - продукция, выращенная без химических элементов.

Ведущая: Но экопродукция не может быть органической…

Владимир Гракун: Нет, она может быть.

Ведущая: Составной частью другого, но не наоборот. А вот эти 20 фермерских хозяйств, они все государственной формы собственности или есть частной?

Владимир Гракун: Есть фермерские хозяйства, в основном это фермерские хозяйства, которые занимаются продукцией растениеводства, выращиванием животноводческой продукции, овощной продукции. Овощной продукцией занимаются и сельскохозяйственные организации. Я приводил в пример «Агрокомбинат «Ждановичи».

Ведущая: Оценить будет сложно, но насколько дороже будут продукты органические по сравнению с экопродуктами?

Владимир Гракун: Надо понимать, что урожайность будет ниже, не очень высокая, но все сделает рынок: будет спрос - будет цена, спроса не будет - цены не будет. Вокруг нас и Европа, и Россия такую продукцию производят. Явно, что у нас цена будет не выше.

Ведущая: В конце этого года мы ждем принятия этого законопроекта.

У нас данное направление будет урегулировано законом. Сейчас фермерские хозяйства, которые занимаются, они получили аккредитацию от зарубежных фирм, которые аккредитованы на территории Республики Беларусь. Украина, Польша, Прибалтика. Они аккредитовали на производство, но при этом, когда инспектор приезжает, он имеет право в любое время посетить данное предприятие и проверить, как выполняется требование к данной продукции. В случае, если хоть одно требование не выполняется, он имеет право аннулировать лицензию. Три года нужно будет, чтобы перейти от традиционной системы к органической. И потом поддерживать ту систему, ту технологию, которая требуется для производства данной продукции.

Хотелось бы вспомнить Академию наук. Поблагодарить. Они работают уже в этом направлении над технологией выращивания такой продукции.

Нас называют бульбашами, и это неспроста. По сути, как много мы садим и выращиваем картофеля? Сорта свои (выведенные у нас в НАН) или заграничные? Куда мы продаем белорусскую картошку?
Екатерина (Неизвестно):

Владимир Гракун: Зерно мы не экспортируем, потому что сами его потребляем, в том числе и на корм скоту, чтобы далее получить животноводческую продукцию с высокой добавленной стоимостью. Картофель - основной продукт, который идет на экспорт. В 2017 году мы продали практически 400 тысяч тонн картофеля за пределы страны. Вырученные средства уже окупили те хранилища, которые мы построили на 800 тысяч. Наличие же этих хранилищ позволили нам в течение сезона отгружать картофель более чем в 10 стран мира. В основной своей массе картофель идет в Россию, и более мелкими партиями мы поставляем его в Молдову, Украину, Узбекистан, Грузию, Киргизию, Сербию. 

Конечно, мы привыкли к картофелю, без драников не можем. К нам гости приезжают, обязательно драник должен быть на столе. В сельхозпредприятиях на 300 тысячах гектаров растет картофель. Мы до 6 - 6,5 миллионов тонн в год получаем картошки. В крупных фермерских хозяйствах картофель размещен на площадях в 40-42 тысячи гектаров, с которых там получают порядка миллиона тонн картофеля. И если брать по балансу использования картофеля, то 250 тысяч идет на семена, 300 тысяч продаем своему населению, и оставшиеся 400 тысяч идет на экспорт. Надо отметить, что продаем мы качественный картофель, но есть же и другой, который после сортировки идет на промпереработку на крахмал. 

По сообщениям вашего Министерства в этом году не было обнаружено кукурузного жука. Расскажите, пожалуйста, как вы отслеживаете, есть ли у нас эти вредители или нет? Как вообще вы боритесь с вредителями?
Анна (Пинск):

Кукурузный жук - это серьезный вредитель. Мы к нему очень серьезно относимся и к тому, чтобы он не проник на нашу территорию. Когда кукурузы мы сеяли очень мало, 100-200 тысяч, ни болезней, никаких вредителей больших для кукурузы не было. Сегодня у нас площади кукурузы занимают до миллиона гектар. Соответственно, появляются болезни, появляются вредители. Первое, что года три назад у нас существенно  - начал повреждать кукурузный мотылек, личинка. А следом идет кукурузный жук. Но хотелось бы отметить, что с 2004 года этот жук наблюдался в Украине и Польше. 

Этот жук есть на границе нашей республики. И мы для того, чтобы не допустить проникновения, на территории границы, на международных трассах, в аэропортах поставили фито-ловушки, которые привлекают данного жука. Если он там появляется… Ловушка может быть и пустая. По сообщениям министерства, он не обнаруживался. Когда мы говорили, еще лёта у жука не было и он не был у нас обнаружен, но каждый год он у нас появляется на границах, именно перелет семейств. Но развития мы ему не даем. 

Служба у нас есть фитосанитарного контроля, главной инспекции по семеноводству, карантину и защите растений, вот они вместе с институтом защиты растений ведут мониторинг, отслеживают и в случае необходимости принимают меры карантинного действия по недопущению развития данного вредителя. То есть если он в ловушку попадает, накладывается карантин на объект, проводится обработки, чтобы убрать именно жука самого. У нас с 2004 года не было развития данного жука и повреждения кукурузы данным жуком не зарегистрировано. Хотя он пытается проникнуть.

Ведущая: Как выглядят эти ловушки?

Владимир Гракун: Можно выехать посмотреть. Они цветные для того, чтобы привлечь насекомое на цвет и запах. Они небольшие.

Ведущая: А как идет борьба с вредителями любых культур?

Владимир Гракун: Если мы не будет защищать сельскохозяйственные культуры, то урожая мы никогда не получим, потому что множество вредителей есть, множество сорняков и множество болезней. До этого мы говорили про минеральные удобрения, вот эти вредители стараются то, что мы внесли, сформировали урожай, его понизить, а мы стараемся средствами защиты растений (инфектицидами, фунгицидами) не допустить снижения урожая. В среднем, в республике ежегодно применяется на 200 миллионов долларов средств защиты растений. Это касается и борьбы с сорняками, и борьбы с болезнями, и борьбы с вредителями. Соответственно, разрабатываются планы применения средств защиты растений, с учетом многогодовых данных развития вредного организма, пункты прогноза, которые есть в инспекциях по защите растений, прогнозируют развитие вредного организма на следующий год. 

На основании этих данных и данных института растениеводства Академии наук, определяются объемы применения средств защиты растений. Если это зерновые, мы проводим протравливание, чтобы обеззаразить от инфекций саму зерновку, потом проводим химическую защиту от сорной растительности, чтобы не дать сорнякам употребить те удобрения, которые мы внесли, и, в соответствии с фазами развития, мы проводим фунгицидные обработки по листу, по колосу. Но, чтобы не получилось так, что мы льем бездумно яды на растения, устанавливается экономический порог вредоносности. Только если технолог видит, что может быть нанесен вред урожаю, начинаются использоваться эти препараты. В отношении всем известного колорадского жука, можно сделать сплошную обработку картофеля, а можно ограничиться краевыми обработками. Обычно жук заселяет поля с краю. То есть, обработать с краю и не дать ему распространиться. Хотелось бы поблагодарить Академию наук. Есть Институт защиты растений, который готов в любое время дать рекомендации по борьбе с тем или иным вредным организмом.

Как мы уже говорили о кукурузном жуке, явно, что он сам продвигается, но он может передвигаться не только перелетом на крыльях, а где-то на машине, еще каким-то способом. Поэтому те грузы, которые могут идти с данными вредителями, тщательно обследуются карантинной службой. На границе у нас находится служба карантинного фито-санитарного контроля, которая должна осмотреть каждую машину с высоким санитарным риском. 

Пожалуй, одно из наших достояний - клюква. Сбор этой ягоды проходит на болотах - фото и видео всегда эффектные. Знаю даже, что туристические маршруты есть в заказники. Скажите, не иссякают ли с каждым годом запасы этой полезной ягоды у нас?
Кристина (Неизвестно):

Владимир Гракун: То что, клюква - хорошая, вкусная и полезная ягода, мы хорошо знаем, и для того, чтобы ее запасы не иссякли и ягода всегда была на столе у нашего населения, она окультурена, и сегодня мы ее получаем на промышленной основе. В Пинском районе есть хозяйство, которое входит в систему Министерства сельского хозяйства "Полесские журавины". Мы имеем практически 80 гектаров клюквы, собираем урожай, замораживаем. На нее есть спрос, и мы можем даже ее на экспорт продавать. Поэтому если даже, чего не хотелось бы, иссякнут запасы в лесах, то у нас налажено промышленное производство данной ягоды.

Согласно программе плодоводства до 2020 г., мы увеличиваем площади под клюкву, голубику, аронию. Ежегодно в Беларуси мы получаем более 500 тонн арбузов. В этом году хороший урожай собирает Брестская область. Система "Белсемена" продала в Брестской области семян арбузов более, чем на 50 гектаров. Ими занимаются фермерские хозяйства, и само население высаживает данную ягоду и получает хороший урожай.  

Здравствуйте! В этом году у нас на даче небывалый урожай яблок. Уже всем друзьям-знакомым раздали, шарлотки сделали, на зиму яблоки насушили, соки закатали... В общем, я уверенна, что в Беларуси дефицита яблок не наблюдается. Почему же, когда заходим в супермаркеты видим, в основном, яблоки из Польши, Италии, Германии, но никак не свои родные?
Галина (Червень):

Владимир Гракун: В этом году мы ожидаем хороший урожай плодов и ягод. Яблок много, и все службы Белкоопсоюза, Белгоспищепрома закупают их из 40 тысяч садов, которые мы посадили по программе плодоводства. Это интенсивные сады с урожаем до 60 тонн. 

Это товарное, хорошее яблоко. Оно не уступает польскому по виду, а по качеству даже лучше, потому что мы применяем к нему меньше средств защиты растений. 

Вопрос, почему мы в супермаркетах его не видим, больше к торговым сетям. Прошло совещание с участием вице-премьера Республики Беларусь Михаила Русого в Гомельской области, куда мы постарались пригласить и торговые сети, и производителей, и решить вопрос с попаданием их продукции  на прилавки. Белорусские яблоки на порядок дешевле импортных, и даже обидно пускать их на переработку, если они товарного вида и могли бы продаваться в магазинах. Была проблема по черносливу в Брестской области - 30 тонн собрали, работаем, чтобы его забрали торговые сети, он ничем не уступает, и даже лучше молдавского. Я думаю, что свой чернослив пошел бы у нас. 

Не хочу сказать, что сети плохо работают, хотя есть трудности, но нашим производителям тоже не надо ждать, что к ним приедут и все купят. Нужно стучаться, привозить, показывать, рекламировать свою продукцию. То, что мы сотрудничаем с соседями, это хорошо, но это не значит, что нужно работать в убыток себе. Если мы вырастили ягоду, ее надо собрать, заморозить и использовать. Продать - еще лучше. Вырастили вишню, сливу - то же самое. То же по яблокам. Сегодня только яблок собираем 130 тысяч тонн. Лучший урожай за последние годы. Хранилища с микроклиматом готовы принять 103 тысячи тонн, т.е. можно сохранить до следующего урожая. И хотелось бы отметить, что те же яблоки охотно у нас покупают россияне. Бывает, наши яблоки сравнивают с польскими, потому что визуально не отличишь. 

И вопрос был по нашим сортам. Очень много наших хороших сортов, но есть сорта зарубежной селекции, которые выращивают наши фермеры. Если есть технология, то мы получаем хорошие урожаи - товарное яблоко, которое можно и нужно продавать. Поэтому мы только за то, чтобы наши яблоки присутствовали на прилавках. 

Ведущая: Владимир Владимирович, существует мнение, что урожайность чередуется: если один год суперурожайный, то следующий будет хуже. Работает этот принцип? 

Владимир Гракун: Вы вопрос задали практически с ответом. Из тех 40 тысяч га, которые находятся в сельхозорганизациях, 20 тысяч посажено по новым интенсивным технологиям, которые позволяют получать урожай ежегодно, без периодичности. И урожай не на уровне 2-4 тонн с гектара, а 20, 30, до 60 тонн. Отчего зависит урожайность? От ухода за яблонями. Если есть своевременная обрезка, обработка - будет постоянный урожай. 

Здравствуйте! Пару лет назад видела, как полегла пшеница от непогоды. Там однозначно все пропало - большая часть колосьев была просто на земле. Скажите, что с таким полем делают: убирают вручную или уже просто перепахивают для нового сева? Как убирают урожай, когда идут дожди или случается иная непогода?
Ольга (Неизвестно):

Владимир Гракун: Технологии нам сегодня позволяют убирать полегшие хлеба. Бывает, где-то проходит буря, где-то ливни сильные. Обычно ложится урожайный посев, полновесный. Соответственно, такие поля убирают. Каждый комбайн оснащен стеблевым подъемником, и техническая возможность позволят убрать полегшие хлеба без потерь. У нас не остается неубранным ни один гектар зерновых. Та задача, которая была поставлена Президентом Республики Беларусь: в текущем году при дефиците урожая собрать его без потерь - вполне реальна и выполнима, практически так и получилось. 

Фотогалерея

Архив online