Онлайн-конференция с директором Национальной библиотеки Беларуси Романом Мотульским

Онлайн-конференция с директором Национальной библиотеки Беларуси Романом Мотульским

Онлайн-конференция с директором Национальной библиотеки Беларуси Романом Мотульским

15 сентября в Беларуси отмечают День библиотек. История книгохранилищ в нашей стране имеет давние корни, а сегодня в Беларуси насчитывается около 3 000 публичных библиотек, общий фонд которых превышает 56 миллионов экземпляров. Дата праздника выбрана неслучайно. В этот день была основана Национальная библиотека Беларуси - главное книгохранилище страны.

О различных торжественных мероприятиях, научных конференциях, просветительских акциях, о редких и уникальных экземплярах библиотечного фонда рассказал гость онлайн-гостиной Белтелерадиокомпании - директор Национальной библиотеки Беларуси, профессор, доктор педагогических наук Роман Мотульский.
Добрый день! Какие традиции у вас есть по празднованию Дня библиотек? Что ожидает постоянных читателей или же просто посетителей библиотеки?
Виктория (Неизвестно):

Роман Мотульский: Праздничный день у нас всегда рабочий день. Вы знаете, что библиотека работает почти без праздников и выходных, поэтому для читателей библиотека открыта, как всегда, с раннего утра до позднего вечера. Мы ждем всех, кто придет к нам в этот день поработать в читальных залах или посетить наши выставки, инсталляции и т. д. Поскольку наши сотрудники должны обслуживать читателей весь день, то с коллегами мы встречаемся утром. У нас это даже получило название "утренник". Мы собираемся еще до открытия библиотеки (где-то около 9 часов) для того, чтобы поздравить друг друга. У нас проходит небольшой капустник - и потом на работу.

Ведущая: Я слышала о том, что День библиотек не просто день, а целая Неделя библиотек, в которую проходят различные мероприятия.

Роман Мотульский: Да, мы проводим самые различные мероприятия и встречи в это время, но все-таки делаем больший акцент на всемирном празднике, который связан с Днем авторского права и чтения, и в который мы проводим Ночь библиотеки. Именно к этому дню приурочено множество самых различных мероприятий, акций во всем мире, и мы присоединяемся к общему празднику. В свой день рождения мы все-таки не ночуем в библиотеке (смеется). Правда, у нас есть интересная традиция, и в ближайший к знаменательной дате выходной мы всегда выезжаем на спортивный стадион либо куда-то за город (поскольку коллектив большой, а если взять еще семьи и друзей!) и там проводим соревнования где-то серьезные, но больше шуточные. Самое главное - подышать свежим воздухом и провести время вместе.

Какую литературы вы сами предпочитаете читать? Что больше нравится: классика или современная литература?
Анна (Слоним):

Роман Мотульский: Если говорить о жанрах, то я, конечно, поклонник исторического романа и хорошей фантастики. Это то, что я читаю почти всю жизнь. Да, классика есть классика, но кто-то из современников тоже в свое время станет классиком... Поэтому я бы не говорил, что читаю только классиков либо только современников. Читаю хорошую литературу!

Пользуются ли спросом белорусские авторы у посетителей библиотеки?
Мария (Неизвестно):

Роман Мотульский: Это, наверное, вопрос не совсем к нашей библиотеке и не ко мне как к директору Национальной, поскольку мы все-таки научная библиотека. И к нам приходят (если можно так сказать) с производственными запросами, т . е. с тем, что связано непосредственно с работой, с жизнью. Имеется в виду связанное с учебой, научной деятельностью, бизнесом - той сферой, которой человек занимается. Потому художественная литература - это не наша тема. Даже если к нам обращается читатель художественной литературы, то это профессионал. Например, филологи, литературоведы, критики и т. д. Так что к художественной литературе у нас несколько иное отношение.

Ведущая: Я встречала в открытых источниках статистического комитета информацию, что у нас порядка 3 тысяч публичных библиотек. Это как раз те учреждения, где можно читать обычную литературу. А вообще в целом сколько у нас библиотек, какие они бывают?

Роман Мотульский: У нас в стране около 8 тысяч самых различных библиотек. Порядка 3,5 тысячи публичных и где-то столько же школьных библиотек. Это основная масса. Еще есть научные библиотеки (в тех же вузах), библиотеки на крупных промышленных предприятиях, в концернах, объединениях, библиотеки в армии.

Считаю, что библиотеки уже не нужны - всю литературу можно найти в электронном варианте в Интернете. Это и быстро, и удобно, и сделать можно, не вставая с дивана. Как думаете, есть ли будущее у библиотек? Как много людей посещают библиотеку ежедневно?
Егор (Неизвестно):

Роман Мотульский: На самом деле вопрос очень простой. Плохо отвечать вопросом на вопрос, но, как Вы думаете, в Германии есть проблемы с Интернетом, с электронной книгой и т. д.? Почему же там продолжают открываться библиотеки, и они переполнены? Тема библиотеки и Интернета всегда интересна, но на первом плане лежит вопрос правовой культуры и первостепенности права. Да, у нас очень распространен Интернет, и фраза "В Интернете все есть, все можно скачать" появилась только потому, что у нас несовершенная правовая база. Как бы это плохо ни звучало, но применение права к нашими интернет-пользователям только начинается. Подтверждение тому - недавний случай с вашими коллегами с одного интернет-портала. Мы находимся на начальном этапе. 

На самом деле во всех высокоразвитых странах, где нет проблем ни с компьютером, ни с Интернетом, ни с электронными ресурсами, библиотеки есть, и они переполнены, потому что есть правила пользования. И библиотека как раз является одним из тех инструментов, которые обеспечивают бесплатный всеобщий легальный доступ к информации. Именно поэтому Интернет библиотеке не конкурент, а партнер. Библиотека - легальный источник доступа к любой информации. Еще я хочу сказать: библиотеки как социальный институт существуют тысячелетия, а Интернету без году неделя, поэтому лет через 10 посмотрим.

Ведущая: Как много людей посещает Национальную библиотеку?

Роман Мотульский: В среднем каждый день к нам приходит примерно тысяча человек. Библиотека - учреждение сезонное. Когда лето, отпуска - чуть поменьше посетителей, когда начинаются сессии у студентов, подготовка дипломов, курсовых, то тогда в день может быть 4-5 тысяч. Но в целом за год у нас общее посещение (в том числе с посещением наших электронных ресурсов) более 4,5 миллиона.

Ведущая: Это только читатели, пользователи или, возможно, еще туристы, поскольку у вас же экскурсионные программы есть?

Роман Мотульский: Да, мы говорим обо всех посетителях библиотеки, в том числе туристах. Мы же не можем каждого опрашивать, с какой целью он пришел. Примерно 150 тысяч в год - это туристы, которые посещают нашу библиотеку.

С какими библиотеками мира вы сотрудничаете? Проводите совместные мероприятия, выставки?
Александра (Минск):

Роман Мотульский: У нас около 50 библиотек-партнеров. В первую очередь это крупнейшие библиотеки мира, с которыми у нас есть договорные отношения - та же Российская национальная библиотека, Библиотека конгресса США, Британская библиотека, Национальная библиотека Китая. Я могу перечислять еще долго. Это крупнейшие библиотеки мира, с которыми мы обмениваемся ресурсами, опытом, контактами. Если говорить о совместных выставках, то, наверное, самая крупная, которая на памяти у всех, - это выставка, посвященная 500-летию белорусского книгопечатания, на которой у нас были представлены издания из 12-ти различных библиотек и коллекции фактически со всего мира. Это была непростая выставка по той причине, что издания, которые были представлены, - памятники культуры каждой страны. И кроме того что они представляют духовную ценность, они представляют также большую материальную ценность со всеми вытекающими последствиями.

Добрый день! Как-то после работы хотела пойти на обзорную площадку, полюбоваться городом. Оказалось, что она открыта только до 18.00. Но и я работаю до этого времени. В общем, может, вы увеличите время работы? А то как-то у большинства работающих не судьба попасть на обзорную площадку. Обидно.
Ольга (Брест):

Роман Мотульский: Я думаю, произошло досадное недоразумение. По всей видимости не дочитали объявление. Дело в том, что вход на обзорную площадку у нас  с обратной стороны здания, где находятся подъемные лифты. Смотровая площадка работает до 23:00. А вот сама библиотека и читальные залы в летнее время работают только до 18:00. Просто надо было обойти здание.

Ведущая: Вы сказали, что есть сезонность в работе библиотеки. Это от времени года зависит?

Роман Мотульский: Да. Это зависит от наплыва посетителей и, естественно, времени года. Лето - период отпусков и каникул. Все-таки основные наши читатели - это учащаяся молодежь, студенчество и, соответственно, преподаватели, профессура, которые летом в отпусках, и поэтому 2 месяца мы работаем по сокращенному графику.

Уже появилось факсимильное издание всех произведений Франциска Скорины. Что теперь будете собирать?
Наталья (Минск):

Роман Мотульский: Белорусское наследие очень богатое, и собирать есть что. Хотелось бы, чтобы это происходило быстрее. Мы закончили проект по Франциску Скорине, осенью мы будем праздновать 400-летие первого Букваря. Дальше у нас есть наработки по заключению следующего крупного контракта с нашими спонсорами на факсимильное воспроизведение одного из памятников мировой книжной культуры, а не только белорусской. Этот памятник принадлежит сейчас уже всей цивилизации. Пока что я не хотел бы его называть, но в ближайшее время мы вместе с нашими коллегами, партнерами созовем пресс-конференцию и объявим об этом проекте.

Национальная библиотека - это не только залы, где выдают книги. Но и площадка, где можно проводить бизнес-встречи, переговоры. Какое же будущее ждет маленькие библиотеки, где только можно взять книгу на дом?
Вероника (Гомель):

Роман Мотульский: Представлять себе современную библиотеку, в которой только можно взять книгу на дом, не стоит, и, наверное, у таких мало шансов. Если мы вернемся к тысячелетней истории, библиотека всегда была, в первую очередь, местом встречи, местом беседы, разговора, дискуссии. Естественно, что электронные средства массовой информации и электронные носители делают свой вклад в развитие, и это нормальный, цивилизованный путь. Поэтому небольшие библиотеки в небольших населенных пунктах развивают технологии, создают виртуальные читальные залы, обеспечивают доступ к удаленным ресурсам. Интернет - это не открытие, интернет - средство, он сейчас есть у каждого в кармане в мобильном телефоне. Именно поэтому библиотеки должны делать несколько больше, и в первую очередь, быть местом встречи. Библиотека должна быть современной, и мы должны прекрасно понимать, что если в ней будет хуже, чем в квартире у человека, то вряд ли он захочет туда ходить, поэтому необходимы материальные условия, и естественно - литература. 

Видел двухметровый "Букварь". Очень здорово сделано! Скажите, что-нибудь еще такое же ожидается?
Сергей (Неизвестно):
Роман Мотульский: Действительно, появилась хорошая традиция таких больших арт-объектов, которые служат и фотозоной. Можно слышать мнения, что они становятся событиями года в библиотеке, и мы эту традицию будем продолжать. 
Какая самая старая книга есть в вашем хранилище? Откуда она у вас?
Евгения (Неизвестно):

Роман Мотульский: Самая старая книга - арабская рукопись XIV века, которая попала к нам через многие-многие руки. Она находится на территории Беларуси уже несколько веков, и когда в 1922 году начала формироваться библиотека, ее передали нам. Это самая древняя книга. Арабская рукопись так долго прожила на нашей территории, и ее никто не тронул, потому что мало людей могли ее прочитать, к тому же от нее не было особой пользы, и самое главное, большого вреда. Ведь книги, которые проживают столетия, становятся участниками тех событий, которые происходят на территории стран, невольными участниками социальных конфликтов, и очень часто от этих конфликтов книги гибнут. Поэтому наших собственных книг, которые могло прочитать большее количество населения, сохранилось не так много.

Ведущая: Как поступают к вам те или иные рукописи или издания.

Роман Мотульский: Из различных источников. У нас налажены контакты с книжными магазинами, издательствами. Книги мы напрямую покупаем у тех, кто их распространяет. В том числе у компаний, которые привозят зарубежную литературу из дальнего зарубежья, то, что сейчас можно купить в книжных магазинах. А вот что касается редких, уникальных изданий прошлых лет, здесь история намного сложнее. Но в любом случае мы работаем с коллекционерами, мы работаем с теми, кто собирает книги, с букинистами, сейчас это и электронные аукционы. Самые различные пути возможны в поисках книги, которая представляет для нас интерес.

Как идет работа по возвращению историко-культурных ценностей в Беларусь? С кем сейчас вы ведете переговоры?
Вадим (Минск):

Роман Мотульский: Возвращение историко-культурных ценностей - проблема, которая далеко выходит за пределы библиотечного дела, культуры и решается на уровне государств. Сейчас во всем мире, в первую очередь в Европе, принят ряд законов, которые фактически делают невозможным отторжение культурных ценностей, находящихся на территории этих стран. Естественно, каждый защищает то, что ему досталось, и очень часто найти первоисточник информации о том, в какой стране ценность была изначально, крайне сложно - нужно данные за тысячу лет перелистать, история уходит в бесконечность. Поэтому было принято решение, что ценностями владеет тот, на чьей территории они находятся

Тем не менее, мы знаем о тех изданиях, тех коллекциях, которые в результате войн, социальных конфликтов попали на другие территории, разъехались по миру, и мы бы, конечно, хотели их вернуть. Например, та же библиотека Радзивиллов или библиотека Хрептовичей. При Министерстве иностранных дел работает Национальная комиссия ЮНЕСКО по возвращению историко-культурного наследия, и через них, через государственные органы мы пытаемся вернуть эти издания. Но более результативный вариант - это вернуть не собственно сами оригиналы (потому что при самом лучшем варианте надо что-то предложить взамен, а нам из того, что у нас есть, тоже отдавать ничего не хочется), а создавать электронные библиотеки и обмениваться цифровыми копиями (сейчас библиотечное сообщество предложило такое решение). И это позволяет вернуть книги для широкого круга пользователей. Мы проводим выставки, выпускаем факсимильные издания, и, таким образом, ценности возвращаются в страну - в научный и популярный обороты для широкого круга пользователей. Ну, а уже собственно возвращение оригиналов - это задача дипломатов, политиков - не библиотекарей.  

Чаще всего библиотеки ассоциируются с таким серенькими тетеньками, которые всем говорят не шуметь. А каков современный библиотекарь и что значит работать в библиотеке в эру цифры?

Роман Мотульский: Это не только женщины, но и мужчины, и самых разных возрастов. Требования к кадрам достаточно высокие, поскольку даже те же базы данных надо уметь читать по диагонали с экрана минимум на двух-трех языках, быстро ориентироваться в информации. Надо быть на ты с компьютером, надо знать нужные нам в работе программы, знать международные стандарты - это правила, которые обеспечивают обмен информацией во всем мире. И я хочу сказать, что библиотекарь сегодня - это отнюдь не гуманитарная профессия, это очень точная наука, потому что любая ошибка в библиографическом описании поискового документа приведет к тому, что его просто не найдут.   

Добрый день! В прошлом году знакомые чехи попали на выставку в городе Тржебич, где читали книгу по ролям. Очень понравилось мероприятие. Скажите, проводится ли еще что-то подобное в других странах? Планируется такое мероприятие повторить в Чехии?
Кира (Минск):

Роман Мотульский: Мы в библиотеке проводим схожие акции. Я вот вспомнил, как мы читали Скорину. Была возможность всем почитать, по частям, по ролям. Известные отрывки из произведений Скорины прочли дипломаты на своих родных языках, и был издан отдельный сборник.

18 сентября вместе с Фондом мира мы проводим мероприятие - дети будут читать свои стихотворения о Беларуси. И не только дети, но и взрослые тоже. Я вот выбираю сейчас стихотворение из тех, что написали наши школьники. Разные интерактивные возможности мы предлагаем на праздниках, которые проходят у нас в библиотеке.
Расскажите, пожалуйста, подробнее про базы данных, которые у вас имеются. Что они из себя представляют? Также вы говорили, что там есть материалы, которыми пользуются профессора и студенты Оксворда и Кембриджа. Это значит, что я могу освоить какую-то часть курса, которые преподают в данных вузах?
Андрей (Неизвестно):
Роман Мотульский: Обо всех базах данных рассказать невозможно, расскажу коротко. Да, действительно, у нас есть доступ к 115 базам и банкам данных всего мира. Это профессиональные ресурсы, профессиональные базы данных. Например, мы имеем прямой доступ к ресурсам Всемирного банка, ко Всемирной медицинской базе, в том числе и к базам крупнейших учебных заведений. Они есть в нашей библиотеке, и они в открытом доступе. Я только хочу сказать, что учебный процесс в Оксфорде существенно отличается от процесса в наших вузах. Там студент учится в библиотеке, потому что количество лабораторных занятий небольшое. Библиотека - его основная лаборатория, где он ищет ответы на поставленные в курсе вопросы, и более того, он должен их креативно переосмыслить. Мы даем доступ к информации, а уж как вы ею распорядитесь, сдадите ли зачет в Кембридже, ваше дело. Но информацию такую в нашей библиотеке получить можно. 
Вы планировали совместно с несколькими другими белорусскими библиотеками создать общий электронный каталог. Получилось ли это или каталог еще в разработке?
Олег (Неизвестно):

Роман Мотульский: Да, такой каталог есть, он работает, это сводный каталог библиотек Беларуси. Если зайти на наш портал, то на титульной странице можно увидеть информацию о нем. Каталог объединяет четыре крупные библиотеки нашей страны: Национальную, Президентскую, библиотеку Академии наук и Республиканскую научно-техническую. Сейчас в тестовом режиме к этому каталогу присоединяются областные библиотеки: Брестская, Гомельская, Гродненская. Остальные на подходе. Таким образом, у нас со временем будет собран основной объем информации по тому, какие книги, какая литература есть в библиотеках республики. Скажу еще, что не обязательно в каталогизации доходить до самой маленькой библиотеки, поскольку там уже будут дубли, т.е. если крупные библиотеки отразят в этом каталоге все свои издания, значит, можно говорить о том, что это все, что есть в республике. Надо просто зайти на наш портал, оттуда перейти к сводному каталогу, сделать это можно даже с мобильного телефона, находясь где угодно. В этом каталоге более восьми миллионов записей

Роман Степанович, читала вашу биографию. Очень удивилась, когда вы с детских лет сформулировали свое желание стать библиотекарем. Как так получилось? Мне кажется, раньше мечтали о космосе, медицине, но никак не о библиотеках.
Анастасия (Минск):

Роман Мотульский: Все правильно: я мечтал быть космонавтом, подводником, летчиком. Все это было, но все это рождалось из книг, которые я читал. После очередного прочтения я решал, что буду полярником и т.д. В конечном итоге так сложилось, что я решил стать библиотекарем. Здесь сказалось огромное влияние моего отца. Это было удивительно для всех окружающих, даже для секретаря приемной комиссии.

Ведущая: Потому что в основном девушки идут на библиотекаря?

Роман Мотульский: Библиотекарь - исключительно мужская профессия, более того, лет 150 назад в демократической Америке Дьюи выгнали из университета за то, что он позволил себе набрать девушек на библиотечное отделение. Но все меняется. Позже профессия стала массовой, и после Первой мировой, когда мужчин стало меньше, мужские профессии стали замещать женщины. Вот тогда вы нас и выкурили. Теперь мы стараемся конкурировать, пытаясь снова занять это место под библиотечным солнцем (смеется). 

"В библиотеке соблюдайте тишину!" - это не только предупреждающая табличка, но и смотрительница, которая очень ругалась, когда мы с подружкой пытались шепотом обсудить прочитанное. Если честно, это и пугало, и угнетало. Какая же современная библиотека? Можно ли там не только почитать, но и обсудить вполголоса книгу?
Полина (Неизвестно):
Роман Мотульский: В библиотеку все посетители приходят с разной целью. Поэтому наша задача - сделать так, чтобы каждый был счастлив. Мы, когда строили нашу библиотеку, исходили из древнегреческой концепции библиотеки-музейона. Там самое главное было, помимо книг, - общение, среда, куда люди могли бы приходить, читать и обмениваться мыслями. Как раз в разговоре, в дискуссии и рождается новое знание. Ведь надо свои новые мысли где-то апробировать, те, которые ты получил в результате чтения. Эта концепция позволила нам создать библиотеку, где есть место всем. 

Читатели должны понимать, что в читальном зале должна быть тишина. Если вы с подружкой хотите поговорить, выйдите в холл или другое помещение, у нас их много, и там спокойно разговаривайте. Надо же уважать тех, кто-то пришел с конкретной целью, и у кого остался час, чтобы написать курсовую и не быть отчисленным из университета. Ваши разговоры его очень сильно от этой цели отдаляют. Он уже и так очень много потерял. Я призываю уважать друг друга. Есть помещения, где должна быть тишина, есть помещения, где можно разговаривать, петь и плясать. Это нормально. 
У Стивена Кинга есть рассказ "Библиотечная полиция". Как обычно: простой сюжет, но гениально оформленный так, что вызывает ужас. Так вот, если помните, там в каждой библиотеке есть своя библиотечная полиция, которая наказывала детей за просрочку книги. Расскажите, какие меры вы принимаете к тем, кто задолжал издание?
Екатерина (Минск):

Роман Мотульский: В нашей библиотеке этой проблемы нет по той причине, что мы не выдаем книги на дом. Все книги, которыми мы располагаем, практически в единственном экземпляре в нашей стране. С ними можно работать только в читальном зале. Редкий спектр ученых настолько авторитетны и они настолько профессиональные читатели, что с ними подобных проблем не возникает.

Ведущая: Если в целом поразмышлять, библиотечная полиция может появиться?

Роман Мотульский: Нет, это действительно из области фантастики, фантазии. Это определяется не столько библиотекой, сколько обществом. Лет 15 назад, когда мы активно искали способы, в том числе и борьбы с должниками, которые не возвращали книги в библиотеку (а ведь если книгу не вернул в библиотеку, чей фонд рассчитан на общественное пользование, то значит, кто-то другой ее не сможет прочесть, и значит, надо тратить государственные деньги, чтобы ее заново приобрести и пустить в оборот), мои коллегами из Швейцарии меня успокаивали: "Это очень хорошо, значит, людям она понравилась. Пусть читают, мы себе новую купим". Если у местных публичных библиотек достаточно средств, чтобы без проблем восполнять свой фонд, то, конечно, можно и порадоваться. Но все же надо помнить, что библиотека предназначена для того, чтобы одну книгу могли читать многие, поэтому просьба возвращать книги в библиотеку.   

Помню, как вы перевозили древние фолианты, книги в новое здание Нацбиблиотеки. Специальные машины, охрана, сопровождение. Впечатляюще, если честно. Но… вы уверенны, что были необходимы такие средства защиты? И при перевозе книг на какие-то выставки тоже используется спецтехника и охрана?
Кирилл (Минск):

Роман Мотульский. А вы как думаете? Если, например, банк перевозил полмиллиона евро, как бы он их вез? Конечно, не в такси. Дело в том, что те книги, которые у нас есть и которые мы перевозили, многие реально стоят таких денег, а многие потенциально. Нам с вами не дано сегодня судить, какая книга будет активно востребована и какова будет ее цена через 200-300 лет. Мы должны сделать все, чтобы последующие поколения могли гордиться книжным наследием Беларуси и могли к нему прикоснуться.

Если говорить о выставках, то их организация, особенно международных, связанных с перемещением культурных ценностей, которые стоят огромных денег, - достаточно трудоемкий процесс. В каждой стране свои правила. Некоторые государства, даже за баснословные деньги, запрещают вывозить определенные вещи. Некоторые - прописывают конкретные условия страхования, перевозки, экспонирования. Это не значит, что можно взять книгу из фонда библиотеки и перевезти куда-то. Надо понимать, что, к сожалению, есть люди, которые за подобными перемещениями наблюдают по ту сторону баррикад, скажем так, те же черные коллекционеры. Они просто довольствуются тем, что у них такая книга есть, никому об этом не рассказывая и никому ее не показывая. И нам надо защищать эти ценности. 

Фотогалерея

Архив online