Онлайн-конференция на тему “Безбарьерная и доступная среда”

Онлайн-конференция на тему “Безбарьерная и доступная среда”

Онлайн-конференция на тему “Безбарьерная и доступная среда”

Как организуют в Беларуси пространство без преград? С какими проблемами до сих пор сталкиваются люди с ограниченными возможностями?

Беларусь ратифицировала Конвенцию о правах инвалидов в октябре 2016 года. В стране реализуется государственная программа "Социальная защита и содействие занятости 2016-2020", одним из важных пунктов которой является создание безбарьерной среды. Несмотря на принимаемые меры, тема по-прежнему остается актуальной.

Онлайн-конференция на тему “Безбарьерная и доступная среда”.

Гости студии:

Галина Павлова - заместитель начальника главного управления градостроительства, проектной, научно-технической и инновационной политики.

Сергей Дроздовский - директор просветительского правозащитного учреждения “Офис по правам людей с инвалидностью”.

Скажите, когда хотя бы в областных центрах появится хоть по одной машине для обучения вождению инвалидов? Я недавно сдавал, пришлось ехать в Минск.
Виталий (Гродно):

Сергей Дроздовский: С 2007 года государство не обеспечивает лиц, нуждающихся в специальных автомобилях, автотранспортом за счет госбюджета. И это повлекло за собой отмену государственного сервиса по обучению вождению, в чьем ведении и находились специальные машины, которые приобретались для курсов. Сейчас все курсы организовываются коммерческими фирмами, и воздействовать на них каким-то образом сложно. Со стороны органов соцзащиты нет такой тенденции, нет такого решения об обеспечении этих самых курсов каким-либо транспортным средством. Поэтому все на усмотрение их организаторов.

Ведущая: Почему отменили? Может, это было не настолько востребовано?

Сергей Дроздовский: Нет, это было связано с большой реформой льгот, которая проводилась в пользу адресной социальной помощи, и тогда произошла отмена обеспечения этими транспортными средствами. Я бы порекомендовал Виталию и тем, кто нуждается в них, обращаться в органы соцзащиты, объяснять, что есть такая потребность, что это вопрос реабилитации, а не частного желания людей. Чтобы вопрос прорабатывался и в перспективе появились такие автомобили. На местах вправе принимать подобные решения.

Здравствуйте! Третий раз на медкомиссии отказывают, не могу пойти обучаться на права. Что делать?
Виталик (Неизвестно):
Cергей Дроздовский: Есть установленная процедура. У Виталия есть возможность оспорить решения медкомиссии в вышестоящей и, в последующем, в независимой экспертной комиссии. Надо признать, что наши требования к допуску к вождению достаточно жесткие и не всегда мы с ними согласны в тех крайних позициях, которые они очерчивают. Но, для начала, чтобы говорить о невозможности, надо пройти все ступени названных комиссий, и, вероятно, что вышестоящая, где, по определению, собраны эксперты более высокого уровня, сможет определить его способность к вождению иначе. Можно обратиться в нашу организацию через форму на сайте, потому что здесь очень важны детали. Из обращения непонятно, почему собственно отказано. 
Какие госорганизации у нас отвечают за безбарьерную среду? Привлекают ли они в качестве консультантов людей, для которых это, собственно, делается?
Валерий (Минск):

Галина Павлова: Формирование безбарьерной среды осуществляется посредством принятия министерствами, ведомствами (в частности, Министерством архитектуры и строительства) технических нормативных правовых актов, в которых отражаются требования по обеспечению доступа людей с инвалидностью к объектам (существующим, строящимся, реконструируемым). А реализация этих положений в жизнь должна осуществляться на уровне местного управления и самоуправления, потому что они имеют государственно-властные полномочия на соответствующей территории, в том числе в области архитектурной, градостроительной, строительной деятельности. И они должны четко контролировать, выполняются ли требования, обязательные к применению, непосредственно на объекте, в том числе при приемке объекта в эксплуатацию. В постановлении Совета Министров по приемке объектов в эксплуатацию прописана норма, что они в обязательном порядке должны проверяться на соответствие обеспеченности по безбарьерному доступу людей с инвалидностью - не только инвалидов-колясочников, но и инвалидов по зрению, слуху, с другими функциональными расстройствами.

Ведущая: А вот непосредственно людей, для которых это делается, в качестве консультантов привлекают?

Галина Павлова: Конечно. Все нормы, по крайней мере, я отвечаю за Министерство архитектуры, мы направляем на согласование с Обществом инвалидов. Сейчас вступил в силу новый Технический кодекс, который называется "Среда обитания для физически ослабленных лиц". Это такой комплексный документ, в котором отражены требования по обеспечению безбарьерной среды как людей с ограничением по зрению, по слуху, так и инвалидов-колясочников. В нем четко прописаны требования, обязательные для применения при проектировании и строительстве зданий и сооружений. ТКП прошел согласование.

Сергей Дроздовский: Я категорически против. К большому сожалению, ТКП содержит в вводной части исключение.

Галина Павлова: Вводную часть мы сейчас перерабатываем.

Сергей Дроздовский: Замечательно. Я бы добавил. Да, мы действительно сотрудничаем по поводу обсуждения каких-либо норм, нововведений, стандартов. Кроме того, есть еще уровень низовой, когда к общественным объединениям обращаются непосредственно строители. И здесь два варианта. Очень редко к нам обращаются за консультациями и с вопросами, как сделать лучше, более комфортно. Чаще всего к нам обращаются с таким запросом: подтвердите, что здесь инвалидов не будет и делать ничего не надо. Каждый раз мы указываем на нормы законов, которые не подлежат пересмотру и обязательны к исполнению для всех. С точки зрения новых объектов могу отметить, что такой устоявшейся практики нет, чтобы при приемке либо при каких-то изыскательских работах непосредственно на местах привлекались люди с инвалидностью. Это, скорее, такие пилотные успешные практики где-то случаются, и мы со своей стороны подобное приветствуем.

Галина Павлова: Я хочу отметить, что при реконструкции объектов нормы в полной мере не всегда можно применить, поэтому в Министерство архитектуры идут запросы с просьбой позволить отступление от той или иной нормы. Министерство идет на это при наличии компенсирующих обстоятельств. При реконструкции иногда окружающая действительность не позволяет в полной мере обеспечить доступность людей с инвалидностью на объект. При возведении новых строений нормы должны быть выполнены беспрекословно.

Правда ли, что по закону ЖКХ не вправе ссылаться на отсутствие пандуса из-за несогласия жильцов дома на его установку?
Люба (Гомель):

Галина Павлова: Нет, это не желание жильцов. Требование по установке пандусов прописано в наших нормах, и оно обязательно для исполнения. Другое дело, что, по-моему, с июля 2017 года, у нас вышло изменение в Технический кодекс, что при перепаде высот выше 60 см должна устанавливаться подъемная платформа, менее 60 см - пандус. Можно соглашаться или не соглашаться с этой нормой, но она основана на мировой практике. Далее, размеры пандуса определены, и не всегда территория позволяет выполнить пандус, поэтому применяется платформа. В республике налажен выпуск спектра этих платформ той или иной модификации, что  позволяет застройщику обеспечить объекты подъемными платформами. Это обязательная норма.

Сергей Дроздовский: Я бы даже добавил, что вызывает опасения и сомнения законность деятельности ЖКХ, которые пытаются проводить подобные опросы. Во-первых, это противоречит требованием соцопросов. Во-вторых, у ЖКХ нет полномочий, нет специалистов, нет компетенции, проводить подобные опросы.

Встретила на просторах Интернета мнение, что нужно дублировать подземные переходы наземными "зебрами" в городах, потому что подземные переходы плохо оборудованы для пожилых людей и инвалидов. Может, просто у нас ГОСТы какие-то неправильные и проще переоборудовать подземки? Хотелось бы услышать компетентное мнение.
Екатерина (Минск):

Галина Павлова: У нас подземные переходы и спуски в метро должны быть обеспечены пандусами или лифтами. Про дублирование переходов я нигде не встречала информации. Где-то это можно сделать, а где-то нельзя. В больших городах - вообще проблематично.

Сергей Дроздовский: В городах развязки обеспечивают подземными переходами, порой переход занимает 50 метров, а для того, чтобы его обойти, нужно сделать крюк в  километр. В такой ситуации возникает возмущение, и оно справедливое. Наклонные сходни, которые сейчас строятся в метро, не соответствуют требованиям доступности их использования. Мы в Минске провели мониторинг, из 19 лифтов, построенных в переходах - 14 не работало по разным причинам. Возникает большой вопрос к генеральному планированию городов. Считаю, что нужно учитывать тот фактор, что подземный переход не одинаково удобен для всех.

Ведущая: Но есть же какие-то нормы?

Сергей Дроздовский: Есть тенденция создания наземных переходов, но это скорее философия архитектуры, чем требование.

Галина Павлова: Нет ГОСТов для подземных переходов, есть общие требования. Подземный переход - это сооружение, которое должно быть максимально удобно для инвалидов-колясочников. Для инвалидов по зрению есть яркая полоса, которая показывает начало и окончание ступенек. Сегодня уклон пандуса в переходах не позволяет человеку в коляске самостоятельно спуститься, он очень крутой. Что обеспечить нужный уровень наклона пандус должен быть в два раза длиннее и не всегда это возможно. Нужно разумное приспособление. Пандус позволяет человеку в коляске, имея сопровождающего спуститься в переход.

Сергей Дроздовский: Я бы сказал, что это просто нельзя сделать, потому что должны быть тогда очень высокие требования к сопровождающему. Что произойдет, если он поскользнется, и они оба упадут? Возникают вопросы. В принципе, есть технические решения для обустройства подземных переходов более пологими сходами. В Санкт-Петербурге они применяются. Да, они требуют других подходов, нежели привычные решения, но технически они возможны. Можно было бы использовать их там, где это возможно.

Галина Павлова: Норму написать - это один вопрос, а как ее исполнить - второй. Если мы напишем норму, и не обеспечим ее реализацию, то к нам тут придет с вопросом, а как ее реализовывать, тот же застройщик. И пойдет опять отступление от тех норм, о которых мы говорили ранее.

Ведущая: Но другие технические решения в принципе возможны?

Сергей Дроздовский: Да. Вопрос подходов и поиска решений, устраивающих и застройщика, и пользователей.

Ведущая: Вы над этим работаете?

Галина Павлова: Мы пытаемся. Всегда идем навстречу Обществу инвалидов. Конструктивные предложения всегда отражаются в той или иной норме Технического кодекса. 

Подскажите, почему нельзя в подъезде установить удобный пандус для всех?! Ведь столько фирм сейчас их делают!!!
Денис (Борисов):

Галина Павлова: Что значит "удобный пандус для всех"? Когда мы говорим про безбарьерную среду, то имеем в виду не только инвалидов в колясках, но и беременных, престарелых, людей с маленькими детьми в колясках. Наличие пандуса - это обязательное требование. Это не обсуждается, и мы ранее про это говорили: пандус должен быть или  подъемная платформа. Другое дело, что есть нарекания жителей, что не всегда те подъемные платформы, которые устанавливают при сдаче дома, функционируют потом, или товарищество собственников ключи специальные делает для инвалидов. Есть вопросы внутренние, но наличие пандуса обязательно.

Сергей Дроздовский: Есть еще вопрос исполнения, разумности. Действительно, мы иногда сталкиваемся с ситуациями, когда местные органы власти или исполнители обустраивают входы там, где необходим пандус, таким безумным образом, что это мешает всем. Его использовать сложно, и у жильцов вызывает постоянные нарекания. Грамотно устроенный, по всем нормативам пандус, с разумным подходом, который учитывает запросы всех - всем и удобнее. Мы специально проводили понаблюдали. Когда у здания есть два входа: один со ступеньками, а другой - с правильно организованным пандусом, большинство людей идет по пандусу, потому что это просто и  удобно. Так что здесь еще вопрос разумного подхода, не такого, что раз надо, значит, влепим, а там хоть трава не расти, а подумать о дизайне, об удобстве для всех.

Ведущая: Это уже больше вопрос к застройщику?

Галина Павлова: К застройщику или эксплуатирующей организации, смотря, жилой это дом или социальный объект. Есть пути решения. Исполкомы должны держать такие объекты тоже на контроле. 

Весь Минск планируют тактильной плиткой уложить? Почему на ул. Харьковской она уложена неправильно? Будет ли такая плитка в других городах?
Николай Валентинович (Минск):

Галина Павлова: Норма укладки тактильной плитки единая для всей республики, а не только для Минска. Что автор имеет в виду под словами "уложена неправильно"? Тактильная плитка бывает предупреждающая, для людей с ослабленным зрением, чтобы они чувствовали преграду, и направляющая. Согласно нормам предупреждающая плитка укладывается: на автобусных остановках, при сходе с тротуара на проезжую часть. В 2016 году вышли нормы, технические документы, которые регламентируют, как и где нужно укладывать тактильную плитку, но ее будут укладывать при ремонте или реконструкции тротуаров, при закладке новых, а просто так взрывать асфальт никто не станет. Тактильная плитка будет во всех городах, обязана быть.

Доброго дня. У нас в Пинске есть “лежачий” светофор. Я не понимаю, как это поможет только в одном месте? И вообще, какие еще есть варианты обновить городскую инфраструктуру, чтобы было удобно для всех?
Анна (Пинск):

Сергей Дроздовский: Мы так поняли, что речь идет о тактильной плитке. В прописанных нормах указывается, что такие приспособления предназначены для людей с инвалидностью, людей с малой мобильностью, но если выполнить эти требования, то будет одинаково удобно для всех, не только для инвалидов. Потому что эти нормативы учитывают крайние случаи и требования к доступности. Тут основная задача, чтобы было выполнено единообразно и везде правильно.

Галина Павлова: Мы как раз подошли к вопросу универсального дизайна, который мы сейчас активно внедряем. Но я хочу сказать про тактильную плитку и про метрополитен, где такая отбивка обязательна... Она необходима и для людей без нарушения зрения. Задумался человек, а тактильная плитка плюс желтая полоса срабатывают как сигнал стоп - дальше идти нельзя. Сейчас люди порой идут, уткнувшись в телефоны, и вот эта тактильная плитка - как раз элемент универсального дизайна, который сейчас у нас активно применяется. Универсальный дизайн в данном случаем подразумевает, что это хорошо для всех. При проведении некоторых видов  строительных работ  уже обязательно должны применяться новые нормы, вступившие в силу.

Жена говорит, что мы должны уведомить строителей о том, что я инвалид, если мы хотим построить квартиру. Почему я должен это делать? Нельзя сразу это учесть во всех строящихся домах?
Александр (Лида):

Галина Павлова: Наверное, во всех строящихся домах предусматривать квартиры для инвалидов нет смысла. Но, я думаю, что на момент формирования очереди дольщиков в том или ином доме застройщикам нужно четко знать, будут у них инвалиды или нет, так как квартира должна быть оборудована соответствующим образом. В  нормах четко прописано, что в квартире для инвалидов ширина всех дверей должна быть не меньше 0,9 метра, устройство порогов не допускается. Ванная комната должна быть не менее 2,2 и оснащена приспособлениями, выполненными по индивидуальному заказу для каждой квартиры или групп квартир, помогающим инвалидам самостоятельно пользоваться санитарными приборами. Ширина внеквартирных коридоров на этажах жилых домов, где располагаются квартиры для инвалидов, должна быть не менее 1,8. Устройство порогов дверных проемов не допускается. При формировании задания на проектирование заказчик должен это все учитывать. И практика, когда квартира построена без учета требований инвалидов, а потом должна перестраиваться - неправильная. Если общие условия для всех - это пандусы и подъемники, то уже непосредственно сама квартира должна быть дополнительно оборудована. Нормы, которые сейчас вступили в силу, четко фиксируют параметры для жилых помещений, в которых проживают инвалиды.

Сергей Дроздовский: Все говорят: пандусы, пандусы… Вопрос в том, что в законе говорится не только о пандусе, говорится об обеспечении доступности жилья. Задача для местных органов власти - обратить внимание на квартиру, где проживает человек с инвалидностью и позаботится о расширении дверей и о том, чтобы демонтировать  порог и так далее. Поэтому здесь вопрос более широкий, нежели пандусы пресловутые, которые уже оскомину набили.

Галина Павлова: С учетом того, что заказчиком строительства выступают в основном УКСы, при формировании этого дома они должны быть в курсе, что такая-то квартира должна быть оборудована приспособлениями для инвалидов-колясочников. И не только квартира, но и подъезд.

Сергей Дроздовский: Есть разделение на дома для инвалидов и не для инвалидов. Жизненная практика показывает, что подавляющее число людей с инвалидностью, особенно в коляске, это люди, которые ее приобретают в силу жизненных обстоятельств, и предположить, в какой квартире окажется этот человек, невозможно. Это случается с людьми, которые живут в обычных квартирах. И поэтому снова говорим о необходимости универсального дизайна и настаиваем на том, что жилые здания нужно строить с учетом этих общих универсальных позиций доступности. Такие примеры есть.

Галина Павлова: Я в защиту Министерства строительства и архитектуры и в защиту норм скажу, что кроме неизменных пока габаритов ванных комнат, ширина дверных полотен сейчас не менее 2.90, пороги уже нигде не делаются. Остается только ширина коридоров. Но сегодня мода на квартиры-студии, где вообще сдают без перегородок, а потом ставь их как хочешь или не ставь вовсе. Ничто не стоит на месте, и мода на обустройство помещений тоже меняется.

Cергей Дроздовский: Правда, у нас в этой моде есть главный консерватор - железобетонные конструкции.

Галина Павлова: В железобетонных конструкциях сейчас идет сборный монолитный каркас, укладываются плиты-перекрытия, и все. Привычные дома КПД тоже имеют свободное пространство. Но тут не надо забывать про стоимость квадратного метра. На сегодняшний день все-таки дома КПД остаются самыми дешевыми и самыми доступными для большинства граждан республики.

Cергей Дроздовский: К сожалению, есть люди, которые, купив дешевую квартиру, потом оказываются запертыми в ней.

Галина Павлова: К сожалению, всегда есть перегибы, и не всегда в этом виноваты строители. 

Почему не все светофоры “пикают”, извещая, что можно переходить дорогу?!!!
Никита (Брест):

Галина Павлова: Я живу в центре города, и одно время там работал светофор со звуком, и звук был такой неприятный, а территория вокруг довольно замкнутая, что люди написали жалобу, и светофор прекратил пикать.

Ведущая: А светофор - это чья вотчина?

Галина Павлова: Наверное, все-таки МВД, тех, кто организуют дорожное движение и отвечает за его безопасность.

Cергей Дроздовский: А мы бы все-таки настаивали на таких светофорах, потому что они удобны для всех. Вопрос в том, что нигде не прописано, каким должно быть его пищание. Обустраивать пищалкой, которая действует на нервы и которая некомфортна окружающим, конечно, нельзя. Это должен быть звуковой сигнал, достаточный для незрячего человека, чтобы услышать. Для всех остальных - это вопрос удобства. Если человек, идущий со смартфоном, наткнется на пикание, тот как раз поднимет голову. Так что это вопрос комфорта и разумности применения данной меры.

Наиболее остро этот вопрос стоит в местах, где традиционно проживает большое количество незрячих людей. Те же общежития БелТИЗа. Для них это актуально, и они обращаются с просьбами переоснастить светофоры, и им идут навстречу. По остальным светофорам решение также принимается по обращениям граждан. Люди, которые заинтересованы, чтобы такой светофор появился в их районе, обращаются в местные органы власти. Но такой системной работы по переводу всех светофоров в формат со звуком нет, хотя можно было бы об этом подумать. 

Сколько у нас слепых и инвалидов? Скольким из них и по какой нужде необходимо ходить по всему городу? Может не надо весь город перестраивать, а просто построить им квартал безбарьерный где-нибудь?
Antik (Минск):

Сергей Дроздовский: Государственная программа даже по самым неточным подсчетам установила, что в стране 2,4 миллиона человек, которые нуждаются в нормах доступности в большей или меньшей степени. Четверть населения. Очевидно, что эта четверть населения пользуется всей инфраструктурой. Далее, появление первичной инвалидности преимущественно наступает в 40 лет и старше. Поэтому говорить, что кого-то надо куда-то переселять, это и антиобщественно, и антиконституционно. А с точки зрения безбарьерного квартала, такие попытки в мировой истории были, например, в Британии. Сегодня этот квартал является престижным и им пользуются все, потому что он удобен. Он стал более дорогим, более фешенебельным, потому что это наиболее комфортная для проживания среда. Подход, о котором идет речь в вопросе, устаревший. Нужно говорить об универсальном дизайне, который надо внедрять и забыть про идеи переселения. 

Можно ли называть инвалида инвалидом или как надо говорить, чтобы не обидеть?
Юля (Минск):

Сергей Дроздовский: Сразу обращу внимание на мнение ООН по этой ситуации. Тем же Украине и России было указано, что на территории русскоязычных стран следует отказаться от слова инвалид и человек с ограниченными возможностями и следует переходить к понятию человек с инвалидностью и человек с особыми потребностями. Мы также настаиваем на том, чтобы за словом инвалид не терялся человек. Это не просто набор каких-то специфических особенностей. Это личность, у которой есть проблемы, связанные с инвалидностью, которая в большей степени обусловлена окружающей средой, нежели самим человеком. Мы можем сказать: работник с инвалидностью, студент с инвалидностью, ребенок с инвалидностью. Это универсальная схема. Но использовать ее рекомендую только в тех случаях, когда нужно об этом упоминать. Кричать в очереди: "Пропустите инвалида!", обращать внимание на человека… Хочет ли он быть пропущенным?... Он ощущает себя прежде всего человеком, потом инвалидом со всеми вытекающими обстоятельствами. 

В наших нормативных документах есть еще понятие "мало мобильная группа населения", когда мы просто обращаем внимание на какую-то особенность человека, которая не является инвалидностью, но принципиально важна при организации работы общественного транспорта или при строительстве зданий. И в этой связи язык допускает более корректные формы.  

Можно ли заказать и установить самому подъемник или его снесут? Куда нужно обратиться за консультацией, а то постоянно переадресовывают в другие ведомства
Саша и Яна (Витебск):
Галина Павлова: Может, я ошибаюсь, но мне кажется, нужно обращаться в местные органы власти. Устанавливать подъемник для инвалида-колясочника местные органы должны за свой счет. По требованию - это обязанность местных исполкомов.

Сергей Дроздовский: Я добавлю, самостоятельно, нет, не могут. Если это частный дом - возможно. Если это коллективное жилье, то нужно согласование с собственником и наличие разрешение для подобных работ. И это через исполком. Если самим купить и установить - будет нарушение строительных норм, за которое могут последовать штрафные санкции.
Дверные проемы везде разные и в магазинах, и в домах, и в ЖЭС. Такое ощущение, что каждый строит, так как хочет. У нас что, нет никаких законов по этому поводу?
Слава (Неизвестно):

Галина Павлова: Нормы постоянно меняются. Дома, которые построены в середине прошлого века, и современные дома возводятся по совершенно разным нормам, с совершенно разными подходами. Что-то можно перестроить, а что-то просто не поддается переделке, и надо принимать это как должное. Нормы для всех одни, поэтому новые и реконструируемые здания должны полностью соответствовать им в той степени, насколько это возможно.   

У нас велосипедисты короли тротуаров да и вообще города! Есть такие, которые звенят, они что не видят, что я не могу быстрее через их полосу на переход. Введите им экзамены, как в автошколах, летают по городу, как чумные! Или что мне тоже нужна тогда своя “дорожка”, чтобы передвигаться по родному городу???
Сашэл (Минск):
Галина Павлова: Возмущение оправданное. Оно касается не только людей с инвалидностью, которые опасаются за свое здоровье. По нормам велосипедные дорожки у нас должны быть обозначены, но это не везде возможно. Но такое поведение велосипедистов - это чисто человеческий фактор, как и в любом другом общественном месте или на дороге.
Мы с мужем строим частный детсад. Нужно ли нам где-то получать оценку, насколько он соответствует требования для детей с малой физ. подвижностью. Планируем совместное обучение и пребывание разных деток
Юлия (Неизвестно):

Галина Павлова: Есть норма при проектировании дошкольных учреждений, согласно которой нужно обеспечить условия для пребывания детей с малой подвижностью.

Cергей Дроздовский: Тут даже вопрос, может, чуть в другом - в согласовании проекта. Госэкспертиза в любом случае укажет на требования по обеспечению доступности. Вопрос, наверное, в том, надо ли предусматривать что-то большее, чем прописано в нормах, и относить ли их к реабилитационным и специальным сооружениям.

Галина Павлова: Экспертиза оценивает проектную документацию на соответствие нормам. В нормах для дошкольных учреждений эти условия заложены.

Cергей Дроздовский: Если здание относится к специальным учреждениям, назначение которых изначально - более активное использование лицами, нуждающимися в мерах доступности, то к ним более расширенные нормы и требования. Но это вопрос уже дополнительных опций, которые может быть не настолько нужны в ситуации с частным детским садом.

Галина Павлова: Будет стандартная процедура приемки в рамках действующего законодательства. 

Почему до сих пор строят дома с ступеньками до лифта?
Константин Александрович (Неизвестно):

Галина Павлова: Сейчас этой нормы уже нет. Это старые правила. Сегодня четко прописано, что в домах, оборудованных лифтами, ступенек быть не должно. Если такое присутствует, это нарушение нормы, и можно идти жаловаться.

Ведущая: Часто жалуются?

Сергей Дроздовский: Трудно сказать. Мы не знаем, сколько людей сталкивается с проблемой, но никуда не жалуется. Тем не менее, такие жалобы достаточно регулярные, есть даже пара судебных исков, с которыми жильцы обращались к застройщику, не получили ответа, обратились в суд, который принял их сторону. 

Галина Павлова: Когда принимался проект застройки, экспертиза к нему могла проводиться и 2007-2009 годах, потом дом очередями вводился в эксплуатацию. Возможно, объект был спроектирован заранее, прошел экспертизу в установленном порядке, а потом нормы изменились. Сейчас правила таковы, что если строительство не началось в течение трех лет, проект надо пересматривать, вносить коррективы с учетом новых норм.

Почему Паралимпийские игры проходят после Олимпиады? Почему о паралимпийцах заговорили, только когда Бокий стал побеждать? Почему не гордятся победами на чемпионатах по танцам? Разве это не унизительно, что люди с ограниченной мобильностью всегда на вторых ролях после здоровых. Люди так и будут воспринимать, пока государство на идеологическом уровне не даст понять, что это не так.
Евгения (Бобруйск):

Сергей Дроздовский: Евгения указывает на факты, которые никак не продвигают нас к равенству, уважению, исключению дискриминации. Да, к большому сожалению, белорусские каналы не закупают права на трансляцию Паралимпийских игр, для их освещения остаются только новости. Есть вопросы и к мировой общественности, потому что уже неоднократно международные организации людей с инвалидностью заявляли, что Паралимпийские игры следовало бы проводить одновременно с Олимпийским играми, сегодня уровень спортсменов с ограниченными возможностями не уступает олимпийскому. 

Как пример можно привести все значимые марафоны, где нет разделения, все вместе стартуют, бегут, и это совершенно нормально. Я думаю, это вопрос ближайшей перспективы. А для Беларуси, я думаю, если мы исправим этот негативный момент, то быстрее придем к пониманию, что же такое проблемы инвалидности, равенства, и к решению этих проблем.

Введут административную ответственность за отсутствие пандусов. Или я чего-то не понял. Как это будет работать, комиссия какая-то, как санстанция, будет проверять?
Игорь (Минск):

Галина Павлова: Согласно Гражданскому кодексу, пандус должен быть, его отсутствие - это нарушение кодекса, нарушение правил проектно-технической документации, за что можно привлечь к административной ответственности. Это не комиссия, не санстанция, все в рамках действующего законодательства.

Cергей Дроздовский: В недавнем интервью министра труда и социальной защиты Ирина Костеневич заявила: "Кодекс об административных правонарушениях, глава 23, четко описывает нарушения в архитектуре и строительстве и не разделяет вопросы на более или менее важные. Все нормы одинаково важны, одинаково принципиальны. И вопрос стоит только в применении уже имеющихся нормативов".

На какой статистике вы основываетесь, когда принимаете решения по улучшению городской инфраструктуры в тех или иных местах? Сколько объектов вот реально улучшено по стране?
Михаил (Гродно):

Галина Павлова: Мы такую статистику не ведем, это должны фиксировать местные органы власти. Они даже онлайн-картой показывают, что данный объект обеспечен безбарьерной инфраструктурой, а этот - удобен для инвалидов. Очень много вопросов по городской инфраструктуре, когда невозможно обеспечить доступность объектов в рамках реконструкции, перевода жилых помещений в нежилые: та же организация маленьких аптек, магазинов, в которых обеспечить в полной мере безбарьерную среду просто не возможно. На местном уровне надо рассматривать эти вопросы и принимать те или иные решения. 

Ведущая: А сколько объектов улучшено в стране, которые теперь можно назвать безбарьерными?

Сергей Дроздовский: Мы проводили такой эксперимент в Минске. Вместе с комитетом по труду, социальной защите и занятости Мингорисполкома два года назад решили провести такой конкурс. Обратились в администрации районов с просьбой определить лучшие здания с точки зрения безбарьерной доступности. Должен сказать, что ни одно из зданий в полной мере не соответствует всем требованиям. Я бы с большой радостью увидел в стране хотя бы одно, которое отвечает всем требованиям, прописанным в нормативах. Даже в самых лучших зданиях, которые комфортны и доступны, мы натыкаемся на недоделки: либо строители поспешили, либо проектировщики сначала написали одно, потом изменили мнение. Это проблема. Сегодня можно говорить только о большем или меньшем соответствии здания. Сказать, сколько таких объектов, - невозможно. Местные органы власти рапортуют о выполнении планов по безбарьерной среде. Можно оценивать, в какой мере успешно и качественно в помещениях была проведена реконструкция. Но сказать, что Беларусь на 20% или 30% процентов доступна - невозможно.

Галина Павлова: Был семинар по организации безбарьерной среды, нас повезли на знаковый объект в Молодечно, какой-то ФОК. Инвалиды-колясочники проехали, заехали в санузел, санузел большой, но выключатель находится на уровне 1 метр 20 см. Вроде все учли, но вот выключатель высоко. Вот такая мелочь не позволяет говорить про 100-процентую обеспеченность безбарьерной средой даже одного объекта.

Сергей Дроздовский: Бывает, что и построено все правильно, но сколько примеров, когда пандус перегорожен клумбой или скамейкой, когда специальный туалет для людей с малой мобильностью либо закрыт, либо выведен из строя, либо в нем вообще хранится инвентарь. Есть еще один вопрос не менее важный, чем еще эксплуатация. Мы в центре города посещали одно заведение, там все сделано по нормам, даже у кассы уровень взаимодействия с кассиром понижен, но мы не смогли им воспользоваться, потому что вахтер сказал: "Главный барьер в этом здании - я".

Какие пособия  и помощь полагаются семьям, воспитывающим детей-инвалидов?
Елена (Руденск):

Сергей Дроздовский: Это и пенсии, и пособия по воспитанию и уходу, это и технические средства реабилитации, это и возможность обратиться за обеспечением доступности своего жилья. Я бы советовал посетить наши сайты: сайт Белорусского общества инвалидов, Ассоциации помощи детям-инвалидам, молодым инвалидам. Там есть достаточно информации в табличной форме, где все расписано: какие льготы ребенку предоставляются, куда обратиться. Возможности широкие - обращайтесь!

Читал, что правительство наше представит свой первый отчет по выполнению конвенции о правах людей с инвалидностью Комитету ООН до конца этого года. А что уже достигнуто, рядовым гражданам где узнать?
Николай (Неизвестно):

С. Дроздовский: Министерства труда и социальной защиты является ответственным за подготовку этого доклада, но мы взаимодействуем по этому поводу. Я являюсь членом этой рабочей группы. В данный момент проект доклада уже подготовлен, он обсуждается, дорабатывается, но исходя из последних тенденций, можно предположить, что скорее всего документ будет выложен в Интернет, когда будет окончательно подготовлен. Формально заслушивание этого отчета проходит всегда публично. Слушание отчетов государства проходит с онлайн-трансляцией и публикацией всех материалов в открытом доступе. Так как наш доклад готовится на русском языке, он будет доступен для жителей нашей страны. Сделают это заранее. 

Как вы считаете, можно ли поменять общественное мнения посредством таких медийных лиц, как Авдеевич, например?
Алексей (Лида):

Сергей Дроздовский: Можно и нужно. Подобное заложено в информационных стратегиях, которые были утверждены министерством информации. Это же  прописано практически во всех государственных программах по распространению информации. Надеяться только на медийных лиц - не нужно. Выскажу свое мнение, что лучше всего меняют общественное мнение конкретные действия. Когда общество видит, что меняется инфраструктура, что это удобно, что всем комфортно, - это самый лучший способ донести идеи безбарьерной среды. Убеждать людей в том, чего нет, - бессмысленно и бесполезно.  

Архив online