Тема онлайн-конференции "О донорстве крови и ее компонентов"

Тема онлайн-конференции О донорстве крови и ее компонентов

Тема онлайн-конференции "О донорстве крови и ее компонентов"

Безвозмездное донорство - за и против! Готовы ли белорусы отдавать свою кровь бесплатно, и что они получат взамен, если не деньги? На днях завершились общественные обсуждения изменений в Закон "О донорстве крови и ее компонентов". Каковы первые выводы? Задайте свой вопрос гостям онлайн-конференции, которая пройдет 2 августа в 11 часов на сайте tvr.by.

Гости:

первый заместитель Министра здравоохранения Республики Беларусь Дмитрий Пиневич;

председатель Постоянной комиссии Палаты представителей по здравоохранению, физической культуре, семейной и молодежной политике Людмила Макарина-Кибак;

директор Республиканского научно-практического центра трансфузиологии и медицинских биотехнологий, главный внештатный трансфузиолог Министерства здравоохранения Беларуси, кандидат медицинских наук Федор Карпенко.

Добрый день! Подскажите, для чего вносят изменения в закон о донорстве? Насколько я помню, он был принят в 2010 году. Сравнительно мало времени прошло.
Илья (Брест):

Л. Макарина-Кибак: За прошедшее время – а это почти 10 лет – служба донорства крови внедрила современные технологии не только в заготовку крови, но и обеспечение ее качества и безопасности. Мы движемся в направлении международных стандартов, к требованиям и к безопасности, и к качеству, и к организации донорства крови. Поэтому это должно быть закреплено на законодательном уровне. Закон должен охватывать все правовые, экономические, социальные аспекты организации донорства и безопасности пациента и донора. Поэтому нужно вносить изменения в законы и все его положения.

Ведущая: А в какие именно пункты будут вноситься изменения?

Л.Макарина-Кибак: Учитывая то, что этих пунктов оказалось около 50 %, по регламенту получился новый закон.

Д. Пиневич: Донорство - это одна из высоких медицинских технологий. Лицо технологичной медицины меняется настолько быстро, что вопрос стоял обратный: почему с 2010 года мы еще ничего не меняли в законе? Высокие технологии в медицине без поддержки трансфузиологии, без поддержки препаратами крови вообще невозможны, это одно из обязательных условий оказания медицинской помощи, особенно на высокотехнологичном ее этапе.

Ф. Карпенко: Действительно, высокие технологии в современной трансфузиологии – мировой и Республики Беларусь - внедрены, и стандарты безопасности для донора и для реципиента. Служба крови сейчас обладает технологиями массово внедренной лейкодеплеции, патоген-редукции, вводят системы скрининга донорской крови на маркеры инфекций. Это большой скачок, поэтому закон и меняется, переписывается. Для примера: если 40-50 лет назад массой плазмы были тромбоциты, то сейчас только эритроцитных различных трансфузионных сред 15 видов, которые можно приготовить. И это все надо юридически закрепить.

Д. Пиневич: Закон не то чтобы устарел, но он не позволяет смотреть на два шага вперед . То, что мы начали его рассматривать и изменять, - это показатель того, что мы стараемся смотреть вперед. У нас 16 РНПЦ, которые занимаются оказанием высокотехнологичной помощи, недаром среди них РНПЦ трансфузиологии существует отдельно. Это показатель востребованности.

дравствуйте! Когда у меня брали кровь на биохимию (а там объем значительно меньше), мне советовали есть горький шоколад и мясо для восстановления. Что необходимо есть/делать донорам?
Анна (Неизвестно):

Ф.Карпенко: Безусловно, разрабатывается рацион питания. Мы строго выдаем минеральную воду, быстроусвояемые углеводы и так далее. На нашем сайте будет размещена подробная информация, как надо питаться, что надо кушать. Это будет примерный рацион. Все просчитывается.

Л. Макарина-Кибак: Учитывая то, что прошло широкое общественное обсуждение во всей республике, предложений было несколько. Это все находится в проработке. Многие говорили, что они все-таки хотят видеть денежную компенсацию. Но та философия, о которой мы говорили, для нас очень интересна и на самом деле так. Для нас интересно, насколько здоров будет сам донор по прошествии нескольких десятков лет. Здоровый образ жизни в нашем представлении, кроме того, что они не пьют, не курят, занимаются зарядкой утром, это еще и правильное питание, и правильное количество донаций либо самой плазмы. Об этом мы точно позаботимся, научно все это обоснуем и докажем и будет работать рабочая группа, и будем отправлять законопроект на экспертизу, поэтому все, о чем мы сейчас говорим, это то, что разработано на данный момент и люди, те, которые будут на нас смотреть, должны об этом помнить. Чтобы не сказали, что общественное обсуждение провели, а все равно сделали так, как захотели. Нет, это не так. Мы, конечно, учитываем интересы, но все равно двигаться по новой философии мы будем продолжать.

Ведущая: Сейчас междонационный период составляет 60 дней. Имеет ли донор право приходить чаще.

Ф.Карпенко: Существуют интервалы безопасности. Это тоже относится к обеспечению безопасности донора. Физиологически организм не восстановится.

Д. Пиневич: У нас есть единая база данных. 

Заявлено, что к 2020 году донорство должно стать безвозмездным. При этом людям, которые сдают плазму или тромбоциты, оставят выбор: платно сдавать или бесплатно. С чем связано то, что именно этим донорам все же оставят возможность получать деньги? И останется ли для них сумма такой же или ее уменьшат?
Галина (Минск):

Д.Пиневич: Закон меняет идеологию донации крови и плазмы. Это кровь на безвозмездной основе, с финансовой нейтральностью – т.е. мы не платим за кровь, мы возмещаем те расходы, которые донор понесет за донацию. Если возвращаться в историю, то донация крови всегда была безвозмездной. Сейчас и без конфликтов идет огромное количество операций по стране, кровопотерь, которые надо возмещать. Поэтому мы и переходим на концепцию, рекомендованную Всемирной организацией здравоохранения, - на безвозмездность. В которой мы возмещаем донору его финансовые потери: день его рабочий, усиленное питание на период восстановления в междонационный период.

Ф.Карпенко: Правильно было сказано, что идеология меняется. В конце цепочки стоит реципиент, и мы должны обеспечить безопасность реципиента. Все международные и всемирные организации и объединения доноров рекомендуют заготавливать кровь только от добровольных безвозмездных доноров. Человек может получить только компенсацию, но эта компенсация не для зарабатывания денег, а для восстановления. Стандарт безопасности – финансово не обоснованный выбор. Из плазмы у нас производятся лекарства, только 35 стран в мире обладают такими технологиями, там тоже работает этот стандарт, но возможна заготовка плазмы и от платных доноров. Поэтому мы оставляем право выбора, безвозмездно или платно осуществлять донацию плазмы. 

Также процедуру концентрата тромбоцитов мы оставляем на выбор – платно или безвозмездно, она очень сложная, очень технологичная, нужно переработать литров 4-5 крови, поэтому компенсацию здесь мы пока оставляем. Потребность в такой процедуре растет. То, что переливается, берется на безвозмездной основе, то, из чего потом лекарства производятся, берется на выбор донора - платно или нет.

Л.Макарина-Кибак: Правильно вспомнил Дмитрий Леонидович, что раньше сдача крови была маленьким подвигом. И мы говорили, что, сдавая кровь, ты должен помнить, что скоро ты этим спасешь чью-то жизнь. Сегодня все то же самое, только если мы говорим о цельной крови или эритроцитах, они уйдут именно на спасение жизни для онкологического пациента, для беременных женщин, рожениц, маленьких детей… Это подвиг, и мы должны об этом знать. 

А уже то, что для препаратов будет использоваться, для компонентов, и те же тромбоциты, о чем уже говорил Федор Николаевич, для восстановления человека. Мы не забываем ни о донорах в данном законопроекте, ни о тех людях, которые получат, о реципиентах. Одним надо восстановиться. Если мы будем давать деньги, то люди будут приходить и приходить, и они не задумываются, а как я себя буду чувствовать через много-много лет? И поэтому мы должны заставить людей задуматься о состоянии собственного здоровья тех, кто сдает кровь.

Здравствуйте! Читала, что донор получит закрепленный пакет социальных гарантий, а также новый бонус — восполнение энергетических затрат, которое необходимо в междонационный период. Что конкретно будет предусматривать этот социальный пакет?
Ольга (Неизвестно):

Л. Макарина-Кибак: Да, на самом деле мы уже немножко об этом поговорили. Еще раз подчеркнем, что мы выдадим не деньгами людям, для того, чтобы они восстановили энергетический баланс до донации и в междонационный период. А мы четко просчитали с научным обоснованием и еще будем дальше просчитывать. И они получат свое питание до донации, для того, чтобы была сдача правильная и самочувствие того, кто сдаст эту кровь либо ее компоненты. И в междонационный период, чтобы мог человек восстановиться для следующей донации.

Ведущая: Это будет набор продуктов выдаваться на руки, или как это будет все происходить?

Л. Макарина-Кибак: До донации им будут выдаваться необходимые продукты, быстроусвояемые углеводы для профилактики и реакции на донацию, чтобы не было обморочного состояния, для восстановления.

Ведущая: А они будут это по талонам получать или как?

Ф.Карпенко: Механизмы будут рассматриваться, мы проговаривали различные варианты. Наверное, идеальный вариант, чтобы дали условную карточку, пожалуйста, тебе там перечислена определенная сумма денег, которую ты можешь потратить на продукты питания. Сейчас установлены интервалы между донацией - 60 дней. Это минимальный интервал, чтобы восстановить уровень гемоглобина. И быстрее железо не всосется, хоть килограмм мяса или белка кушай в день. Есть нормы определенные, сколько надо. Объем питания и рацион питания донора в междонационный период от рациона питания обычного человека отличается. Там большее содержание белковой пищи, определенные электролиты должны быть и так далее. Другой состав должен быть. И вот на эти вещи, на усиленное питание и планируется выдача, да возможно мы рассматриваем и денежную компенсацию, но четко мы определяем обязанность донора вести здоровый образ жизни. Он несет ответственность перед реципиентом. 

Достаточно много и платных доноров. Это не в упрек сказано. Говорят, что мы приходим зарабатывать деньги в службу крови. Но в идеале мы хотим, чтобы деньги зарабатывались на работе. А приходить в службу крови надо ради получения удовольствия, от того, что ты спасешь жизнь чью-то. Если не придут, то у нас 2,5 – 3 тысячи переливаний ежедневно осуществляется в РБ. Представьте, сколько людей зависит от доноров сейчас. А государство в рамках этого законопроекта создает максимально комфортные условия и компенсирует все затраты донора, соблюдая принцип финансовой нейтральности. Материальные выплаты на питание. Это не продажа, которая по международным конвенциям запрещена. 

Д.Пиневич: Здесь задача формирования, в том числе с финансовыми механизмами возмещения формирования все-таки когорты людей, которые бы получили моральное удовлетворение от того, что они сопричастны к оказанию помощи тем, кто нуждается. Статистика ВОЗ показывает, что именно формирование этого пула, формирование группы людей, которые являются безвозмездными донорами, это залог, в том числе безопасности. Потому что зарабатывать деньги любым путем: можно где-то скрыть какие-то свои заболевания, что-то еще, это иная ситуация. Это задача безопасности. Этот законопроект выносится на общественное обсуждение до первого чтения. И он может касаться любого. И любой имеет право высказать свою гражданскую позицию, в том числе к общечеловеческим ценностям.    

А есть ли сегодня в принципе у нас необходимость в получении крови от доноров или банки крови достаточно заполнены? Какая группа крови больше всего представлена в банках, а какая – в дефиците? Может, есть смысл добрать только недостающую?
Юлия (Волковыск):

Ф. Карпенко: Запасы службы крови достаточны для оказания медицинской помощи и, слава Богу, на период моей здравой памяти я не помню, чтобы какая-то операция или неоказание медицинской помощи произошло из-за отсутствия гемопродуктов. У нас очень хорошо организован межрегиональный обмен. То есть, если где-то есть в Могилеве большие запасы, мы можем обменивать, потому что у нас это все идет в рамках бюджетного финансирования, и проблем никаких здесь нет. 

Сроки хранения компонентов крови ограничены, эритроциты – до 35 суток, тромбоциты - 5 суток. Поэтому у нас все запасы – 2-3-дневные. Я вам называл цифры, какое количество переливаний требуется. И запас требуется всего лишь для того, чтобы не прошло критическое время – 24 или 30 часов, чтобы оказать медицинскую помощь и чтобы через 24 часа уже произошло переливание, если, не дай Бог, хирургическая операция, какое-то кровотечение или дорожно-транспортное происшествие. Поэтому мы не списываем гемопродукты, этого тоже нет у нас.

Ведущая: А сколько цельная кровь может храниться?

Ф. Карпенко: Цельную кровь мы не переливаем. От этого ушли, наверное, 20 лет назад, мы ее разделяем. Одна донация донора может спасти до 3 человек. Три компонента можно получить: плазма, эритроциты и 1 доза - концентрация тромбоцитов.

Д. Пиневич: При этом нужно отметить, что запасы позволяют нам утверждать, что при каких-то массовых природных катаклизмах мы обеспечены кровозаменителями и плазмозамещающими препаратами в достаточном количестве, и это также отслеживается.

Ведущая: Какая самая дефицитная кровь?

Ф. Карпенко: По распространённости, II+ встречается чаще всего, потом I+, и значит и востребована она больше всего для вливания. А из дефицитных, конечно, IV- и I-, потому что I- идет как универсальная, деткам на обменное переливание крови. А вообще сейчас мы выделяем 27 антигенных систем, но все равно кровь уникальна фактически, и мы подбираем по все большему количеству антигенных систем для переливания.

В чем разница: сдавать цельную кровь или ее компоненты? Разве нельзя из цельной крови отделить необходимые компоненты? Для каких целей используются компоненты крови?
Виктория (Снов):

Ф. Карпенко: Донация цельной крови это 450 мл. Это уже достаточно рутинная процедура, когда готовится донор, проходит определенное обследование. А донорство компонентов крови подразумевает, что берется какой-то объем крови, стандартно это 450 мл, отделяются компоненты. Сейчас мы уже практически на 100% перешли на автоматическую заготовку, что очень комфортно для донора. Те компоненты, которые не нужны, обычно, это эритроциты, лейкоциты и тромбоциты, которые изготавливаются автоматически методом плазмы, возвращаются назад. Возвращается обратно антикоэгулянт, для безопасности делаются еще электрокардиограммы, смотрятся электролиты. То есть, сразу донором компонентов стать нельзя. Надо сначала сдать цельную кровь, мы изучаем анализы, смотрим уровень белка. Это стандарт безопасности. Делается анализ крови, биохимия перед донацией, и потом решается, можно ли идти идти на компонент крови. 

Для чего компонентная заготовка выделена? Потому что компоненты нужны в большем количестве. Тот же концентрат тромбоцитов мы не получим из дозы крови в таком количестве, в котором есть потребность для переливания. Надо заготавливать цельную кровь, брать нужные компоненты, а все остальное утилизировать, поэтому и введена заготовка именно компонентов крови, целенаправленно то, что нужно. 

У нас есть сложившаяся фактическая потребность, и от этой потребности мы планируем, сколько донаций необходимо провести. Процедура забора цельной крови выглядит следующим образом. После анализов и осмотра, подключается венепункция. В течение 5-10 минут делается венепункция, кровь набирается в контейнер – 450 мл, плюс-минус 50 мл, с консервантом. Через 10 минут процедура закончена. 30 минут врач наблюдает, что все в порядке, чтобы не было никаких отклонений. Выдается справка - гарантия о компенсации донору. Все. На этом закончено. 

Проводится плазмаферез. Автоматически подключается специальный сепаратор. Есть несколько методик, может мембрана стоять, либо колокол специальный, который разделяет компоненты: лимфоциты, лейкоциты – у них разная оптическая плотность. Во время центрифугирования часть оседает, плазма сверху остается. Датчики все это видят. В это время проходит вливание физраствора, и эти элементы вливаются назад, происходит возврат. Это так называемый принцип афереза, плазмаферез или тромбоцитаферез. Когда эту процедуру делали ручными методами, она занимала 2-3 часа, а сейчас 30-35 минут. Это комфортный и безопасный вариант для донора. Назад вливаются те компоненты, которые не востребованы.

Ведущая: Для чего используются компоненты крови?

Федор Карпенко: Эритроциты, это, в первую очередь, кровотечения, травмы, дорожно-транспортные происшествия, хирургические вмешательства. Плазма – это, в первую очередь, факторы свертывания, когда идет остановка кровотечения плюс возможность выделять белки. Сейчас мы делаем альбумин. Это очень важно при ряде заболеваний. Концентрат тромбоцитов чаще всего используется при проведении онкогематологии, когда делается химиотерапия.

Происходит снижение естественного уровня тромбоцитов и это приводит к геморрагическому синдрому. Надо возместить, по-другому никак. Мы сейчас вместе с Центром детской онкологии и гематологии развиваем научное направление - вариант заготовки концентрата лейкоцитов. Без этого жизни не спасешь. Для этого и используются компоненты.

Дмитрий Пиневич: Компоненты – фактически готовая лекарственная форма. В зависимости от разгонки плазмы на ее составные элементы, затем форма подачи – это фактически лекарственное средство. Кстати, очень дорогостоящее по многим позициям. Те же факторы крови, 8 и 9 факторы пока отечественных разработок нет, мы к этому идем, закупаем за достаточно большие ресурсы. Для многих пациентов это жизненно важные препараты, без которых существование практически невозможно. Закупки идут за счет республиканского бюджета, что является гарантией для наших пациентов. 

Кровь — ценный ресурс. Как много мы продаем цельную кровь и ее компоненты за рубеж? Читала, что по новой редакции закона вывоз/продажа крови за рубеж будет запрещена. Правда ли это и почему принято такое решение?
Александра (Бобруйск):

Л. Макарина-Кибак: Не продаем кровь и ее компоненты за рубеж и не планируем это делать, потому что, мы уже говорили, заготовка крови и ее компонентов – это национальная безопасность. Это жизнь и здоровье наших людей. Я знаю, почему задают этот вопрос. После первого общественного обсуждения почему-то появилось такое неправильное мнение, что мы сейчас будем брать кровь  бесплатно, безвозмездно, но сейчас люди понимают, что безвозмездная сдача – это не значит бесплатная. Мы не планируем набрать кровь, разделить ее на какие-то препараты и продать за рубеж. Каждый раз при общественном обсуждении мы подчеркиваем, что законодательно продажа крови и ее компонентов в Беларуси запрещена.

Ведущая: А если возникает ЧП с кровью за пределами Беларуси? Мы можем ее как-то пожертвовать, передать ее на безвозмездной основе?

Л.Макарина-Кибак: Такая оговорка есть, кроме чрезвычайных ситуаций, которые возникают в странах, где у нас заключен договор. Это страны Союза Беларуси и России и Евразийского. Если что-то надо будет, мы сможем другу другу помочь.

Д. Пиневич: Такая возможность гипотетически есть. Хотя таких вариантов, как правило, нет.  

Хочу стать донором. Скажите, мне первоначально необходимо обращаться к терапевту? Необходимо будет сдавать какие-то платные анализы?
Сергей (Минск):

Ф. Карпенко: Есть сайт, в информационном пространстве мы присутствуем. Есть телефон регистратуры, надо позвонить и записаться на донацию, если первый раз, то в организации переливания крови. Пока необходимо предоставлять раз в 6 месяцев выписку из поликлиники о перенесенных заболеваниях. 

Минздрав и служба крови очень активно ведет это направление, чтобы уйти от необходимости предоставления этой выписки, идет направление электронного здравоохранения. Во многих городах Беларуси и в Минске создается единый медицинский документ. Решается вопрос, когда будет доступ к этому документу у Службы крови. Тогда необходимости в справке нет. Для всех остальных анализов назначается дата. Человек приходит с паспортом. Делается анализ крови, мочи, при необходимости кардиограмма. Все делается на месте. Флюорограмма из поликлиники. Диспансеризация и флюорограмма, осмотр гинеколога - это то, что необходимо делать в поликлинике. Все остальное - решение о допуске, все анализы делаются на месте. 

Сейчас очень удобная и перспективная форма заготовки крови в выездных условиях. Около 40 % донации крови происходит на выезде в Беларуси. В мире достаточно больше – 60 и 70 %. Это когда на базу предприятия, в организованный коллектив приезжает пункт, разворачивается в соответствии с утвержденным графиком, предварительно составляется список лиц, которые хотят участвовать в донации. Там есть либо здравпункт, либо централизованное обслуживание на базе поликлиник. Там заранее смотрят, есть ли какие-нибудь противопоказания к донорству. Сейчас на выезде нет необходимости предоставления каких-то справок. На месте проверяется уровень гемоглобина и, пожалуйста, совершенно комфортные условия. 

Мы сейчас вводим термин «корпоративное донорство». Это важно, это признак социальной позиции этого предприятия. В этом году на нас выходили частные компании, почти все предприятия Минска (МАЗ, МЗКТ и другие), областных городов, образовательные учреждения, силовые структуры, некоторые банки. Сами выходят и предлагают. Это правильно. Об этом надо говорить. Им честь и хвала.  

Добрый день! Мой дедушка – почетный донор. Но, сколько я себя помню, и даже раньше, он беспробудно пил. Серьезно. Неужели его кровь будет чистая с учетом регулярных многолетних возлияний? Как-то можно контролировать не только анализы человека, но и его образ жизни?
Анна (Неизвестно):

Д. Пиневич: Трудно представить, чтобы он беспробудно пил и умудрялся доходить до пункта донации крови. Я после вашего вопроса вспомнил Уинстона Черчилля, который выпивал какое-то количество армянского алкоголя в день и выкуривал сигары. Его тоже можно было бы назвать беспробудным алкоголиком. Объем обязательных обследований доноров (безвозмездных или возмездных) перед донацией - это очень серьезный отбор. Сейчас к нам хотят прийти больше доноров, чем нам нужно. Поэтому отбор достаточно жесткий. Если человек беспробудно пьет не воду, это будет видно при скрининге, допуске к донации. Конечно, образ жизни донора для нас важен. И постоянное безвозмездное донорство будет влиять на образ жизни обратной стороной. Люди будут больше следить за своим образом жизни.

Ведущая: Они будут чувствовать социальную ответственность.

Ф. Карпенко: В том числе. Если, например, ребенку надо переливание крови. Да, я прихожу каждый день, я совершаю подвиг. Без меня никто это не сделает. Я должен следить за собой, быть в форме.

Ведущая: Я где-то читала, что в одной из европейских стран, когда кровь донора или компоненты переливают кому-то, то ему приходит СМС, что ваша кровь помогла тому-то и тому-то. У нас что-то такое есть, чтобы мотивировать людей. Одно дело, когда ты сдаешь кровь и дальше не знаешь, что с ней будет. Другое дело, когда ты видишь, что ты стал причастен к какому-то количеству спасенных жизней, это совсем другой уровень мотивации. Такую систему мы планируем вводить?

Ф. Карпенко: Да, абсолютно правильно это делается в странах-соседках наших. Сейчас программное обеспечение для службы крови разрабатывается. Задача поставлена: должен быть электронный личный кабинет у донора, где будут результаты обследования. Еще большой плюс, что у донора после донации вся кровь обследуется на гепатиты, ВИЧ-инфекцию, биохимия делается. Эти данные в твоем личном кабинете должны быть. И международный принцип: пациент не должен в лицо знать донора, но донор должен знать, что он помог. Это наша задача, то, что нам надо сделать. Это будет, чтобы вы знали, что ваша кровь была использована для спасения в больнице скорой медицинской помощи при кровотечении и так далее. Это абсолютно правильный посыл, и об этом надо говорить и показывать, куда нужны эти гемопродукты. Это будет сделано.

Д. Пиневич: То, что вы говорите, это очень правильные вопросы. Потому что мы планируем в 2020 году, когда  сформируем единую платформу электронного здравоохранения, у нас у всех будет свой личный кабинет и подкабинет, если кто-то будет донором, у него будет подкабинет донора. И вообще очень много сервиса должно в этом отношении прийти, и мы полагаем, что тот пациент будет знать свой диагноз, свой анализы. И это вполне такой обмен информацией. Это первый компонент. 

Второй - это жертвователь хотел бы видеть конечный результат. Здесь будет видно: да, действительно, это пошло туда, куда я хотел отдать либо финансовые ресурсы, либо компоненты крови или собственно кровь. Это один из механизмов мотивации и соучастия. 

Ведущая: Если резюмировать, то такая система уже будет создана после 2020 года?

Д. Пиневич: Нет, программа донорства будет раньше, потому что она у нас уже есть.

Ведущая: Нет-нет, система, когда говорят, что ваша кровь была задействована.

Д  Пиневич: Это один из сервисов. 

Ф. Карпенко: У нас пилотный проект сейчас в Могилеве. Наверное, через месяц мы уходим от необходимости предоставления справок, разрабатывается это. Наверное, в начале 2019 года мы начнем запускать эти вещи. Точно так же, как мы поставили задачу для разработчиков и на мобильном телефоне, на смартфоне, чтобы было приложение.

Д. Пиневич: У нас будут приняты подзаконные акты, которые требуются. А сегодня даем обязательство, что после закона и подзаконных актов эти сервисы должны быть у нас по всей стране. Я думаю, что количество сервисов должно быть достаточно большое для удобства и для информирования. И это будет один из компонентов. 

Есть какие-то требования к донорам по поводу веса? Сколько в идеале они должны весить? Может ли человек с лишним весом или ожирением стать донором?
Ирина (Неизвестно):

Д.Пиневич: Сколько выдержит наше кресло. Раньше было проще - положил на кушетку. А сейчас кресла. 

Ф. Карпенко: Да, требования есть, и они вызваны не какой-то нашей прихотью. Это международный стандарт. Объем крови, который забирается во время донации, не должен превышать 13% от объема циркулирующей крови. А объем циркулирующей крови зависит от массы тела. Обычно это 6-7% массы тела. Условно: для человека с массой тела 45 кг 450 мл будет большая нагрузка, чем для человека с массой тела 70 кг. Поэтому установлено это не в рамках закона, это подзаконные акты, 55 кг и выше - минимальный вес, по которому можно делать донацию. В европейских странах - где-то 50, где-то 52 прописано. Мы сейчас идем к тому, что надо более индивидуально походить к таким вещам. Вот этот стандарт есть.

Не вредно ли сдавать кровь? Есть вообще какие-то плюсы в таком кровопускании?
Денис (Неизвестно):

Д.Пиневич: Исторически вспомнить - всегда делали кровопускание. 

Ф.Карпенко: Да, много исследований. Достаточно, что на 5, 7, 10 лет доноры живут дольше по сравнению с обычными гражданами. Здоровый образ жизни - раз, действительно, очень хорошо разгружаются те органы, которые физиологически занимаются утилизацией крови. Это достаточно хорошо, это физиологичный процесс и стимулирующий. Многие хорошо себя чувствуют после донации, какой-то легкий период эйфории бывает.  

Архив online