Онлайн-конференция на тему "Перспективы развития космической отрасли Беларуси"

Онлайн-конференция на тему Перспективы развития космической отрасли Беларуси

Онлайн-конференция на тему "Перспективы развития космической отрасли Беларуси"

Беларусь занимает прочное место в мировом процессе освоения космического пространства. Два действующих спутника уже сделали наш космос устойчиво функционирующей и признанной отраслью экономики. Скоростной спутниковый Интернет, телефонная связь, телевизионное вещание, сбор информации о состоянии окружающей среды, поиска полезных ископаемых, экологического контроля, землепользования, предотвращения и контроля пожаров и других чрезвычайных ситуаций, уточнения и обновления топографических карт - это далеко не весь спектр задач, выполняемых нашими космическими аппаратами на орбите.

В этом году Беларусь примет Международный конгресс Ассоциации участников космических полетов - ожидается приезд известных ученых, специалистов в области космонавтики и самих космонавтов и астронавтов со всего мира. Перспективы развития космической отрасли - основная тема онлайн-конференции.

Гости студии:

Борис Чернуха - заместитель директора по научной работе НИРУП "Геоинформационные системы" НАН Беларуси

Олег Винярский - начальник центра управления полетом спутника

Есть ли возможность завладеть сигналом спутника без разрешения? Кто-нибудь уже пытался подключиться?
Антон (Минск):

Борис Чернуха: Я буду говорить о белорусском спутнике дистанционного зондирования Земли. Теоретически такая возможность есть, но пока спутник летает с июля 2012 года, таких попыток мы не наблюдали, как национальный оператор. Другое дело, что попытки бывают войти в архив космической информации, уже отснятый, который хранится у нас на предприятии. Таких попыток достаточно много, но они пока безуспешны.

Ведущая: Вы говорите про БелКа-2 сейчас?

Борис Чернуха: Мы его называем Белорусский космический аппарат, сокращенно БКА. Да, про него. Он действующий. И, конечно, есть смысл о нем говорить.

Олег Винярский: Что касается непосредственно спутников геостационарной орбиты и спутника связи, коим является "Белинтерсат-1", то здесь спутник можно разделить на две части: платформа и непосредственно полезная нагрузка. Платформа - это то, что управляет спутником, то, что корректирует орбиту, то, что участвует непосредственно как инструмент управления аппаратом. Если провести аналогию с каким-нибудь дорогостоящим автомобилем, которых единицы в мире существуют, то завод-изготовитель выдает ключи для управления данным автомобилем только в единственном экземпляре. Если вы их потеряете, сломаете, то, естественно, в автомобиль не попадете. Но, наверняка, завод-изготовитель поможет все восстановить. Так вот с точки зрения нашего космического аппарата, если говорить о платформе, то наш ЦУП, который находится в населенном пункте Станьково под Минском, является единственным доверенным, участвующим в управлении космическим аппаратом. Сам процесс управления  сложный: посылается сигнал контакта, после чего устанавливается связь и другие команды, кроме как с ЦУПа, он не воспринимает. Понятное дело, что если что-нибудь когда-нибудь с нами случится, то опцией завода-изготовителя можно воспользоваться. Угнать его сопоставимо по затратам с созданием нового космического аппарата. Нет смысла в этом. 

Что касается полезной нагрузки, это и трансляторы обыкновенные, приемопередающие устройства, что на них приходит, то с них и спускается. Они просто переносят частоту на заданную поверхность. Несанкционированный доступ, понятное дело, описывается как пиратское использование. Для предотвращения этого существует ряд технических средств, различные системы геолокации. Также обучен персонал, как правильно это выявлять, искоренять. Есть база подключенных клиентских станций. Самый простой способ - позвонить им и поставить в известность. Мы можем просто поставить активную помеху при подъеме нашего сигнала. Такие подключения очень редки. 

Добрый день! Скажите, довольны ли вы работой белорусского спутника? Нужно ли вносить корректировки в его работу?
Денис (Смолевичи):

Борис Чернуха: Что касается спутника дистанционного зондирования Земли, то он полностью выполняет свое функциональное предназначение, обеспечивает все заложенные в него при проектировании параметры и характеристики. Улучшений для конкретного спутника не требуется.

Ведущая: Я читала, что в 2018 году будет решаться, будет ли продлен срок эксплуатации.

Борис Чернуха: Этот процесс сейчас идет. При создании таких спутников обычно определяется гарантийный срок его эксплуатации расчетно-экспериментальным путем. Для нашего спутника первоначально он составлял пять лет. Эти пять лет истекли 22 июля 2017 года. Но в то же время известны механизмы деградации отдельных систем спутника. Процесс все время мониторится, определяется скорость этой деградации, соответственно делается прогноз, сколько спутник еще сможет проработать. На основе этой информации мы совместно с заводом-изготовителем спутника первоначально продлили его срок работы на орбите до конца 2018 года. Сейчас рассматриваем возможность дальнейшего продления. Думаю, что перспективы есть. Пока те системы, которые, по статистике, прежде всего отказывают в подобных спутниках, имеют достаточный запас прочности. И я думаю, что еще два-три года он будет успешно работать на орбите. Вопрос оформления - это определенная процедура анализа параметров - я думаю, что к середине года завершим и будет решение о продлении срока жизни нашего спутника.

Олег Винярский: Стоит отметить, что спутник дистанционного зондирования Земли у моего коллеги находится на орбите в низкоорбитальной части вокруг Земли, где-то порядка 510 километров. Наш спутник находится отсюда в расстоянии порядка 40 тысяч километров. На наш космический аппарат происходит воздействие совершенно иного типа. В нашем случае атмосферы, можно сказать, не существует. Там пояса электромагнитных частиц, которые находятся вокруг космического аппарата. Наш космический аппарат был запущен в 2016 году. Срок активного существования - не менее 15 лет. Зачастую срок активного существования подобного космического аппарата ограничивается качеством его эксплуатации и наличием топлива для его управления. При правильном его управлении и подборе параметров - притяжение Луны, Земли, Солнца, газовых гигантов - можно уменьшить расход топлива. Мы вот 2 года отлетали, и еще на 16-17 лет у нас топлива может хватить. В первые 3-5 лет существования спутник создает собственную атмосферу вокруг себя. То, что является выхлопами, работой двигателей, корректирующих его орбиту, осаждается на поверхностях и создает атмосферу облака разных частиц. Они не критичны, заранее рассчитаны. Но система обеспечения температурного режима покажет себя только в течение нескольких лет. Что касается полезной нагрузки и ретрансляционных параметров, то у нас энергетика даже выше, чем у иных аппаратов, работающих в данной зоне покрытия. 

Недавно были разговоры, что в космос полетит еще один белорусский спутник. Для каких он будет целей, за что будет отвечать?
Марина (Неизвестно):

Олег Винярский: Речь идет о спутнике дистанционного зондирования Земли. Нужно совершенствовать его параметры, чтобы в большей мере удовлетворять потребности заказчиков. Не всем хватает, например, параметров пространственного разрешения действующего спутника, сегодня оно составляет два метра, т.е. на поверхности Земли различимы предметы от двух метров и более. Есть масса задач, которые требуют различать более мелкие предметы. Поэтому одно из основных направлений - совершенствование параметров спутника. Спутник такой планируется, мы с российскими коллегами приступили к эскизному проектированию. Процесс идет, такой спутник будет. По срокам пока сложно сказать, основные его параметры, график его создания и стоимость будут определены по результатам эскизного проектирования, которое закончится в 2019 году. Дело в том, что сам процесс эскизного проектирования - это множество расчетов, экспериментов, на основании которых  потом уже приступают к созданию рабочей документации самих образцов спутника. 

Как с орбит убирают поломанные/вышедшие из строя спутники? Их утилизируют на Земле или бывшие спутники превращаются в земной мусор в космосе?
Елена (Неизвестно):

Борис Чернуха: За то время, пока люди осваивают космос и близкое околоземное пространство, конечно, там уже накопилось много остатков их деятельности. И наличие большого количества мусора становится критичным. И здесь надо выделить две задачи. Сначала нужно четко выявить весь этот мусор, классифицировать его по размерам, по скоростям, по степени опасности, которую каждый элемент этого мусора представляет для космических аппаратов, которые запускаются на низкие околоземные орбиты. Это особенно важно, когда мы говорим о пилотируемой космонавтике с людьми на борту. А вторая задача - создание специальных средств, чтобы можно было менять орбиты, убирать эти спутники. Сейчас при создании новых аппаратов и при проектировании жизненного цикла спутника обязательно включается и учитывается этап утилизации и создание специальных средств для этого. Например, коллега говорил о запасе топлива на борту спутника. Специально оставляется резерв топлива после окончания функционирования спутника для того, чтобы замедлить его скорость, ввести его в атмосферу и обеспечить ликвидацию аппарата. Он сгорает в атмосфере. По мере того, как он входит в плотные слои, он все более разогревается и сгорает. Тем более что такие спутники имеют массу от 100 до 500 кг (до тонны) и вполне успешно сгорают. Ну а спуск обычно управляемый, поэтому можно прогнозировать районы падения (океан, где нет людей, где он ничего не повредит, если не сгорит, а долетит).

Олег Винярский: Насчет наших спутников, так как они находятся на более высоких орбитах... В начале апреля китайская станция "Цянгун-1", которая когда-то была космической, зашла в плотные слои атмосферы и сгорела. В свое время станция "Мир" сгорела и упала где-то в Тихом океане. То, что летает низко, захоранивается через атмосферу путем утилизации, как и многие отходы на Земле. А спутники связи, геостационары в большинстве своем утилизируются по рассчитанному дополнительному топливу. У нас помимо того, что рассчитано затрачиваемое топливо на коррекцию, также спроектировано, что запаса топлива хватает на одну релокацию, т. е. мы можем спутник вывести из точки стояния в любую другую точку геостационарной орбиты, если это необходимо. А на конечных этапах эксплуатации космического аппарата ближе к концу срока активного существования есть процедура вывода на орбиту захоронения, на расстояние приблизительно в 36 000 километров. Мне кажется это даже своего рода щит от мелких потоков. Ведь в космосе все даже маленькое летит с такой скоростью, что может принести много вреда.

Существует еще ряд больших проблем помимо старых космических аппаратов либо сгоревших. Некоторые государства - Китай, Россия, США - у которых кроме гражданского космического флота есть спутники связи и военного назначения, периодически начинают друг другу доказывать, что ваши спутники даже на орбите находятся в поле досягаемости наших средств. Был момент, когда китайцы старый спутник-ретранслятор уничтожили ракетой из атмосферы и создали облако из 13 000 мелких обломков. Вот такую подлянку устроили. Есть специальные институты, службы, организации, которые отслеживают различные космические объекты. В Российской Федерации существует комплекс "Окно", которая оптическими методами наблюдает в околоземном пространстве за любыми объектами крупнее какого-то определенного размера. 

Слышал, что в Центре управления полетом спутника работают достаточно молодые специалисты. Скажите, куда надо идти учиться, чтобы потом у вас работать? И можно ли приходить к вам на практику?
Никита (Неизвестно):

Олег Винярский: Если вопрос касался "Белинтерсата", то это скорее в Китай. У нас в контракте, который подразумевал создание национальной системы спутниковой связи, был такой пункт -подготовка сотрудников. На момент окончания обучения возраст специалистов 25 лет. Костяк сотрудников ЦУПа прошел обучение в китайской аэрокосмической академии (China Association for Science and Technology (CAST), я там тоже учился.

В проекте "Белинтерсат" создана и собственная система подготовки персонала. Когда вы приходите, начинаете с оператора, который умеет отправлять команды, знает, что он отправляет, из чего состоит работа окружающих его людей и помогает аналитику следить за бортовыми подсистемами спутника. Порядка трех месяцев дается человеку на самоподготовку. Мы изначально предполагаем, чтобы у наших кандидатов в сотрудники должен быть базовый уровень знаний: английский язык, хорошо, если китайский, который позволяет человеку свободно общаться и знакомиться с технической документацией, желательно техническое образование, но бывают гуманитарии.

Ведущая: Какова перспектива карьерного роста оператора?

Олег Винярский: Он может стать аналитиком, который составляет план-календарь управления спутником, либо он становится начальником дежурных смен. Аналитик отвечает за космический сегмент, а НДС - за наземный. Первый знает, как управлять спутником, второй - как управлять антеннами, радиооборудованием. Из аналитика можно стать руководителем полета, а из начальника дежурных смен - начальником ЦУПа. На данный момент у нас начальник ЦУПа еще и заместитель начальника наземного управления. Зачастую к нам приходят выпускники радиофизического факультета БГУ, различных факультетов БГУИРа, Академии связи - то есть любой человек, который в состоянии отличить относительные величины от абсолютных может у нас работать.    

Мы считаемся космической державой. Небольшой, но все же. Скажите, с кем и в чем нам приходиться конкурировать в космической сфере? У кого мы учимся?
Виктория (Брест):

Борис Чернуха: Конкурировать приходится на зарубежных рынках, на которые мы пытаемся выходить, предлагая потребителям снимки с нашего аппарата. Так складывается, что конкуренция на этом рынке большая. Но мы стараемся позиционировать себя с точки зрения партнерства. Находим партнеров, с которыми действуем совместно, и пытаемся получить какие-то преимущества от наших совместных действий. В прошлом году мы как национальный оператор Белорусской космической системы дистанционного зондирования Земли вступили в альянс PanGeo. Это альянс 10-12 операторов систем дистанционного зондирования Земли, которые работают по всему миру. За счет объединения усилий можно конкурировать с глобальными игроками, такими как DigitalGlobe. Учимся мы у отрасли дистанционного зондирования России, очень тесно с ней связаны. Можно даже сказать, что мы выросли оттуда и поддерживаем наши отношения самым тесным образом.

Олег Винярский: Наш проект - коммерческий. А где коммерция, там и конкуренция. Хочу отметить, что учиться нужно всегда. Если человек теряет тягу к развитию, то он либо остается на месте, либо начинает деградировать. Сейчас все очень быстро развивается. Если наш сотрудник решит какой-то сложный вопрос, то он сразу же расскажет коллегам, каким образом решил задачу, поделится важной информацией. Надежность цепи определяется ее самым слабым звеном. Кто-то знает больше, кто-то - меньше. И наше обучение заключается в том, что мы делимся информацией друг с другом. У нас существует группа экспертов удаленной технической поддержки, с которыми можно консультироваться по телефону, через мессенджеры. Но они могут вам помочь решить только  конкретный вопрос. Всегда существует понятие интеллектуальной собственности, которую никогда вам не откроют, потому что это тайна. С другой стороны, двое наших сотрудников были отправлены на два года в магистратуру в Китай для повышения квалификации и дальнейшего развития. Также мои коллеги договорились с одним из лидеров среди операторов спутниковой связи в Азиатском регионе о двухнедельной стажировке, на которой неплохо подняли свой уровень. Они наблюдали, как работают с клиентами, как обслуживают оборудование, как налажен процесс управления. Объем информации - колоссальный, потому что космонавтика в какой-то момент начала развиваться очень масштабно и лавинообразно. Много информации можно почерпнуть из документов, но ничего не заменит реального общения с человеком.

Какой процент белорусских разработок во всей нашей космической сфере? Над чем больше работают ученые? Что мы закупаем за рубежом?
Илья (Лида):

Борис Чернуха: Коллега говорил, что в каждом спутнике можно условно выделить две составных части. Что касается спутника дистанционного зондирования Земли, то это целевая аппаратура, большой автоматический фотоаппарат, который делает снимки поверхности Земли, и платформа, на которой расположены все системы обеспечения функционирования данной целевой аппаратуры. Так вот в спутниках ДЗЗ, и в том, который сейчас летает, и в том, который сейчас проектируется, целевую аппаратуру изготавливает белорусское предприятие "Пеленг". Этот  высоко квалифицированный коллектив заработал себе имя, производя замечательную аппаратуру. Если попытаться оценить в процентах, то это примерно 30 % спутника. Есть еще ряд работ по материаловедению, по электронной элементной базе для спутников. Над этим работает "Интеграл" и несколько академических организаций. А все остальное - вклад партнеров, прежде всего, российских. Это и создание платформы, и большие объемы испытаний составных частей спутника и спутника в целом. Вопросы, связанные с размещением спутника на носителе, с запуском. Где-то 70 % работ при запуске спутника ДЗЗ - вклад наших партнеров.

Олег Винярский: Если говорить о спутниках-ретросляторах, то, если бы в Беларуси что-нибудь из необходимого изготавливали, мы бы поставили. Но так как Беларусь не производит частей, деталей для спутников, мы взяли китайский спутник, что совсем не значит, что он плохой. Заблуждение, что китайская промышленность только копирует; они могут копировать сами себя, выкупать лицензию, разрешение на производство технологических карт и всего, что нужно. Китайцы выкупили лицензию на создание и выпускают точно такой же, как у американцев, просто переделанный спутник. Некоторые компоненты на нем сделаны итальянско-французской компанией, что-то сделано в Канаде, что-то - в Швейцарии. Как проверить качество? Сначала все по отдельности тестируется, потом в сборке на земле, потом запускается пилотной партией и отрабатывает какое-то количество часов в условиях реального космоса, и если все в порядке, апробируется. Естественно, никто не поставит на спутник блок, который никогда в космосе не летал. И ни одна страховая компания вам на это гарантии не даст. Наш спутник собран из того, что было лучшим. Изготовление спутника - это не месяцы, годы. Сначала эскизный проект, потом окончательный дизайн, критический дизайн, потом этапы тестирования, сборки-разборки, и даже первые 5 лет эксплуатации - это все еще процесс адаптации.

В каких направлениях мы развиваем космическое сотрудничество между странами ЕАЭС? Есть совместные проекты?
Влад (Неизвестно):

Борис Чернуха: Около двух лет назад под эгидой Евразийской экономической комиссии были созданы несколько так называемых единых технологических платформ. Перечень их был утвержден, в нем есть и космическая платформа, которая ориентирована в основном на дистанционное зондирование Земли. Идея состоит прежде всего в том, чтобы объединить ресурсы национальных систем дистанционного зондирования Земли основных стран - участников евразийской платформы - России, Казахстана и Беларуси. У всех есть свои национальные системы ДЗЗ с архивами. И вот идея собственно в том, чтобы, объединить архивы с уже отснятой информацией и дальше развиваться в направлении оказания услуг при помощи ресурсов космического сегмента, т. е. воспользоваться в интересах потребителей Беларуси спутниками казахской или российской системы. Ну и предоставить ресурс белорусского спутника для потребителей в названных странах. Сейчас формируется межгосударственная программа. Надеемся, что к концу года будем активно сотрудничать в ее рамках, а Армения и Киргизия, у которых своих спутников нет, тоже будут принимать участие как потребители.

Олег Винярский: Существует разделение между компаниями, которые занимаются непосредственно коммерческой частью, и теми, кто занимается управлением космических аппаратов. Допустим, компания в Азербайджане "Азеркосмос" управляет космическими аппаратами, а также является оператором, т. е. оказывает услуги. В Российской Федерации существуют компании-операторы, у которых своих спутников и своих ЦУПов нет, они просто коммерсанты. Да, сотрудничество со странами, входящими в состав ЕАЭС, идет на разных уровнях - начиная от управления космическими аппаратами и заканчивая различными коммерческими аспектами. Коммерческие аспекты - это тайна, не стоит их оглашать. 

Знаю, что для потребностей Беларуси достаточно 5% от потенциала спутника, остальное - на экспорт. Скажите, это означает, что мы так мало потребляем или такой мощный спутник? И объясните, пожалуйста, что можно экспортировать и куда.
Павел (Неизвестно):

Олег Винярский: Часть полезной нагрузки спутника состоит из ретрансляторов. В нашем случае спутник двух диапазонов. Всего 38 транспондеров… Но это не значит, что на 38 транспондерах все и заканчивается. Есть еще и резервные, которые работают, когда аномалия какая-то. 5 % - сколько попросили, столько и запроектировали. То есть, сам по себе проект был экспортно-ориентированным. Само создание космического аппарата - тоже длительный процесс с всевозможными комиссиями, согласованиями. У всех спрашивали, сколько кому чего надо. Сколько заявили, столько мы и заложили. Естественно, при необходимости, можно расширить спектр оказываемых услуг на территории РБ. Те же закрытые частные сети без выхода в Интернет. Что еще больше может закрыть канал связи, как недоступность этого канала связи. Наземные можно перехватить, а тут в космос ушел - и все. При необходимости можно увеличить используемый Беларусью потенциал спутника в зависимости от количества свободного ресурса.

Ведущая: Это, что касается Беларуси... А остальные 95 %  уже загружены на экспорт услуг?

Олег Винярский: Ни одна компания на 100 % не загружает космический аппарат. Есть понятие "резервирование". Все зависит от стратегии, экономической целесообразности. Также надо помнить о возможных неудачах и необходимости минимизировать потери той же информации для клиента, поэтому и делается такой небольшой запас. Всегда существует понятие "резервирование" спутников. Мы резервируемся на свободные емкости других либо собственных спутников. Вот Беларусь начнет выпускать спутники связи стационарно, мы второй запустим, и он будет резервировать первый.  

Добрый день, если у нас 2 спутника, то почему такой дорогой интернет? 16 руб в месяц.
Андрей (г.Минск):

Олег Винярский: … Я, право, не знаю, как отвечать на такие вопросы. Вопрос человека, может быть, и по существу. 16 рублей… У меня дома он еще дороже почему-то.

Ведущая: Стоимость Интернета зависит от наличия спутника?

Олег Винярский: Вообще то спутник запускался не для того, чтобы Интернетом пользоваться было дешевле. Стоимость этой услуги, наверное, больше зависит от развития наземных линий связи.

 

Слышал, что фильтры зондирования Земли для спутника "Белка" произведены белорусской компанией. Это было самое конкурентоспособное предложение или просто необходимость использовать отечественный ресурс? И по какому принципу выбираются названия для спутников: Кто их придумывает?
Андрей (Неизвестно):

Борис Чернуха: Названия никто не выбирает. И БелКА, и БКА - это просто аббревиатуры от "белорусский космический аппарат". Про фильтры (как в вопросе сказано) я немножко уже рассказал. Это не фильтры, а целевая аппаратура, которая формирует снимки поверхности земли. Действительно, это разработка и производство белорусского предприятия «Пеленг», а выбор проходил на конкурсной основе. "Пеленг" предложил лучшее соотношение цена-качество и победил в конкурсе. Замечательный коллектив. У меня о нем только восторженные слова и благодарность за плодотворное сотрудничество наших предприятий. И дальше планируем использовать их продукцию, не потому, что белорусская, а потому, что высокого качества и по доступной цене. Плюс конструктивный подход во время работы над заказом - это важно. Ну, а то что, белорусская, мы этим только гордимся. 

В сентябре Минск примет Международный космический конгресс. Как идет подготовка в форуму? Хотелось бы знать подробнее цели и задачи этого мероприятия.
Полина (Минск):

Олег Винярский: Мы обсуждали этот вопрос с организатором мероприятия - Национальной академией наук. Договорились о том, что когда участники Международного космического конгресса приедут в Беларусь, мы примем делегатов в нашем наземном корпусе управления, проведем экскурсию. Мы готовы рассказать, показать все, начиная от ЦУПа и симулятора спутника (у нас не закрытая организация), и заканчивая телепортом, где непосредственно проходит работа с клиентами. Можем поделиться какими-то своими знаниями. Вы понимаете, когда приезжает столько специалистов, профессионалов, возможно, и они нам могут что-то подсказать, рассказать, как у них процессы организованы.

Ведущая: А простым смертным можно прийти в ЦУП на экскурсию?

Олег Винярский: Пожалуйста. С недавнего времени у нас есть небольшой опыт организации экскурсий для школьников, студентов. Направляйте официальное письмо или запрос, мы определим дату и время, обговорим все. Даже можно чай, кофе, печенье. У нас есть на что посмотреть. Так что, кто интересуется - приглашаем.   

Фотогалерея

Архив online