Онлайн-конференция с финалистами Всемирной олимпиады роботов и их тренером

Онлайн-конференция с финалистами Всемирной олимпиады роботов и их тренером

Онлайн-конференция с финалистами  Всемирной олимпиады роботов и их тренером

Роботы повсюду! Полезные машины самостоятельно доставляют товары до нужной точки, улучшают экологию планеты и даже играют в футбол. Помощников для устойчивого развития представили на Всемирной олимпиаде школьники и студенты со всего мира, в том числе из Беларуси. Наша команда разработчиков вошла в топ-10. 

Гостями онлайн-конференции стали финалисты Всемирной олимпиады роботов: Владислав Голик, Юлия Павлюченко, Станислав Щегляк, а также тренер сборной Беларуси по робототехнике Вадим Крючков.

Ребят, как вы стали заниматься роботами? У нас в школе как-то больше интересовались футболом и программированием, хотя я не намного вас старше.
Игорь (Минск):

Ведущая: А сколько вам лет всем?

- 11-12 лет.

Владислав Голик: Я сначала увидел по телевизору, что есть люди, которые делают таких роботов. Потом я этим заинтересовался и нашел в Интернете, что можно делать таких роботов из лего. Папа помог мне найти кружок, и я начал заниматься. Мой тренер увидел, что у меня это получается очень хорошо, и я начал готовиться к соревнованиям.

Ведущая: А как давно произошло это событие, когда ты увидел, заинтересовался?

Владислав Голик: Год назад.

Юлия Павлюченко: Когда я отдыхала в лагере, нас пригласили на робототехнику. Я увидела очень интересные конструкции роботов, и можно было самой их создавать. Там был собран большой слон из "Лего", которым можно было управлять. Мне это очень понравилось, я попросила родителей, чтобы они записали меня на робототехнику.

Станислав Щегляк: Я с детства любил собирать лего. У меня было много больших наборов, но они все были неподвижные, просто конструкции. А потом я узнал, что они могут быть с двигателями и датчиками, и их можно программировать. И тогда пошел на робототехнику.

Ведущая: Получается, все вы около года назад пришли в робототехнику?

Ответ: Да.

Ведущая: Вадим, Вы тренер сборной Беларуси по робототехнике. Как долго в этом статусе находитесь?

Вадим Крючков: Около 3-х лет. Я участвовал в четырех олимпиадах, где была представлена наша сборная. Первый раз я был в качестве тренера команды, в последующие - в качестве тренера сборной, т. е. в Катаре, Индии и сейчас в Коста-Рике. Произошло это, потому что я работал в "Школе робототехники", которая является национальным оператором Всемирной олимпиады роботов в Республике Беларусь. Т. е. наша главная цель - провести соревнования в Республике Беларусь, отобрать лучших детей и помочь им выехать на всемирный этап. Мы вывозим не только своих учеников, но и других учебных центров, школ, гимназий, которые проявили себя как лучшие робототехники в Республике Беларусь.

Ведущая: А каким образом отбираются ребята для того, чтобы иметь возможность участвовать в финале?

Вадим Крючков: С 2014 года у нас проходит национальный отбор. Он проходит в тех же номинациях, что и соревнования на Всемирной олимпиаде роботов. Соответственно, обладатель первого места едет на олимпиаду. В этом году у нас ехали первые места и некоторые вторые, тоже показавшие хороший результат.

Ведущая: Т. е. сейчас у нас гостях действительно самый цвет?

Вадим Крючков: Да, самые лучшие робототехники Республики Беларусь.

За что отвечают ваши роботы и как возникла идея их создания? Долго конструировали? Кто помогал?
Виктория (Неизвестно):

Владислав Голик: Наши роботы на олимпиаде должны были выполнить довольно сложные задания, которые давали организаторы.

Ведущая: А сколько всего было роботов?

Мальчик: Всего была 81 команда.

Ведущая: А наших белорусских роботов сколько было?

Вадим Крючков: Было две команды и у каждой команды один робот.

Ведущая: И какие задания должен был выполнять каждый робот?

Владислав Голик: Задание было для всех одинаковое. Там были ягуары и черепахи, собранные из лего, которые вышли из своей зоны обитания. Мы должны были их туда вернуть и высадить людей, которые символизировались кубиками. Кубики были синие и красные. Красные - это ученые, синие - посетители. Мы их должны были высадить в зависимости от того, сколько животных выбежало из своей зоны.

Вадим Крючков: Непосредственно перед самим раундом роботы ставились в карантин, ребята ничего не могли в них изменить. После этого проводилась жеребьевка, и животные ставились по своим местам. Ребята заранее не знали, как будут стоять животные. Им нужно было запрограммировать робота таким образом, чтобы он сам подъехал, определил наличие и количество животных в данной местности, выяснил, сколько ему нужно выбросить ученых или посетителей. Он должен быть самообучаемым, уметь ориентироваться в пространстве, им никто не управлял со смартфона или пульта.

Ведущая: И если он ошибался, вы ничего не могли поделать?

Юлия Павлюченко: Только если он поехал во время раунда куда-то не туда, и мы знаем, что дальше он там ничего не сделает, надо было до него дотронуться, и тогда все останавливалось. И начинался подсчет результатов.

Ведущая: Сколько всего испытаний было за эти два дня на каждую команду?

Станислав Щегляк: Было три раунда в первый день и два раунда во второй.

Ведущая: Сколько времени вам давалось на подготовку, знали ли вы заранее задания?

Станислав Щегляк: Дополнительное задание определялось до начала подготовки, нам давалось время, чтобы запрограммировать его сразу и на дополнительное задание. Давалось примерно в первый день два часа, во второй - час и меньше.

Вадим Крючков: Основные правила и основное поле, которое будет использоваться на соревнованиях, становятся известны в середине января.. Но есть дополнительные задания, за которые дают дополнительные баллы и которое становится известным в день соревнований. В этот момент тренеры не могут помогать своим подопечным. Могут только подойти объяснить правило, перевести с английского на русский, чтобы все поняли, на это дается пять минут. Потом тренеры отходят, и участники выполняют задание самостоятельно.

Ведущая: Вот у нас на столе сейчас стоит робот, расскажите, тот ли это робот, который был на олимпиаде, что он умеет делать?

Владислав Голик: Это тот робот, который у нас был на соревнованиях. Имени у него нет, мы называем не роботов, а программы.

Юлия Павлюченко: Робот-спасатель, например. На что мы его запрограммируем, то он и может сделать. У него есть ультразвуковые датчики, датчики света и моторы. Датчики света использовались для того, чтобы ориентироваться в пространстве. У него линейные ориентиры, и по ним он понимал, куда ему перемещаться.

Вадим Крючков: А то, какое количество и какого цвета кубиков нужно выбросить, он определял датчиками расстояния.

Юлия Павлюченко: В некоторых кусках программы он использовал датчики расстояния, чтобы быстрее преодолеть нужное расстояние.

Ведущая: Чем ваш робот отличается от обыкновенной машины на пульте управления?

Станислав Щегляк: Машина на радиоуправлении полностью управляется человеком. Без человека она не способна абсолютно ничего делать. Робот же полностью автономный. Его нужно только запустить, а дальше он сам решает, что ему нужно делать. Если, конечно, у него есть программа.

Ведущая: А каким образом вы пишете для него эту программу, и как он ее понимает?

Станислав Щегляк: Эти программы пишутся на компьютерах.

Вадим Крючков: Робота подключают к компьютеру через USB либо по блютузу, загружают программу, после этого нужно только нажать кнопку запуска программы. После запуска программы робот не контактирует ни с компьютером, ни с человеком. Он выполняет задание самостоятельно, поскольку у него есть микрокомпьютер - блок управления.

С какими трудностями вы сталкивались в процессе создания ваших роботов?
Алексей (Борисов):

Юлия Павлюченко: Бывало, что плохо работают датчики, зависает мотор, что-то в программе не получается. Мы стараемся сразу же, по возможности, это исправлять и доделывать.

Вадим Крючков: У них на соревнованиях было по запасному комплекту моторов, датчиков. Без этого никак.

Ведущая: Когда вы в быстром темпе решаете много задач, находите ошибки, каким образом вы перезагружаете себя? Мне хочется понять, как ребята 11-12 лет работают над этим.

Юлия Павлюченко: У нас в команде было несколько точек зрения. Мы все рассматривали, переключались на варианты друг друга и тем самым перезагружались. А потом возникало общее решение, которое абсолютно отличалось от тех, которые мы раньше предлагали.

Ведущая: Были ли моменты, когда страсти накалялись? У вас есть капитан команды?

Юлия Павлюченко: Да. Это Голик Влад.

Ведущая: Влад, и ты своим волевым решением утверждаешь, что будет так!

Владислав Голик: Бывало и такое, но мы в конце концов выбирали общее решение, проверяли каждое мнение. По программе каждый делал свой кусок работы. 

Какие задания для вас были самыми сложными на Олимпиаде?
Матвей (Минск):

Ведущая: Я знаю, что тема олимпиады 2017 года была "Роботы для устойчивого развития". Какие задания были для вас самыми сложными?

Станислав Щегляк: Я думаю, что для всех самыми сложными заданиями были дополнительные. На их выполнение отводилось очень ограниченное время.

Вадим Крючков: В эти два часа входило программирование и конструирование роботов. В начале первого дня роботы должны быть полностью в разобранном состоянии. И собрать их нужно было с ноля. Это же время вам дается и на тестирование. И иногда приходилось терять время на то, чтобы отстоять в очереди на тестирование.

Ведущая: В чем заключалась задача тренера сборной?

Вадим Крючков: Тренер сборной работал много на момент подготовки к соревнованию. Он должен был обеспечить все команды полями, если вдруг у них не было полей или они были плохого качества. Он должен был обеспечить соответствующим оборудованием. Если у ребят, к примеру, не хватает кубиков, то я должен из обеспечить. Чтобы они тренировались. Мы ехали со своими кубиками и они оказались более подходящими, чем те. Что были предоставлены в Коста Рике. Подходили люди из Тайланда, который в следующем году будет принимать олимпиаду и фотографировали наши кубики. Я думаю, что будут заказывать у нас в следующем году. И еще нужно организовать вылет. Тренер сборной отвечает за все путешествие, все организационные моменты.

Ведущая: Юля, у меня вопрос к Вам. Роботы и девочки с косичками, как же они взаимосвязаны? Ты часто со стереотипами сталкиваешься?

Юлия Павлюченко: Это очень интересно и иногда помогает в жизни. Допустим, если что-то сломалось, то эти навыки могут пригодиться, чтобы починить. Иногда люди удивляют, когда видят, что в робототехникой занимаются девочки, но здесь нет ничего удивительного. У меня есть интерес к этому, я стремлюсь к победам. Это очень интересное занятие.

Ведущая: Сколько еще твоих знакомых девочек увлекаются робототехникой?

Юлия Павлюченко: Из моих знакомых никто не занимается робототехникой, только я.

Ведущая: То есть, когда все девочки идут на танцы. Ты идешь собирать роботов?

Юлия Павлюченко: Да. Только у нас в классе есть программирование, и некоторые девочки туда просто программировать ходят.

Вадим Крючков: У нас в кружках 20-25% - это девочки. Конечно, не половина, но интерес есть. Девочки бывает быстрее схватывают, чем мальчики.

Здравствуйте! Если честно, критически смотрю на жизнь в окружении роботов. Когда возникли двигатели, появились фабрики, первые машины - часть рабочих осталась не у дел. Как вы считаете, какое влияние роботы окажут на нашу жизнь через 10-20 лет? И когда они заменят рабочих физического труда -  что же им останется делать?
Юлия (Минск):

Станислав Щегляк: Чем больше роботов, тем больше тех, кто их обслуживает, строит, программирует, разрабатывает. Еще люди будут заниматься творчеством и работой, которая им приятна. 

Ведущая: Ребята, а у вас какое на этот счет мнение? 

Юлия Павлюченко: Роботы в будущем могут заменять очень опасные для людей профессии, могут работать в опасных условиях. 

Вадим Крючков: Когда-то, во времена промышленной революции в Англии, люди громили машины, которые отбирали их рабочие места. На текущий момент мы видим, что в Англии нет недостатка в рабочих местах, есть даже трудовая миграция в Англию. Поэтому бояться чего-то подобного не стоит. Нужно стремиться механизировать и роботизировать наши производства. 

Кто и как оценивает разработки на Олимпиаде? Может, были какие-то предложения для наших команд, чтобы воплотить в реальность их разработки?
Екатерина (Неизвестно):

Юлия Павлюченко: В основном, в задании давалось условие: если Егор правильно был возвращен в свою зону, то за него дается такое количество баллов, за другое задание - столько-то. Потом баллы суммировались. Были баллы и за дополнительное задание.

Вадим Крючков: У судей были таблицы. В них они проставляли количество баллов за каждый пункт. Это если говорить о регулярной категории. После того как судья подсчитал общее количество баллов и написал время, что тоже учитывалось, особенно в младшей категории, - 30 команд набрали максимальное количество баллов. 30 команд были равны. И победитель в этой категории определялся по времени.

В регулярной категории тоже были свои таблицы. Оценивалась техническая сложность проекта, новизна, реализуемость, уровень коммуникабельности ребят. Для того чтобы исключить субъективность в регулярной категории, было двое судей на стол. Один судья оценивал по баллам, другой - по времени. В регулярной категории было три захода - три разных судьи, т. е. девять судьей оценивали каждую команду для того, чтобы избежать субъективности. Более того, каждые трое судей, которые подходили в каждом заходе, прежде чем выставлять балы, между собой консультировались по каждому из пунктов, чтобы выставить максимально объективные оценки коллегиально. Было три коллегиальных оценки каждого проекта, по сумме которых выбирались лучшие работы. 

В том же футболе учитывался объективный показатель  - количество забитых голов. В студенческой категории роботы играли в тетрис тоже на победителя. Оценивалось все довольно четко: одна деталь - один балл, выстроенная линия -  пять баллов, вернулся робот на стартовую позицию - еще два балла.

Ведущая: Ребята, вы все первый раз участвовали во Всемирной олимпиаде роботов?

Владислав Голик: Для всех это был первый раз.

Ведущая: Поделитесь впечатлениями...

Владислав Голик: Я вообще мало путешествую по разным странам, а тут на другой континент полетел, и первый раз в жизни на самолете, тем более лететь надо было 13 часов. Волнение было сильно, особенно во время зачетных попыток. Потому что в любой момент может случиться какой-нибудь реальный бак, когда не просто ошибка в программе, а непосредственно баг. У нас было такое, что робот ехал со старта, проехал первые две зоны, и вместо того, чтобы поехать в третью, поехал в стену.

Юлия Павлюченко: Это было очень неожиданно. Я полетела на олимпиаду с радостью, была рада, что у меня такая хорошая команда, и верила, что мы победим. Было очень интересно посмотреть на представителей других стран. Мы всей семьей ездим за границу, но так далеко я еще не летала. Я очень люблю летать на самолете. В Коста-Рике очень красивая природа, я впервые в жизни увидела настоящий вулкан. Я впервые разговаривала с другими детьми на английском языке. Подружилась с некоторыми командами.

Станислав Щегляк: Мне очень понравилось, во-первых - экскурсия, во-вторых, во время нашего пребывания в отеле произошло небольшое землетрясение. 6-8 баллов. Было очень весело.

Вадим Крючков: У ребят, которые находились на 12-м этаже отеля, сыпалась штукатурка, телевизоры ходили ходуном. Вообще, все отели приспособлены к землетрясениям. Но родители волновались.

Станислав Щегляк: Мне еще понравилось, что у нас были хорошие попытки на соревнованиях. Мы набрали не максимальное, но достаточно хорошее количество баллов. Но я бы хотел, чтобы в последнем конкурсе мы набрали на пять баллов больше.

Ведущая: Расскажите о будущем. Свою жизнь, профессию, вы хотите посвятить робототехнике?

Владислав Голик: Мне хочется стать или инженером, или программистом в этой сфере.

Юлия Павлюченко: Мне нравится робототехника, но я буду программистом.

Станислав Щегляк: Я пока еще не выбрал свою профессию, но мне очень нравится робототехника, и поэтому, может, я и буду ей заниматься.

Вадим Крючков: На самом деле у нас есть один замечательный пример. Два года назад в Катаре одна из команд, которая победила на белорусском этапе, выступала в старшей возрастной категории, там уже были ребята взрослые, студенты первых курсов до 19 лет. Показали довольно средние результаты, но на то были объективные причины. Они продолжили этим заниматься, решив довести дело до конца. Но поскольку в следующем году они не попадали в ту же категорию, нашли в БГУ конструктор "Матрикс", с которым можно работать уже в следующей категории - студенческой, и участвовали в олимпиаде в Индии уже с этим конструктором. Держались в тройке до последнего раунда, пока у них не полетел двигатель, просто сгорел. И последнюю попытку они без одного двигателя провели и, соответственно, набрали не максимальное количество баллов и выпали из тройки. Но интересно, что сегодня они, учась в БГУ, работают в Rozum Robotics, пошли по этому направлению дальше и довольны своей работой. Работодатели ими, кстати, тоже очень довольны.

Какие разработки на Олимпиаде вам показались наиболее интересными и полезными?
Полина (Брест):

Владислав Голик: Возможность ознакомиться была только в самый первый день соревнований, он был тренировочный. Мы целый день настраивали роботов к полю. Исправляли, если что-то ломалось, и могли походить, посмотреть, как тренируются другие.

Станислав Щегляк: Я, например, посмотрел творческую категорию - это роботы, которые могут применяться в реальной жизни, например, летающие ветрогенераторы, завод по сортировке мусора.

Вадим Крючков: Есть две категории - основная и творческая. В основной категории правила четко регламентированы: есть стол, кубики, которые нужно собрать или разобрать. В творческой категории дается тема и кубик два на два метра, в который нужно вместить свой проект и все. Можно делать все что угодно в размере этой комнаты, но нужно красиво презентовать на английском языке, сделать ролик про это. В этом году старшая возрастная категория творческого подраздела соревнований участвовали в конкурсе бизнес-проектов. Лучшие идеи сейчас проходят дополнительное обоснование, чтобы получить финансирование и реализовать этот проект. Темы творческих заданий становятся известны также, как и основные правила, - 15 января. С этого времени уже можно работать над своим проектом по предлагаемым темам.

Станислав Щегляк: Меня очень впечатлил медицинский робот. Он был большой, на всю комнату, и представлял собой систему из отдельных роботов, которые взаимодействуют между собой. Он был такой сложный, что я не понял, для чего он.

Вадим Крючков: Это был немецкий проект, девчата (3 девочки в группе и женщина-тренер) заняли призовое место. Это была портативная медицинская лаборатория, которая могла снимать показания пульса, фотографировать горло и давать рекомендации - много различных идей и функций, объединенных в одну систему.    

Мой сын увлекается конструированием. Скажите, до какого возраста и как можно попасть к вам в команду?
Елена Михайловна (г. Минск):

Вадим Крючков: До 21 года можно участвовать во Всемирной олимпиаде роботов. К участию приглашаются даже студенты, но чем страше, тем все сложнее задания, поэтому дети до 12 лет могут год позаниматься и участвовать. Для ребят 19-20 лет нужен более высокий уровень подготовки, на это может уйти несколько лет. В Беларуси хорошая подготовка и очень сильная конкуренция, чтобы выехать на олимпиаду, надо победить ребят внутри страны.

Ведущая: Те ребята, которым точно также интересно конструирование роботов, должны найти какой-то кружок по робототехнике?

Вадим Крючков: Да, они должны прийти в кружок по робототехнике с вопросом: "Участвуют ли ваши ребята во Всемирной олимпиаде роботов?" Потому что не все занимаются такой подготовкой. Подготовка ко Всемирной Олимпиаде роботов - довольно трудоемкий процесс для конкретного кружка, поскольку нужно выделить отдельных роботов, которые не будут использоваться в учебном процессе. Обычно в учебном процессе как происходит? Пришел, собрал робота, погонял его на учебном занятии, разобрал и ушел. Естественно, спортивных роботов нужно оставлять в собранном виде, чтобы потом совершенствовать и не тратить лишние часы на сборку. Ты еще часа 2 должен тестировать его, смотреть, как в нем будет работать программа. И соответственно нужно выводить этих роботов из оборота. 

В настоящий момент олимпиадной подготовкой занимаются много компаний, много государственных учреждений образования в нашей стране, причем не только в Минске, но и в регионах. В этом году с нами поехала команда из Гомеля. Они заняли первое место в младшей категории, показав достаточно высокие результаты. Они выполнили сюрпризное задание, которое было у нас на национальном отборе. Так что занятия робототехникой и поездки на олимпиаду доступны не только минчанам, но и жителям регионов. 

Какие предметы в школе вы изучаете углубленно, чтобы создавать таких крутых роботов?
Егор (Неизвестно):

Станислав Щегляк: Специальных предметов нет, но робототехника связана с математикой, физикой, информатикой.

Владислав Голик: В информатике больше всего программирование изучается.

Юлия Павлюченко: Еще надо знать английский язык, чтобы, поехав в другую страну, легко общаться с судьями и другими командами.

Ведущая: А вы все учитесь в разных школах?

Юлия Павлюченко: Да, но занимаемся робототехникой в одной школе.

Ведущая: В информатике на уровне своих одноклассников вы, наверное, просто боги?

Станислав Щегляк: В информатике есть тоже несколько разделов. Например, в робототехнике нам нужно больше программирование. В школьной программе программирование начинается только с 7 класса, изучают Паскаль.

Вадим Крючков: Сейчас они изучают не программирование, а Microsoft Word, Power Point, то есть те аспекты, которых они не касались, будучи робототехниками. И на текущий момент им это тоже интересно. 

Здравствуйте! Слежу за развитием робототехники в Японии. Как считаете, Беларусь может стать таким же центром создания уникальных роботов?
Антон (Минск):

Юлия Павлюченко: Мне кажется, что Беларусь может стать даже выше. Нам ничто не мешает усовершенствовать роботов, создавать новых и лучших. У нас есть шансы их опередить. 

Вадим Крючков: Но для этого нужно желание, мозги и законодательная база. Сейчас готовится декрет, который сможет значительно поднять уровень IT-образования в нашей стране, тогда мы перестанем догонять и будем перегонять. 

Ведущая: Станислав, когда мы сможем стать уникальным центром конструирования роботов? 

Станислав Щегляк: Я не знаю, может, через 150 лет. А сейчас таким центром может стать Россия. Потому что Россия часто и во всем занимает первые места. 

Вадим Крючков: Среди ребят младшей возрастной категории все три первых места заняла Россия. 

Знаю, что на Олимпиаде роботы играют в футбол. Почему именно этот вид спорта? В чем ценность машины, которая играет в футбол? Заменить, в итоге, недееспособных биологических собратьев?)))
Максим (Гомель):

Вадим Крючков: Роботы-футболисты - это полностью автономные машины, которые должны оценивать всю обстановку на поле, в отличие от роботов, которые ездят по линиям на столе. У роботов-футболистов мяч может находиться в любой точке поля, его нужно найти. Из линий там только две у ворот, которые ограничивают зону вратаря. Есть еще только физические границы поля, за которые робот выехать не может. На поле присутствует не один робот, как в случае с регулярной категорией, а сразу четыре. Это может быть игра 2 против 2. Это может быть 2 нападающих из одной команды, может нападающий и вратарь. Под это все робот должен адаптироваться.

В этом году, к сожалению, наши ребята не показали значительного результата в этой дисциплине. Почему? В прошлом году в Индии был один робот с омни-колесами. Это специфическое колесо, которое может двигаться не только по прямой, но и в сторону. Сейчас омни-колеса приобретают популярность и в промышленной робототехнике. Они придают маневренность. Такие колеса в промышленности используют (погрузчики). В прошлом году в Индии один юный инженер сконструировал такого робота, он одержал множество побед. В этом году никто не мог предсказать, что 95% роботов будут с омни-колесами. Наши роботы с обычными колесами выглядели немного неповоротливыми. Новое инженерное решение, которое хорошо себя зарекомендовало, сразу применили массово, и оно повлекло за собой массу программных вопросов. Омни-колесами нужно по-другому управлять, нужно внедрять пропорциональное управление. Это совсем другие алгоритмы. В этом году мы были свидетелями этакой омни-революции. В следующем году и у нас такие колеса уже будут.

Ведущая: Это говорит о том, как важно отслеживать тенденции, анализировать результаты. Здесь, кстати, можно и предугадывать.

Вадим Крючков: Наши ребята пытались закупить омни-колеса. К сожалению, в Беларуси их не было, заказали в США, но они не успели доехать.  

Фотогалерея

Архив online