Чем обернулись для белорусской экономики санкции против России со стороны Запада? Смогли мы на этом заработать?

Чем обернулись для белорусской экономики санкции против России со стороны Запада? Смогли мы на этом заработать?

Михаил Ковалев: Надо прямо сказать, что стагнация нашей экономики три последних года, когда роста не было, а даже был чуть-чуть минус (в этом году мы только пошли в плюс), была вызвана исключительно санкциями против России. Заработали мы, если и заработали на санкциях в отношении России, какие-то копейки на реэкспорте, как пишут иногда, какие-то фрукты привезли через Беларусь в Россию, чуть больше рыбы поставили в Россию через наши предприятия, но они были успешными и до санкций. Санкции по нам ударили больно. С одной точки зрения, у россиян стало существенно меньше денег. До того, как ввели санкции против России, страна жила в основном за счет того, что российские частные компании заимствовали очень много дешевых денег в Европе. Эти дешевые деньги шли в экономику, обращались, и в итоге российская экономика могла покупать больше наших тракторов, комбайнов и всего остального. Главное, что курс российского рубля был очень крепкий, и мы за проданный сыр, молоко в долларовом выражении получали значительно больше, чем сейчас. Поэтому никто точно не сосчитал, насколько и как больно санкции ударили, да не только по Беларуси, и по Казахстану и по другим партнерам России, но, думаю, что где-то они отняли у нашего валового внутреннего продукта минимум 1-2 процента. Т.е, если бы не было санкций, то рост был бы даже вот в эти три года. 

Перед онлайн-конференцией я зашел на сайт МВФ и посчитал с 1995-го года, даже с учетом трех последних плохих лет, как росла наша экономика. И получилось, что в среднем в год мы росли где-то на 4,6-4,7 процента. А это выше среднемировых темпов. Поэтому наша доля в мировой экономике за 26 лет президентства Александра Григорьевича существенно увеличилась. И я подчеркиваю, несмотря на три плохих последних года, мы росли достаточно быстро в целом, но самое главное, благосостояние росло еще быстрее. Потому что за это время население в стране существенно уменьшилось. Нас в 1995 году было где-то более 10 млн, сейчас - только 9,5 млн. И если мы поделим то, что мы производили, на душу населения, то наше благосостояние за 26 лет выросло в 4 с небольшим раза. Я хотел бы, чтобы об этих цифрах все задумались. Это не так бросается в глаза... Но в 95-ом году средняя зарплата в месяц составляла 25 долларов, а сегодня, пусть она даже упала с 600 до 400, но все равно это 400 долларов. Наш уровень жизни вырос более чем в 4 раза, а это значит, что в среднегодовом выражении мы богатели каждый год на 7 процентов. В этом году, я почти уверен, что пойдем уже на рост. За 5 месяцев есть 0,9 процента роста. Думаю, что по году выйдем, как и запланировано, где-то на 1,7 - 2 процента, только по одной причине: усилия Президента и его поездки за рубеж привели к тому, что наш экспорт только за первые 4 месяца вырос почти на 20 процентов. Это очень много.

Ведущая: Можно ли утверждать, что переломный момент наступил?

Михаил Ковалев: Думаю, что да. Но все, конечно, будет зависеть в том числе и от России, потому что, видите, она никак не может договориться ни с США, ни с Евросоюзом. Санкции продолжаются. США даже наоборот их ужесточили. А это приводит к тому, что денег в России по-прежнему очень мало. Поэтому нам надо идти, как правильно провозгласил Президент, в страны дальней дуги и продавать товары не только в России. Эта тяжелая ситуация последних трех лет на самом деле принесла пользу белорусской экономике, потому что мы за это время приложили колоссальные усилия, научились продавать, даже в Китае растет наш экспорт. Индия, Бангладеш, арабские страны... И, думаю, эти усилия нужно наращивать. 

 
Смотреть все выпуски

Архив online