Многие жалуются, что у нас все плохо, в Европе гораздо лучше. Я так не считаю. В каждой отдельной европейской стране есть свои серьезные экономические проблемы. Но при всем при том, экономика у них лучше развита, чем у нас. Скажите, что наше государство может взять из европейской экономической модели, чтобы улучшить собственную? Или, возможно, мы уже что-то внедряем?

Многие жалуются, что у нас все плохо, в Европе гораздо лучше. Я так не считаю. В каждой отдельной европейской стране есть свои серьезные экономические проблемы. Но при всем при том, экономика у них лучше развита, чем у нас. Скажите, что наше государство может взять из европейской экономической модели, чтобы улучшить собственную? Или, возможно, мы уже что-то внедряем?

Михаил Ковалев: Думаю, очень многое даже внедряем. В основном в былые времена мы почти все оборудование, все станки покупали в Германии и других европейских странах. И если мы внимательнее посмотрим, то на многих заводах, на всех молочно-товарных фермах установлено немецкое оборудование. Причем зачастую у нас в Беларуси она последних моделей, что даже у немцев таких роботизированных моделей нет. Мы многое покупаем из технологий в Европе, но, я думаю, что сегодня надо не столько уже у Европы учиться, сколько у Китая. Немногие знают, что китайская экономика, если ее посчитать по американским ценам (по-научному это называется по паритету покупательской способности), уже стала самой большой в мире. Где-то на 19 триллионов долларов они производят за год товаров, США - около 18, а Евросоюз без Англии после Брексита - только около 16. Но самое главное, что Китай сегодня перешел от заимствований к собственным инновациям, усиленно создает свои технологии. Очень приятно, что эти технологии пришли в Беларусь. Вот учат нас собирать автомобили. Некоторые говорят: "А, китайский Geely. Здесь надо учитывать, что Geely купил завод Volvo. И, на самом деле, Geely - это есть, так сказать, модернизированный Volvo. Поэтому учиться надо у всех, у США, разумеется тоже. Как бы мы ни говорили об успехах Китая, все же по-прежнему самые крутые технологии у американцев.

Ведущая: Но не все же модели экономик мира мы можем адаптировать к своим реалиям?

Михаил Ковалев: Я думаю, что мы правильно делаем. Наша модель, наверное, наиболее похожа на китайскую. Это значит, сильное государство. Мы вот сейчас видим, что Трамп тоже пытаются возродить роль государства в США.

Ведущая: Какой лозунг был у кампании Трампа?

Михаил Ковалев: Во-первых, чтобы это были американские компании, он пытается их заставить вернуть производство. Каждый Apple мира каждый и iPad iPhone собранны в Китае. Да вроде продукт американский, но они все китайские - 99% собирается в Китае. США это дает где-то полпроцента валового внутреннего продукта, китайцем более процента, потому что весь мир покупает и телефоны и компьютеры. Вот типичный пример: завод IBM, хорошая фирма, но не умела делать персональные компьютеры. Еле-еле дышал завод, китайцы его выкупили назвали Lenovo, и уже 5 лет он первый производитель персональных компьютеров в мире. Поэтому учиться надо, конечно, и модель нашу, на мой взгляд правильно, что мы позаимствовали. Сильное государство. Мы позаимствовали индикативное планирование. Мы также, как и китайцы, составляем планы и пытаемся их выполнять. Мы, как и китайцы, сохраняем достаточно большую долю в государственной собственности. Единственное, что кажется, мы хуже китайцев делаем - они очень быстро создали мощнейший частный сектор, у нас он пока, увы, не равен государственному. А надо бы, чтобы хотя бы к концу следующей пятилетки вместо нынешних 20 - 25 % ВВП, которые делают частники (а их уже больше миллиона человек из 4 миллионов работающих), чтобы стало где-то половина на половину. Как говорят в Китае, чтобы было два равноправных рельса - один рельс, по которым катится государственный сектор, другой рельс, более динамичный - это частный сектор.

Я думаю что за эту пятилетку (а сейчас готовится новый декрет Президента об упрощении и облегчении условий ведения бизнеса) ситуация улучшится. Это видит. Всемирный банк, совсем еще недавно мы были где-то во второй сотне государств по условиям ведения бизнеса, а сейчас уже на 34 месте в мире по условиям ведения бизнеса. Это очень даже значительный скачок. 

 
Смотреть все выпуски

Архив online