Уже около года Беларусь живет без санкций со стороны Евросоюза. Одна из задач МИДа - установление торговых отношений с другими странами, продвижение нашей продукции за рубежом. Мы уже получили за этот год какой-нибудь дополнительный экономический эффект? Больше стали торговать с ЕС?

Уже около года Беларусь живет без санкций со стороны Евросоюза. Одна из задач МИДа - установление торговых отношений с другими странами, продвижение нашей продукции за рубежом. Мы уже получили за этот год какой-нибудь дополнительный экономический эффект? Больше стали торговать с ЕС?

Дмитрий Мирончик: Внешняя торговля, ее координация, стимулирование нашего экспорта - это одна из первоочередных задач МИДа, та задача, о которой постоянно, заслуженно всегда говорит нам Глава государства. Это одно из главных мерил эффективности нашей работы. Если говорить о ситуации в торговле с ЕС, то, по последним данным, к сожалению, мы фиксируем снижение нашего экспорта. Оно достаточно значительное - порядка 33 %. Общий объем экспорта составил 5,7 миллиарда долларов. Много это или мало? Для сравнения, 20 лет назад, в 1997 году, наш экспорт с ЕС составлял чуть более миллиарда долларов США. Причины для снижения были также достаточно объективные. Во-первых, эта ситуация в торговле энергоносителями. В прошлом году мы меньше получали на переработку нефти и соответственно меньше могли экспортировать нефтепродукты. В основном мы экспортируем за рубеж продукты переработки нефти, причем достаточно глубокой переработки. В прошлом году неблагоприятно для нас складывалась конъюнктура поставок, конъюнктура цен на калийные удобрения. В некоторых случаях те товары, которые востребованы на европейском рынке, по тем или иным причинам мы сами себя ограничивали в их продаже. Известнейший пример. Несколько недель назад на совещании у Главы государства рассматривался вопрос по поводу леса-кругляка. ЕС готов взять сколько угодно, но мы не хотим задешево продавать то, что после переработки можно продать дороже. Также можно говорить о поставках рапсового масла и других товаров. В целом в торгово-экономических отношениях с ЕС перед нами стоит серьезная задача - уйти от сырьевого экспорта, полуфабрикатов к экспорту продуктов с более высокой добавленной стоимостью. Но, кстати, если выводить за скобки эти биржевые товары, эти продукты, калийные удобрения, мы фиксируем, пусть и скромный, но рост поставок в ЕС. Порядка 100 миллионов долларов США, но все же мы в плюсе по тем товарам, на поставки которых не влияет биржевая конъюнктура. 

Что касается результатов сотрудничества в институциональном плане, то без преувеличения можно сказать, что за истекший год мы сделали много больше, чем за предшествовавшие 5 лет действия санкций. Санкции ввести легко, отменить сложно, а восстановить ситуацию еще сложнее. Простейший пример. На прошлой неделе было обнародовано решение об отмене ЕС текстильных квот. Мы не ожидаем какого-то немедленного эффекта для экспорта нашего текстиля. Но с другой стороны, эффект будет, потому что раньше покупали наш текстиль, но на каждую поставку импортер - европейский покупатель - должен был обращаться в органы ЕС и получать там лицензию. При прочих равных условиях, когда у него есть возможность закупить в стране, где дополнительная лицензия не требуется, или в Беларуси, где необходимо пройти еще одну бюрократическую процедуру, то, конечно, старались выбирать там, где меньше напрягаться. Сейчас этого препятствия нет. Мы надеемся, что это окажет эффект как минимум на среднесрочную перспективу. Плюс к этому, если говорить о текстиле. В последние годы весь период действия этих ограничений в отрасль практически не приходили европейские инвестиции и технологии. Нам приходилось перевооружать ее за свой счет, самим искать пути развития предприятий. Почему не приходили европейцы? Потому что у них рынка не было. Какой смысл инвестировать в предприятия в Беларуси, если ты знал, что на европейский рынок ничего не можешь поставить. Сейчас это препятствие снято. 

Есть другие направления, по которым эффект очевиден. Это такое важное направление, как сотрудничество с европейскими кредитно-финансовыми институтами. Европейский союз предоставил возможность Европейскому инвестиционному банку осуществлять операции на территории Беларуси. Сейчас мы ведем переговоры по двустороннему соглашению с этим банком, которое урегулирует все технические вопросы. Была расширена стратегия действия Европейского банка реконструкции и развития. В Беларуси они теперь также могут кредитовать операции, которые будут осуществляться с участием госсектора и государственных предприятий. А у нас большинство крупных инфраструктурных проектов реализуется по инициативе и при софинансировании государства. 

Наконец, мы запустили с Европейским союзом такой институт, как режим торгового диалога. Его первый раунд состоялся в прошлом году в Минске. Это для нас возможность обсуждать и решать те проблемные вопросы доступа на европейский рынок, которые на сегодняшний день имеются. Например, при поставках белорусской молочной продукции, при поставках мясной продукции в Европейский союз. Мы ставим эти вопросы, озвучиваем их и предлагаем пути решения. Поэтому определенные подвижки есть. Опять же, мы, скорее, ассистенты. Ты - тот ключ, который открывает двери и тот фонарь, который показывает, в каком направлении идти. И идти - ногами - должны наши предприятия. Мы ожидаем от них большей активности в работе на европейском рынке и готовы всячески, институционально эту активность поддерживать через посольства в странах ЕС, через наше представительство в Европейской комиссии, в целом через деятельность системы МИДа. 

 
Смотреть все выпуски

Архив online