Вопрос от 13.09.2017 15:43:06

Слышала, что к учениям "Запад-2017" планируется привлечь более 12 000 военнослужащих и 680 единиц боевой техники. В то время как в учениях "Анаконда-2016", проведенных Польшей, было задействовано свыше 30 000 человек! Вопрос в том, есть ли ограничение по количеству военнослужащих и технике, которые могут быть задействованы в учениях?

Александр Тищенко: В венском документе есть целый раздел "Ограничения". Если наши учения могут проводиться до 6 раз в год, то для учений "Анаконда" ограничение - 40 тысяч участников, и проводить они его могут раз в год. В "Ограничениях" есть критерий и по периодичности и количеству военнослужащих. И "Анаконда" соответствует этим юридическим нормам.

Алексей Беляев: Но опять же, если мы говорим об учениях, есть масса лазеек, которые можно использовать. Например, разбить одну войсковую операцию на несколько. Если мы посмотрим, то за прошлый год странами НАТО на территории Европы было проведено более 80 учений. В этом году запланировано около 85. Сейчас, когда на нашей территории проходят маневры "Запад 2017", в Швеции начались крупномасштабные учения "Аврора-17", в которых задействовано около 20 тыс. человек. Причем, следует отметить, что Швеция - формально нейтральная страна, не входящая в блок НАТО. Но в учениях задействованы вооруженные силы США, Франции, присутствуют войска Дании, Норвегии, прибалтийских государств. Многие в самой Швеции говорят, что это, по сути дела, учения НАТО, хотя Швеция провозглашает свой внеблоковый статус. И это последние за 20 лет учения в Швеции. Они проводятся в Балтийском море, то есть это сопредельный регион с российско-белорусскими учениями.

В это же время проводятся целых два учения на Украине. Морские учения и учения в Западной Украине "Быстрый трезубец". Это совместные с силами НАТО маневры, хотя в Конституцией Украины провозглашен внеблоковый статус, там же заявлено, что на ее территории не могут находиться вооруженные силы других государств, и их присутствие возможно исключительно по приглашению Украины. И она активно их приглашает.

Летом мы наблюдали за масштабными учениями в Прибалтике. Они ежегодные и носят очень интересное название "Удар саблей". Я бы вообще обратил внимание на название их учений и наших учений. У нас "Щит Отечества" и "Западный рубеж", а у них "Удар саблей", "Быстрый трезубец", "Анаконда". Что более агрессивно по названию? Наступательно-агрессивные действия их, и оборонительные - наши.

По количеству самих учений, проводимых на наших рубежах, страны НАТО обскакали нас в неимоверное количество раз. То же можно сказать и по количеству общих сил, со стороны сил НАТО в прошлом году было задействовано более 150 тысяч человек. Численность наших в 12 700 человек - это более, чем в 10 раз меньше.

При этом, учения учениями, но мы не должны забывать и про угрозы, которые присутствуют постоянно. На территории той же Европы размещено тактическое ядерное оружие США. Это оружие, которое может быть использовано в маленькой войне (бомбы, которые с аэродрома той же Германии, Италии могут быть подняты в воздух и обрушены нам на голову). Я не говорю уже про стратегическое вооружение, межбаллистические ракеты.

А что из себя представляют учения "Анаконда-2016", которые проводились на территории Польши? Заявленная в них оборонительная составляющая была выражена в том, что они почему-то уничтожали территорию условного противника, по сути в Калининградской области уничтожали находящиеся там средства противовоздушной обороны ядерного удара. Т.е. они наносили упреждающий удар. Эта тактика очень интересна. Если посмотреть экстраполяцию во времена Второй мировой, попытка потом была обвинить Советский Союз. Это известные всем книги типа "Ледокола" и другие мифы, созданные целым коллективом авторов, но под общим именем Виктор Суворов. Там выставлялось, что Германия напала на СССР первая, потому что хотела нанести упреждающий удар, потому что СССР к нему готовился. И по этой логике – агрессор Советский Союз, а не Германия, которая ударила первой. И в данном случае тоже. Агрессор – Россия, но мы ударим первыми. Логика очень интересная, но абсолютно неверная. Но если мы смотрим на наши учения, то там ни о каком воздействии на иную территорию речи не идет. Мы даже по карте учений видим, что мы на своей территории размещаем условного противника, а не где-то там... Мы планируем ответные действия, мы не планируем никаких упреждающих ударов.

Каждая страна имеет право проводить учения на своей территории, мы это должны подчеркнуть. Например, если Республика Беларусь и Российская Федерация, которые связаны в рамках Союзного государства, в рамках Организации Договора о коллективной безопасности, проводят учения на своей территории. А вот какое отношение к Швеции имеют войска НАТО - непонятно, или к той же Украине.

Опять же, есть еще международные нормы. Когда учения проводятся на суше - это одно, когда морские – здесь уже действует международное морское право, когда задействована авиация – международное воздушное право. И вот сейчас опять на Украине, помимо двух учений, о которых я сказал, на Черном море и в Западной Украине, еще буквально накануне приведены в боевую готовность все воздушные войска Украины под маркой того, что проводятся некие мероприятия по боеготовности. Если мы говорим о белорусско-российских учениях, это учения плановые, о которых было известно 10 лет назад, а тут мы наблюдаем учения, которые возникают буквально в считанные месяцы. Т.е, кто из них является более опасным для кого, это очень большой вопрос.

Ведущая: Есть ли в рамках международных соглашений ограничения, на количество учений в год на своей территории конкретного государства.

Александр Тищенко: Это зависит от количества задействованной техники и численности войск, привлекаемых на учения.

Алексей Беляев: Есть такое понятие - военная активность. О военной активности государства, согласно венскому договору, должны друг друга уведомлять. И там же сказано, что если военная активность наблюдается силами от 9 тысяч человек и от 25 танков, мы вообще можем их проводить сколько угодно и никого не ставить в известность. Поэтому для каждого государства с одной стороны безусловным является суверенитет, т.е возможность на своей территории совершать любые действия, которые государство посчитает нужным. Проведение крупномасштабных военных действий, поскольку это связано с опасениями других стран, что под маркой военных маневров, например, могут проводиться какие-то мероприятия по передислокации войск и подготовке нападения, то в связи с этим и создаются условия для иностранного наблюдения.

Александр Тищенко: Да и военный атташат тоже этот вопрос контролирует.

Алексей Беляев: И опять, если уж так глобально мыслить, то подготовка к большой войне, попытка, например, захвата Польши или прибалтийских государств означает, по соглашению НАТО, что все другие члены Альянса, около 30 государств, среди которых несколько ядерных держав, должны будут вступиться за эти государства. При подготовке к такой полномасштабной войне должна произойти милитаризация всей экономической, социальной жизни. Этого нет сегодня ни в Беларуси, ни в России. В данном случае любой здравомыслящий представитель разведки, спецслужб или соответствующих аналитических органов прекрасно понимает, что никаких таких вещей не готовилось и они в принципе невозможны. 

 
Смотреть все выпуски