Вопрос от 22.08.2018 10:00:11

Как планируется диверсифицировать импорт полезных ископаемых (энергетическое сырье)?

Андрей Хмель: Основное направление деятельности, которое мы будет осуществлять в ближайшие годы по геологии - это импортозамещение. Мы совместно с Министерством архитектуры и строительства посчитали, что потенциал импортозамещения только по строительным материалам составляет около 100 миллионов долларов в год. В этой цифре у нас отражен импорт строительных материалов, таких как гипс, глина, щебень и гранит. Пески кварцевые и базальт тоже импортируем в Беларусь. При грамотном подходе и определенном количестве инвестиций в изучение месторождений и их детальной проработке можем значительно сократить объемы импорта. 

Единственное, на что не можем снизить импорт сегодня - это нефтепродукты. Так как сами добываем всего лишь один миллион 650 тысяч тонн, при том, что  потребление у нас в разные годы колеблется от 17 до 22 миллионов тонн. Все зависит от объемов нефтепереработки. Основная часть импортируется для переработки, после чего идет на экспорт. Значительно уменьшить объем импорта углеводородов в страну мы не сможем, так как больших залежей у нас на сегодняшний день не обнаружено. Сегодня основная задача по углеводородам такая - ученые и геологи должны каждый год приращивать разведку залежей нефти больше, чем ее добывают, чтобы мы не истощали запасы, которые у нас есть. На данный момент обнаруженных запасов нефти в наших недрах - порядка 42 миллионов тонн. В прошлому году, добыв миллион 650 тонн, мы прирастили запасы на миллион 700. Потенциально запасы у нас не уменьшаются, но при сегодняшнем потреблении собственных углеводородов Беларуси, безусловно, недостаточно.

Ведущий: Проще говоря, миллион 600 тонн нефти мы в прошлом году добыли, разведали на миллион 700. Значит, есть, где копать и что разведывать.

Андрей Хмель: Есть, где копать. Республика Беларусь имеет хороший потенциал для поисковых работ. На сегодняшний день нам нужна съемка, хорошие территории, которые определяются бурением скважин. Например, скважина на 1 квадратный километр. У нас достаточно изучен Припятский прогиб, и мы будем продолжать его изучение. Существуют другие нефтеперспективные участки, где тоже попытаемся провести параметрическое бурение, чтобы определиться, есть нефть или нет. 

Надо отметить, что геологоразведка - очень затратное мероприятие. Бурение поисковой либо параметрической скважины глубиной 2,5-3 километра стоит 2,5-3 миллиона долларов. Т.е. метр бурения - тысяча долларов. Попадаются граниты и другие породы, пройти которые стоит колоссальных затрат. Поэтому сегодня Минприроды доказывает эффективность геологоразведки тем, что инвестиции сегодня завтра окупятся сторицей. Надеемся, что сможем или привлекать инвесторов, или государство будет оказывать поддержку для геологоразведки. А мы будем показывать результат, находить те полезные ископаемые, которые нужны экономике Беларуси.

Ведущий: Скажите, что касается разведки нефти, если сравнивать с Россией или ОАЭ, насколько дороже или дешевле у них это получается?

Андрей Хмель: По большому счету цены одинаковые. Огромной разницы нет. Единственное, что технологии нашей геологоразведки недостаточно совершенные. За счет более совершенных технологий разведки в США или РФ есть возможность сэкономленные средства направить на достойную оплату труда тех же специалистов по геологоразведке. Что касается технологии добычи, то с уверенностью скажу, что у нас основную часть добывает Белоруснефть (можно сказать, всю), и технологии, которые используются, соответствуют лучшим современным методам. Инвестиции привлекаются для модернизации оборудования. Мы не уступаем по технологиям добычи ни РФ, ни другим странам. 

 
Смотреть все выпуски