Nuteki: "Мы ушли от Иосифа Пригожина"

20.01.2017

"Комсомольская правда" в Белоруссии"

Группу называют одним из главных претендентов на поездку в Киев. 
Мы поговорили с лидером группы Михаилом Нокарашвили, почему они сбежали из "сладкого плена" знаменитого российского продюсера, как продавали китайские вещи под своим брендом и почему они выступают чаще за границей, чем в Беларуси.

"Комсомольская правда" в Белоруссии"

Группу называют одним из главных претендентов на поездку в Киев

Мы поговорили с лидером группы Михаилом Нокарашвили, почему они сбежали из "сладкого плена" знаменитого российского продюсера, как продавали китайские вещи под своим брендом и почему они выступают чаще за границей, чем в Беларуси.

"Клоуны" съели полугодовой бюджет группы

- Поклонники вашей группы хорошо помнят, кто раньше у вас было два лидера - темненький и беленький. Поэтому сразу вопрос: куда делся Кирилл?

- Мы приняли взрослое решение о том, что Кирилл попробует себя в сольном проекте. Он пока не дебютировал - но слышал некоторые треки, и это действительно круто. Кирилл теперь электронный хип-хопер, вроде Канье Уэста. Он переехал в Киев, подружился с The Maneken и другими творческими людьми. А я поначалу вообще думал отказаться от названия Nuteki, но парни меня сдержали. Чисто технически это уже совсем другая группа, хотя для людей мы по-прежнему Nuteki.

Можно сказать, песня "Дни километры" два года назад запустила абсолютно новый этап нашей жизни. Нам повезло, она получилась практически такой же сильной, как "Стекло души", с которой мы начинали.

- А как изменились слушатели?

- 70-80% аудитории на концертах я вижу впервые, она помолодела. Но, конечно, к нам приходят и те, кто 10 лет назад были подростками с черной челкой и розовыми прядями. Только теперь они уже женаты и с детьми. Для нас главный вызов сейчас – в новом альбоме остаться интересными этой разновозрастной аудитории.

- Вам необязательно заигрывать с аудиторией.

- Конечно! Но передо мной стоит вопрос, как быть верным себе и не потерять коннект с аудиторией. Хотя у нас был период, когда мы совершенно не думали об этом, пускались во все тяжкие – как с песней "Клоуны". На нее сняли безумный клип, потратили полугодовой бюджет группы. К сожалению, мы не получили фидбек, который ожидали. Возможно, потому, что у нас никогда не было продюсера, и никто не мог дать компетентный совет, как нам поступать. А может, просто не были готовы в то время его выслушать. Совершенно очевидно, что с новым альбомом нам нужно постараться выпрыгнуть из "белого шума" шоу-бизнеса.

- Помнится, вы подписывали контракт с продюсером Иосифом Пригожиным?

- Контракт просуществовал полтора года, и мы разорвали его в одностороннем порядке. Когда его спрашивали в интервью про эту историю, он говорил, что мы от него ушли.

- Почему?

- Это было очень забавно - в офис к Пригожину нас привезла знакомая с НТВ. Мы шесть часов просидели в приемной, зашли, показали пару видео. Пригожин сказал: круто, давайте подписывать контракт. Как в кино! Я потом не мог заснуть три дня! Не мог поверить, что это возможно. В марте у нас были переговоры о записи в студии в Лондоне, в апреле - о выступлении 9 Мая на Красной площади с песней "Герои". А 1 мая Иосиф пропал. В следующий раз мы вышли на связь только в августе. Я понял, что он занят Валерией, а это не просто певица - это жена. Его офис не способен работать без него. Нам говорили, что Nuteki не берут на радио из-за неформатной музыки. Но, как сделать ее форматной, никто не подсказал. В общем, для меня до сих пор загадка - зачем Пригожин заключал с нами контракт. Эта история случилась во время кризиса, возможно, просто никто далеко и не заглядывал в тот момент. Мы видели апатичность, бездействие и абсолютную бессмысленность этого контракта. В то же время мы продолжали активно работать самостоятельно. В какой-то момент поняли - все. И в одностороннем порядке уведомили о прекращении контракта. Они не опровергли наше заявление в течение двух месяцев, и решение вступило в силу.

Nuteki отказали Skillet

- Скажи, откуда у тебя грузинская фамилия?

- У меня папа грузин, а мама - белоруска. Познакомились они в Бобруйске, где папа служил. Потом переехали в Грузию, а когда начался очередной виток абхазской войны, решили вернуться в Беларусь. Я не был в Грузии с 1997 года, живу тут и, к сожалению, не говорю по-грузински. Но мы планируем в этом году съездить туда всей семьей, на 50-летие папы. Там у нас много родственников, которые нас все очень любят. Грузины вообще всех любят – такая национальная особенность.

- Вы себя считаете белорусской группой?

- Может, вопрос этот потому, что мы начинали в Москве? Правда, основали группу два парня из Бобруйска, за что нас там называли "бобруйские акулы".

- Как "БИ-2"…

- Да. При этом мы очень любим Беларусь. Меня точно так же, как всех сознательных белорусов, коробит, когда говорят "Белоруссия". И на всех концертах я говорю: "приезжайте в Беларусь, у нас очень красиво". У группы был выбор, где жить, но мы всегда осознанно стремились жить здесь. При этом два музыканта в группе родом из России, но уже перевезли семьи в Минск, имеют вид на жительство и планируют получать белорусские паспорта. И за границей нас воспринимают как белорусов, даже несколько раз называли современными "Песнярами".

- И все же вы больше выступаете за границей, чем в Беларуси.

- У нас везде много поклонников. Мы делаем в год 6 - 7 туров по самым разным направлениям - от Прибалтики до Сибири и Казахстана. Это не огромные залы, но по 500 человек sold-out у нас был всегда. Что касается Беларуси - чисто технически мы не видим смысла устраивать тут гастроли. Наши поклонники и так приезжают в Минск на один-два концерта в год. А может, нам просто не хватает уверенности, что мы соберем полный зал в том же Могилеве.

- Вы все протестанты по вероисповеданию. А церковь помогает в организации концертов?

- Это стереотип, который почему-то всегда существовал. Я иногда даже слышу высказывания в наш адрес: мол, церковь вбухала в группу миллион долларов. Я стараюсь не давать на этот счет комментариев, так как считаю неэтичным, когда люди заявляют такое, основываясь на догадках. Это не так. Если бы церковь действительно помогала нам материально, результат был бы наверняка ощутимей. Да, поместные церкви есть везде, и они закрывают вопрос на гастролях с нашим расселением. В этом смысле церковь оказывает поддержку, да. Это не обязательно протестантские церкви. Например, в Хорватии мы брали в партнеры католическую церковь. Но есть кое что гораздо более важное. Церковь – наше связующее звено все 10 лет существования группы. С другой стороны, мы несем ответственность и не можем вести себя вульгарно, предавать семейные ценности.

- Быть верующим - обязательное условия участия в команде?

- Да. Обязательное условие, потому что мы семья. Nuteki меняли музыку и формат - но для нас всегда важнее было, кто мы, а не популярность и успех. Можно потерять группу - но нельзя потерять себя как личность.

- Это правда, что вы отказались от совместного выступления со всемирно известной американской христианской рок-группой Skillet?

- Да, это правда. Мы могли поехать с ними в тур по Украине и России. Причем условия были сладкие, мы вообще ни за что не платили. Но предложение поступило за месяц до тура, и мы решили все же отказаться. Ответили менеджменту Skillet, что очень признательны за приглашение, но не поедем, потому что у нас уже запланирован другой тур. Еще должны были выступить с Tokio Hotel, но у них отменился концерт в "Олимпийском". Были еще переговоры с 30 seconds to Mars, но у них оказался очень привередливый менеджмент. Они говорили то да, то нет. Нас это так вымотало, что решили: нам это не нужно. Знаете, у нас есть друзья, группа из России, они разогревали всех, кого только можно: Maroon5, Aerosmith, Placebo… Но популярности им это сильно не добавило.

- С другой стороны - разве не приятно сказать, например: мы отказали самой Metallica.

- Ну вот, у нас есть опыт - мы отказали Skillet (смеется. - Авт.).

Мы придумали принцип продажи одежды через интернет раньше AliExpress

- Музыка - единственная твоя работа, или есть еще бизнес?

- Я учредитель сети футбольных школ "Юниор". Когда сыну было два года, попытался отдать его в секцию. Но оказалось, что детей такого возраста никуда не принимают. В детстве я очень любил футбол и, если бы не стал музыкантом, наверняка был бы футболистом. Поэтому решил реализовать детскую мечту таким образом и открыл футбольную школу для юниоров, изначально в Бобруйске и Солигорске, а сейчас и в Слуцке. Планируем открывать и в других городах. Это франчайзинг, мы съездили в Москву, изучили бизнес и выкупили права. В Минске тоже есть такая школа, но я не имею к ней отношения. Мне нравится двигаться через регионы. Я также привлекаю и своих музыкантов, учу их не замораживать деньги, инвестировать в проекты. Возможно, в будущих школах парни будут участвовать как инвесторы.

Кроме того, мы как авторы пишем песни для других исполнителей, в том числе для участников российского "Голоса". У них прекрасные голоса, но при этом зачастую полное отсутствие репертуара.

- А правда, что раньше группа фарцевала: вы заказывали одежду за границей и продавали тут под своим брендом?

- Да, было такое. Тогда только появился сайт taobao, а AliExpress еще не существовал. Мы поняли, как покупать вещи по интернету. И предложили промоутерам, активным молодым людям, которые организовывали наши концерты, параллельный бизнес. Мы организовали боксы, в которых собирали, по нашему пониманию, модные вещи. И предлагали промоутерам продавать эту одежду. Мы даже зарегистрировали компанию и утвердили торговый знак Monkey Mill, а группа Nuteki была лицом этого бренда. Мы убирали китайские лица с фотографий, потому что наши люди не стали бы покупать китайские вещи, лепили свой лейбл. Это здорово помогало нам выжить. Был тяжелейший год, мы спали по пять часов, жили в кафешках, где вели переговоры, но планы были грандиозные. Мы даже собирались открывать офис в Китае, потому что столкнулись с необходимостью контролировать качество одежды. Все было настолько круто, что мы нашли в Киеве инвестора, который готов был вложить в наш бизнес 100 тысяч долларов. Но когда я взял контракт в руки, понял, что подпишу сейчас свою жизнь под это бизнес, и он сожрет группу. В итоге мы отказались от бизнеса. А через год появился AliExpress. Так что, возможно, все было к лучшему.

Готовы к "Евровидению" как никогда раньше

- Кто у вас в группе пишет песни?

- Я и наш гитарист Саша. Всегда понимал, что, когда один на один с творчеством, постепенно теряешь объективность. Саша заменил Кирилла, когда он ушел, и мне очень нравится, что он всегда говорит со мной честно и искренне. Я напористый, и если мне что-то нужно, умею продавить. А Саша может говорить правду и при этом не обижает, споря со мной. Я учусь у него дипломатичности.

- А кто занимается стилем, имиджем группы?

- Раньше это делал Кирилл Матюшенко, можно сказать, он был нашим арт-директором. У нас всегда были четко разграничены полномочия, и мы доверяли друг другу. Если Мотя сказал: так надо - мы одевали. Не всегда мне нравилось то, что он предлагал, но я верил его вкусу. Сейчас, после его ухода из группы, мы стали гораздо сдержаннее в одежде. И даже на днях, когда делали фотосессию, просто достали одежду из своего гардероба, ничего не придумывали специально. Возможно, это сделало нас ближе к людям. С другой стороны, шоу-бизнес сейчас превратился в мир фриков и треша.

- Вы со своим экстравагантными нарядами просто шли впереди времени.

- У меня на этот счет есть теория: артисту нужно быть чуть-чуть впереди. Но есть грань, за которую нельзя заходить. А мы шли слишком быстро, многие в Беларуси не были в состоянии нас переварить.

- У вас есть версия песни Take my heart для "Евровидения" на белорусском языке, но почему-то твой голос там звучит более хрипло.

- По сути получились две разные песни. На белорусском она более напористая, с хрипотцой. Это был интересный опыт, хотя я пел на белорусском в колледже и занимал в свое время все возможные первые места. Но это не Nuteki, а мой личный вокальный опыт скорее.

- Какая самая большая аудитория была на вашем концерте?

- 12 тысяч человек. За эти годы дали более 700 концертов на абсолютно разных площадках, работали для самой разной аудитории: и на 2 человека, и на 3000. Я думаю, это дает определенный внутренний стержень. Когда знаешь, что делать на сцене, не обращаешь внимания на подколки и критику. В этом плане, мне кажется, мы готовы к "Евровидению" как никогда.

НЕ ПРОПУСТИ!

Напомним, Nuteki выступают в финале нацотбора "Евровидения" под седьмым номером.

"Беларусь 1", "Беларусь 24"

Финал национального конкурса "Евровидение-2017"

20 января, вечер

Сергей МАЛИНОВСКИЙ.

Документация