Архив онлайн-конференций

Онлайн-конференция с представителями благотворительных организаций

Онлайн-конференция с представителями благотворительных организаций

Благотворительность с публичной отчетностью. Как оказать адресную помощь, какие масштабные проекты организованы в Беларуси, почему далеко не каждый может стать волонтером?  На эти и другие вопросы ответили гости онлайн-гостиной - председатель правления Международного благотворительного общественного объединения "ЮниХелп" Евгений Зарецкий и руководитель общественной благотворительной организации "Белорусский детский хоспис" Анна Горчакова. 

11.08.2016

Вопросы конференции


Добрый день! Скажите, как развивается паллиативная помощь детям в ваших организациях и почему это актуально? Может ли эта помощь быть дистанционной?
Карина (Неизвестно)

Наша организация и создана для того, чтобы оказывать паллиативную помощь. Развиваемся мы 22 года. Как мы развиваемся, это вопрос не к нам, а к нашим потребителям, т.е, нашим пациентам. Мы стараемся разнообразить программу паллиативной помощи и на дому, и в стационаре, и в Минске, и стараемся брать регионы. По поводу дистанционной помощи… Это можно, когда я знаю ребенка, я его видела месяц назад, потом я могу работать с этим пациентом дистанционно. Дистанционно можно работать тогда, когда есть налаженная система паллиативной помощи. Мы сейчас уже переходим к тому, чтобы работать дистанционно. Мы знаем наших пациентов в городе Минске, в других городах. Они едут домой. Далее мы устанавливаем какие-то скайп-связи, проводим телеконференции, но при условии, что мы выезжаем к этому ребенку хоть раз в месяц или он к нам приезжает.

Актуально это потому, что технический уровень медицины у нас очень сильно возрос. И дети, которые раньше умирали, сейчас не умирают. Их спасают. Предположим, рождается ребенок весом в 450 граммов, недоношенный. Раньше он бы на 100 процентов умер. Сейчас нет. У нас очень хорошая реанимация. Его вытащили с того света. Второй вопрос: как ему жить с трахеостомой, с гастростомой, со всевозможными пороками развития. Паллиатив - это комплекс мероприятий, направленный на качество жизни ребенка, которого мы не можем вылечить, но это не значит, что он умрет завтра. Поэтому он очень актуален. Чем выше уровень медицины, тем больше нужна паллиативная. 

Скажите, какая психологическая помощь оказывается людям, которые столкнулись с горем, трудностями? Возможно, вы реализовываете какие-то программы? И кто именно может обратиться у вам за помощью?
Екатерина (Неизвестно)

Е. Зарецкий: Наверное, весь наш коллектив работает на оказание психологической помощи. Когда случается в семье беда, семья не остается одна, она не изолирована, оказывается всевозможная поддержка: психологическая, если нужно, визовая, сбор средств.

А. Горчакова: Я немного скажу по-другому. У нас организация профессионалов. Психологическую помощь оказывают психологи. В хосписе есть психолог, есть обученный психолог-педагог. Есть программы: программа горевания, программа "родительские клубы", есть горячая линия. Кому мы оказываем помощь? Ведь не каждому нужна психологическая помощь. Если мама справляется на уровне медсестры или фонда, то хорошо, но, если есть определенные трудности и проблемы, то должен работать профессионал. Мы оказываем такую помощь, если тяжело болен ребенок, либо ребенок умер, в тяжелых случаях. 

Добрый день! Вопрос сразу к двум представителям. Скажите, каждый ли может прийти и помочь вам в работе (как волонтер) или необходимы какие-то специальные навыки? Как много волонтеров в ваших организациях?
Анна (Неизвестно)

Е. Зарецкий: Я бы хотел рассказать про нашу волонтерскую группу "Мы есть". Это студия детской анимации. Они работают в Новинках и в Боровлянах: рисуют мультфильмы с детишками, занимаются фотографией.

Замечательные ребята, они всегда рады, когда к ним кто-то присоединяется, всегда нужны люди, поэтому, пожалуйста, обращайтесь.

А. Горчакова: У нас тоже есть волонтерская организация, обратиться может каждый, но вот возьмем ли мы каждого - это другой вопрос. У нас очень строгий контроль. Многие приходят и говорят: "Мы хотим деткам помогать". Но ведь не каждый может помогать, и мы не каждого пускаем. Есть определенный отсев, желающих тестирует психолог, потому что, к сожалению, некоторые волонтеры приходят с целью отработать какие-то свои личные проблемы. А этого нам не надо. 

На мероприятия нам волонтеры нужны, здесь уже мы берем всех. У нас волонтеров много. У нас же есть детский центр, и там работает много волонтеров, есть лагерь международный волонтерский, но там тоже люди проходят отбор.

Слышала много добрых отзывов о лагере "Летний домик". Скажите, как туда попасть и кто может претендовать на место? Можно ли отдать на какой-то срок ребенка 8-ми лет с ДЦП и нужен ли с ним взрослый (ребенок хочет побыть немного без опеки, почувствовать себя самостоятельным)?
Мария Викторовна (Неизвестно)

А. Горчакова: У нас в Беларуси есть много мест, где дети могут отдохнуть. Но есть одно но: они отдыхают со взрослыми. Как правильно заметила мама, задавшая вопрос, иногда ребенку мамы чуточку много. В нашем лагере особенность в том, что дети отдыхают как с мамами, так и без них. С мамами отдыхают очень тяжелые инвалиды, а дети, которые могут обходиться без них - самостоятельно. Вообще-то у нас основная программа направлена на наших пациентов, т. е. одна смена - это только пациенты Белорусского детского хосписа. На остальные четыре мы берем детей со всей Беларуси. Но набор в группы у нас в начале года, т. е. уже в январе надо звонить, потому что очень большой спрос, и группы формируются очень рано. Мы берем детей с 7 лет.

Скажите, какие акции вы проводите по сбору средств? На какие больше всего люди откликаются?
Вероника (Неизвестно)

Е. Зарецкий: Сейчас акция у нас идет "Скрыня дапамогі". Это установка ящиков-копилок во всех магазинах, салонах больших и маленьких. Они устанавливаются для сбора пожертвований. Мы поставили около десяти копилок, хотим создать сейчас интерактивную карту, на которой будет указано наименование организации, где стоит этот ящик. Каждый может зайти посмотреть, где можно сделать пожертвование. Вот такой проект.

А. Горчакова: У нас тоже много проектов, и мы тоже ставим скарбонки. Но я хочу озвучить проблему, с которой мы столкнулись, - это воровство.

Ведущая: Ничего себе! Как это происходит?

А. Горчакова: Не знаем! Это надо спросить у тех, кто это делает. С виду скарбонка целая, приходишь - денег нет. Я просто обращаюсь к людям, чтобы они обращали внимание на лиц, которые крутятся у этих скарбонок. Это не только наша проблема, это проблема многих общественных организаций. К сожалению, это так. Но у нас не только эти акции проходят. Мы будем проводить большую акцию "Фестиваль мороженого". Это тоже акция по сбору денег, мы же общественная организация, нам надо деньги собирать на свою деятельность. Все средства от продажи мороженного в рамках этой акции пойдут в адрес "Белорусского детского хосписа". И люди откликаются очень хорошо на подобные акции.

Ведущая: Это, наверное, лучше, чем просто положить деньги.

А. Горчакова: Знаете, и так, и так можно, и то, и то нужно. И скарбонки нужны. Некоторым людям проще опустить деньги в ящик, а есть люди активные, они будут участвовать в акции. Честно говоря, я больше люблю активный сбор денег, потому что, когда ты проводишь какую-то акцию, ты еще рассказываешь об организации. Т. е. мы стараемся в основном делать акцент на мероприятиях, но и скарбонки тоже ставим. Это работает.

Здравствуйте! Знаю, что работал такой благотворительный проект как #velсombegom для сбора средств на строительство хосписа. Скажите, сколько удалось собрать и есть ли какие-то задумки на продление этой акции? Ведь намного проще набрать короткий номер и пожертвовать деньги, чем перечислять на счёт организации.
Иван (Неизвестно)

А. Горчакова: Спасибо организации velcom, благодаря их акции мы собрали значительную сумму денег. Но акция завершилась, и номер телефона уже неактуален. А сделать новую короткую линию оказалось очень сложно. Есть определенные проблемы, поэтому сейчас, к сожалению, у нас нет коротких номеров. Если человек действительно захочет помочь, то он найдет нужную информацию. Есть номер телефона, через который можно перечислить деньги, есть платежи в Интернете. Главное - желание.

Недавно появилась информация, что студент решил построить макет железной дороги для детей хосписа. Скажите, а чем еще вас удивляют волонтеры?
Мария (Неизвестно)

А. Горчакова: Этот макет просто уникальный. Нас часто удивляют волонтеры своими идеями, талантами. Вчера в загородном лагере был день открытых дверей, и волонтеры провели время с детками. Они выкладываются на 100 процентов, вкладывают душу в свое дело.

Е. Зарецкий: Одна из последних запомнившихся акций была акция по сбору средств в магазинах. Волонтеры привезли клоуна, и маленькая дочка одного из волонтеров бегала с клоуном с коробочкой в руках и собирала деньги.

Евгений, расскажите, как вы собираете и передаете деньги? Насколько прозрачна отчетность, и могу ли я, например, пожертвовав даже небольшую сумму, узнать, куда пошли деньги? И поделитесь, пожалуйста, самыми запоминающимися историями помощи детям.
Ольга (Минск)

Е. Зарецкий: Деньги можно пожертвовать на сайте через банковскую карточку, ЕasyРay или WebMoney. Также можно позвонить на телефонную линию, о которой мы уже говорили. Можно сказать, что мы создали все возможности и предусмотрели все платежные инструменты, через которые наши граждане могли бы пожертвовать средства. Что касается отчетности, то на нашем сайте есть годовой отчет и есть отчеты, которые публикуются каждый день в онлайн-режиме. В годовом отчете прописано по каждому месяцу, на какие нужды пошли те или иные средства.

Ведущая: А можно узнать, какому конкретному человеку поможет твое пожертвование?

Е. Зарецкий: Да, безусловно, можно. Особенно запомнился случай, когда одной из наших подопечных привезли около 10 тысяч долларов,

А. Горчакова: Мы же не фонд.  Фонды и общественные организации - это немножечко разное. У нас работает 5 медсестер, 5 врачей, 5 психологов. Надо платить им зарплату. У нас цель не собрать деньги на что-то, а создать и развивать систему помощи определенной группе людей. Соответственно нужно найти деньги на оплату труда специалистов. В организации у нас эти задачи решает специальный отдел. Его сотрудники приходят в организации и говорят: "Если вы оплатите зарплату медсестрам, то поможете 25-ти детям. Они целый год будут обеспечены звонками, визитами, оборудованием... Вы не одному ребенку помощь оказываете, а 25-ти". Поэтому и отчитываться нам очень легко, все прозрачно. Вот конкретная  медсестра, вот у нее сколько визитов, сколько оборудования задействовано и сколько детей на обслужила. У нас есть закупка общая. Допустим, нам надо три кислородных аппарата, мы просим на них деньги, потом отчитываемся о приобритении. Если ребенку нужно что-то лично, то мы предпочитаем через фонды работать. Если нужно лично на операцию, мы рекомендуем обращаться в какой-то конкретный фонд, и фонд помогает в сбое средств на нужды этого ребенка. Мы собираем в целом на аппарат, а не для мальчика Васи, условно, все могут пользоваться этим аппаратом. У нас есть и система благодарности. В конце года мы пишем благодарственные письма. Пишем и публикуем на сайте годовые отчеты.

Скажите, как вы боритесь с мошенниками, которые собирают деньги якобы на лечение/помощь детям?
Сергей (Неизвестно)

Е. Зарецкий: Скажем так, мы не боремся.

А. Горчакова: Я не борюсь тоже. Но я всегда возмущаюсь. Я человек очень эмоциональный. Как мы можем бороться? Мы можем бороться только нашим общественным мнением. Будьте немножечко внимательнее! Предположим, стоит около магазина женщина и собирает деньги на больного ребенка. Я никогда не прохожу мимо. Подхожу и спрашиваю: "Кто вам отказал? Скажите мне фамилию врача, которая отказала в помощи или организацию, которая отказала в помощи. Где находится ваш ребенок?" И очень часто я вижу, что люди убегают. Тогда это 100-процентные мошенники. Если женщина начинает мне рассказывать, плакаться, есть такие люди… Я им просто даю телефоны, направляю в те же фонды. Не будьте равнодушны! Вот, что я хочу сказать. Вы можете кинуть 5 рублей, а можете подойти и спросить, как дошли до такой жизни, когда в стране есть достаточно много фондов и много механизмов оказания помощи.

Скажите, как и почему каждый из вас пришел в благотворительность?
Вера (Неизвестно)

Е. Зарецкий: Достаточно случайно. В начале 2000-х годов я в коммерческой компании отвечал за социальное направление. Мы много и многим помогали. И образовалась группа людей, которым это было небезразлично, позже появился фонд.

А. Горчакова: Я не пришла в благотворительность. Я пришла из больницы, и был вопрос, как помочь определенной группе людей (с теми же онкологическими заболеваниями), которых нельзя вылечить. Мы общественная организация, мы не живем на коммерческие средства. Мы их собираем, это метод - сбор денег - входит в систему нашей организации. Я не отношу себя к благотворительности.  Благотворительность - это другое. Для меня главное, чтобы работали профессионалы. Если мы взяли группу детей опекать, мы должны делать это профессионально. А как мы оплачиваем труд медсестер, врачей, психологов? Собрать нужные нам деньги помогает благотворительность наших граждан и организаций. Поэтому я и разделяю нашу организацию и благотворительные фонды. У нас 25 лет одна и та же рутинная работа - мы помогаем паллиативным детям.

Скажите, с какими странами сотрудничают ваши организации и как вы получаете международные гранты?
Наталья (Неизвестно)

Е. Зарецкий: Был у нас грант "Трансграничное сотрудничество". Ремонтировали психоневрологический диспансер в Бресте и психоневрологический диспансер в Польше. Был такой замечательный проект, недавно его закончили. 

А. Горчакова: У нас тоже есть работа с грантами. Когда мы начинали, то  жили только на гранты. 90-е годы - какая тогда могла быть благотворительность. Сейчас у нас есть отдел, который занимается грантами. Работать с ними сложно, плюс мы не хотим уходить от нашей тематики. Делаем все гранты на соответствующие темы. "Права ребенка-инвалида" - сейчас проходит такой проект. "Трансграничное сотрудничество" - система паллиативной помощи Брестской области. "Клуб родителей" - оказание психологической помощи. 

С какими странами сотрудничаем? У нас есть своя организация, созданная в Великобритании. Она помогает собирать деньги в этой стране. Мы сотрудничаем с Германией. У нас волонтерская система идет через Германию. Но в основном мы ориентируемся на Беларусь. Гранты получали из многих стран. 

На ваш взгляд, белорусы - нация, которая умеет сострадать? Как часто мы, жители синеокой, помогаем? Сколько в среднем перечисляют на помощь?
Юлия (Молодечно)

А. Горчакова: Хочу привести показательный пример. Новый хоспис, который построен, только 240 тысяч фунтов стерлингов было привлечено из-за рубежа. Стоил он с оборудованием - 2 миллиона 450 тысяч долларов. Все остальные деньги, кроме этих 240 тысяч, деньги белорусов. Это красноречивый ответ на вопрос, умеют помогать или нет? 

Киев пытался построить хоспис - не смогли собрать денег. В Москве еще не собрали деньги. А мы собрали и построили. Мы умеем сострадать.

Е. Зарецкий: Безусловно, мы умеем сострадать, если отправили 500 детей на лечение. 

Добрый день! Вопрос к Евгению. Можно ли узнать о состоянии здоровья ребенка, которому перевели деньги? Как это сделать?
Виктория (Неизвестно)

Е. Зарецкий: Наверно, самый простой способ - позвонить в офис. Также мы размещаем постоянно информацию в социальных сетях и в новостной ленте на сайте. Если этой информации мало - можно позвонить.  

Скажите, когда ваши организации могут отказать в помощи? И можете ли вы приостановить сбор денежных средств на лечение из-за каких-то нарушений?
Кира (Неизвестно)

Е. Зарецкий: Приостановить, наверно, нет. Таких случаев не было. Отказать - да. Во-первых, есть определенные условия. Они прописаны на сайте. Это требования, которые мы предъявляем. Если они будут расходиться, то да.

А. Горчакова: Мы тоже берем не всех. Допустим, обращается мама, которая говорит, что у нее тяжелобольной ребенок. Выезжают врач, медсестра, психолог и выясняют, что у ребенка есть особенности. Но мы же не берем всех инвалидов. Паллиативное - это не все инвалиды. И мы можем отказывать. И еще можем отказывать, когда считаем, что ребенку нужна паллиативная помощь, но мама не хочет ее принимать. Есть такие случаи. Маме нужен фонд, деньги. Она обращается и думает, что мы соберем деньги на лечение. Мы не собираем деньги на лечение. Мы оказываем паллиативную помощь на местах - симптоматическое лечение.  

Заработало ли новое здание хосписа в полную силу? На какие еще программы направлена ваша деятельность?
Лариса (Неизвестно)

В полную силу не заработало. Только позавчера пришел новый директор. У нас будет сложная структура. Это здание общественное, часть здания мы передаем в безвозмездное пользование государственной организации, которая была создана буквально на днях - "Республиканский клинический центр детской паллиативной медицины". И мы будем работать вместе. Это будет государственно-частное партнерство. Но пока все не очень вырисовалось. Мы такие единственные, поучиться не у кого. Поэтому сегодня уже работает выездная служба, помощь на дому в городе Минске, психологические и оздоровительные программы. Не работает одна программа - стационар. Но уже пришли медики, пришла санстанция. И я надеюсь, что в сентябре мы заработаем в полную силу.

Ведущая: Какие еще программы будут?

А. Горчакова: Вы знаете, мы как-то стараемся не расширять программы, потому что, чем больше их будет, тем больше нужно будет брать людей, а на них нужны деньги. И тогда придется решать, на что тратить деньги - на пациентов либо на зарплаты сотрудникам. Поэтому мы взяли определенные программы, и чуточку их унифицируем, улучшаем. Предположим, у нас есть программа консультаций за пределами Минской области. Вот мы ее улучшаем. Покупаем маме компьютер и ставим скайп. Ребенок тяжелый. К ней раз в месяц приехали, но больше уже никак не получается, потому что это нереально. А при необходимости врач с ней может по скайпу общаться.  Еще мы, конечно же, унифицируем и образовательные программы. Например, у нас есть 10 коек. Так мало? Не мало. Это нормально. Нужны такие же службы в регионах. И надо с уважением относиться к семьям, у которых есть тяжелобольной ребенок. Их надо интегрировать в нашу жизнь. И надо делать такую службу, которая приходила бы на дом и помогала. А центр нужен только для координации оказания такой помощи. 

Что такое абилитация и чем она отличается от реабилитации?
Виолетта (Неизвестно)

Дело в том, что мы хотели сделать паллиативную реабилитацию. Но оказывается, во всем мире нет разделения на "реабилитацию" и "паллиативную реабилитацию". Реабилитация предоставляется всем детям. Но у нас есть одна маленькая особенность. Индикатором перевода ребенка в паллиативную реабилитацию является отсутствие реабилитационного потенциала. Поэтому для нашей системы мы придумали слово "абилитация". Оно не совсем подходит. Но что делать? Мы им пользуемся. Наша задача - не повысить потенциал. Его надо удержать, этот потенциал. Мы должны сделать так, чтобы ребенок сам ел, возможно, сидел, чтобы как можно больше он гулял на улице, чтобы у него было как можно больше самостоятельной качественной жизни. Если мы сможем чуточку этот потенциал повысить, это прекрасно. Допустим, мы повысим до какой-то небольшой градации. Это прекрасно, но это не есть цель. Допустим, ребенок с миопатией. Мы знаем, что к 15 годам их уже перекручивает. У них уже такой сколиоз, что им коляску не подобрать. Значит, мы должны заранее разработать систему вкладок в коляску, чтобы удержать его скелет. То есть, это очень планово, очень заранее. Вообще, паллиатив - это плановые мероприятия, это не реанимация, не выезд скорой помощи. Вот этим мы будем заниматься в нашем дневном центре, и фактически уже занимаемся.  

Как сформировать в обществе лояльное отношение к инвалидам?
Алина (Неизвестно)

Е. Зарецкий: Мое мнение, что нужно начинать его формировать с садика, далее в школе, университете и, конечно же, расширять безбарьерную среду. Конечно, многое уже сделано, но все равно еще есть куда стремиться. 

А. Горчакова: Мое мнение, что надо начинать с того, что мы должны инвалидов видеть рядом. Мы можем учить наших детей быть добрыми к инвалидам, но не надо быть к ним добрыми или недобрыми. Если говорим про равенство, это значит, что в эту студию сейчас въедет человек на инвалидной коляске, ему должно быть удобно въехать сюда, но дальше он должен работать так, как вы работаете. Есть обязанности какие-то и есть права, мы должны всегда держать баланс. Мы должны с этим работать все время, но для этого их надо видеть. Если мы гуманное общество, мы должны готовить наше пространство для людей с физическими особенностями, и тогда уже отношение само сформируется. А если мы инвалидов не видим, они опять в изоляции.

Какие ближайшие акции ожидаются? Чем можно на них помочь?
Ольга (Неизвестно)

Е. Зарецкий: Безусловно, можно помочь сейчас, обращайтесь, волонтеров ждем. Будет одна интересная акция, которую мы хотим реализовать в этом году с одним из белорусских банков - запустить карточку доброты. Это банковская карточка. Человек, когда рассчитывается ею в магазине, перечисляет какой-то процент со своего счета, банк его увеличивает на такую же сумму и передает эти деньги на благотворительность. Это европейский пример. 

А. Горчакова: Самая ближайшая акция пройдет 27 августа. Это будет фестиваль мороженого в торговом центре "Европа". Там будет продаваться разнообразное мороженое, а деньги пойдут на нужды Белорусского детского хосписа. Планировалась еще регата, мы пока не знаем будет ли она. Очень интересная идея, но, возможно, люди пока еще не готовы. Идея такова: различные компании участвуют в регате, соревнуются между собой, а вступительный взнос за участие передается нашей организации. Пока достаточного количества желающих принять участие не нашлось. Надеюсь, когда-нибудь она состоится.

Как вы используете социальные сети для популяризации ваших организаций?
Галина (Витебск)

Е.Зарецкий: Безусловно, мы присутствуем во всех социальных сетях. Это, можно сказать, рупор такой. 

А.Горчакова: Все соцсети очень хорошо работают. Их можно любить - не любить, но они есть и хорошо работают. Это факт.

Кто создает социальную рекламу для ваших организаций. Очень симпатичные ролики появляются в последнее время.
Светлана (Неизвестно)

Е. Зарецкий: Нам помогали ваши коллеги с ОНТ.

А. Горчакова: Мы создаем сами, не тратим на это деньги. Сами - это силами наших волонтеров. Конечно, может быть, они не такие красивые. Поэтому, пожалуйста, кто хочет, пожалуйста, будем признательны за помощь в создании новых красивых роликов.

Смотреть еще