Архив онлайн-конференций

Онлайн-конференция с председателем концерна Беллегпром Николаем Ефимчиком

Онлайн-конференция с председателем концерна Беллегпром Николаем Ефимчиком

Могут ли белорусы позволить себе "купляць беларускае"? На любой ли вкус и кошелек производится отечественная одежда? В каких странах мира торгуют нашими товарами?

Задайте свои вопросы председателю концерна Беллегпром Николаю Ефимчику. Беседа с гостем 13 июня в 11 часов на tvr.by.

13.06.2016

Вопросы конференции


Добрый день! В состав концерна входят более сотни различных предприятий легкой промышленности, причем их количество постоянно варьируется. Какие преимущества они получают, став участником вашей организации? Сколько времени занимает процесс присоединения, начиная от даты подачи заявки?
Марина Т. (Слуцк)

У нас действительно почти сотня, точнее 99, организаций в составе концерна. Мы никаких преград не устанавливаем в части вступления в состав концерна. Подача заявления, определенные процедурные вопросы занимают не более четырех месяцев. Можно и ускорять этот процесс, но я не думаю, что надо форсировать такие вещи. Преимущества… Прежде всего, тенденции, даже мировые, вы замечаете, что всегда  должно быть лоббирование интересов мощных производителей в силу того, что не всегда их интересы остаются в поле зрения даже правительства. Потому что кто-то должен информацию доносить до самого верха, инициировать то, что сегодня болезненно для этой части производства - или отрасли, или подотрасли. Концерн может инициировать все национальные правовые акты в соответствии с процедурой. Но для начала мы должны знать мнение, проблемы коллег. Если ваше предприятие, например, член концерна, то, безусловно, мы значительно быстрее все это обсуждаем. Плюс большая методологическая помощь. У нас серьезные специалисты есть и в части владельческого надзора, и юридические консультации можем давать, и экономические, плюс аналитика. Мы мониторим рынок и всегда подскажем, что сегодня лучше, что актуальнее. Плюс кооперационные связи - это очень значимо, потому что надо покупать там, где дешевле, и заказывать там, где лучше. 

Кстати, в состав концерна вступают намного чаще, чем уходят из него. В последнее время мы приняли в Беллегпром такого значимого игрока на рынке легкой промышленности, как предприятие "Конте Спа". Это очень серьезная организация с очень креативным руководством. Мы с ними сотрудничаем достаточно тесно и очень приятно работать с грамотным креативным менеджментом. Сотрудничество приносит нам определенную пользу, мы чему-то учимся у них. 

В состав концерна входят как известные "киты" белорусской легкой промышленности, к примеру "Элема", "Милавица", "Марко", так и мелкие, с куда более скромными производственными мощностями. По какому принципу вы отбираете организации?
Юлия (Минск)

Принцип один - желание работать, сотрудничать и продвигать на все рынки продукцию, произведенную на территории Республики Беларусь.

Ведущая: - Т.е, не было ни одного раза, чтобы вы отказали?

Николай Ефимчик: - Принципиально не было. Для того, чтобы отказать или сказать, что по количественному или иному какому-то критерию, предприятие нам не подходят - такого не было. Если, конечно, замечены некие действия на грани возможного, то такой субъект хозяйствования мы не будем принимать. Репутация важна. Мы обязательно анализируем состояние дел, Беллегпром не может быть прикрытием для полукриминальных каких-то уходов, или, если попали в концерн, значит, какая-то особенная защита будет. Все прозрачно, все в равных условиях, нет никаких преференций и запретов тоже. 

Николай Васильевич, назовите, пожалуйста, самые прибыльные предприятия Беллегпрома и наиболее убыточные. Сколько денег заработал концерн в прошлом году?
Игорь (Витебск)

В прошлом году выручка составила 15 триллионов, прибыль больше 240 миллиардов рублей. В этом году мы идем лучшими темпами, за 5 месяцев у нас 400 миллиардов прибыли. Темы прироста и по выручке, и по реализации и по производству у нас достаточно неплохие. Я думаю, что доведенные показатели все будут выполнены и по полугодию и по году. 

Самые прибыльные... Не хочется никого обижать, потому что все стараются работать, условия, однозначно, не очень хорошие и не только потому, что у нас внутренние проблемы, но и внешних факторов очень серьезное влияние. В целом лучше работают "Конте Спа", "Милавица", "Элема", "Белвест", "Марко". Прибыльно работают более 60% всех предприятий. Я говорю о чистой прибыли. Прибыль от реализации имеют почти все. Но чиста прибыль - это доходы за вычетом тех нагрузок, которые несут производители: закредитованность, курсовые разницы и другие значимы вещи, не у всех сразу все получается. Динамика очень неплохая, будем ее улучшать. 

В отечественной швейной промышленности есть огромный перекос в пользу производства женской одежды. Мужскую отшивают лишь несколько предприятий: "Коминтерн", "Элиз", "Марк Формель" … Причем шьются костюмы, рубашки и нижнее белье. Повседневной одежды практически нет! Разубедите меня) Каким образом устранить такой дисбаланс? Или эта ниша открыта для новых проектов?
Денис (дизайнер) (Минск)

Я бы не согласился с этим. Если взять по структуре чисто технологически, у нас приоритет по женскому ассортименту: 40% в общем объеме занимает женский ассортимент. В зависимости от группы товаров: трикотаж, обувь либо верхняя одежда, мужчины и дети делят между собой эти позиции либо 35/25 либо наоборот 25/35, но в пределах этих цифр. Нельзя сказать, что у нас есть приоритет по гендерному типу, но очевидно что есть ниша, которую мы не совсем освоили - это тинейджеры - те, кто всегда на пике моды и хотят все время новое. К сожалению, мы не успеваем за этим запросом, наш потенциал не успевает в таком количестве выпустить одежду данного направления. Мы не можем одеть всех и сразу, учитывая, что 50% продаем на экспорт. Легкая промышленность - импортозависимая отрасль - хлопок можно покупать только за валюту, а для того, чтобы она была, надо экспортировать. У нас, кстати, положительное сальдо по этим сделкам. Развитие продолжается, и я думаю, что эти ниши будут закрываться нашими производителями.

Никто не ставит цель производить и носить только белорусское, у нас открытая страна, открытый рынок. Вправе приехать любой товар, и в равной конкурентной среде потребитель должен выбрать, что он купит, в каком виде и за какие деньги. Наша задача произвести продукцию в хорошей ценовой политике, с хорошими дизайнерскими решениями, что было удобно и практично, и мы пытаемся эту задачу решить.   

Какие основные проблемы в легкой промышленности вы видите сегодня и какие задачи предстоит решить в текущем году? Спасибо!
Наталья (Неизвестно)

Конечно, сейчас самая большая проблема у всех - это острый дефицит оборотных средств. И их нам не хватает, конечно же. И в силу того, что емкость белорусского рынка немножко просела, конечно, у нас возникают вопросы о платежеспособности. Растет немного дебиторская задолженность. Это реальность нашей жизни. С ней нужно соглашаться. Но не дать товар в республику - это недопустимо. И мы продолжаем сотрудничать, несмотря на то, что есть прирост по дебиторской задолженности, в том числе, по просроченной. Других глобальных проблем я не вижу.

У нас очень хорошее техническое вооружение. Есть вопросы по загрузке мощностей, в силу того, что нашим основным партнером всегда была Российская Федерация. Но сегодня и у них проблемы. Мы потеряли более 20% российского рынка от цифр предыдущих годов. Но, не смотря на все сложности, за 5 месяцев уже есть 6% прироста экспорта в РФ и страны СНГ. И надо продолжать работать с этими рынками в силу нашей одинаковой ментальности, подходов. Ну, а в остальном все зависит от людей, от креативности руководителей, дизайнеров.

Ведущая: - А у меня такой вопрос. Насколько концерн влияет или способен влиять на деятельность компаний, которые входят в состав?

Николай Ефимчик: - Есть хорошая поговорка. Умный учится на чужих ошибках, все остальные - на своих. Вот здесь мы стараемся не повторять некоторые неправильные шаги. Поскольку аналитика есть, и информация достаточно достоверна. И многие предприятия прислушиваются к нашим рекомендациям и движутся в правильном направлении. Это движение достаточно динамичное даже у тех, кто находился в аутсайдерах. Причем это относится не только к дизайнерским разработкам. Ведь мы же проводим целую массу мероприятий, начиная с выставок и заканчивая нашими концептуальными позициями. У нас очень много программ. В частности, сейчас мы пытаемся продвинуть программу по "Моготексу" через Комитет по науке и технологиям, для того, чтобы получить новую продукцию. И в этом есть заинтересованность и предприятий, и потребителей. Поэтому, тут тема для работы очень широкая.

Ведущая: - А каким образом осуществляется ваше взаимодействие с руководителями предприятий? У вас есть какие-то регулярные собрания, совещания, или это по мере необходимости происходит?

Николай Ефимчик: - Из тех обязательных собраний, которые мы проводим, это советы концерна, где надо дать оценку предыдущей деятельности и поставить задачи. Есть еще малый совет при председателе концерна, который рассматривает вопросы текущей деятельности. Беллегпром не навязывает ненужных совещаний и встреч. Сейчас у меня есть связь по скайпу практически со всеми руководителями. Совещания можно проводить и в рамках конференций, где я их всех вижу, и индивидуально. Это очень удобно и функционально. Мы практикуем частые выезды. Практически половину рабочего времени я провожу на местах. И если мы едем, то с максимальным посещением предприятий. Лучше один раз увидеть, чем все время слышать.

Ведущая: - Были ли случаи, когда вы недовольны деятельностью предприятия, оно недостойно входить в ваш концерн, и вы инициируете, чтобы они двигались своим курсом?

Николай Ефимчик: - Мы занимаем другую позицию. Если предприятию плохо, и там нет никакого криминала, то прежде всего ему надо попытаться помочь. В том числе и для этого оно когда-то вошло в состав концерна. Несколько дней назад я выезжал на подобное предприятие (не буду называть его). Мы пытались совместно найти выход из сложной ситуации. Концерн как раз очень востребован в этом плане - когда сложно, мы всегда готовы помочь в виде кооперационных связей, в виде сырьевой поддержки и т.д. 
Здравствуйте! Мне известно, что предприятия Беллегпрома могут отшить одежду на заказ. Подскажите, как выглядит сама процедура? Заказы принимаются только от юридических или от физических лиц тоже? Требуется ли только дизайн или необходимо техническое задание? Как поступить с сырьем? Спасибо, буду признательна за ответ)
Евгений Леонидович (Неизвестно)

Если это заказ и промышленная коллекция будет куплена оптом и на продажу, есть процедура. Она достаточно проста и понятна: либо вы приносите зарисовку, и вам делает все предприятие, либо вы привозите готовые ткани, готовую разработку, отдаете, они исполняют так называемые давальческие. Если речь идет об индивидуальном заказе, я бы просто не рекомендовал. Конечно, могут исполнить, но вы представьте, на вас будут работать все художественные мастерские. Безусловно, они сделают любой ваш заказ, но вы представьте, сколько нужно заплатить, чтобы эти люди работали на вас и придумывали, что же вам сделать.

Ведущая: - Промышленные масштабы - это сколько единиц?

Николай Ефимчик: - Сегодня это значение уменьшается, в зависимости от ассортимента, по предприятиям от 50 до 5, 10 тысяч штук. Если шкалу брать всю, то 50 уже не попадает в общую шкалу, если ты собираешься ее продавать. Крайние размеры выпадут, останутся только средние. Надо четко понимать, зачем вам это дело, и если вам это выгодно, то пожалуйста. 

Давно и упорно ходят слухи о том, что белорусские предприятия лучшие свои модели отправляет на экспорт, а внутренний рынок довольствуется чем придется… То, что товары идут за рубеж - это понятно и нормально. Вопрос в том, насколько отличается модельный ряд для внешнего и внутреннего рынков. Внесите, пожалуйста, ясность.
Янина (Минск)

Вообще не отличается. Слухи были сильно преувеличены. Дело в том, что любой менеджмент подразумевает под собой получение максимальной прибыли. Если я имею хороший ассортиментный товар, ассортиментную группу и товар ликвидный, то зачем мне производить что-то непонятное и вешать это на склад. Безусловно, то, что продается за рубеж, в том числе и дальнее зарубежье, оно, конечно, продается и у нас. Другой вопрос, что технологические и технические возможности предприятия не всегда позволяют выпустить, скажем, миллион штук, если ты можешь выпустить за год только 500 единиц именно этого ассортимента.

Ведущая: - Модельный ряд одинаковый. Другой вопрос, сколько моделей идет на экспорт, а сколько остается здесь?

Николай Ефимчик: - Речь идет не о моделях, а о возможности выпустить ту или иную модель. Производительность машин ограниченна. Что она может, то она сделает. Никаких ограничений нет, только в силу каких-то технологических возможностей.  

Добрый день! Каждый год у моды свои тенденции. Скажите, как предприятия "подхватывают волну" и отслеживают новые веяния?
Екатерина (Неизвестно)

Как я говорил уже, выставки посещаем обязательно, это раз. Сами обмениваемся опытом, это тоже обязательно. Ведь тенденции показываются в целом, а регионально надо учитывать то, что происходит в каждой стране, регионе даже. И то, что продашь в Витебске, никогда не продашь в Бресте, ни по цвету, ни по дизайну. Потому что философия подхода из-за ментальности региональной совершенно другая на сами изделия и на то, куда и как их носить. Сейчас мы пытаемся работать с Северной Европой, где совершенно другие подходы. Поэтому общие тенденции по цветам и другим параметрам мы всегда отсматриваем, найти ткани сейчас не проблема через Интернет или посещение премьер-визионов французских. Увы, не всё приходит одномоментно. Я могу с уверенностью сказать одно: то, что сегодня модно в Западной Европе, только через два года будет принято у нас в стране.

Ведущая: - В силу инертности и консерватизма…

Николай Ефимчик: - Да, и, наверно, это правильно. Потому что надо время осознать, буду я это носить или нет. А не ухватить ярко-оранжевое (я про мужчин) и ходить всем доказывать, что ты нормальный. 

Добрый день! Расскажите, с какими странами - законодательницами моды у нас налажено сотрудничество и в чем оно заключается?
Оксана (Неизвестно)

А кого назвать законодателями моды? Безусловно, мы посещаем выставки, налажено сотрудничество с разными странами. Оршанский комбинат очень тесно работает с Францией и Бельгией. Сейчас ведем техперевооружение "Камволя" и пытаемся тесно сотрудничать с итальянцами. "Элема", например, всегда работала с Италией. Флоренция - основной поставщик шерстяных и полушерстяных тканей высокого уровня, в том числе и с дизайнами. С Англией опять же все предприятия работали и на оказание услуг, и на собственном производстве. Ограничений нет. Если есть взаимные интересы, то готовы к сотрудничеству. Пьер Карден даже размещал у нас заказы. Мы имеем свои модели, которые предлагаем и продаем. Раз более 50% продукции идет на экспорт, значит они востребованы. Мы учимся новому, двигаемся вперед - это видят наши партнеры из разных стран.

На ваш взгляд, достаточно ли хорошую подготовку дают нашим дизайнерам учебные заведения Беларуси? И обязательно ли вообще иметь специальное образование для того, чтобы стать хорошим дизайнером?
Константин (Неизвестно)

Дизайн - дело творческое. Творчество - это полет. В Витебском технологическом университете учат около 200 молодых людей на всех курсах именно дизайну и около 500 занимаются конструированием моделей одежды. Я бы конструкторов сюда тоже относил, потому что львиная доля из них по своей сути тоже дизайнеры. В этой части как раз уровень образования достаточно серьезный, потому что мы все же готовим дизайнеров не эксклюзивного характера: вот я придумал, две единички выпустил - не надо ни посадка, ни конструктивных каких-то специальных решений, ни промышленного технологического использования. Потому что можно, действительно, нарисовать все что угодно, но как это исполнить, и исполнить так, чтобы была действительно посадка по фигуре…

Одно дело показ прет-а-порте, другое дело - запустить модель в производство. С высоких показов можно взять некоторые детали. И вот здесь уже талант дизайнера - уловив какую-то тенденцию, использовать ее и внедрить в производство, тогда, конечно, коллекция очень успешная. У нас есть и молодые дизайнеры, и достаточно уже опытные, которые работают на очень высоком уровне. Умеют работать с нашими ассортиментами, если касается льна - то это Лобкова, если касается шерсти и верхней одежды - Иван Айплатов. Мы с ними сотрудничаем. У нас проходит неделя моды, и мы собираемся возродить "Белую амфору", поэтому в этом плане работа ведется.

Ведущая: - Каким образом предприятия находят молодых дизайнеров, выпускников вузов, чтобы их быстрее к себе переманить, потому что дизайн - это крайне важно.

Николай Ефимчик: Во-первых, они все проходят производственную практику, во-вторых, мы проводим достаточно много всяких фешн-шоу. Другой вопрос, что не все молодые специалисты хотят связывать себя с огромными предприятиями в силу того, что считают это определенной обузой для творчества. Но та молодежь, которая сейчас пришла на предприятия Беллегпрома, очень талантлива. На "Полесье" пришел очень креативный молодой человек и новую коллекцию нам предложил просто неожиданную и очень правильную. И, конечно же, молодежь хочет много денег сразу. На производстве их сразу не дадут. Более того, на производстве попросят выполнить некий минимум для того, чтобы освоить технологический процесс. Это как бы продолжение учебы, адаптация. Хотя всем, кто идет по распределению, кто реально хочет работать в этом направлении, предприятие идет навстречу.

Кто-то избирает свой путь. Почему нет. Ведь бутиковая форма существования - тоже форма. В таких условиях молодые дизайнеры могут делать эксклюзивные коллекции и продавать штучно и только там, где им это нравится.

Но по-моему мнению не имея базы, основы, только один из тысячи пробьется. Например, сейчас очень модно сочетание тканей разных текстур, скажем, кожа, трикотаж, текстиль. По наитию художник хотел бы это соединить, но как это сделать, ведь разные степени растяжимости, совместимость разная, как обрабатывать, какие швы использовать? Как будет сидеть изделие на фигуре? Имея хорошую базу и получив хорошую практику на предприятии, дизайнер будет обладать такими конкретными знаниями, что только посмотрел и уже знает, что и как делать надо.

Потом, нужно четко понимать, что эту вещь наденет не один человек и она будет не одного, а трех-четырех размеров, возможно, для людей разных возрастов. Для этого есть технологические нормы, конструкторские требования, нормы посадки, допуски. В конце концов, есть даже нормы, какой нитью все сшивать, потому что если сшить хлопковой, все разлетится после первой же стирки. Базовые знания должны быть в голове, иначе перспектив движения не будет. Вот посмотрите, Вячеслав Зайцев - ведь он прошел весь путь: университет, предприятие, собственный дом мод.

Ведущая: - Расскажите насчет "Белой амфоры"?

Николай Ефимчик: - Мы думаем возродить этот фестиваль моды. Это очень хорошая школа, в нем участвовали почти все предприятия, обязательно собирали молодежь, обязательно рассматривали коллекции всех направлений: отдельно молодежь, профи, дети, отдельно мужчины, отдельно женщины. Это всегда был обмен опытом, возможность увидеть что-то новое и дать возможность творчеству. Мы сейчас работаем над тем, чтобы провести осеннюю ярмарку совместно с Неделей моды и "Белой амфорой". Со следующего года хотелось бы вернуться к полноформатному фестивалю. Место проведения - Минск или Витебск - пока обсуждаем. На мой взгляд, надо в регионах проводить и даже по кругу ехать, чтобы это могли посмотреть не только в Минске, ведь в Бресте 300 частных предпринимателей. Там есть и талантливые дизайнеры, и замечательные предприниматели. Почему бы их не посмотреть, с ними не обсудить, свое показать? Должен быть диалог и открытость. 

Дизайн и практичность, безусловно, играют первостепенную роль в продажах. Но маркетинг и служба продаж предприятия отставать не должны. Как вы оцениваете работу маркетологов предприятий Беллегпрома?
Светлана (Неизвестно)

По-разному. Есть предприятия, на которых уровень маркетинга - мировой. Но, к сожалению, не могу похвастаться, что таких много. Например, Белвест. Они ведут работу по изучению и продвижению ассортимента. Создают модели сразу в 3Д. Т.е. у них изделие изображается не на картинке, а сразу в готовом виде. Продажи идут онлайн, все 330 магазинов проводят продажи онлайн - на предприятии знают ежеминутно спрос. Проектирование колодки идет исходя из антропологических измерений, специалисты ездят по регионам и четко знают, где какие ноги: шире, уже, объем ноги и т.д. В "Милавице" очень серьезный уровень маркетинга. Есть и такие предприятия, которые не уделяют этому должного внимания, не осознавая, что это ключевая позиция. Хочу признать, что это одно из наших слабых мест. Здесь еще нужно работать, работать и работать. 

Здравствуйте! Очень люблю белорусскую одежду и, при прочих равных, всегда отдаю ей предпочтение. Но часто в магазинах цена отечественного товара значительно превышает аналог китайский, индийский или вьетнамский. Когда разница бьет по кошельку, никакой патриотизм не поможет - выбор не в пользу РБ. Как изменить эту тенденцию? Спасибо!
Анна Михайловна (Гомель)

Тенденцию эту изменять не надо. Все нормально. Если в Китае производят пару обуви, привозят сюда, готовы продавать за 10 долларов (200 тысяч в эквиваленте) и заявляют, что это натуральная кожа, то я вас уверяю, что недобросовестные поставщики вас обманывают. Наша обувь… Только натуральная. Зайдите в магазин и за 600 тысяч полуботинки вы купите без всякого напряжения. А учитывая скидки, которые активно предлагают производители, цена иногда смешная. Тем не менее мы гарантируем соблюдение всех стандартов и норм, которые раньше были. Даже не регламенты Евразийского союза, которые значительно более лояльные. Мы фактически работаем еще в рамках ГОСТ. 

Соревноваться с Китаем или еще с кем-то, кто заявляет, что у них высококачественный продукт за копейки.., согласитесь, так не бывает. Значит что-то не так. Скорее всего заявленные свойства не правдивые: заявленного хлопка, например, может  быть меньше половины, а то и вообще не будет. То есть реальный состав ткани будет отличаться. И вы это не увидите, потому что сегодня научились настолько синтезировать производство и выпускать синтетические ткани, которые по своему внешнему виду могут напоминать шерсть, шелк, - все что угодно. Поэтому надо все-таки соизмерять цену и качество и определить приоритеты. Конечно, высококачественное будет стоить дороже. Возьмите мужской костюм. Бизнес-костюм сегодня стоит два миллиона или два триста белорусских рублей. В то же время турецкий такого же уровня, хорошо, если найдете за пять, при этом по заявленным свойствам наш нисколько не уступает. И вот здесь стоит сравнивать.

Ведущая: - На ваш взгляд, наши первые лица государства, медийные лица, люди, которые на виду, обязаны, им стоит носить белорусскую одежду? 

Николай Ефимчик: - Выбор вправе делать каждый сам. Та же одежда бизнес-класса… Ее качество позволяет любому министру, любому должностному лицу ее носить - не стыдно. И более того, многие министры носят одежду белорусского производства, которая в массовом пошиве. И я вас готов убедить, что индивидуальный пошив всегда хуже, чем массовый. Объясню почему. Технологии сегодня, если взять мужской костюм "Коминтерна", позволяют треть операций делать полуавтоматами и автоматическими линиями. О чем это говорит, если втачать рукав вручную и на полуавтомате, то вручную всегда будут защепы, а полуавтомат делает все идеально. Человеческого фактора в технологическом процессе  по сути своей нет. Та же история по карману, по каким-то еще деталям. Если работает поток и он хорошо налажен, если технология отработана, то качество изделия высокое. А индивидуальный пошив - это всегда один портной, он может сделать ошибку. Он работает на 6 или даже на 8 машинах в том числе на специальных, не на всех у него одинаковые навыки. Индивидуальный пошив - это вещь эксклюзивная и только для очень богатых.  У нас есть единицы портных, которые в состоянии сделать и женский хороший костюм, и мужской. А если у человека есть дефекты фигуры, это можно откорректировать и в уже готовом изделии, но не думаю, что ради этого стоит идти и заказывать индивидуальный пошив… 

Скажите, на какие рынки ориентирована продукция Беллегпрома и контракты с какими государствами самые крупные?
Вадим (Неизвестно)

Россия - это безусловно. И ее нельзя терять в плане ментальности. У нас одинаковый взгляд, позиции на понимание, ощущение моды. Мы слышим друг друга, видим, у нас нет никаких преград. Активно продвигается товар в Западную Европу (Франция, Бельгия). Мы уже работаем и на Северную Америку, Канаду. Сотрудничаем с Бразилией, есть контракты с Японией. Не надо думать, что мы сидим и ничего не делаем. Но это и не означает, что мы поставили цель одеть в белорусское весь мир. Мы, к сожалению, по своим мощностям, не можем тягаться, например, с тем же Вьетнамом, если там производят продукции на 25 миллиардов долларов, то мы - одну тысячную часть от их показателей. Здесь нет смысла воевать. Надо иметь собственную нишу, иметь свое лицо, продвигать свой имидж.   

Николай Васильевич, как сейчас обстоят дела со складскими запасами?
Дмитрий (Неизвестно)

Складские запасы - это такая вещь… Я не знаю, почему они беспокоят спрашивающего (смеется). Это наши проблемы… Складские запасы соответствуют нормативам, которые нам доведены. Но я хочу сказать, что складские запасы сегодня как раз у самых серьезных и ведущих предприятий: "Марко" (около 25% всего отраслевого запаса), "Белвест", "Милавица", "Конте СПА". Почему? Лето пришло - и все обувщики должны немедленно сделать зимнюю коллекцию. Зимняя коллекция должна прийти в августе, и тогда она будет выставлена на полках. Для того чтобы одномоментно занять все полки и свои огромные собственные сети (а то, что в сетях - у них считается как на их же складах), идет накопление. Это некритично. Названные предприятия очень эффективны, и они справляются со всем.   

У меня вопрос насчет скидок. В Европе тотальная распродажа значит 50%-70% от стоимости товара, в Беларуси супер скидки - это максимум 15%. Причем в магазинах эти вещи лежат едва ли не годами: из сезона в сезон, морально устаревая, а цены не меняются! Как такое может быть? Не думаю, что изначально предприятия закладывают минимальную наценку к себестоимости, от которой нельзя отнять на распродажах…
Ольга (Минск)

Рентабельность наших предприятий чаще всего не превышает 10 процентов, из этого надо исходить. Более того, если есть такие возможности, у предприятия если залежалый товар, мы можем продавать даже ниже себестоимости, для этого есть комиссия. Все это рассматривается. Но, чтобы не убеждать много и долго - по ТВ сейчас активно рекламируется наш известный обувной бренд. Первая пара - минус 10 %, вторая - минус 30%, третью вообще бесплатно могут подарить. Поэтому скидки сегодня, в том числе акции, проводятся достаточно часто. Этот вопрос вправе решать сам субъект хозяйствования, никакого ограничивающего механизма здесь нет. Многие уже идут по этому пути. 

В мире сейчас пошла мода на вышиванки. Некоторые голливудские звезды позируют на фотографиях в наших, славянских одеждах! Многие белорусские дизайнеры подхватили этот тренд, но в массовый пошив это пока не пошло. А почему? В ГУМе или ЦУМе, уверена, одежда с белорусским орнаментам продавалась бы на ура.
Полина (Неизвестно)

Ну почему, она есть. Вышиванку мы Владимиру Владимировичу подарили, и Александру Григорьевичу. Вышиванки есть: мужская сорочка, трикотаж. Группа "Дрозды" выступает в маечках "Купалинки", глянешь - приятно посмотреть. Эти изделия есть, но они не должны заполонять собой прилавки, все же это скорее для наших гостей сувенирная продукция. Тем, кто очень хочет носить вышиванки, уверенно заявляю, что в торговле они есть, их можно найти. Если увеличится спрос, мы увеличим продажу.  

Вы тоже будете носить белорусский джинс?

Буду, я ношу. У меня пиджачок хороший. Я пытаюсь везде объяснить, что джинсы - это 6 текстур ткани, которые сделаны на базе хлопка. Первое, это деним, который имеет двухсторонний цвет - синий и белый. Наш лен будет не в чистом виде джинс. Это будет элитный, ближе к эксклюзивному материал, и естественно, дороже. Сегодня я с удовольствием ношу льняной, близко к джинсовому, пиджак. С остальным ассортиментом у нас работают все. У нас эта продукция будет, но это не означает, что мы заполоним все. Белорусский джинс - не самоцель.   

Не находите, что белорусские производители пошли по пути удешевления продукции в ущерб качеству. Например, детская обувь - уже не первая пара выдерживает чуть дольше, чем гарантийный срок (1-2 месяца). Да, производитель признает сей факт, даже деньги возвращает, что очень удивило. Но неприятный осадок все-таки остается. Доверие покупателя - все-таки вещь важная.

Соглашусь по детской обуви в каком плане. К сожалению, это наше слабое место вообще в обуви. Потому что в сложной ситуации находятся ключевые предприятия, которые занимались производством детской обуви - Лидская обувная фабрика и "Неман" (Гродно). Детскую обувь, к сожалению, больше привозят наши ритейлы. И привозят они в основном китайскую и прочее. Когда делали экспериментальные проверки на качество, то ужаснулись. Конечно, по детской обуви надо усиливать наши позиции и контроль тоже. Этой обуви у нас недостаточно, есть вопросы по ее исполнению. 

А что Беллегпром предлагал на "Белагро"?
Тамара (Неизвестно)

Все, кто посетил наш стенд, однозначно сказали, что Европа есть Европа. Мы сделали очень большой шаг, благодаря техническому перевооружению. Если взять, например, по льну, то я могу с уверенностью сказать, что здесь мы уже законодатели: и моды, и направления, и технологических новшеств, которые предлагаем. Я недавно был в Бельгии и встречался с хозяевами одной из ведущих фирм, которые занимаются льном, изготавливая из него большой ассортимент для дома, начиная со штор и заканчивая постельным бельем. Они готовы сотрудничать, понимая, что надо объединять или можно потерять больше… А учитывая то, что у нас весь технологический цикл (от производства самого льноволокна до полного изготовления изделий), то они за объединение. Выставка показала, что регионы России очень заинтересованы в сотрудничестве и в целом, что мы двигаемся в правильном направлении. 

Смотреть еще