Архив онлайн-конференций

Онлайн-конференция с главным редактором "Сельской газеты" Сергеем Миховичем

Онлайн-конференция с главным редактором "Сельской газеты" Сергеем Миховичем

На днях одна из старейших газет Беларуси "Сельская газета" отмечает 95-летие. За почти вековую историю издание не раз меняло название, но его содержание оставалось незыблемым: жизнь людей в деревне. О встречах с подписчиками накануне юбилея, о новых социальных акциях и о специфике работы на сельскую тематику расскажет главный редактор издания Сергей Михович. 

Онлайн-конференция прошла на сайте Белтелерадиокомпании 13 января. 

13.01.2016

Фото


Вопросы конференции


Добрый день! Поздравляю с юбилеем газеты! Скажите, как отмечается этот день в вашем коллективе? Есть какие-то приятные подарки для подписчиков?
Елена (Неизвестно)

Спасибо, Елена, за поздравления! Нам тоже поступает много поздравлений, и приятно слышать их в адрес нашей газеты. Этот день отмечается у нас трудовыми буднями. Сегодня, в частности, мы делаем юбилейный номер, который приурочен к первому выходу газеты 15 января 1921 года. Это будет одним из главных подарков нашим читателям.

Ведущая: - Я знаю, у вас есть верстка предварительная, можете показать…

С.Михович: - Да, я захватил с собою еще не до конца, но первые прикидки первой полосы в черно-белом варианте... На первой полосе уже стоит приветствие: "95 лет вместе с читателями!" Мы проводили предъюбилейную информационную кампанию. Главное для нас - это наш читатель, наш потребитель. Поэтому, естественно, мы ориентируемся на его вкусы, потребности, на его интересы. В связи с этим мы строим и номер, который выйдет у нас завтра, 14 января (это связано с нашей сегодняшней периодичностью - 3 номера в неделю). Приятные подарки для подписчиков, кроме юбилейного номера, который выйдет на хорошей бумаге, как и положено в праздник, в упаковке соответствующей - это один из подарков.

Недавно завершилась подписка на 2016 год, и наши подписчики, наши читатели в свою очередь сделали нам подарок, я так это понимаю, потому что они активно, может быть, более чем всегда активно, оформили подписку в разных регионах страны, в разных областях. Поэтому я очень благодарю наших читателей за эти встречные подарочные движения. Мы же провели для читателей такую длинную викторину о белорусском быте, о белорусской деревне…

Ведущая: - А как же члены вашего коллектива будут отмечать, раскройте тайну.

С.Михович: - Члены нашего коллектива, мои коллеги сегодня работают, завтра тоже работают. 14 января, на старый Новый год, у нас будет торжественное заседание в актовом зале Дома прессы. Туда приглашены и обещали прийти многие гости, читатели. Придет большая группа ветеранов "Сельской газеты". Им уже помногу лет. Они уходили на заслуженный отдых из нашей редакции. И до сих пор звонят, подсказывают, критикуют… Среди них есть журналисты известные, суровые, беспощадные, это наши самые главные критики помимо читательской аудитории. И вот они завтра тоже придут, кто сможет…

Мои коллеги, члены коллектива "Сельской газеты" будут завтра гостями и хозяевами одновременно. Знаете, как у нас в Беларуси водится, если праздник, юбилей, день рождения, то достается больше всего тем, кто принимает. Мы хотим, чтобы ощущение праздника было больше у наших гостей. Придут журналисты из холдинга, придут наши коллеги - руководители республиканских СМИ и БелТА, придут представители Администрации Президента, правительства, наших родных министерств - информации и сельского хозяйств. Будут гости из далекого далека. Сегодня мне позвонил Алексей Степанович Скакун - известный председатель СПК "Острометчево" и сказал, что он тоже приедет завтра и будет выступать на сцене. Вот такой завтра у нас будет напряженный день, и мы постараемся, чтобы это событие прошло ярко, и дальше будем работать, ждать 100-летия.   

Скажите, на ваш взгляд, что определяет успех для газеты - кричащие заголовки или само наполнение?
Дмитрий (Неизвестно)

Заголовки - моя любимая тема. Многие заголовки в газете, наверное, не только в нашей, придумывает или перепридумывает главный редактор. После него уже никто не поправит. Все журналисты нацелены на поиск интересных заголовков. Но одного интересного заголовка мало. Он извлекается из сути самого материала. Бывает так, что не найдешь хорошего заголовка, тогда и статью надо снимать с номера, потому что и сама статья такая. Если нет какой-то живинки, важной детали, то этот текст надо отправлять в корзину. Очень важно, чтобы у редактора и его помощников на столе было много материалов, в газете бы появлялось самое интересное, а корзина была бы полная. Если она пуста, значит, мы даем все в номер. Это плохо - выбор небольшой.

По заголовкам можно судить о качестве работы журналистов. Как правило, заголовок должен отвечать сути. Тогда мы выполняем свою работу - привлекать внимание. Читатель получил газету по почте. Достал из почтового ящика газету, он уже обречен ее прочитать, потому что заплатил деньги. А если прийти в газетный киоск. Как мы приходим в магазин, выбираем какие-то товары, мы смотрим на упаковку, на что-то такое, что привлекает. Так вот, в газетных киосках розничные продажи во многом зависит не только от названия газет, а от того, во что упакована каждая статья.

Ведущая: - Бывает, что заголовок броский, кричащий, а статья пустоватая?

С.Михович: - Тогда в корзину. Когда заголовок с претензией на сенсацию, а сенсации там нет, то это профанация. Мы обманываем читателей, потребителей. Важно, чтобы все сочеталось, если это возможно. Это идеально, когда в журналистике все прекрасно: и заголовок, и статья, и адрес, и герой. Мы должны к этому стремиться, но поиск бесконечен. 

Ведущая: - А ваш любимый заголовок?

С.Михович: - Сегодня я читала полосу перед отъездом к вам, там аналитика, мы же пишем не только про фермы, про надои, выгрузку минеральных удобрений, какие-то экономические показатели, мы пишем и про мировые события. Мы хотим дать своему читателю, к слову говоря, газету самодостаточную, чтобы в ней было многое помимо сельской жизни. Мы для этого "утолщаемся", чтобы дать и мировую, и социальную, и культурную, и спортивную палитру.

Известный международный факт. События в Кельне, когда случилась массовая акция насилия над женщинами, мигранты или не мигранты. Волна миграции больная проблема для Европы. Но вот еще заголовок среднего толка, уезжая, не знал выкинут его или нет, я написал "Кто насилует Германию?". Я потом посмотрю на полосе еще раз в контексте, но, мне кажется, такой вариант возможен. Хотя это косвенно. Это, конечно, образ. Возможно, этот заголовок привлечет читателей. Тем более там и содержание соответствующее. Пусть не оригинальный контент, взятый из источников, из интернета, но есть позиция нашего журналиста. Важно не давать заголовки типа "Слагаемые успеха" или еще какие-то общие слова.

Здравствуйте! Всегда с интересом читаю о велоспорте. Однако только в прошлом году узнал, что проводится "Тур де Брест". Скажите, это инициатива вашего издания? Гонка проводится каждый год? Могут ли принимать участие любители? И почему только Брест?)
Игорь (Минск)

Многие издания, не только газетные, проводят разного рода соревнования, пытаются быть информационными партнерами, учреждают призы - это желание подтянуть какой-то вид спорта информационно, чтобы он звучал. Тем самым вернуть или придать ему какой-то вес. Это гонка, которую мы назвали по аналогии с "Тур де Франс" "Тур де Брест" - открытые республиканские соревнования по велоспорту, многодневная гонка на шоссе. Она проходила уже давно, хотя мало кто о ней знал.

Гонка проходит по Брестской области, стартует в областном центре и финиширует в Барановичах. Соревнования республиканские, в них участвует шесть областей, приезжают гонщики, ребята молодые из райцентров, из агрогородков. Эти гонки проходят по агрогородкам, по полям, по шоссейным дорогам, это сельская территория. Поэтому кому, как не нам, взяться было за это дело. Мы учредили свой приз, и два года "Тур де Брест" проходит на призы "Сельской газеты". Мы попросили своих партнеров с телевидения, из других СМИ поддержать соревнования информационно, и они получили новую жизнь. Надеемся, что на призы "Сельской газеты" "Тур де Брест" будет проходить постоянно. Нам это льстит, что мы делаем полезное дело.

Что касается, маршрута, я думаю его можно изменять, но это зависит не от нас. Мы подумаем, может, к нам прислушается Федерация велоспорта, Министерство спорта и туризма, и может, в следующем году мы направим эту гонку по дорогам других областей, которые тоже хотят спортивных зрелищ. 

За практически вековую историю газета не раз меняла название. Вроде как мои родители читали "Колхозную правду". Скажите, почему так часто происходил ребрендинг?
Анастасия (Неизвестно)

Есть газеты, например, "Звязда" - сделаю ей рекламу так и быть (смеется), она была "Звяздой", она остается "Звяздой", я боюсь, что она и будет "Звяздой". Почему так часто происходил ребрендинг… так получилось исторически… Начиналось все с "Белорусской деревни" 1921 год 15 января. Потом была "Беларуская вёска", и другие названия на двух языках - то на белорусском, то на русском. Это не значит, что сама газета обязательно белорусскоязычная на 100%. Бывает, что название газеты белорусское, но в ней материалы на двух языках.

Потом были "Калгаснік Беларусі", "Колхозная правда", "Савецкі селянін". Самое продолжительное время издание называлос "Сельская газета". В 1991 году, а это уже новейшая история (эту историю застал и я, поскольку работаю в газете с 1979 года), тогда было модно все менять, и газету переименовали в "Беларускую ніву". В то время, собственно, как и сейчас, в Москве издавалась "Сельская жизнь", так пытались избежать параллелей. "Беларуская ніва" просуществовала достаточно долго, и только два года назад мы вернули название "Сельская газета". Потому что именно это название газета носила самый долгий период, и к тому же это название более точно и предметно отражает направление, которое выбрало наше издание. Мы хотим рассказывать о сельской жизни, не только географически, о сельской жизни вообще. Ведь сельчане живут везде, сколько их в столице! Это корни, ностальгия по деревне, по родным местам. Эта главная причина, по которой мы вернули старое название. И, мне кажется, оно самое точное. И пускай бы это название "Сельская газета" оставалось еще на ближайшие 100 лет, как "Звязда".  

Сергей Григорьевич, думаю, вы согласитесь с тем, что печатные издания сильно уступают сегодня Интернету в оперативности. Если вы отражаете на страницах газеты новость, которая уже отгремела в сети, чем же тогда привлекаете читателей? Чем наполняете статью?
Юлия (Неизвестно)

Особенности печатной прессы в том, что они не успевают за Интернетом, за соцсетями. Конечно же, газете нужно искать свой контент, чтобы заинтересовать людей и иметь высокие или хотя бы средние тиражи. Мы выходим 3 раза в неделю и даже за ежедневными газетами не успеваем. Поэтому исходим из того, чтобы не давать новость как таковую, все равно опоздаем, а стараемся пойти дальше: давать подробности новости, расширить информацию, рассказать какую-то историю этой новости, ее закулисье, последствия. Тогда новость становится более расширенной, приобретает жанр репортажа. Думаю, газеты должны этим жить - аналитика, подробности, интересные люди. Так я вижу задачу нашего коллектива.

"Сельская газета" - название говорящее. Вы рассказываете о жизни людей в сельской местности. Но издание республиканское, и оно, в том числе, освещает мировые события. Как у вас соблюдается баланс между "сельским-локальным" и "мировым-глобальным"?
Галина (Жлобин)

У нас нет человека, который измеряет этот баланс. Это, конечно, должен быть главный редактор, хотя не только. Мы хотим дать в газете, особенно в субботнем выпуске (как мы называем "толстушка субботняя", на 32 и больше страниц формата А3) много разных тем, и, конечно, структурировать газету с тем, чтобы в ней была и аграрная экономика, и спортивные, социальные, международные, криминальные темы, как это делают многие газеты. Некоторые наши читатели звонят и пишут: "Какая же вы сельская газета?". Если "Сельская газета", то должна быть сельская с ног до головы? Я так не думаю. Мы хотим дать читателю информацию и про надои на фермах, и про то, что сказал Президент при вручении премий "За духовное возрождение", и про то, что решило правительство по поводу инфляции, и про то, что происходит в аграрных секторах, не только Беларуси, но и стран мира, и про акции протеста в Кельне. В аграрной панораме приводим примеры, как живут, работают, трудятся, как мотивируются крестьяне и фермеры других стран. Более того наши журналисты выезжают за границу и там изучают опыт или инновации - и мы публикуем их репортажи. И также даем прагматичные рекомендации от специалистов сельского хозяйства обычным сельчанам. Мы этот баланс регулируем вручную. 

Нужно ощущать потребности и интерес своего читателя, мониторить, какой читатель за нами стоит, что ему интересно, а что он пропустит и пролистает. Что-то мы угадываем, что-то нет. Из этого и состоит вечный процесс производства газеты. Где-то перестраиваем работу. Можем вводить новые рубрики, искать новые темы. Особенно на этот год я дал такую установку коллективу (журналистов у нас немного, их позиции, их фамилии, их направления и даже их стиль узнаваем) - давайте этот год посвятим тому, что будем находить и привлекать на страницы издания разных собеседников из разных отраслей. Конечно, прежде всего по специализации газеты, но и из других сфер тоже. Интервью, позиции, дискуссионные клубы. Конференц-зал в нашей газете работает, куда приходят люди, отвечают на вопросы, как вот я сейчас отвечаю. Врачи, представители сельского хозяйства, чиновники от спорта, от социума, от министерства сельского хозяйства. Мы хотим в юбилейном году больший акцент сделать на том, чтобы через газету общались читатели с известными и не очень известными личностями, с медийными персонами, чтобы был диалог с читателями, жителями Беларуси, в первую очередь с теми, кто живет в провинции.  

Добрый день. У вас есть интересная колонка "Личное мнение". Это, как я понимаю, печатные "блоги" журналистов??? Какой отклик аудитории на субъективное восприятие людей?
Елизавета (Заславль)

Колонка "Личное мнение" была, есть и будет. Это - позиция журналиста. У нас в этой колонке есть колумнисты, работающие в рубриках "Аналитика", "Позиция", где более активно, индивидуально выражают свое мнение. Как правило, всегда сопоставимое с позицией редактора. Мы не делаем такую сноску: позиция некоторых авторов не совпадает с мнением редакции. Не знаю, может, и надо сделать. Иногда эти материалы чуть более острые, дискуссионные, не всегда традиционные для своих жанров. Я разрешаю в этих рубриках, включая "Личное мнение", позволить журналисту большую смелость, большую остроту, меньше официозности. Тогда эти мнения совпадают с мнением части нашей аудитории. И это ей нравится. Это из области того, как в хорошем смысле этого слова угодить читателю - умному, толковому, не просто какому-то оголтелому оппозиционеру. Мы, конечно, таких вещей не допускаем, мы газета республиканская, государственная.

Ведущая: - Просто интересно, как люди реагируют, когда они прекрасно понимают, что это субъективное мнение конкретного человека, что этот текст не проходил через несколько инстанций, не правился в большей степени главным редактором. Какой есть, такой и пошел?

С.Михович: - Главным редактором правится все. Не знаю, как другими редакторами, мною прочитывается все. Не из желания навести цензуру, просто я должен знать все содержание. Под газетой ставится моя подпись. Острые вопросы, конечно, тоже есть. В газете есть такая рубрика "Спорплуг" - в дискуссионный плуг, образно говоря, впрягаются 2-3-4 собеседника. Там не доходит, чтобы в лицо плескали водой из стакана, но дискуссия острая. Я читаю все и не сглаживаю дискуссии, наоборот, хочу их обострить. Какую-то стилистическую, разумную правку я делаю, включая заголовки.

Без редактора не обходится ни одна строчка в газете. На первой полосе у нас давняя добрая рубрика "Беларускі рушнік", в которой публикуются стихи белорусских поэтов, членов и не членов Союза писателей, начинающих авторов. Мы не позволяем себе переписывать стихотворения, но корявость в строке начинающего провинциального поэта можем себе позволить поправить, чтобы улучшить произведение. И ему потом это больше нравится, чем было в первом чтении. Это нормально. Это нормальная редакторская правка, которая существует везде - в газетах, журналах, на телевидении, радио. 

Ведущая: - А часто к вам приходят и говорят, как же так, я душу вложил в эту статью, а вы переписали, это перечеркнули. Это уже не моя статья вообще.

Михович: - Такого не бывает. Я приведу пример. Я начал работать в "Сельской газете" сразу после факультета журналистики 22-летним юнцом. Конечно, в профессии я тогда мало что смыслил. И жизненная позиция была тогда тоже не очень убедительная. Работал в отделе культуры простым корреспондентом на небольшом окладе. Редактором отдела культуры была Светлана Ульяновна Клементенко. Я, конечно, писал некоторые наивные вещи, она переписывала их полностью. Когда я завтра открывал газету и видел свою подпись под материалом, но это был материал Светланы Климентенко, все слова ее. Есть же у журналистов узнаваемые слова. В то время я думал, что это плохо и обижался на нее. А сейчас я этот пример привожу своим молодым журналистам, которые приходят после Института журналистики. Говорю, что если вас переписали, то это еще не трагедия. Если потом вы из этого урока взяли все полезное, стали вырабатывать свой стиль, стали более тщательно работать над структурой репортажа, языком, чтобы не было этих казенных слов, фраз, это здорово, и привожу свой пример. Я сейчас понимаю, что мне тогда был преподан хороший урок. Она поправила то, что в свое время не сделал журфак. С того времени я стал более тщательно и взвешенно думать над словами, заголовками, образами. Из меня, смею надеяться, получился журналист и заодно главный редактор. Мы с молодыми журналистами возимся, но мы их не переписываем. Мы рассказываем, подсказываем, возвращаем, они дорабатывают. Главное - чтобы они были сами к себе беспощадными.    

Скажите, принимаете ли вы на работу студентов? Обязательно ли они должны учиться на журфаке?
Анатолий (Неизвестно)

Вы знаете, мы рады каждому молодому человеку и девушке, особенно молодому человеку, потому что парней все меньше в нашей профессии. Потому что разъездная командировочная жизнь не всегда получается у девушек, хотя я с уважением отношусь к женской журналистике. Мы, кончено, возимся с ними, мы их ищем в Институте журналистики, когда они приходят к нам на практику, присматриваемся и пытаемся зацепиться за что-то. Проводим такую селекцию, и многое у нас получилось. Сейчас в газете работают в основном, правда, девушки, но очень талантливые, которых сотрудничают с нами со 2-3 курса. Потом на 4-м они уже были у нас на четверть или на полставки. Потом запрос, распределение, и получились такие яркие журналисты и журналистки, которые очень дорожат и стилем, и честью газеты. Им не странно мычание коровы, крик петуха, они знают, что такое деревня. Кроме того, что они талантливые журналисты, они еще знают жизнь. У нас уже есть 5-6 таких журналистов, и пару человек, которые еще не закончили учебу. Отвечая на ваш вопрос шире, если бы среди них нашелся человек не с дипломом журналиста, но подающий надежды и разбирающийся в агроэкономике, в финансах, еще в каких-то проблемах, это не имеет значения. Даже интереснее, когда в журналистику приходит человек не с дипломом журналиста. Потому что, если человек приходит с какими-то специальными знаниями, и у него есть талант от Бога, то это кладезь.

Ведущая: - А расскажите про внештатников. Есть ли у вас авторы из каких-то других областей, которые какие-то свои заметки высылают?

С.Михович: - Когда-то в "Сельской газете" у нас была традиция, движение селькоров, были даже съезды селькоров, они приезжали в Минск. Но это было в 70-е - 80-е годы. Я этого уже не застал. Сейчас как таковых селькоров становится все меньше и меньше. Они есть, они пишут. Это постоянные авторы. Они звонят, пересылают материалы по электронной почте и в конвертах. Мы приветствуем их и относимся к ним очень внимательно. Это не селькоры, но внештатные авторы. Можем уточнить у них какую-то подробность, какую-то деталь, и они откликаются. Но в основном мы, конечно, опираемся на свои силы.

В 1971 году газета награждена орденом Трудового Красного Знамени. Какими заслугами, помимо этой, Вы как главный редактор еще гордитесь?
Юлия (Кобрин)

Я горжусь всем, что вошло в славную историю "Сельской газеты". Я горжусь славными традициями поколения журналистов, которые вложили свой труд в эту газету, начиная с 1921 года. Мы эти традиции приумножаем, я надеюсь, и борозды не портим. Это первое. Второе: конечно, помимо традиций, мы гордимся орденом. Он хранится у меня в сейфе. Вот в завтрашнем юбилейном номере мы расскажем об истории, как в 1971 году появился соответствующий указ, и он был вручен изданию самим П.М.Машеровым. Татьяна Ускова, недавняя студентка, а сейчас наша талантливая сотрудница, раскопала эту историю, нашла тех, кто участвовал в этом событии, они рассказали, как награждали, как это было. Поэтому этот орден нам дорог, и он постоянно присутствует на титуле газеты.

Ведущая: - А почему же Вы его тогда в сейфе храните, а не на какой-нибудь витрине, чтобы Ваши сотрудники могли любоваться им, вдохновляться?

С.Михович: - Хороший вопрос. Потому что сейф у редактора есть, поэтому он там и хранится как особая ценность. Когда-то у нас в "Сельской газете" был музей в таком добром старом представлении - с витринами, витражами стеклянными. Еще когда мы размещались в старом Доме печати напротив Академии наук. И там была такая Нина Матвеевна Шуман - наша хранительница, архивариус. Она собирала все фотографии, раритеты, награды и прочие фрагменты истории нашей жизни. Потому, когда мы переехали в новый дом, помещения не позволяли, и этот музей потихоньку как-то ушел на задний план. К 90-летию газеты мы создали виртуальный музей на сайте "Сельской газеты" (тогда "Белорусской нивы"). Мы оцифровали и перенесли по сути историю с 1921 года по 2011 год на цифровые носители. И этот музей можно посетить. Есть там и фотография этого ордена. Поэтому в сейфе хранится оригинал, а вся история и копия доступны нашим постоянным пользователям на сайте "Сельской газеты", который находится на объединенном портале "СБ. Беларусь сегодня". 

Скажите, а собрана ли к юбилею издания какая-то интересная статистическая информация? К примеру, за 95 лет вышло в тираж столько-то выпусков газеты, написано столько-то статей, в издании работали столько-то человек. Думаю, за такое время цифры окажутся более чем впечатляющими)
Ольга (Неизвестно)

Да! Но боюсь, что я всю статистику сейчас не приведу. Пусть Ольга свяжется с редакцией, мы дадим более точную и подробную статистику по всем направлениям. Я могу сказать навскидку. Примерно два года назад у нас вышел 20-тысячный номер газеты. Сейчас мы приближаемся к 21-й тысяче. 20 862 экземпляра газеты вышли за 95 лет, потому что были перерывы в издании газеты в кое-какие периоды. Мы подсчитали, например, что за год (в частности, 2015-й) наши журналисты побывали в 395-ти командировках.

Ведущая: - Считай, каждый день по командировке!

С.Михович: - Да, потому что я их всех гоню, и они сами знают, что надо ехать туда, где живут наши герои, где события происходят, потому что мы должны ехать в провинцию. У нас много было ветеранов войны - 23 человека. К сожалению, почти никого из них не осталось, жива только одна женщина - Римма Никодимовна Кучинская. Портреты всех ветеранов висят у нас в редакции на стенде "Они сражались за Родину". У нас 35 ветеранов труда. Сегодня весь редакционный коллектив порядка 40 с небольшим человек - с созданием холдинга многие структуры стали общими. Может быть, многое из того, что я сейчас не сказал, наши самые любопытные читатели, которые собирают статистику, смогут узнать из завтрашнего юбилейного номера.
Сергей Григорьевич, за время своей работы в должности главреда какими статьями особенно гордитесь? Может, вспомните самые резонансные публикации?
Карина (Неизвестно)

Статьями гордиться сложно. Наверное, есть какие-то другие понятия, которыми можно гордиться. Я, например, горжусь, что родился в деревне, что я, как мне кажется, понимаю своих сельчан, и что это так органично мне и моей команде. Мы этим гордимся и работаем на одной волне со своими читателями. Поэтому нам так легко выбирать темы, адреса, направления, структуру газеты. Мы угадываем настроения, желания и ожидания читателей. Этим я горжусь. А статьями… 

По утрам у нас идет планерка, на которой мы оцениваем вышедший номер, называем лучшие материалы. У нас есть дежурная бригада, которая делает небольшую заметку о номере и озвучивает ее на планерке, называя лучшие статьи. У нас, например, было интервью с председателем райисполкома. Казалось бы, рядовое интервью с чиновником. Но это было интервью, от которого (как сказал один из моих коллег) "ломались газетные киоски". Потому что чиновник сказал то, о чем думает руководитель районной власти, о том, как порой несправедливо оценивают труд сельхозпроизводителей, вешают на них определенные ярлыки, долги и кредиты. А при этом аграрии худо-бедно кормят страну, поставляют достаточно много хлеба и продовольствия на экспорт. Потом я ездил по районам и слышал восторженные мнения других людей об этом интервью. Ведь кто-то такие вещи сказать боится. Это был конструктивный разговор, который позволяет развивать страну, развивать отрасль. И я очень горжусь, когда такие авторы или соавторы появляются на страницах газеты.

chto vy delaete dlia bolshey populyarizacii vashey gazety? kolichestvo podpischikov rastet ili snizaetsya? spasibo
semen (bortniki)

Самые лучшие годы для "Сельской газеты" были 80-ые. Тираж газеты в 170 тысяч экземпляров тогда был одним из самых высоких тиражей среди трех на то время республиканских газет: "Советская Белоруссия", "Звязда" и "Сельская газета". Это мечта - вернуться к такому тиражу, и, боюсь, она невыполнима. Мы понимаем, что тиражи сейчас оптимизировались, появилось много конкурентов. В моем редакторском лексиконе есть такое понятие как "оптимальный тираж". Это примерно от 25 до 30 тысяч.

Мы проводим журналистские расследования по письмам и жалобам наших читателей. И в этой связи я заметил определенную тенденцию. Возле моего дома есть современный киоск "Белсоюзпечати", где можно выпить кофе и почитать газету. Я захожу туда по субботам и смотрю на свою газету. Если газета получилась не очень, то и в 12, и в 15 часов остается еще несколько экземпляров. А когда мы на первой полосе газеты даем что-то похожее на журналистское расследование по громкому делу, ни одного номера на прилавках этого киоска не остается. Я допиваю кофе, так и не увидев свою газету. И я понимаю, что продажи, конечно, зависят от того, насколько продукт интересный, сенсационный, интригующий.

Смотреть еще